Агрохолдинг Наума Бабаева «Дамате» вскоре может стать самым крупным

EsquireБизнес

Вождь индейки

Фотограф Лена Грачева

Агрохолдинг Наума Бабаева «Дамате» вскоре может стать самым крупным не только в России, но и в Европе. Заменят ли мясо и пшеница нефть и газ в структуре российского экспорта? Что будут есть люди в ближайшем будущем и получится ли накормить все население планеты? Об этом и других перспективах агробизнеса Бабаев рассказал главному редактору Esquire Сергею Минаеву.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: В 2006 году компания «Черкизово», в которой ты занимаешь пост директора по стратегическому развитию, выходит на IPO. Ты уходишь из компании и начинаешь делать собственный бизнес. Почему не остался там?

НАУМ БАБАЕВ: У каждого наступает момент, когда хочется сделать что-то для себя. Я получил много опыта и наработал много связей. И начал двигаться в сторону собственного бизнеса.

СЕРГЕЙ: Изначально пойти туда работать – это был осознанный выбор или случайный?

НАУМ: Случайный. Мне было 16, дядя привел меня и дал работу. Меня посадили в машину выездной торговли и отправили на Курский вокзал – продавать колбасу. Поначалу я, конечно, был раздосадован. Но потом понял, что это за точка, – мы продавали очень много колбасы и зарабатывали для тех времен огромные деньги. Так я провел месяца четыре.

СЕРГЕЙ: Тебя не смущала эстетика бизнеса? Примерно в то же время я разговаривал с Олегом Тиньковым. Середина нулевых, Олег продает пельмени «Дарья» и запускает пиво «Тинькофф». Я записываю с ним интервью и спрашиваю: «Олег, у вас же все хорошо с «Дарьей», зачем?» Он отвечает: «Ты понимаешь, я не хочу быть пельменным королем. Я хочу стать пивным бароном!» Его волновала эстетика. У тебя было такое?

НАУМ: Я этим не страдал. Были другие приоритеты. Мне нужно было зарабатывать деньги. Молодой парень из достаточно бедной семьи искал возможность заработать. Потом уже, наверное, сформировались какие-то представления об эстетике. Но у меня нет таких амбиций – быть королем или бароном. Сейчас мы занимаем почти половину рынка индейки – и все равно не думаем об амбициях. Скорее, это возможность формировать рынок, влиять на него, задавать новые стандарты.

СЕРГЕЙ: Ты помнишь момент, когда, начав собственный бизнес, почувствовал себя влиятельным игроком в индустрии?

НАУМ: Впервые я почувствовал, что у нас что-то получилось, в 2012-м, когда мы провели сделку с «Оламом» (Olam International, один из крупнейших производителей продовольствия в мире. – Esquire). И это был еще молочный бизнес, «Дамате» была совсем молодой компанией, и заниматься индейкой мы только начинали. А с 2006-го по 2012-й были сплошные испытания. Трудные времена, когда я вообще не был уверен, что у нас получится. Наезды, заезды, отъезды. СЕРГЕЙ: На тебя много наезжали?

НАУМ: Мы прошли сложный путь.

СЕРГЕЙ: Это были классические рейдерские атаки – со сменой директоров и наездами автоматчиков?

НАУМ: Нет. Пару раз пытались заходить разные структуры типа региональных бандитов – но мы довольно легко отбивались. Один раз сотрудники силовых структур пытались посадить нас на процент. Это был знаменитый кейс – потому что мы им отказали. Буквально через две недели на производстве начались «маски-шоу»: люди с автоматами, кладут всех лицом в пол, обыски. Мы писали Титову (Борис Титов, бизнес-омбудсмен. – Esquire). В тот момент МВД возглавил Колокольцев. Наше дело изъяли из региона, подняли в Москву. Разобрались, отправили ревизию; пару генералов, которые организовывали наезд, сняли с постов. Это была показательная история. Я поверил, что если ты работаешь по-белому, то в России у тебя может получиться.

СЕРГЕЙ: Давай поговорим о русском потребителе. В моем понимании у 90% россиян в холодильнике лежит докторская колбаса.

НАУМ: У 100%.

СЕРГЕЙ: Насколько отличаются пищевые стандарты России и СНГ от Европы?

НАУМ: Сильно, если говорить про докторскую колбасу. Более того, в самой Европе они сильно различаются. Взять Польшу и Германию или Францию и Италию – это две разные культуры потребления.

СЕРГЕЙ: Задам вопрос иначе. Существуют клише культа еды в Италии или Франции – хотя это не клише, так оно и есть. Русский человек как относится к еде?

НАУМ: Сложный вопрос. Надо понимать, что отвечать на него мы должны через призму 70 лет социалистического прошлого, когда к еде относились как к чему-то недостижимому.

СЕРГЕЙ: Хочешь сказать, до революции по-другому относились?

НАУМ: По-моему, в начале ХХ века Россия входила в пятерку крупнейших экспортеров масла, молока и мяса. Поэтому до революции люди, конечно, не все могли купить, но обеспеченность продовольствием была. А в советское время люди теоретически могли бы и купить, но нечего. Сейчас мы начинаем относиться к еде более ответственно. Люди задумываются об экологии, упаковке, качестве. Поколение Z во всем мире будет другим, более экологичным.

СЕРГЕЙ: Как за столь короткий период вы кратно увеличили потребление индейки в России? Я говорю о том, что многие не ели индейку. Это не русская птица, она непонятная.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Ход Козыревым Ход Козыревым

Почему Михаил Козырев не может гордиться своим культовым саундтреком к «Брату 2»

Esquire
Просто прелесть Просто прелесть

Можно ли повысить свою привлекательность и прокачать харизму

Cosmopolitan
Без черной звезды Без черной звезды

Почему Тимати ушел из Black Star и чем он сейчас занимается

Forbes
Палеофекалии из шахты в Австрии показали: европейцы пили пиво и ели сыр с плесенью ещё 2700 лет назад Палеофекалии из шахты в Австрии показали: европейцы пили пиво и ели сыр с плесенью ещё 2700 лет назад

Первое свидетельство употребления пива и сыра с плесенью в Европе

National Geographic
Гагарин. Космос — последняя мечта человечества Гагарин. Космос — последняя мечта человечества

К годовщине полета Юрия Гагарина: каким он был и о чем мечтал. Часть 1

Esquire
Эталонная. Главная струна небесной лиры Эталонная. Главная струна небесной лиры

Вега с древности привлекает внимание астрономов

Наука и жизнь
Шоу. Лига кулачных боев Шоу. Лига кулачных боев

Лига кулачных боев Hardcore развернулась в серию реалити-шоу

Esquire
Не Настя, а Амина: Решетова и другие звезды, которые сменили имена Не Настя, а Амина: Решетова и другие звезды, которые сменили имена

10 примеров, когда знаменитости меняли имена

Cosmopolitan
В натуре разборки В натуре разборки

Что происходит с косметической империей бизнесмена Андрея Трубникова?

Esquire
«Я чувствовала себя неполноценной»: история женщины, родившейся без матки «Я чувствовала себя неполноценной»: история женщины, родившейся без матки

История женщины, которая живет с синдромом Майера-Рокитанского-Кустера-Хаузера

Cosmopolitan
Каково это – покупать картинки в интернете за миллионы долларов Каково это – покупать картинки в интернете за миллионы долларов

Исповедь Pranksy, NFT-коллекционера, чей точный возраст неизвестен

Esquire
Дарья Урсуляк: «В нашем кино сейчас эротических сцен в избытке» Дарья Урсуляк: «В нашем кино сейчас эротических сцен в избытке»

Дарья Урсуляк — о предстоящих проектах, откровенных сценах и секретах красоты

Cosmopolitan
Полторы минуты славы Полторы минуты славы

Продюсер звезд российского TikTok рассуждает о будущем молодых инфлюенсеров

Esquire
Зеленый стартап: запустить производство полезной соли перед пандемией и не прогореть Зеленый стартап: запустить производство полезной соли перед пандемией и не прогореть

Предпринимательница из Астрахани Наталья Хазова выпускает альтернативу соли

Forbes
Food-Tech. Даркстор-доставка Food-Tech. Даркстор-доставка

Дарксторы сражаются с районными супермаркетами за семейный бюджет

Esquire
Падающие башни мира: не только Пизанская! Падающие башни мира: не только Пизанская!

Падающие башни — что с ними делать?

Популярная механика
Внимание на экран Внимание на экран

Почему человеческое внимание теперь ценится больше человеческой жизни

Esquire
Челюсть койота оказалась древнейшими останками собаки в Америке Челюсть койота оказалась древнейшими останками собаки в Америке

Палеозоологи пересмотрели видовую принадлежность находки из Коста-Рики

N+1
Ed-Tech. Онлайн-образование Ed-Tech. Онлайн-образование

Как зарабатывать на пробелах государственной образовательной системы

Esquire
Как начать кататься на сноуборде Как начать кататься на сноуборде

Как встать на сноуборд, если раньше ты об этом только мечтала

Cosmopolitan
Джиллиан Андерсон: «Я совершенно не согласна с новой этикой» Джиллиан Андерсон: «Я совершенно не согласна с новой этикой»

Джиллиан Андерсон чувствует присутствие истины

Psychologies
Что общего у нейронов с яичницей Что общего у нейронов с яичницей

Рак можно распознать в самый первый момент, когда опухоль только формируется

Наука
Оскар Уайльд Оскар Уайльд

Правила жизни английского писателя Оскара Уайльда

Esquire
7 самых необычных и таинственных мест на планете 7 самых необычных и таинственных мест на планете

Эти уголки планеты заставят вас удивиться

Playboy
Сознание — сила Сознание — сила

Медитация. Что это за практика, в чем причина ее популярности и нужна ли она вам

GQ
Юлия Пересильд улетела в космос для съемок. Рассказываем о фильме и показываем ее фото. Без скафандра Юлия Пересильд улетела в космос для съемок. Рассказываем о фильме и показываем ее фото. Без скафандра

Фотографии главной героини еще не снятого, но уже нашумевшего фильма «Вызов»

Maxim
Между подвигом и сном Между подвигом и сном

Катя Варнава серьезно размышляет о проблемах русских женщин

Esquire
Детективная история из Финляндии. Элина Бакман: «Когда умирает король» Детективная история из Финляндии. Элина Бакман: «Когда умирает король»

Отрывок из захватывающего триллера «Когда умирает король»

СНОБ
Хочу сказать Хочу сказать

Татуировки – не просто красивые рисунки на теле

Домашний Очаг
Куртка для героя: за что Жан-Поль Бельмондо любил французский бренд Chapal Куртка для героя: за что Жан-Поль Бельмондо любил французский бренд Chapal

За что летные куртки Chapal так любил Жан-Поль Бельмондо и так ценят гонщики

Forbes
Открыть в приложении