Социальный бунт XXI века

«Желтые жилеты» требуют уважения и немедленного повышения уровня жизни

ЭкспертОбщество

Социальный бунт XXI века

«Желтые жилеты» требуют уважения и немедленного повышения уровня жизни. Правительство настаивает на дальнейших либеральных реформах. Кризис во Франции заходит в тупик

Игорь Алабужин, политолог.

Фото ТАСС

Митинги во Франции — это не просто протесты против незначительного повышения цен на автомобильное топливо. Это полноценный социальный кризис, поводом для которого, последней каплей, переполнившей чашу терпения, стало повышение акцизов на бензин и дизельное топливо. Недавно «Эксперт» выпустил специальный доклад, посвященный краху социального государства. Движение «желтых жилетов» во Франции практически показывает, как могут реагировать люди на этот тренд.

Нельзя сказать, что о нарастании социальной напряженности не предупреждали. И некоторые левые политики, и некоторые правые об этом говорили. Однако все случилось, как всегда, неожиданно. Волна возмущения повышением налога на бензин в интернете. Петиция с требованием отменить повышение, которую мгновенно подписали сотни тысяч людей. Видео возмущенной француженки, которое за три дня набрало десять миллионов просмотров. Все это буквально за пару недель. И 17 ноября сотни тысяч французов в желтых светоотражающих жилетах вышли блокировать дороги, подъезды к нефтехранилищам и крупным торговым центрам. Свобода фантазии: протестующие могли облить фекалиями здание муниципалитета или «захватить» пункт контроля на платной автостраде и устроить несколько часов «свободного проезда».

Эта акция стала шоком для страны. Франция больших городов, Франция выигравших от либеральной глобализации с недоумением начала всматриваться в этих совершенно чужих для нее людей. Эта Франция отмахивалась от предупреждений о возможном социальном взрыве. Теперь ей приходится проходить его на практике.

Незнакомый периферийный француз

Эммануэль
Макрон,
президент
Франции.
Фото ТАСС

Нельзя всю вину за этот кризис взваливать на президента Эммануэля Макрона и его правительство. Негативные тенденции в социальной сфере развивались давно. Участились годы без перерасчета пенсий на размер инфляции. Все чаще бюджетникам замораживали зарплаты. Предприятия закрывались и переезжали в Восточную Европу и Юго-Восточную Азию, в лучшем случае — в столицу региона. Социальные расходы оптимизировались по либеральной модели — и в маленьких городах, и в сельской местности вместе с исчезновением экономической деятельности исчезали больницы, почтовые отделения, полицейские участки. Некоторые районы Франции стали представлять собой островки благополучных больших городов, окруженных морем депрессивных территорий. В 2014 году появилась книга социолога Кристофа Гийи «Периферийная Франция», в которой подробно описывался процесс вытеснения «простого народа», «коренных французов», «белой Франции» в дальние пригороды городов и сельскую местность. На какое-то время книга привлекала к себе внимание. Больше всего о проблемах «забытой Франции» говорил «Национальный фронт». И эта партия нашла там своего избирателя, что и обеспечило выдвижение ее в ряд ведущих политических сил в стране.

Макрон пришел к власти с обещанием провести либеральные реформы, которые все соседи Франции в том или ином виде уже провели. Сам он человек самоуверенный, и в команде у него умные и уверенные в себе технократы. Они очень быстро и очень эффективно принялись за дело. Беда в том, что они не видели проблем «периферийной Франции». Макрон быстро понизил налоги на корпорации, отменил дополнительный «налог солидарности» на богатых, либерализовал трудовое законодательство, снизил некоторые социальные пособия и уже был готов приступить к пенсионной реформе. И тут на арену истории вступили «желтые жилеты».

Столичные технократы свою глубинку не очень хорошо знают. Иначе бы правительство почувствовало, что не стоит повышать акциз на автомобильное топливо. Впрочем, это не инициатива Макрона. Еще в 2014 году при президенте Франсуа Олланде было принято решение ввести в состав акциза «экологическую составляющую». И формально повышается она, под флагом борьбы против загрязнения воздуха и эмиссии парниковых газов. «Экологический акциз» должен повышаться ежегодно вплоть до 2021 года и мотивировать французов отказываться от «грязных» автомобилей в пользу электромобилей или общественного транспорта. Само собой, реально на некую очень невнятную экологическую программу шла совсем небольшая доля этого налога, а все остальное просто пополняло бюджет.

Объявление об очередном повышении акциза несчастливым образом совпало с повышением цен на нефть на мировом рынке, и вот тут социальная система Франции дала трещину.

Они все припомнят

Периферийный француз многое вынесет. У него все раньше начинаются «дни до получки» — он экономит на еде. Все труднее оплачивать счета за отопление — может прикрутить кран и пожить в холоде. По последним данным, каждый шестой француз экономит на отоплении и мерзнет зимой. Но если у него до работы и обратно сорок километров, он не может проехать тридцать пять. После повышения цен на бензин огромное количество людей почувствовало, что их окончательно выбрасывают из общественной жизни. Ощутили это физически.

Это такой социальный бунт XXI века. Человеку еще хватает энергии, чтобы обеспечить потребности своего организма и более или менее комфортную температуру в своем жилище. Но не хватает энергии, чтобы перемещаться в пространстве. А он вынужден в условиях «социального опустынивания» перемещаться все дальше и дальше. Иначе ни для организма, ни для жилища энергии не раздобудешь.

Этот бунт мог произойти и раньше. Поводом могло стать и возмутившее французов снижение разрешенной скорости с 90 до 80 километров в час. Вроде мелочь, а на нервы человеку действует. И так от него все дальше становятся работа, торговый центр, больница, школа, где учатся его дети. При этом количество дорожных радаров резко выросло. И штрафы за неправильную парковку, кстати, более чем удвоились.

Мог случиться и позже. С 1 января повышаются цены на электричество и плата за проезд по автострадам. Но прорвало плотину именно сейчас. И этот прорыв стал полной неожиданностью для правящего класса. Тем более что на бумаге все выглядело неплохо. По официальной статистике в этом году реальные доходы французов даже немного подросли. Правда, речь идет о среднем французе. Периферийный остался на периферии.

И вот 17 ноября «забытая» Франция вышла на дороги. И волей-неволей всей остальной стране пришлось смотреть на нее и слушать. Все СМИ заполнены словами, взглядами, слезами этой «забытой» Франции. Оказалось, кстати, что она действительно «белая». Выходцы из иммиграции в «желтых жилетах» редчайшее исключение.

«Желтые жилеты» — это мужчины и женщины. Всех возрастов. Рабочие, служащие, индивидуальные и мелкие предприниматели. Много пенсионеров. Это социальное движение без лидеров, без программы, без организационной структуры. Их объединило постепенное, но неуклонное понижение их жизненного уровня и деградация социальной сферы. Люди возмущены тем, что с них собирают все больше и больше налогов и других сборов, а вокруг них закрываются, «оптимизируются» больницы, школы, полицейские комиссариаты, суды, почтовые отделения. Поэтому один из основных вопросов к правительству: «Объясните, что вы делаете с нашими деньгами?»

Благополучная Франция много узнала в эти дни. И как выкручиваются ее периферийные соотечественники, когда деньги заканчиваются за две недели до зарплаты. И что они при этом едят и пьют. И сколько они при этом работают. Как происходит выбор между покупкой обуви или еды для детей. Узнала, что многие французы уже не помнят, что такое семейный ужин в ресторане, отпуск на море, рождественские подарки.

Но самое частое слово в устах «желтых жилетов» — «презрение». Это слово произносят все. Именно так люди описывают отношение к ним на протяжении последних двух-трех десятков лет. Их презирают, к ним не прислушиваются, их оскорбляют. Да и само пребывание в состоянии вечного сведения концов с концами для здоровых, работающих людей или людей, которые всю жизнь проработали, — это унижение. И логично, что именно так они его и воспринимают. Любопытно, что в пикетах «желтых жилетов» у людей развязываются языки, и они свободно начинают обсуждать друг с другом свои доходы. Хотя раньше человек стеснялся и скрывал свои материальные проблемы.

Оказалось, кстати, что «желтые жилеты» не забывают все обидные слова, которые про них говорят. Во Франции рекордсменом по таким выражениям является нынешний президент. Тут и «безграмотные», и «лентяи», и «никто»… Да и некоторые его сторонники успели отличиться. Решение снизить жилищные субсидии на пять евро вызвало недовольство и недоумение. А Клэр О’Пти, депутат от «Вперед, Республика!», ехидно высказалась в адрес молодежи, которая является основным получателем этого пособия (что-то вроде «Здоровые мужики, а плачут из-за такой мелочи»). Ничего не забыли, все помнят.

Прекрасно они знают о разворовывании бюджетных денег, об уклонении от налогов в крупных размерах. И о том, что никак не удается собрать налоги с цифровых американских гигантов, тоже знают.

«Мы вас услышали»

Для Франции больших городов все это стало шоком. Там не очень любят вспоминать про периферию. И книгу Гийи многие раскритиковали: «упрощает ситуацию», «нагнетает страсти» и т. д. Не говорят об этом и политики. Разве что Марин Ле Пен, в меньшей степени в последние годы, — и Жан-Люк Меланшон. Так популисты на то и популисты, чтобы заниматься «неполиткорректной демагогией».

Понятно, что диалог с «желтыми жилетами» наладить в этих условиях практически невозможно. Откуда ни возьмись появляются сотни тысяч людей, которых давно никто в расчет не принимал, и требуют немедленного повышения жизненного уровня и уважения. Причем оказывается, что свои унижения они терпели несколько десятков лет, отступать им некуда и они не прекратят акции, пока не добьются своего. Одними словами — мол, мы вас очень-очень уважаем и даже ценим — тут не отделаешься.

Правительство понимает, что решить проблему кардинально не в состоянии. Но боится сказать, что никто не будет восстанавливать в периферийной Франции производства и возрождать скукожившуюся социальную сферу. Это все противоречит плану реформ. А реформы заключаются в том, чтобы понизить налоги на капитал, либерализовать трудовое законодательство, понизить стоимость рабочей силы и социальные расходы и ждать инвесторов. А инвесторы приведут за собой рабочие места и всеобщее процветание. В общем, самый обычный по нынешним временам план. Поэтому ни увеличивать минимальную зарплату с соответствующим ростом остальных зарплат, ни отменять новые налоги власть не будет.

Положение правительства серьезно осложняет тот факт, что ему приходится иметь дело непосредственно с «желтыми жилетами». То есть с многотысячной массой людей, у каждого из которых свой взгляд на мир, своя история, свои требования. Французы давно уже своему политическому классу не доверяют. Не доверяют ему и «желтые жилеты». Никакой партии, никакому профсоюзу они не дают полномочий представлять свои интересы. Самоорганизация проходит медленно. Люди боятся, что взявшиеся невесть откуда лидеры пойдут на сговор с властью, и они окажутся обманутыми в очередной раз.

Правительство не знает пока, какую позицию занять. Опросы показывают, что более 70% французов поддерживают «желтых жилетов» в той или иной степени. Даже многие вполне благополучные жители вполне благополучного Парижа. «Это, наверное, прекрасно, что весь Париж в строительных лесах, — говорят они. — Но штраф пятьдесят евро за неправильную парковку — это слишком».

Применять силу в этих условиях нельзя. Да и сами работники правоохранительных органов не могут не испытывать симпатии к протестующим. У них самих тяжелая изматывающая работа, им самим до работы нужно добираться на машине, и у них самих с 2010 года было только два повышения зарплаты, по 0,6% в 2016 и 2017 годах.

Поэтому используются все возможные тактики. Главная надежда на то, что люди просто устанут сутками стоять в пикетах и разойдутся. Отсюда и призыв президента Макрона дать правительству три месяца на обдумывание ситуации и выработку необходимых решений. А они обязательно будут.

Отсюда же и непреклонная воля в проведении дальнейших реформ, которую демонстрируют и французский президент, и в особенности премьер-министр. Они совершенно ясно дают понять, что отмены повышения вызвавшего такие споры налога не будет в любом случае. Курс не изменится, возможны некоторые косметические меры по поддержке наиболее обездоленных. Так что можете спокойно расходиться, «мы вас услышали».

Такая «двойная коммуникация» только подчеркивает сложность положения правительства. Впрочем, Эммануэль Макрон, как никакой другой политический мировой лидер, умеет элегантно сочетать в одном тексте, одном абзаце, иногда в одной фразе совершенно противоположные месседжи.

 

Французский тупик

 

Вариант с постепенным затуханием протеста, конечно, возможен, но всерьез рассчитывать на него не стоит. Автор первой петиции в интернете с требованием отменить повышение акциза — женщина, автор вирусного видеоролика с вопросом «Где наши деньги?» Большинство среди протестующих — женщины. Французский опыт социальных протестов (да и российский тоже) показывает, что такие движения отличаются особым упорством. И если женщины говорят: «Нам отступать некуда, мы хотим получить наши деньги завтра», — то до Рождества они точно продержатся, несмотря на довольно холодную погоду.

Естественно, параллельно идут попытки представить «желтых жилетов» как людей, которым наплевать на борьбу с глобальным потеплением, чуть ли не как агентов транснациональных нефтяных компаний. Они продолжаются даже после того, как протестующие попросили не взваливать на них проблему конца света. Для них реальная проблема —конец каждого месяца. Это стало афоризмом.

Были попытки и приписать движению ультраправый характер. «Фашисты», «коричневая чума» — эти характеристики тоже прозвучали, в том числе из уст членов правительства. Среди «желтых жилетов» много сторонников «Национального объединения» и Марин Ле Пен. Что неудивительно, именно эта партия долгие годы выносила на общенациональное обсуждение их проблемы. Но делать из них «фашистов» — это уже перебор. И общественное мнение в целом такое жонглирование смыслами не поддержало.

Ситуация выглядит тупиковой. «Желтые жилеты» слишком долго молчали, и теперь им «отступать некуда». Но ни одно из их требований правительством принято быть не может. И потому, что они идут вразрез с курсом правительства, и потому, что Макрон, уступив хотя бы в мелочах, разрушит свой имидж президента, которому удается проводить тяжелые либеральные реформы, на которые его предшественники не решались.

Часть участников движения настроена решительна. Они считают, что если они не могут больше передвигаться на автомобилях, то надо блокировать нефтехранилища, чтобы и у других были такие же проблемы. Они уже давно не могут делать рождественские подарки детям — надо блокировать торговые центры, чтобы и другие почувствовали на своей шкуре, что это такое. Кто-то из таких «желтых жилетов» поджег пункт оплаты на автостраде и замуровал вход в налоговую инспекцию. Кто-то из них уничтожил более сотни дорожных радаров на дорогах. В дом Клэр О’Пти заявились отдельно, побили стекла.

Франция наблюдает за происходящим затаив дыхание. Двадцать четвертого ноября, когда на Елисейских полях было много огня и дыма, рейтинги информационных каналов побили исторические рекорды. Полноценный социальный кризис налицо. Еще немного — и он перейдет в кризис политический. Самое время и Европе обратить на него внимание. Проигравший в глобализации средний класс, доходы которого упали настолько, что он уже не может вести нормальную активную жизнь, но не настолько, чтобы он полностью деклассировался и перешел на социальные пособия, — это не чисто французское явление. Можно упорно и успешно бороться с «популизмом». Но чем упорнее и успешнее с ним борешься, тем чаще выходят люди из информационного небытия с лозунгом «Нам отступать некуда, мы хотим наши деньги завтра».

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Место раздора Место раздора

В Грузии очередной всплеск антироссийских настроений

Эксперт, июнь'19
Воздушный бой Воздушный бой

Дроны-истребители, способные уничтожать разведывательные и ударные беспилотники

Популярная механика, июль'19
Диана де Пуатье. Любовница двух королей Диана де Пуатье. Любовница двух королей

О Диане де Пуатье — любовнице Генриха II

Дилетант, январь'19
В Москве вручили Премию РБК 2018 В Москве вручили Премию РБК 2018

В Москве вручили Премию РБК 2018

РБК, декабрь'18
Хмурое утро Хмурое утро

Рассказываем, как на следующий день не узнать о себе массу интересного

StarHit, декабрь'18
Разумный подход Разумный подход

Плохо швыряться деньгами. Но и быть чрезмерно экономной тоже не стоит

Лиза, декабрь'18
«Росатом» добавит стоимости «Росатом» добавит стоимости

Госкорпорация готовится начать выпуск аддитивных машин собственной разработки

Эксперт, декабрь'18
Стоп-сигнал: как перестать лезть на рожон Стоп-сигнал: как перестать лезть на рожон

Мужчина не всегда должен вставать в стойку и лезть на рожон

Men’s Health, декабрь'18
Иван Вырыпаев: «Пока мы настаиваем на собственной уникальности, мы не движемся вперед» Иван Вырыпаев: «Пока мы настаиваем на собственной уникальности, мы не движемся вперед»

Герой этого номера Grazia – режиссер Иван Вырыпаев

Grazia, декабрь'18
Татьянин день Татьянин день

Сказку «Аленький цветочек» впервые поставят на льду

Grazia, декабрь'18
«Твиттер» для Бобика «Твиттер» для Бобика

Домашние питомцы обрастают гаджетами и аккаунтами

Огонёк, декабрь'18
Директор по культуре Директор по культуре

Как Наталья Метелица меняет арт-ландшафт Санкт-Петербурга

Собака.ru, октябрь'18
Первый визит Оззи Осборна в СССР: как это было и к чему привело Первый визит Оззи Осборна в СССР: как это было и к чему привело

Как Оззи Осборн впервые оказался в России в 1989 году на фестивале в Лужниках

Maxim, декабрь'18
Бои по правилам Бои по правилам

Как выяснять отношения и стоит ли вообще это делать

Cosmopolitan, январь'19
Kак путешествовать по Ирландии: инструкция и разговорник Kак путешествовать по Ирландии: инструкция и разговорник

Kак путешествовать по Ирландии: инструкция и разговорник

National Geographic, декабрь'18
Майкл Корс Майкл Корс

Краткий курс счастливой жизни от классика американской моды

Elle, январь'19
С годом свиньи, коллеги! С годом свиньи, коллеги!

Что подарить коллегам на Новый год?

Лиза, декабрь'18
Как правильно защищаться от женщины: три правила самообороны Как правильно защищаться от женщины: три правила самообороны

Как правильно защищаться от женщины: три правила самообороны

Men’s Health, декабрь'18
Как запустить стартап: пошаговая инструкция Как запустить стартап: пошаговая инструкция

От красивой идеи до продажи стартапа надо пройти несколько важных ступеней

Maxim, декабрь'18
Здравствуй, Дедушка Мороз! Здравствуй, Дедушка Мороз!

Что заставило трех взрослых девушек поверить в чудеса

Grazia, декабрь'18
Девушка, которая поет Девушка, которая поет

Эмили Блант о силе характера и дочерях

Grazia, декабрь'18
Монумент терпения Монумент терпения

Жена Квентина Тарантино дожидалась свадьбы почти 10 лет

StarHit, декабрь'18
McLaren Senna McLaren Senna

McLaren Senna. В Уокинге решили назвать уникальную модель в честь чемпиона

Quattroruote, январь'19
Брак, который тебя убивает Брак, который тебя убивает

Как выйти из отношений без депрессии

Men’s Health, январь'19
Кристалл Кристалл

Ученица Дмитрия Брусникина, жена Хаски и арт-акционистка Алина Насибуллина

Собака.ru, декабрь'18
Германия в поиске новых идейных установок Германия в поиске новых идейных установок

Кто после Ангелы Меркель будет искать компромисс с Россией и США?

Эксперт, декабрь'18
А я тебе докажу... А я тебе докажу...

Сравнительный тест Renault Duster и Nissan Terrano

АвтоМир, декабрь'18
Андорра: княжество для бережливых Андорра: княжество для бережливых

Краткий гид по миниатюрному государству

National Geographic, декабрь'18
Беременность: как и от чего организм защищает плод? Беременность: как и от чего организм защищает плод?

Каждое изменение в организме важно для развития и сохранения беременности

9 месяцев, январь'19
Мастера превращений Мастера превращений

Фантастическое преображение, способное сделать гусеницу прекрасной бабочкой

Вокруг света, январь'19