Белорусский народ оказался в тупике, а президент консервирует прошлое

ЭкспертОбщество

Тупик, шантаж и терпеливая Россия: как белорусы встретили годовщину революции

Спустя 30 лет после обретения независимости и через год после «революции» белорусский народ оказался в тупике, а белорусский президент консервирует прошлое

Александр Смирнов, Петр Скоробогатый

Фото: Дмитрий Коробейников/ТАСС

Лукашенко сломался, Белоруссия обречена на интеграцию с Россией, а Москва оплатит все последствия разрушительных санкций Запада для белорусской экономики — примерно такие оценки доминировали после революционных событий в Минске. Ничего этого не случилось. Напротив, Батька быстро вернул контроль над властной и силовой вертикалью и по-прежнему профанирует все дорожные карты в переговорах с Москвой. А санкции пока оказались не столь проблематичными. Эмоции ушли, осталась одна геополитическая прагматика всех игроков. За исключением белорусского народа.

Год назад, на старте послевыборных волнений, мы легко связались с десятком жителей Минска и крупных городов страны, представителями молодого среднего класса. Интервью давали анонимно, но в оценках не стеснялись. Собеседники говорили об уважении прав выбора, мирных демонстраций и свободы слова. О желании сохранить страну, избежать иностранного вмешательства, но сменить президента и политический режим. Аккуратные, взвешенные оценки. Такой получилась и сама «революция» — вежливой и осторожной. Без единого шанса на успех.

Сегодня эти же люди отказались давать любые комментарии и в принципе разговаривать с прессой на любых условиях. Мы с трудом нашли новые контакты. В конце этой статьи можно прочитать два мнения — условных лоялиста и оппозиционера. Они очень показательны. По-прежнему нет никаких серьезных исследований состояния и мнения гражданского общества в Белоруссии, но, кажется, нам удалось зацепить главное — несмотря на разность в оценках революционных событий, наши собеседники приходят к общему выводу: страна в тупике. Это печальный результат для государства в 30-летнюю годовщину образования.

Оппоненты Лукашенко (их куда больше, чем только в «революционном» ядре), молодежь, городские жители, частные предприниматели погружаются в «атмосферу страха». Разговоры о политике — только «со своими», без телефонов, желательно на открытом воздухе. Постоянные ожидания визита силовиков: в стране продолжаются аресты активистов и журналистов. Санкции Запада расцениваются как критические для экономики. А регулярный рост цен на товары и продукты питания считаются их следствием. Отношение к России плавает в диапазоне нейтрального и умеренно негативного: часто говорят, что интеграция добьет экономику и производства.

«Что он еще выкинет?», «Он сошел с ума», «Непредсказуемый опасный политик» — так оценивают Александра Лукашенко. Интересно, что в обсуждениях дальнейших сценариев в этой группе превалируют радикальные идеи: внезапная смерть Лукашенко, российский ставленник, Гаагский трибунал. То есть мирного решения оппоненты власти уже не видят и митинговать на улицу не пойдут. Многотысячные акции протеста по всей стране не привели к результату, а насилия никто не хочет. Абсолютный тупик и апатия.

Среди лоялистов доминирует радость, что удалось отстоять страну, предотвратить иностранную интервенцию, обуздать революционеров. Аресты справедливы и касаются только активистов. Ничего общего с коллаборантами, бело-красным флагом и «нацистским» «Живе Беларусь» быть не может. Есть ожидания полноценной интеграции с Россией. И при все при этом много разочарования: мы ожидали от Лукашенко новой программы развития страны. А все осталось по-старому. Чисто, но бедно. И вот это «бедно» больше никто терпеть не хочет, даже несмотря на блага «социалистической» страны. Здесь тоже тупик и растерянность. С такой страной Лукашенко жить.

Аресты вместо будущего

Сам же белорусский президент из прошлогоднего тупика довольно быстро выкарабкался, хотя горизонты его многовекторной политики ощутимо сузились. Но политическая «крыша» Москвы позволила в первую очередь заняться внутренним фронтом. В минувшем году Лукашенко занимался сшивкой разбалансированного госаппарата, элитных кланов и укреплял лояльность силовых структур.

Другой вектор — жесткое, может, даже репрессивное подавление любого социального протеста. Спецслужбы принялись тщательно зачищать прозападную сетку «правозащитников» и «независимых» журналистов, которая до этого многие годы конструировалась не то что при попустительстве, но даже при поддержке отдельных властных кланов. Но никакой ювелирной работы не вышло: под волну арестов попали все публичные фигуры, оппонирующие правительству. И случайные. Разгромлены региональные, городские медиа.

Не простили власти и участников митингов. До сих пор суды выносят приговоры по «хороводному делу». Его участники протестовали в том числе на проезжей части, мешая движению общественного транспорта, и за это нарушение суды приговаривают их к двум-трем годам заключения в колонии. Постепенно ужесточилась риторика. Если в августе прошлого года глава МВД Белоруссии Юрий Караев заявил, что извиняется за «травмы случайных людей на протестах, попавших под раздачу», то в августе этого года Лукашенко утверждает, что были избиты лишь те демонстранты, которые атаковали силовиков.

Но вот интересная статистика. По данным Верховного суда, по так называемым политическим статьям различные наказания за минувший год получили примерно пять тысяч человек. Не так много для «массовых репрессий». Но медийность процессов и арестованных фигур, а также непрозрачность силовых действий в итоге сформировали атмосферу страха для активного среднего класса страны.

Именно в этом ключе надо рассматривать резонансную историю белорусской бегуньи Кристины Тимановской, которая с первого взгляда живо напомнила прецеденты с кубинскими или северокорейскими спортсменами. На японской Олимпиаде Тимановская раскритиковала тренерский штаб сборной, пожаловалась на угрозы и преследования, заявила, что ее насильно хотят вывезти домой. В результате получила убежище в Польше. А затем… заявила в интервью, что «критиковать руководство в Instagram в таком эмоциональном состоянии было не самым умным шагом».

Стоит добавить, что Тимановская в августе прошлого года вместе с другими спортсменами осудила насилие силовиков, но активным революционером вовсе не была. Вероятно, в случае спортсменки речь идет о нервном срыве: сказался эмоциональный фон, который формируется в Белоруссии.

И кстати, вот еще статистика. Судя по перекрестным данным погранслужб стран Восточной Европы, из Белоруссии мигрировали примерно 30 тысяч человек. В другие направления, похоже, чуть больше. Средние оценки составляют 70–80 тысяч эмигрантов. Вероятно, молодые, успешные, умные. Много ли это для девятимиллионного государства? Для сравнения: в доковидный 2019-й Россию покинули 377 тыс. человек.

Смеем предположить, прошлогодняя «революция» в Белоруссии пока не привела к разрушительному сценарию для государства. В то же время есть сильный внутренний конфликт общества, кризис легитимности власти, туманные перспективы президента и страны. Конечно, у Лукашенко не было времени для строительства образа белорусского будущего: он занимался фактическим и моральным подавлением недовольных. А карикатурный образ лидеров оппозиции, которые обосновались за рубежом и получают «печеньки» из рук американского президента, довершил разгром всех надежд на перемены активной части белорусов.

Восемь часов о старом

Сам Александр Лукашенко все увереннее транслирует простую мысль: при жизни он не собирается отказываться от власти, поскольку любые альтернативные сценарии считает катастрофическими для страны. Поэтому пока еще активно прорабатывается вариант конституционной реформы: планируется усиление Всебелорусского собрания, сам Лукашенко становится его секретарем и с высоты своей мудрости и опыта контролирует работу нового президента и госаппарата.

Однако реализация этой идеи затягивается по трем причинам. Во-первых, за год Лукашенко заметно укрепил свою власть и теперь резонно недоумевает: к чему сложные схемы и новые должности, когда все прекрасно работает по-старому. Во-вторых, продолжает тянуться эпопея с интеграцией. Тянет ее сам Батька, но вот его сменщик вполне может оказаться покладистее. В-третьих, конституционную реформу должно признать международное сообщество, а на Западе не все считают Лукашенко даже законным президентом.

В паутине этих многовекторных интересов белорусский президент и продолжает — не метаться, нет, — успешно функционировать, как будто и не было никакой «революции». С одной стороны, Лукашенко шантажирует Запад миграционными кризисами, военной риторикой и угрозой пасть в объятия Москвы и Китая. Но при этом держится за любые контакты с Западом, не рвет по своей воле экономические связи. Но главное, показывает свой нейтралитет в принципиальных вопросах: не признает Крым, держится в стороне от Донбасса, не идет на интеграцию с Россией.

Недавняя восьмичасовая пресс-конференция Лукашенко в этом смысле была показательной.

«Говоря об интеграции, мы должны четко понимать: любая интеграция возможна, но без потери государственности и суверенитета. У нас было около 30 дорожных карт. С Владимиром Путиным сразу убрали ту, которая имела политический подтекст. Это было предложение Владимира Владимировича. Он сказал: “Слушайте, если мы все время на нее наталкиваемся, если мы не можем решить — давайте ее отложим или вообще выбросим”», — заявил Лукашенко. Ничего, кроме цен на газ и экономической помощи от России, Лукашенко не интересует.

Белоруссия признает Крым, «когда последний олигарх в России признает Крым и начнет поставлять туда продукцию». При этом белорусский президент отказался поставлять напрямую в Крым продукцию даже с тех предприятий, которые уже подпали под западные санкции. «Мы продадим российской компании, а она поставит в Крым». Замечательный партнер.

И вот еще принципиальный момент для Москвы. Российская военная база на территории Белоруссии, по мнению Лукашенко, не нужна. При этом белорусский президент считает, что ЕС, имея огромное количество американских военных баз, не имеет права переживать, если «здесь китайская или российская будет база, или украинская», демонстрируя широкий спектр своих геополитических возможностей. Но, по словам Лукашенко, в случае «опасности развязывания новой мировой войны» в республике будут размещены «все вооруженные силы Российской Федерации».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Донбасс против Украины: кто победит? Донбасс против Украины: кто победит?

Сравнение военного потенциала участников войны в Донбассе

Эксперт
Как бегать, если вы... ненавидите бегать Как бегать, если вы... ненавидите бегать

Что делать, если вы ненавидите бегать

Men’s Health
Здесь будет город заложён Здесь будет город заложён

Есть ли рациональное зерно в восточных мегапроектах и насколько они реализуемы?

Эксперт
Винтовка Винтовка

Винтовка крупнокалиберная снайперская — ВКС, или СВ-1367

Популярная механика
Налог на неравенство Налог на неравенство

Почему 130 стран мира хотят уменьшить прибыль крупных корпораций

Forbes
Королева сарказма Королева сарказма

27 августа исполняется 125 лет со дня рождения Фаины Раневской

Лиза
Не изменяй свой почерк Не изменяй свой почерк

Второй раз раскрутить бренд одного и того же продукта удается не каждому

Эксперт
Денег нет и не будет? Денег нет и не будет?

Какие ошибки восприятия действительности мешают нам увеличить свой доход

Лиза
Электрический УАЗ едет на экспорт Электрический УАЗ едет на экспорт

Этот УАЗ хотят заполучить в свои автопарки клиенты из Великобритании и Германии

Эксперт
Вокруг шум: почему Donda Канье Уэста — самый важный альбом 2021 года Вокруг шум: почему Donda Канье Уэста — самый важный альбом 2021 года

Как менялся Канье Уэст, превративший свою жизнь в бесконечный перформанс

Esquire
Как проходит экспедиция WWF к гренландским китам в бухту Врангеля: галерея Как проходит экспедиция WWF к гренландским китам в бухту Врангеля: галерея

Экспедиция WWF России изучает китов, чтобы снизить воздействие человека на них

National Geographic
«Зевс у Тициана — серийный насильник»: почему новая этика критикует музеи за классиков «Зевс у Тициана — серийный насильник»: почему новая этика критикует музеи за классиков

Как новая этика меняет взгляд на классические сюжеты в США и Европе

Forbes
Пост в фейсбуке помог спасти редкого полосатого зайчонка Пост в фейсбуке помог спасти редкого полосатого зайчонка

Редкого зайчонка изъяли у пытавшегося продать его фермера и выпустили на волю

N+1

Асимметричный ледокол оказался в чем-то лучше традиционных «крушителей льда».

Популярная механика
«Я лучше поужинаю»: вместо спаривания леопард получил легкую добычу «Я лучше поужинаю»: вместо спаривания леопард получил легкую добычу

Испуганная антилопа наткнулась на кошек, которые приготовились к брачным играм

National Geographic
Румынское кладбище: картинки на память Румынское кладбище: картинки на память

Посещение кладбища обычно навевает грустные мысли. Но есть исключение

Вокруг света
Массовое заражение волнами: как москвичи подсели на вейксерфинг в пандемию и кто на этом зарабатывает Массовое заражение волнами: как москвичи подсели на вейксерфинг в пандемию и кто на этом зарабатывает

Как в России зародились вейксерф-клубы и за счет чего они расцвели

Forbes
Планета-океан: что обнаружили астрономы недалеко от Солнца Планета-океан: что обнаружили астрономы недалеко от Солнца

В 35 световых годах от Земли находится удивительная планетная система L 98-59

Forbes
Барон апельсин и его родня Барон апельсин и его родня

Более трети всех собираемых на Земле фруктов — цитрусовые

Вокруг света
Первый, кто признал себя вассалом Батыя Первый, кто признал себя вассалом Батыя

Правда ли, что князь Ярослав Всеволодович был «негодяем из негодяев»

Дилетант
Слушать тишину Слушать тишину

Ладога, Валаам, Карелия... То, что доктор прописал для измученных суетой

Лиза
От пацанки до женщины-вамп: бьюти-эволюция певицы Славы От пацанки до женщины-вамп: бьюти-эволюция певицы Славы

Бьюти-эволюция Славы за всю ее карьеру

Cosmopolitan
Квантовый процессор превратили во временной кристалл с упорядоченными собственными состояниями Квантовый процессор превратили во временной кристалл с упорядоченными собственными состояниями

Ученые сообщили о создании истинного дискретного временного кристалла

N+1
Нужна армия юристов, чтобы починить хоть что-то: как мастера борются с корпорациями за право на ремонт Нужна армия юристов, чтобы починить хоть что-то: как мастера борются с корпорациями за право на ремонт

Почему крупные компании не хотят, чтобы пользователи сами ремонтировали технику

VC.RU
Иван Ржевский, новое лицо российского «ТикТока»: секс, татуировки и песни о боге Иван Ржевский, новое лицо российского «ТикТока»: секс, татуировки и песни о боге

Номинант на премию «Сделано в России» в категории «Музыка» Иван Ржевский

СНОБ
Вредные витамины: почему мы купились на идею, что нам всем нужны БАДы Вредные витамины: почему мы купились на идею, что нам всем нужны БАДы

Отрывок из книги Тима Спектора. Миф о безусловной пользе витаминов

Inc.
Что такое “Проклятие мумии”, и почему в него до сих пор верят Что такое “Проклятие мумии”, и почему в него до сих пор верят

Легенды о “проклятиях мумии”

Популярная механика
Чем полезна и опасна облепиха: научные данные Чем полезна и опасна облепиха: научные данные

Облепиху используют в фитотерапии, кулинарии, косметике и медицине

РБК
Смотреть нельзя развидеть: «Большая глина №4» и еще 9 арт-высказываний, вызвавших оживленную дискуссию Смотреть нельзя развидеть: «Большая глина №4» и еще 9 арт-высказываний, вызвавших оживленную дискуссию

Не сразу понятые обществом арт-объекты

Esquire
Найдены связанные с возрастом наступления менопаузы генетические варианты Найдены связанные с возрастом наступления менопаузы генетические варианты

Ученые обнаружили 290 мутаций, связанных со временем наступления менопаузы

N+1
Открыть в приложении