Разбогатели на бумаге

В большинстве регионов бюджеты исполняются с профицитом, но богаче они не стали

ЭкспертБизнес

Разбогатели на бумаге

В большинстве регионов бюджеты исполняются с профицитом, но богаче они не стали. Режим жесткой экономии не снят, все деньги субъекты федерации направляют на погашение долгов

Любовь Маврина

Фото: Игорь Шапошников

Казалось бы, жизнь в провинции налаживается: с профицитом исполняются бюджеты 76 регионов (по данным Минфина на конец сентября 2018 года, совокупный профицит — 877 млрд рублей), и всего девять регионов показывают дефицит — 17 млрд рублей. Таким образом, в этом году впервые с 2014-го совокупные доходы регионов могут превзойти их расходы. Напомним, в 2017 году дефицит регионов вырос до 15,5 млрд рублей, в 2016-м он составлял 2,4 млрд, а в 2015 году — 108,2 млрд рублей. Можно ожидать профицита региональных бюджетов в целом и по итогам года.

Причины роста доходов в этом году просты: растут поступления от налога на прибыль и от НДФЛ — на 12–15% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

«В 2017 году налоговые и неналоговые доходы областного бюджета увеличились к уровню 2016 года на 7,5 процента, или на 4,8 миллиарда рублей, в текущем году ожидаем прирост к 2017 году около 15%, или порядка 10 миллиардов рублей», — рассказали в Воронежской области. «Поступления налоговых и неналоговых платежей в бюджет области за девять месяцев 2018 года возросли к аналогичному периоду 2017-го на 16,3 миллиарда рублей, или на 11,4%, и составили 158,8 миллиарда рублей, — рассказала Галина Кулаченко, вице-губернатор — министр финансов Свердловской области. — Обеспечить сбалансированность бюджета на 2018 год также помогли изменения бюджетного законодательства в части расширения возможности использования временно свободных средств государственных бюджетных и автономных учреждений».

Налоги — виновники торжества

Итак, рост доходов регионов произошел за счет роста налога на прибыль, НДФЛ, налога на имущество и безвозмездных перечислений из бюджета (за счет централизации одного процента налога на прибыль с 2017 года).

Напомним, что с 1 января 2018 года работникам бюджетной сферы должны были повысить зарплату, на что требовалось 280,1 млрд рублей; 80,4 млрд из них собирался выделить федеральный центр.

«Новый указ финансируется из федерального бюджета через субсидии. Трансферты региональным бюджетам в новом законе увеличились почти на полтриллиона по сравнению с тем, что было заложено в текущем Законе о бюджете 2018–2020 годов, — поясняет Александр Дерюгин, старший научный сотрудник лаборатории исследований бюджетной политики Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС. — То, что зависит от федерации, федерация делает».

Что касается НДФЛ, то его рост во многом обеспечен ростом МРОТ — и тем же самым повышением зарплат бюджетников. «НДФЛ вырос во многом из-за повышения минимального размера оплаты труда с 1 мая 2018 года до уровня прожиточного минимума (с 9489 до 11 163 рублей), а также благодаря продолжению доведения до целевых показателей зарплат отдельных категорий госслужащих по указам 2012 года», — пояснили аналитики рейтингового агентства Standard & Poor's. «В 2018 году продолжается опережающий рост зарплат бюджетников, и поэтому в том числе растет НДФЛ. Хотя обеспечить только за счет бюджетников общий рост доходов на 12 процентов невозможно, а значит, зарплаты сейчас, видимо, растут быстрее, чем производительность труда», — добавляет Александр Дерюгин.

Налог на имущество продолжает расти в связи с отменой некоторых льгот и перехода к кадастровой оценке недвижимости, а налог на прибыль — во многом из-за роста цен на нефть.

Однако у регионов растут не только доходы, но и расходы. Напомним, что повышение зарплат бюджетникам по старым майским указам 2012 года и исполнение остальных пунктов тех президентских майских указов (поддержка культуры, трудоустройство инвалидов и т. д.) полностью лежит на регионах. Кроме того, региональные правительства накопили огромные долги в предыдущие годы.

В итоге профицит регионы совершенно не радует. Несмотря на рост доходов, большинство инвестиционных проектов заморожены, а бюджетные организации вынуждены экономить буквально на всем и продолжают проводить оптимизацию и сокращать расходы всеми доступными способами. Как рассказал в беседе с «Экспертом» руководитель одной из бюджетных организаций Подмосковья, год от года правительство области одобряет этой организации бюджет все меньше и меньше — в абсолютных цифрах. Денег не хватает ни на что, у организации растут долги перед поставщиками. И это не единичный случай — такие ситуации сложились в бюджетной сфере многих регионов. Так, в Новгородской области растет задолженность за поставленную электроэнергию. «Общий размер задолженности потребителей Новгородской области, финансируемых из различных уровней бюджета, по состоянию на первое сентября 2018 года составляет 114 миллионов рублей, — рассказал “Эксперту” Алексей Ситдиков, заместитель генерального директора по развитию ПАО ГК “ТНС энерго”. — Основные должники — центральные районные больницы Новгородской области».

Да, такие способы сэкономить скорее исключение, гораздо чаще региональные минфины оптимизируют расходы за счет сокращения количества льгот, повышения налоговой нагрузки, оптимизации системы госуправления и экономии на закупках. Например, в Волгоградской области за счет внедрения автоматизированной информационной системы для госзакупок с 2014 года удалось сэкономить 7,6 млрд рублей.

У регионов всё ещё меньше средств чем 7 лет назад

Ворох «бумажных» профицитов

С 2017 года Минфин РФ стал более тщательно следить за исполнением региональных бюджетов. Напомним, год назад несколько регионов оказались на грани банкротства — их правительства так активно занимали на открытом рынке деньги для финансирования майских указов 2012 года, что в конце концов все их доходы стали уходить на погашение процентов по долгам. Тело долга не уменьшалось, и приходилось вновь и вновь занимать деньги на рынке. Тогда в октябре 2017 года президент Владимир Путин дал старт программе рефинансирования бюджетных кредитов. В ее рамках субъект подписывал соглашение с Минфином о том, что берет на себя обязательства сокращать размер госдолга и соблюдать нормативы по соотношению доходов и долга. В обмен регион получал возможность погасить долг по бюджетным кредитам в течение более длительного времени. Регионы, которые захотели воспользоваться программой рефинансирования, должны были оптимизировать расходы бюджета, найти дополнительные источники доходов, исключить неэффективные льготы. «В начале 2018 года мы без каких-либо сложностей вступили в федеральную программу реструктуризации бюджетных кредитов сроком на семь лет, а взамен взяли на себя обязательства постепенно, за период действия программы, снизить долговую нагрузку с 78 до 51 процента», — рассказал «Эксперту» Александр Бурков, губернатор Омской области. По его мнению, требования Минфина РФ к эффективности налоговых льгот, к обоснованности расходов и к своевременности освоения федеральных средств хоть и жесткие, но справедливые.

Министр финансов РФ
Антон Силуанов
приучает регионы
к бюджетной дисциплине

Так получилось, что задача сократить расходы, нарастить доходы и повысить качество сбора и администрирования налогов стояла перед подавляющей частью региональных правительств, вступивших в программу рефинансирования, — вне зависимости от того, насколько они успешны и получают ли они дотации. О таких требованиях в соглашении с Минфином нам сообщили в Воронежской, Свердловской, Волгоградской, Омской, Архангельской, Орловской областях и в Республике Башкортостан. Более того, в соглашении регионы приняли на себя дополнительный риск в виде наказания за его нарушение. «В случае невыполнения обязательств соглашения в отношении должностных лиц субъекта РФ применяются меры дисциплинарной ответственности, а также подлежит сокращению в размере пяти процентов объем дотации из федерального бюджета на очередной финансовый год», — рассказывают о мерах наказания в пресс-службе минфина Республики Башкортостан.

Чтобы погасить старые долги, регионы берут новые

Жесткость Минфина РФ в контроле за исполнением региональных бюджетов оказалась достаточно эффективной — по крайней мере, на общий взгляд. «В целом в 2018 году мы видим положительную динамику: на первое августа консолидированные бюджеты субъектов федерации исполняются с профицитом, при этом профицит вырос более чем на треть к соответствующему периоду прошлого года», — рассказали «Эксперту» в S&P.

Еще одно нововведение при формировании региональных бюджетов предусматривает Закон о федеральном бюджете 2017–2020 годов. На этот период предусмотрено перераспределение части налога на прибыль — дополнительный один процент перечисляется в федеральный бюджет, а тот затем распределяет эти деньги в пользу наиболее нуждающихся регионов. Объем господдержки отдельных регионов при этом может даже удваиваться.

Обратную сторону действия всех правил Минфина можно увидеть, если посмотреть на структуру расходов бюджетов. «Общий объем доходов и расходов по-прежнему остается низким. Многие расходы — на инфраструктурное развитие и так далее — сейчас заморожены. Регионы на всем экономят, выполняя прошлые указы президента и что-то из нового указа», — отмечает Александр Дерюгин. Да и в целом в относительном выражении и доходы, и расходы регионов сильно отстают от уровня 2011 года.

В сентябре аудиторская компания PwC представила свой рейтинг эффективности региональной налоговой политики по итогам 2017 года. По нему выходит, что далеко не все субъекты федерации используют свой налоговый потенциал на полную мощность. Лидеры рейтинга — Москва, Ханты-Мансийский автономный округ, Республика Башкортостан — применяют все возможные инструменты налоговой политики: расчет налога на имущество и физических и юридических лиц происходит на основании кадастра, установлена налоговая ставка по транспортному налогу, стоимость патентов. В аутсайдерах рейтинга — Красноярский край, Смоленская область и Республика Северная Осетия — Алания. В этих регионах, например, не используется налогообложение на основании кадастровой стоимости недвижимого имущества. Конечно, с точки зрения бюджетов переход на налогообложение по кадастру — это значительный резерв, но только власти на местах могут определить оптимальный уровень налоговой нагрузки.

Впрочем, вполне возможно, что вскоре регионам с относительно мягкой налоговой политикой все же придется задействовать все резервы. По данным S&P, общие расходы региональных бюджетов за первые семь месяцев 2018 года выросли более чем на 10%. А сейчас из-за действия соглашений с Минфином большая часть регионов должна еще снижать размеры госдолга.

Не до расходов

Казалось бы, если есть профицит — значит, есть дополнительные средства. Однако с легкостью распоряжаться ими регионы могут далеко не всегда. «Профицит бюджета может накапливаться в остатках на казначейском счете и использоваться, например, на досрочное погашение банковского долга. Текущие расходы покрываются из текущих доходов, а перечисления в бюджетные учреждения заложены в расходы. Если на середину года у региона сформировался большой уровень остатков за счет профицита, то он может решить, куда их направить», — поясняют алгоритм действий региональных правительств при управлении накопленным профицитом в S&P.

Однако вряд ли в текущей ситуации регионы решат активно инвестировать и вообще наращивать траты — слишком туманно их будущее. Серьезного экономического роста не ожидается, цены на нефть сегодня растут, а завтра могут и упасть, и что тогда будет с доходами? Да еще и перекредитоваться становится не так просто. «Правительство перестало выдавать новые бюджетные кредиты, при этом большая часть ранее выданных реструктуризируется, а в целях поддержания ликвидности регионы имеют доступ к дешевым краткосрочным кредитам Федерального казначейства», — рассказывают в S&P. «Сейчас новые бюджетные кредиты не предоставляются, — поясняет Александр Дерюгин. — Запущена реструктуризация бюджетных кредитов, которые предусматривают не их списание, а погашение в течение более длительного периода.

Период дешевых бюджетных кредитов для регионов закончился

Это погашение сопровождается необходимостью рефинансирования — не у всех регионов есть возможность просто погашать бюджетные кредиты, и они вынуждены либо занимать на рынке у кредитных организаций под более высокий процент, либо выпускать ценные бумаги. Поэтому многим регионам сейчас выгоднее дополнительные средства потратить на погашение бюджетных кредитов, чем на реализацию замороженных проектов, потому что никто не знает, что будет дальше, и цены на нефть вряд ли продолжат расти». Более того, в реальном выражении доходы и расходы регионов существенно ниже, чем десять лет назад, отмечает Александр Дерюгин, так что ситуация во многих регионах никак не радужная.

S&P обращает внимание, что при этом на фоне снижения ставок и сворачивания программы бюджетных кредитов объем облигаций субъектов федерации вырос более чем на 20% по сравнению с прошлым годом.

Естественно, ни один из регионов не заявляет о снижении расходов на исполнение социальных обязательств. Говорят об оптимизации. «В рамках программы оптимизации расходов областного бюджета будет продолжено проведение мероприятий по оптимизации мер социальной поддержки исходя из принципа нуждаемости, оптимизации инвестиционных расходов, оптимизации расходов на обслуживание государственного долга, оптимизации отдельных функций органов государственной власти», — обещают в администрации губернатора и правительства Архангельской области.

Однако, похоже, оптимизация все чаще будет выливаться в растущие долги по госзакупкам или услугам ЖКХ, а также в сокращение штата и ставок в бюджетных организациях.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

5G в России: на «китайских» частотах 5G в России: на «китайских» частотах

Президент поддержал предложение Совета безопасности РФ

Эксперт
Российскому вину придется потесниться Российскому вину придется потесниться

Как рекордный урожай винограда в Европе повлияет на стоимость алкоголя

РБК
Боже, шорти Америку Боже, шорти Америку

Рынок акций США может потерять около трети своей капитализации

Эксперт
Эксперты назвали топ-10 самых бесполезных медицинских процедур Эксперты назвали топ-10 самых бесполезных медицинских процедур

Пиявки, которые тебе ставят от ипохондрии поликлинике, давно вышли из моды

Maxim
Лучшие в эфире! Лучшие в эфире!

Главные профессиональные награды в области телевидения нашли своих обладателей

OK!
Верни стену! История успеха Павла Дурова Верни стену! История успеха Павла Дурова

Теперь Павлу Дурову, возможно, придется в первый раз стать изобретателем

Forbes
На все случаи жизни: 22 лука из новой коллекции российского бренда Walk Of Shame На все случаи жизни: 22 лука из новой коллекции российского бренда Walk Of Shame

Walk of Shame представил весенне-летнюю коллекцию 2019

Cosmopolitan
Звездные войны Андрея Могучего Звездные войны Андрея Могучего

Андрей Могучий – одна из самых ярких фигур на российской сцене

СНОБ
Игра по-взрослому Игра по-взрослому

Платформа Roblox зарабатывает в год сотни миллионов на детской аудитории

Forbes
Время первого Время первого

«Все или ничего» — это и название песни, и жизненный принцип L’One.

Glamour
«Слово важнее музыки» «Слово важнее музыки»

Рэпер ST расширяет творческий кругозор и разрушает шаблоны

OK!
Оттенки серого. Как решить «мусорную» проблему Оттенки серого. Как решить «мусорную» проблему

Решение «мусорной» проблемы связано с глубокой переработкой мусора

Forbes
Письмо главного редактора: воскресная благотворительность Письмо главного редактора: воскресная благотворительность

Жили-были в одном человеке совесть, эгоизм, здравый смысл и фантазия

Maxim
Дипломатическая потеря Эр-Рияда Дипломатическая потеря Эр-Рияда

Исчезновение журналиста может охладить отношения США и Саудовской Аравии

РБК
10 лучших пошаговых тактических игр 10 лучших пошаговых тактических игр

Самые заметные представители жанра тактических стратегий

Игромания
Как жить после предательства близкого человека Как жить после предательства близкого человека

Как справиться с болью и что делать, когда любимый человек предает

Psychologies
Эко логично Эко логично

Деревенский стиль, кажется, никогда не выйдет из новогодней моды

Домашний Очаг
Роботы вместо внуков: гаджеты для пользователей 60+ Роботы вместо внуков: гаджеты для пользователей 60+

Сегодня пожилым людям адресован целый рынок высокотехнологичных устройств

Forbes
Темная сторона брака Темная сторона брака

Человек, которого мы выбираем в партнеры, — это своеобразное отражение нас самих

Psychologies
Полёт нормальный Полёт нормальный

Ильгиз Фазулзянов открыл персональную галерею в Москве

Robb Report
Я милого узнаю... по ботинкам! Как оценить перспективы отношений по его обуви Я милого узнаю... по ботинкам! Как оценить перспективы отношений по его обуви

Как узнать хоть что-то, не начиная отношений? Можно взглянуть на обувь

Cosmopolitan
Иллюзия безопасности. Кто виноват в трагедии на трассе Тверь-Ржев Иллюзия безопасности. Кто виноват в трагедии на трассе Тверь-Ржев

Рынок перевозок находится в тени, а безопасность контролируется только на бумаге

Forbes
10 фактов о «Богемской рапсодии» Queen 10 фактов о «Богемской рапсодии» Queen

43 года назад, 31 октября 1975 года, вышла «Богемская рапсодия»

Maxim
Все не всерьез Все не всерьез

Самоирония и cмелость — самые важные качества в модной индустрии XXI века

Vogue
Израиль и «Таглит»: знакомство, меняющее жизнь Израиль и «Таглит»: знакомство, меняющее жизнь

Как ударно съездить в одну из самых нестандартных стран мира

National Geographic
Фантастика в открытом поле Фантастика в открытом поле

Иннополис – город, в котором нет старости

Популярная механика
5 книг для тех, кто хочет заниматься творчеством, но боится начать 5 книг для тех, кто хочет заниматься творчеством, но боится начать

Подборка книг, которые помогут поверить, что творчество доступно каждому

Psychologies
Картонная инженерия Даниеля Агдага Картонная инженерия Даниеля Агдага

Даниель Агдаг делает скульптуры из картона, дерева и чертежной бумаги

Популярная механика
«Хочу быть суперпапой!» «Хочу быть суперпапой!»

Москву впервые посетил Том Харди

OK!
Русский травник: как заработать 100 млн рублей на промышленной конопле Русский травник: как заработать 100 млн рублей на промышленной конопле

Предприниматель, сколотивший состояние на промышленной конопле

Forbes
Открыть в приложении