Победы и поражения неолиберализма

Майкл Манн, крупнейший политолог современности, — о причинах ее кризиса

ЭкспертОбщество

Победы и поражения неолиберализма

Майкл Манн, крупнейший политолог современности, — о причинах ее кризиса

Александр Механик

Майкла Манна, автора целого ряда монографий, уже ставших классическими, по талантам и влиянию на современную социологию многие ученые сравнивают с Максом Вебером.

Издательский дом «Дело» начал издание на русском языке его четырехтомника «Источники социальной власти» (The Sources of Social Power). В нем Манн обращается к историческому анализу существа власти и социальных изменений. В отличие от других теоретиков, усматривавших в обществе какой-то один источник власти (например, марксисты видели его в капитале), Манн считает, что власть имеет четыре главных источника: экономический, идеологический, военный и политический, и ни один из них не является решающим. И что нет простой эволюционной или связанной с развитием модели социального изменения. Сложность переплетения этих источников власти делает социальных акторов неспособными полностью осознавать социальную ситуацию, в которой они находятся. Именно это делает непредсказуемым результат человеческих действий.

Недавно в России вышел заключительный том четырехтомника, остальные на подходе, и это, видимо, не случайно — для массового российского читателя он может быть наиболее интересен, так как посвящен современности, 1945–2011 годам. Мы расскажем именно о четвертом томе, поскольку в нем автор уделяет основное внимание краху советской модели и становлению нового российского государства, подъему Китая, развитию американского лидерства и его ослаблению в последние годы, наконец, переходу от социального государства к неолиберальному на Западе. И сконцентрируемся в своем очерке на описании Манном побед и поражений идеологии неолиберализма, которая изменила судьбы мира и оказалась стержнем тридцатипятилетия с середины 70-х годов ХХ века до конца первого десятилетия века XXI, потому что именно отношение к ней определяет взгляд автора на современный мир.

Неолиберализм и неизбежность Трампа

Мы используем для характеристики неолиберализма слово «идеология» вслед за Манном, который считал его не просто экономической теорией, а именно всеобъемлющей идеологией, аналогичной социализму или христианству, которая судит о мире как о ристалище сил добра и зла, и за неолиберализмом, естественно, закреплено исключительное право на трансцедентальное добро.

Но в отличие от других идеологий, которые возникали снизу, часто испытывая ожесточенное сопротивление элит, неолиберализм, как замечает другой известный политолог Дэвид Харви, которого цитирует Манн, был политическим проектом, призванным «восстановить власть экономических элит», подорванную за годы послевоенного «золотого тридцатилетия» социального государства и кейнсианской политики, направленной на смягчение классовых противоречий.

Как пишет Манн, это был реванш богатых, которые не только восстановили свою политическую и экономическую власть, но и отвоевали у бедных многие из их социальных достижений, что вылилось в резкое увеличение разрыва между ними: богатые стали многократно богаче, несмотря на все кризисы, а может, даже благодаря им, в то время как рабочие и большинство среднего класса в лучшем случае ничего не потеряли, хотя в большинстве своем их положение ухудшилось.

Любая идеология неолиберализма характерна тем, что ее адепты проводят эти принципы в жизнь, пренебрегая соображениями здравого смысла. А любые свои поражения списывают на родимые пятна прошлого. И мы это хорошо знаем как на примере нашего советского прошлого, так и на примере экономической политики наших реформаторов. Но именно из-за этих свойств любая идеология рано или поздно терпит поражение.

И, кстати, хотя в книге Манна рассматривается период до 2011 года, а издана книга в 2013-м, то есть задолго до победы Трампа, Манн показывает, что традиционная американская элита, для которой характерно «сочетание капиталистической коррумпированности, построенной на фантазиях идеологии и политической некомпетентности», должна была неизбежно потерпеть поражение и открыть дорогу политикам вроде Дональда Трампа или Берни Сандерса.

Неолиберализм и пиррова победа экономических элит

Манн усматривает четыре принципиальные теоретические ошибки неолиберализма, которые в конце концов фактически привели его к поражению даже в такой цитадели неолиберализма, как США, и феномен Трампа тому подтверждение.

Во-первых, вопреки утверждениям неолибералов рынок не является естественным феноменом, регулируемым свободной игрой рыночных сил. Во всем мире рынок возникал и постоянно поддерживается благодаря целенаправленной человеческой деятельности.

Во-вторых, процесс управления обществом не может происходить посредством саморегулирования. А противоположные утверждения неолибералов — чистейший утопизм.

В-третьих, рынки не упраздняют власть, как утверждают неолибералы, а по-другому ее распределяют. «Если дать рынкам больше власти, то возрастет власть тех, кто уже располагает большей частью рыночных ресурсов, и сокращает власть тех, у кого рыночных ресурсов меньше».

И, наконец, в-четвертых, в современном мире, где господствуют гигантские авторитарно управляемые корпорации, не существует постулируемой неолибералами связи между рынком и свободой. Пример тому — пестуемый неолибералами, в том числе российскими, Пиночет.

Но со всем этим идеологическим мороком можно было как-то смириться, если бы неолиберализм обеспечивал экономический рост и процветание. Но, как замечает Манн, «неолиберализм и снижение темпов роста не просто коррелируют между собой — неолиберализм в чистом виде порождает низкие темпы роста экономики». И это мы в России тоже знаем на примере нашей собственной экономики, которой доморощенные неолибералы обещают чуть ли не двадцатилетний застой.

Одним из главных последствий неолиберальной экономической политики стала, по мнению Манна, финансиализация экономики ведущих развитых стран, многие из которых подверглись разрушительной деиндустриализации. О чем теперь постоянно и толкует Трамп, собирающийся вернуть промышленность в Штаты. В этих условиях, как замечает Манн, обращаясь к Кейнсу, «предпринимательство превращается в пузырь в водовороте спекуляций». И продолжает эту замечательную цитату великого экономиста: «Когда расширение производственного капитала в стране становится побочным продуктом деятельности игорного дома, трудно ожидать хороших результатов». Так ведь это тоже про современную Россию: непрерывно лопающиеся от собственных спекуляций банки, которые спасает государство, и неспособная развиваться из-за спекулятивно дорогих кредитов промышленность.

Неолибералы не ограничились идеологическими проповедями и основанной на них идеологической властью. На откуп финансовым институтам, как замечает Манн, была отдана экономика и политика США. Именно они стали основным поставщиком кадров для администрации президента и правительства. Таким образом в их руках оказалась и политическая, и экономическая власть, а заодно и военная. И это во многом предопределило тот авантюризм, который присущ американской внешней политике последние десятилетия, когда Америка развязала целый ряд ничем, кроме идеологии, не оправданных войн. А кроме того, рост значимости — политической и экономической — финансового сектора был одной из главных причин великой неолиберальной депрессии 2008 года, но в ее основе, по мнению Манна, в первую очередь лежала слабость реальной экономики, слабость промышленного производства. И неужели российский читатель не увидит в этом прямой аналогии с реалиями нашей экономики?

В результате мировой капитализм накопил гигантские долги, подтачивающие его устойчивость. Истинными создателями стоимости этого неолиберального капитализма стали банкиры, а «долги, которыми они распоряжались, стали ключевым фактором мировой экономики», которую они привели к «великой рецессии». Но проблема не в долгах как таковых. «При капитализме, — отмечает Манн, — задолженность, то есть всего лишь инвестиция, рассматриваемая под другим углом, является нормой». И напоминает, что Шумпетер назвал капитализм «такой формой частной собственности, при которой инновации осуществляются на заемные средства». (Напомнить бы об этом нашим банкирам и финансовым властям, которые держат промышленность на голодном финансовом пайке.) Проблема в том, что эти долги порождены не промышленными инновациями, которые рано или поздно окупаются, а безумными спекуляциями. Так, стоимость всех деривативов, главного предмета спекуляции, составила к 2008 году 680 трлн долларов — это 16 мировых ВВП.

В оковах неолиберализма

Судьба Советского Союза, по мнению Манна, была предопределена двумя обстоятельствами. Во-первых, политическими ошибками Михаила Горбачева, которые в конце концов привели к экономическому кризису. А во-вторых, и это главное, «Горбачев, как и более поздние неолибералы, недооценивал проблему роли власти в переходе от государственного управления к рыночному». Более того, Горбачев реагировал на неудачи ослаблением партийно-государственного режима, «не предложив ничего взамен в качестве гаранта законности и порядка». А без законности и порядка такое сложное государство, каким был СССР, неизбежно распадается, даже если большинство народов СССР этого не хотели, потому что закон и порядок нужны, чтобы удерживать в узде в первую очередь элиты. Горбачев проявил себя как «морально мужественный, но некомпетентный человек, который обладал властью, достаточной для того, чтобы сокрушать институты, но недостаточной для того, чтобы воссоздавать их».

Горбачеву наследовали реформаторы-неолибералы, которые, не считаясь с особенностями экономической системы России, наследовавшей 70 лет плановой экономики, превратившей народное хозяйство Союза в одну сверхбольшую монополию, решили, что буквально за полгода решительными мерами приведут ее в царство преуспевающего капитализма. Непонимание особенностей России, замешанное на неолиберальной ортодоксии, недооценивавшей роль государства в становлении и развитии экономики, привели страну к экономическому краху. «Командная система была разрушена, но на смену ей ничего не пришло». Реформаторы полагали, что свободный рынок сам займет ее место. Этого не произошло и не могло произойти. Взамен мы получили ужасные страдания людей, в результате чего, как отмечает Манн, «преждевременной смертью умерло 10 млн человек, что примерно равняется числу жертв сталинских репрессий». И тут Манн делает очень важное замечание: «Зверства, которые несет рынок, могут быть и не столь заметны по сравнению с плановым хозяйством, но страдания людей и уровень смертности могут оказаться похожими».

Этого избежал Китай — именно потому, по мнению Манна, что его руководство, проводя радикальные реформы, сохранило в своих руках рычаги всех источников власти: идеологического, экономического, политического и военного. И дело тут не в том, что Россия выбрала путь демократии, а Китай остался коммунистическим: демократия не меньше, чем автократия, основана на роли государства, на законе и порядке.

Ясно, что после столь суровых оценок усилий российских реформаторов Манн достаточно позитивно оценивает усилия Владимира Путина по наведению порядка, восстановлению дееспособности государственных институтов и укрощению олигархов, хотя и критически оценивает многие другие стороны современной российской жизни, характерные для стран победившего неолиберализма. В первую очередь постоянно возрастающий разрыв между богатыми и бедными. «России в ХХ веке не повезло: она пережила целых две революции. Конечно, Россию можно считать экспериментальным случаем проверки пределов разумного в деятельности человека и его неспособности находить адекватный выход из кризисов, им же самим созданных». Заметим, не абстрактного человека, а элит.

Манн, Майкл Источники социальной власти. В 4 тт. Т. 4. Глобализации: 1945–2011 годы. — М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2018. — 678 с. Тираж 1000 экз.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

QR-кратия и демократия — это две большие разницы QR-кратия и демократия — это две большие разницы

Цифровой контроль станет главной угрозой демократии в самых разных странах мира

Эксперт
Свободный художник Свободный художник

Актриса Дарья Руденок о своем ярком образе в сериале «257 причин, чтобы жить»

OK!
С места — в курьеры С места — в курьеры

Служба доставки получила мощный толчок к развитию

Огонёк
5 самых захватывающих фантастических детективов 5 самых захватывающих фантастических детективов

Романы для тех, кто любит фантастику и остросюжетные детективные расследования

Популярная механика
Финалистки конкурса «Девушка года Playboy-2018» Финалистки конкурса «Девушка года Playboy-2018»

Финалистки конкурса «Девушка года Playboy-2018»

Playboy
Лана Дель Рей Лана Дель Рей

Правила жизни Ланы Дель Рей

Esquire
25 лучших фильмов, основанных на реальных событиях 25 лучших фильмов, основанных на реальных событиях

25 лучших криминальных фильмов в истории кинематографа

Esquire
Как сделать голос сексуальным? Как сделать голос сексуальным?

Что общего между голосом и образом?

Psychologies
12 лучших музыкальных фильмов 12 лучших музыкальных фильмов

В свое время они повлияли на киноиндустрию, а теперь повлияют на вас.

GQ
Тяжелая вода оказалась сладкой Тяжелая вода оказалась сладкой

Биохимики подтвердили сладкий вкус тяжелой воды

N+1
Заголовок на 43 млрд: как может развиваться история иска «Роснефти» к РБК Заголовок на 43 млрд: как может развиваться история иска «Роснефти» к РБК

«Роснефть» подала к РБК иск на рекордную сумму 43 млрд рублей

Forbes
Разрушая стереотипы. Как женщины в Абу-Даби руководят социальным сектором и наукой Разрушая стереотипы. Как женщины в Абу-Даби руководят социальным сектором и наукой

Женщины-главы крупных государственных департаментов Абу-Даби об их работе

Forbes
Как обладание вещами крадет ваше время Как обладание вещами крадет ваше время

Отрывок из книги самого известного японского минималиста Ямио Сасаки

СНОБ
Все массовые вымирания в истории Земли связали с глобальным потеплением Все массовые вымирания в истории Земли связали с глобальным потеплением

Все массовые вымирания в истории Земли были связаны с глобальным потеплением

N+1
10 частых ошибок при использовании бытовой техники 10 частых ошибок при использовании бытовой техники

Эти ошибки в эксплуатации бытовой техники значительно сократят её срок службы

Популярная механика
Физики пообещали Венере суперионный лед Физики пообещали Венере суперионный лед

Модификация льда-VII может быть более распространенной, чем считалось ранее

N+1
Без каких органов можно жить: удивительный список Без каких органов можно жить: удивительный список

Люди могут обойтись даже без некоторых непарных внутренних органов

Популярная механика
Руководитель Aviasales Макс Крайнов: После многомесячного заточения люди будут готовы тратить деньги на путешествия Руководитель Aviasales Макс Крайнов: После многомесячного заточения люди будут готовы тратить деньги на путешествия

Как будет восстанавливаться рынок авиаперевозок

СНОБ
Бог в овечьей шкуре Бог в овечьей шкуре

Андрей Карташов об антипатриархальном триллере «Приди ко мне»

Weekend
Софья Великая: «Всем нужен адреналин. Незабываемая эйфория, которая длится несколько минут» Софья Великая: «Всем нужен адреналин. Незабываемая эйфория, которая длится несколько минут»

Софья Великая о возвращении на Олимпиаду и своем месте в книге рекордов Гиннеса

GQ
Mercedes обновил купе и кабриолет E-Class. Все подробности Mercedes обновил купе и кабриолет E-Class. Все подробности

Вслед за седаном и универсалом Е-Класса Mercedes-Benz обновил купе и кабриолет

РБК
Ревнует девушка? 4 способа исправить ситуацию и зажить в гармонии Ревнует девушка? 4 способа исправить ситуацию и зажить в гармонии

Что делать, если твоя девушка постоянно ревнует тебя?

Playboy
«Это ловушка для водителей». Штрафы за среднюю скорость пропишут в КоАП «Это ловушка для водителей». Штрафы за среднюю скорость пропишут в КоАП

Минюсту предложили добавить в КоАП штрафы за превышение средней скорости

РБК
Избавиться от слов-паразитов и говорить эффектно. Как? Избавиться от слов-паразитов и говорить эффектно. Как?

Слова паразиты засоряют речь, мешают красиво выражать мысли и портят впечатление

Psychologies
Правила жизни Иэна Маккеллена Правила жизни Иэна Маккеллена

Гораздо приятнее быть известным как Гэндальф, чем как Иэн Маккеллен

Esquire
Русская чайная машина братьев Баташевых Русская чайная машина братьев Баташевых

В 1909 году Тулу взбаламутили слухи о проезде через город императорской семьи

Караван историй
Россия на экспорт Россия на экспорт

На фестивале Care’s итальянка из мишленовского ресторана готовила борщ

Bones
Настоящая миссия компании: как она укрепляет бизнес и как сформулировать свою Настоящая миссия компании: как она укрепляет бизнес и как сформулировать свою

Способ, с помощью которого можно создать миссию для своей компании

VC.RU
Нервы на пределе: почему российские власти рассердились на заметку о рейтинге Путина Нервы на пределе: почему российские власти рассердились на заметку о рейтинге Путина

Связан ли всплеск эмоций посольства с голосованием о поправках в Конституцию?

Forbes
Следовать за мечтой Следовать за мечтой

Наталья и Мурад Османн — не только красивая семейная пара, но и бренд

OK!
Открыть в приложении