Компания «Сибирское стекло» стремится увеличить объем переработки вторсырья

ЭкспертБизнес

Купим много стеклобоя

Компания «Сибирское стекло», выпускающая стеклотару, стремится увеличить объем переработки вторсырья. Законодательство пытается ставить палки в колеса ей и всему рынку стеклянной упаковки

Вера Краснова

Тонкостенные бутылки, произведенные по технологии NNPB (Narrow Neck Press and Blow — узкогорлое прессовыдувание), при тех же габаритах легче на 30%

Лучшая бутылка с точки зрения экологии — та, что выпущена из переплавленного стекла. На ее производство требуется меньше энергии, при этом сокращаются выбросы углекислого газа и других вредных веществ, снижается потребление ископаемого сырья и связанное с этим истощение земных недр, не говоря о сокращении захоронения стекольных отходов, которые не разлагаются тысячи лет. Эта вводная давно стала аксиомой для мировой стеклотарной отрасли, где доля использования в производстве вторичного стекла неуклонно растет и кое-где приблизилась к стопроцентной отметке. В России картина противоположная, и предприятия не могут обеспечить даже минимальную норму поставок стеклобоя.

«Например, завод Heineken в Испании использует для своей зеленой пивной бутылки 92 процента стеклобоя», — говорит Павел Бобошик, генеральный директор новосибирской компании “Сибирское стекло” (далее — “Сибстекло”), одной из немногих в стеклотарной отрасли, которые интенсивно развиваются на фоне стагнации рынка. — У нас вся технология рассчитана как минимум на использование 30 процентов стеклобоя для производства одной тонны конечного продукта». Однако, по словам Павла Бобошика, пока предприятию удается обеспечить в лучшем случае 15–20% стеклобоя в общей массе сырья, причем гарантированный уровень составляет 10–14% за счет собственного производственного брака, который пускают на переплавку. Остальное вторичное стекло получают с огромным трудом и по критически высокой цене на «мусорном» рынке. Впрочем, г-н Бобошик не оставляет попыток решить эту проблему если не в масштабах рынка, то хотя бы на своем предприятии.

Экологичная экономика бутылки

В руководстве «Сибстекла» и РАТМ холдинга, куда входит предприятие, не скрывают, что интерес к вторсырью у них продиктован скорее экономической повесткой, нежели экологической, просто та и другая тесно переплетены. Акционеры холдинга преследуют стратегическую цель — повысить эффективность и капитализацию своего стекольного бизнеса, чтобы в дальнейшем на его базе консолидировать интересующие их российские стекольные активы. Для осуществления этих планов в 2012 году на работу в компанию и пригласили Павла Бобошика — чеха по национальности, известного в Восточной Европе специалиста в стекольном деле и дипломированного управленца международного класса. И, судя по всему, не прогадали.

В результате модернизации стекольных комплексов, в которую начиная с 2015 года было вложено два с половиной миллиарда рублей, производительность промплощадки почти удвоилась — с 320 млн изделий в 2015 году до 600 млн в 2019-м, а в 2020 году с введением в строй новой печи мощности должны увеличиться до 740 млн изделий.

Загружать быстрорастущее производство удается благодаря повышению качества и расширению ассортимента продукции. В частности, здесь освоили выпуск тонкостенных бутылок по технологии NNPB (Narrow Neck Press and Blow — узкогорлое прессовыдувание), которые при тех же габаритах весят на 30% меньше. При этом на поверхность облегченной стеклотары новосибирцы первыми в мире стали наносить упрочняющее покрытие, содержащее углеродные нанотрубки — их синтезирует новосибирская компания OCSiAl. Обработка стеклотары нанопокрытием увеличивает ее сопротивление гидростатическому давлению на 10%, а еще технологическая жидкость с модификатором частично заменяет дорогостоящий импортный монобутилхлорид олова при горячем напылении. В итоге бутылка, произведенная по инновационной технологии, не дороже обычной, но, снижая вес стеклоизделия, предприятие экономит стекломассу, а заказчики сокращают логистические затраты. Так что спрос на «облегченку» постоянно растет. В 2019 году по технологии NNPB завод выпустил около 70% бутылок, преимущественно пивных, а в обозримой перспективе планирует достичь планки в 100% для пивных и 40% — для водочных бутылок.

Другим направлением развития для «Сибстекла» стало формирование собственной сырьевой базы. Песок на предприятие завозят из Ульяновской области (в Сибири природный песок не самого высокого качества), а это неблизкий путь, 1800 км. Поэтому начата работа в Алтайском крае над проектами по добыче песка и его обогащению, разработке озерных месторождений природной соды. Одновременно руководство завода ищет пути увеличения поставок вторсырья.

«Стекло — единственный вид упаковки, который можно сколько угодно перерабатывать без потери качества конечного продукта. Я могу варить стекло только из отходов стекла — этого нет у бумаги, этого нет у пластика, нигде, — продолжает рассказ Павел Бобошик. — Когда я приехал в Россию, я увидел, что стеклобоя у вас не хватает. Я тогда общался со многими политиками на областном и федеральном уровнях и объяснял, что каждая тонна стеклобоя, которую я отправляю в печку, экономит 1,2 тонны нового сырья — песка, соды, доломита и так далее, которое не надо добывать, оно остается в земле. Использование одной тонны стеклобоя предотвращает выбросы примерно 650 килограммов CO2 и N-оксидов. Дело в том, что температура в печи, если стекломассу изготавливают с содержанием 90 процентов стеклобоя, — 1380 градусов, а если из первичного сырья — 1565 градусов, и разница в энергопотреблении дает огромную разницу в выбросах. Кстати, каждые десять процентов вторсырья в шихте сокращают энергопотребление на три процента. Когда печь эксплуатируют при высокой температуре, она работает всего десять лет, после чего ей нужна реконструкция, а печь, температура в которой 1380 градусов, работает 17–18 лет. Ремонт печи стоит 500–600 миллионов рублей, но речь идет не только о деньгах. Так, огнеупоры, необходимые для строительства печей, также делают из природных материалов, обжигают при температуре 1600–1700 градусов, шлифуют, что опять-таки предполагает использование энергетических ресурсов, которые можно было бы эффективно перераспределить. Так вот, ответ, который я получил на вопрос “почему вы не утилизируете стекло?”, меня поразил: “А ты знаешь, сколько в России песка и всего остального? А ты знаешь, что у нас есть железная дорога, которая тоже должна крутиться, и ей выгодно везти все это из Ульяновска в Новосибирск?” И когда я пытался возразить, приводя аргумент, что в России два миллиона гектаров занимают действующие свалки и примерно столько же составляет площадь закрытых, мне говорили: “Ты вообще в курсе, что наша страна — это одна шестая часть суши, и места на них хватит?”»

К счастью, по словам Павла Бобошика, риторика официальных лиц на тему экологии в последнее время кардинально изменилась. Однако рынок вторсырья пока остается архаичным и дефицитным. Поэтому «Сибстекло» вынуждено самостоятельно строить цепочку поставок стеклобоя, так сказать, из «отдельно взятых дворов».

За стеклобоем — на раздельную мусорку

Чтобы обеспечить стеклобоем производителей стеклотары, необходимо наладить раздельный сбор мусора, и альтернативы этому, по мнению Павла Бобошика, нет. Промышленная сортировка смешанных отходов, на которую иногда уповают как на более технологичный способ обращения с мусором, на самом деле таковым не является. Во всяком случае, с точки зрения переработки стекла. Причин тому несколько.

Во-первых, вторичное стекло, извлеченное из других отходов, включая органические, менее пригодно для производства качественной стекломассы. «Сегодня мы из неразделенных отходов получаем стеклобой очень низкого качества. Это стекольный мусор: что-то к стеклу прилипло в баках или в процессе ручной сортировки на свалках», — поясняет г-н Бобошик. Во-вторых, сортировка приводит к удорожанию стеклобоя как вторсырья. «Мы покупаем стеклобой по шесть — шесть с половиной тысяч рублей за тонну, и это граница для нас, после которой вообще не имеет смысла закупать вторсырье, потому что по шесть тысяч я возьму тот же привозной песок из Ульяновска. И вряд ли цена на стеклобой снизится, если ручную сортировку заменить машинами, пусть даже российскими, а сегодня они импортные», — рассуждает он. В-третьих, из смешанного мусора можно выбрать небольшое количество стеклобоя. Это объясняется тем, что в мусоровозах выгруженные из бака отходы уплотняют с целью оптимизации перевозок. «На рынке есть старые мусоровозы, которые спрессовывают мусор с трех кубометров до одного, едут к следующему дому, и там эта операция повторяется. А есть новые, более эффективные машины, они могут из семи кубометров сделать один кубометр. Вы представьте, что там остается от стекла, когда они приезжают на сортировочный завод. Почти ничего — мельчайшие осколки», — сетует руководитель «Сибстекла».

Образцом для подражания, по его мнению, может быть только модель, принятая повсеместно: сознательные жители бросают использованную чистую стеклотару в отдельный бак (где она разбивается, не нуждаясь в дополнительном сжатии), а сознательная управляющая компания, продав это вторсырье на рынке, из вырученных средств компенсирует жителям часть коммунальных платежей, например за тот же вывоз мусора. Благодаря такой схеме, включающей в себя материальный стимул для всех участников «мусорной» цепочки, производители стеклотары по всему миру покупают чистый, качественный стеклобой намного дешевле, чем в России. В Европе, например, вторичное стекло стоит менее 50 евро за тонну (в пересчете по курсу начала марта — примерно 3500 рублей), и собирается там около 80% стекла (в Бельгии — все 100%), тогда как в России, по разным оценкам, 7–12%.

Что касается сортировки, то без нее тоже не обойтись, но на самом деле переработчикам вторсырья требуется более глубокая дифференциация того вида отходов, с которым они работают: стекла, пластика, бумаги. Скажем, производителям стеклотары необходимо, чтобы стеклобой был разделен по цветам — на белый, коричневый и зеленый. В перспективе это должно привести к формированию целых сортировочных подотраслей в разных видах отходов. Впрочем, крупным переработчикам иногда выгоднее брать финишную сортировку на себя. «Так делают многие европейские стекольные компании, и мы тоже планируем построить сортировочный завод», — обещает г-н Бобошик.

Правда, чтобы окупить собственную сортировку, необходим большой поток стеклобоя: в случае с «Сибстеклом» речь идет как минимум о 6000–6500 тонн в месяц — это 40% выплавляемой предприятием стекломассы и примерно 80% массы стекла, поступающего на свалки Новосибирска. «Мы могли бы и 12 тысяч тонн стеклобоя переварить», — мечтательно говорит Павел Бобошик и тут же сокрушается, что собрать такое количество вторсырья пока невозможно. В реальности удается собрать лишь 1500 тонн в месяц более или менее качественного стеклобоя. И это результат деятельности созданной РАТМ холдингом компании «Гласс Рециклинг», которая по договоренности с региональным оператором по обращению с ТКО в Томской области установила в Томске 300 контейнеров для раздельного сбора вторсырья — стекла, пластика и бумаги. Полученные таким образом ТКО попадают на мусоросортировочный завод, откуда стеклянные фракции отправляются «Сибстеклу». Ближайшая задача — удвоить число контейнеров в Томске и наладить аналогичные схемы работы в Барнауле и Новосибирске.

Павел Бобошик, генеральный директор компании «Сибирское стекло»

Ответственность, лишающая ответственности

Казалось бы, стратегия «Сибстекла» по вторсырью реализуется, хотя и не без трудностей. Но вот в более или менее предсказуемый ход событий вмешалась неумелая рука государственного регулирования, и планы руководства предприятия моментально попали в зону риска. Речь идет о проекте изменений в федеральный закон «Об отходах производства и потребления», подписанный в декабре 2019 года, идею которого обнародовал президент Владимир Путин в январском выступлении перед Федеральным собранием: «Если сказать просто — загрязнитель платит». Законопроект, в частности, предлагает в рамках так называемой расширенной ответственности производителей (РОП) обязать компании, выпускающие упаковку, платить сбор за ее утилизацию. При этом РОП запрещает предприятиям самостоятельно организовывать утилизацию отходов, вводя мораторий на несколько лет, и передает все полномочия в этой сфере «Российскому экологическому оператору» (РЭО).

По мнению Павла Бобошика, предложенные меры носят чисто фискальный характер и не решают проблему переработки мусора. «Если правительство преследует цель собрать дополнительный доход в бюджет, то этот законопроект идеальный, ведь мы заплатим за каждую выпущенную бутылку, за каждую единицу упаковки. Но причем здесь экология? Все заплатят экосбор, а ценные для промышленных потребителей вторичные ресурсы будут по-прежнему отвозить на свалки», — уверен он. В отношении деятельности РЭО, который, как предполагается, будет оперировать средствами, поступившими в бюджет в виде экосбора, генеральный директор «Сибстекла» настроен скептически: «Все мы знаем, как управляют бюджетными деньгами, и можно представить, сколько их дойдет до местных переработчиков. К тому же в законопроекте не прописано, чем именно они будут заниматься, но точно не переработкой стекла».

Более того, законопроект подрывает экономику стекольной отрасли, поскольку ставит стекло в дискриминируемое положение по отношению к пластику. Регуляторы пошли против мирового тренда и привязали размер экосбора к весу упаковки, а не к поштучному количеству. Вследствие этого за поллитровую стеклянную бутылку производитель заплатит экосбор в размере 73 копеек, а за пластиковую — 11 копеек. Себестоимость стеклотары вырастет на 20–35% (на 0,75–1,5 рубля), что будет подталкивать товаропроизводителей выбирать более дешевую и менее безопасную с точки зрения экологии пластиковую упаковку. По сути, производителей пластика стимулируют наращивать выпуск своей продукции, притом что утилизировать ее сложнее и дороже, чем стекло. «В мировой практике все наоборот: экосбор на самую экологичную упаковку — стеклянную — в четыре–десять раз ниже, чем на пластиковую», — отмечает Павел Бобошик.

Но в конце концов в этой новой конфигурации с экосбором платить придется и потребителю. Производители упаковки однозначно заложат в цену своей продукции новый налог, а производители товаров добавят к этому свою прибыль, а значит, розничные цены вырастут. «Это увеличивает расходы простых граждан, повышает инфляцию. Законопроект показывает полное непонимание поведения потребителей, промышленного производства и жизненного цикла продукции», — резюмирует гендиректор «Сибстекла».

С этим трудно не согласиться. Впрочем, определенное понимание жизни в законопроект заложено. Вместо самостоятельной реализации РОП предприятиями, когда отдачу от вложений в переработку вторсырья получают, причем немедленно, все участники цепочки, начиная с простых граждан, предложена модель, когда все должны дополнительно заплатить, а когда и где будет отдача от этих денег, знают только специально назначенные государственные люди.

Справка о компании

ООО «Сибирское стекло» создано в 2015 году в Новосибирске на базе стекольного производства АО «Завод “Экран”», входящего в РАТМ холдинг. Производит стеклотару из бесцветного и цветного стекла, в том числе облегченную тару по технологии NNPB (Narrow Neck Press and Blow – узкогорлое прессовыдувание) — всего 120 видов продукции. География поставок — регионы России от Урала до Дальнего Востока, Киргизия, Казахстан, Монголия.

Выручка — 3,4 млрд рублей.

Число сотрудников — 780 человек.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

США в ожидании боевого подсчета голосов США в ожидании боевого подсчета голосов

Кандидаты в президенты США готовятся к схватке в Верховном суде

Эксперт
Твое тело – твое дело Твое тело – твое дело

Бодипозитив – это история о любви и принятии

Cosmopolitan
Новые правила старого бизнеса Новые правила старого бизнеса

Сегодня правила игры меняются в каждой сфере

GQ
Марина Духанина: 6 главных ошибок родителей, которые хотят помочь ребёнку учить английский Марина Духанина: 6 главных ошибок родителей, которые хотят помочь ребёнку учить английский

Выучить иностранный язык непросто, и родителей часто тянет помочь ребенку

СНОБ
Белые и немолодые Белые и немолодые

Кто правит бал в Кремниевой долине

Forbes
Западные равнинные гориллы поделили территорию без кровавых конфликтов Западные равнинные гориллы поделили территорию без кровавых конфликтов

Равнинные гориллы избегают решать территориальные конфликты драками

N+1
«Хозяин отвечает за все». Ресторатор Катя Бокучава о том, как правильно вкладывать деньги в гастрономический бизнес «Хозяин отвечает за все». Ресторатор Катя Бокучава о том, как правильно вкладывать деньги в гастрономический бизнес

что помогает ресторанам пережить инфляцию и сколько стоит открыть заведение?

Forbes
Козырь в рукаве Козырь в рукаве

Репортаж их лондонского ателье, где шьют рубашки Pink по индивидуальному заказу

Robb Report
Бактерии в кишечнике беременных связали со сниженным риском аллергии у их детей Бактерии в кишечнике беременных связали со сниженным риском аллергии у их детей

Что влияет на развитие аллергии у детей?

N+1
Иммунитет под угрозой! 6 сигналов, что у вас дефицит витаминов группы В Иммунитет под угрозой! 6 сигналов, что у вас дефицит витаминов группы В

Как распознать дефицит витаминов группы В?

Cosmopolitan
Ноль эмоций Ноль эмоций

Разве нежные и теплые чувства не могут ужиться с трезвым взглядом на жизнь?

Лиза
Бумажный ад. Как устроена бюрократия в разных странах. Рассказывают участники проекта «Сноб» Бумажный ад. Как устроена бюрократия в разных странах. Рассказывают участники проекта «Сноб»

Мы узнали, как оформляются документы в других странах

СНОБ
Смерть на топе. Почему Екатерина Диденко пошла к Малахову, еще не похоронив мужа Смерть на топе. Почему Екатерина Диденко пошла к Малахову, еще не похоронив мужа

Новые мерцающие границы допустимого в новом мире персональных видеоблогов

СНОБ
Огромная ракета и трупы черепах вместо тихой гавани на берегу океана: как SpaceX Илона Маска уничтожает деревню Бока-Чика в Техасе Огромная ракета и трупы черепах вместо тихой гавани на берегу океана: как SpaceX Илона Маска уничтожает деревню Бока-Чика в Техасе

SpaceX уничтожает поселение в южном Техасе, выкупая один дом за другим

Esquire
Президент Chanel Fashion — о Виржини Виар, бестселлерах и бутике в ГУМе Президент Chanel Fashion — о Виржини Виар, бестселлерах и бутике в ГУМе

Бренд Chanel открыл бутик в самом центре Москвы — в ГУМе

РБК
Подвиньтесь, бабуля. Почему мы все еще сталкиваемся с эйджизмом при приеме на работу Подвиньтесь, бабуля. Почему мы все еще сталкиваемся с эйджизмом при приеме на работу

Только у 44% работодателей нет трудностей с сотрудниками старше 50 лет

Forbes
Урна для очень умного города Урна для очень умного города

Компания «Бинолоджи» выводит на рынок умный мусорный контейнер SmartCity Bin

Эксперт
Физики получили новую спиновую жидкость из октупольного квантового льда Физики получили новую спиновую жидкость из октупольного квантового льда

В соединении со структурой минерала прирохлора сделано физики сделали открытие

N+1
Должны ли университеты зарабатывать? Концепция «тройной спирали» в российских реалиях Должны ли университеты зарабатывать? Концепция «тройной спирали» в российских реалиях

Университет 3.0 — триединство науки, образования и технологических инноваций

Forbes
«Оставить всё…» «Оставить всё…»

Национальные особенности транзита власти

Огонёк
Дофаминовая диета: почему она спасёт от выгорания и придаст сил Дофаминовая диета: почему она спасёт от выгорания и придаст сил

Ты чувствуешь себя настолько уставшей, что не помогают ни кофе ни даже отпуск?

Cosmopolitan
Как избавиться от всех неприятных запахов: пот, лук, чеснок, алкоголь, дым и т.д. Как избавиться от всех неприятных запахов: пот, лук, чеснок, алкоголь, дым и т.д.

Чуешь, чем-то пахнет? Зажми нос и читай, что теперь делать

Maxim
Самые красивые дочери знаменитостей: Кайя Гербер, Инга Меладзе и другие Самые красивые дочери знаменитостей: Кайя Гербер, Инга Меладзе и другие

Показываем, какими выросли дочери российских и голливудских знаменитостей

Cosmopolitan
Агнец Божий Агнец Божий

Главный пасхальный суп по версии греческих хозяек

Вокруг света
Каменные джунгли Каменные джунгли

Дом из бетона для страстных коллекционеров современного искусства

AD
Камера! Мотор! Поехали! Камера! Мотор! Поехали!

Находим направление для спа-путешествия по кинокадрам

Elle
Почему некоторые женщины все время безответно влюбляются Почему некоторые женщины все время безответно влюбляются

Далеко не все, кто нам нравится, готовы ответить на наши чувства взаимностью

Psychologies
Из князи в грязи: тест Toyota RAV4 Из князи в грязи: тест Toyota RAV4

Toyota RAV4 - это какой-то другой кроссовер, не похожий на все прежние

Популярная механика
10 главных научных трендов следующего десятилетия 10 главных научных трендов следующего десятилетия

Что ждёт тебя помимо старения и приступов ностальгии в ближайшее время

Maxim
Путешествие в тарантасе с кокурками, скородумками и другим дорожным припасом Путешествие в тарантасе с кокурками, скородумками и другим дорожным припасом

Домашние припасы по-гоголевски

Наука и жизнь
Открыть в приложении