Инъекции красоты по паспорту

Российский производитель профессиональной косметики Mesopharm

ЭкспертБизнес

Инъекции красоты по паспорту

Российский производитель профессиональной косметики Mesopharm конкурирует с продукцией западных фармгигантов, создавая схожий по качеству продукт за меньшие деньги. В планах компании — развитие направления генетических тестов в косметологии и активный вывод своей продукции на экспорт

Лина Калянина

Генеральный директор компании Mesopharm Светлана Захарченко. Фото: Олег Сердечников

Популярный сегодня тренд на здоровый образ жизни, вечную молодость и красоту взбодрил связанные с ним рынки и отрасли — фармацевтику, фитнес-индустрию, продовольственные рынки, индустрию красоты, которые вкладывают огромные деньги в создание и продвижение новых продуктов и технологий. Рынок профессиональных косметических препаратов и услуг сегодня почти полностью ориентирован на запросы потребителей по anti-age-терапии. Прежде всего речь идет о применении препаратов для мезотерапии, биоревитализации кожи, филерах и других средствах, вводимых в кожу с помощью малоинвазивных методик — инъекций. Инъекционная косметология, наравне с аппаратной, уже давно считается наиболее эффективным способом улучшить внешний вид. Правда, стоит она недешево: в Москве минимальная цена процедуры —десять тысяч рублей, да и в отношении уколов в лицо у многих посетителей салонов и клиник есть предубеждения. Тем не менее спрос на эти услуги стабильный, более того, косметологи наблюдают рост интереса к подобного рода процедурам со стороны мужской аудитории, тоже весьма озабоченной оздоровлением и омоложением.

Традиционно рынок профессиональных косметических препаратов —это вотчина крупных западных фармпроизводителей, имеющих серьезную научную, производственную и финансовую базу для создания новых продуктов и методик. Тем не менее среди акул бигфармы на этом направлении довольно успешно работает и отечественный производитель Mesopharm, который предлагает во многом схожую по качеству продукцию на основе собственных разработок за более умеренные деньги. Весьма показательно, что многие столичные салоны красоты и ведущие клиники дерматокосметологии, не говоря уже о региональных, сегодня предлагают клиентам продукцию этой компании наравне с раскрученными западными брендами, высоко оценивая ее эффективность и оптимальное соотношение цены и качества.

О том, как развивается косметологический рынок в целом и как сегодня можно конкурировать с крупными западными корпорациями на локальном рынке, «Эксперту» рассказали генеральный директор компании Mesopharm Светлана Захарченко и исполнительный директор Надежда Каплева.

— Как получилось, что ваша продукция для инъекционной косметологии сегодня используется на рынке наравне с раскрученными западными препаратами?

Светлана Захарченко: Мы сами относимся к этому как к чуду.

— Было сложно этого добиться? Как вы развивались?

С. З: Непросто. Мы всегда шли навстречу спросу. В начале девяностых годов наши косметологи стали ездить в Европу, учиться на курсах, овладевать современными методиками. В частности, во Франции тогда начала активно развиваться новая модная методика — эстетическая мезотерапия, которая раньше, еще с шестидесятых, применялась только в спортивной медицине. Врачи, которые делали спортсменам уколы, обратили внимание, что качество кожи в местах уколов улучшалось. Со временем, к началу девяностых, уже были разработаны методики инъекций в лицо, которые давали отличные результаты по улучшению внешнего вида.

И вот наши косметологи, обучившиеся во Франции, Испании, возвращались домой и видели, что все, что они могут купить для работы, — это витамин С и физраствор в аптеке. Я как раз работала в аптеке, и я хорошо помню аптечные прилавки тех времен, когда на них стояли только перекись водорода и бинты, а корвалол или анальгин раскупались за полчаса в очередь. Моя близкая подруга-косметолог постоянно донимала меня просьбами искать нужные ей препараты для инъекций в других странах. Я обращалась к друзьям-знакомым, которые куда-то выезжали или могли мне что-то нужное прислать.

— А что было потом?

С. З.: Потом я выучила английский язык. Я поняла, что мне нужен язык, потом я купила компьютер и стала писать письма. Как провизор, я брала в руки препарат, купленный в аптеке в Европе, читала адрес производителя и на английском языке писала письмо: можно ли закупить ваши препараты оптом? Один из двадцати отвечал, и завязывалось какое-то сотрудничество. Потом неофициальные контакты начали превращаться в официальные, потому что, сколько бы я ни привозила, мои знакомые косметологи раскупали все за пять минут — им негде было это взять. В то время я снимала у друзей пятикомнатную бывшую коммуналку в Петербурге, где одна из комнат превратилась в маленький склад. Затем я зарегистрировала ООО и пригласила работать со мной коллегу-провизора. Мы работали в одной из этих пяти комнат днем, а моя шестнадцатилетняя дочка после школы на троллейбусе развозила заказы в пакетиках. Примерно году в 2004-м у нас уже начались регулярные поставки, организовался маленький склад и был разработан прайс-лист аж на двух листах.

— Это все была продукция для мезотерапии?

С. З.: Да. Но в конце 2004-го я познакомилась на выставке с прекрасной японской косметической линейкой — Hinoki Clinical. Дистрибуторы этой марки завозили косметику официально, с сертификатами, что на тот момент было большой редкостью: официально завозилось не более тридцати процентов импорта. Но японцы всегда делают все только по правилам. И вот с 2004-го у меня помимо инъекций появилась еще и косметика. Штат вырос до четырех-пяти человек. Работы и клиентов стало больше.

— А потом случился кризис 2008 года…

С. З.: Точно! И у нас вся завезенная продукция в один миг в рублевом выражении выросла в цене в три раза! И вот мы сели и задумались: что делать дальше? У меня всегда был, есть и будет принцип: ты можешь достигнуть успеха только в том, в чем ты разбираешься и чему ты учился. Я — провизор, в нашей компании все сотрудники тоже были либо медики, либо провизоры, поэтому они могли сразу разобраться в ассортименте, в особенностях действия препаратов. И я тогда сказала: «Девочки, а чем мы хуже испанцев или французов? Давайте сами сейчас напишем составы, разработаем, поэкспериментируем и попробуем производить самостоятельно. Иначе что делать-то?»

Когда ты твердо произносишь свои планы в пространство, перед тобой открываются новые возможности. Это трудно по-другому объяснить.

Мы начали поиски производственной площадки. До кризиса западные фармкомпании пришли в Россию, построили прекрасные предприятия по стандартам GMP с дорогущим оборудованием и производили здесь дженерики. Когда в 2008 году взлетел курс, 80 процентов компаний просто перестали размещать здесь заказы, и наши предприятия остались без работы со всеми вытекающими последствиями. Мы не сразу, но все-таки нашли площадки, которые готовы были по контракту производить наши составы, которые у нас были очень непростые — до 40 ингредиентов в одном.

— От чего вы все-таки отталкивались, разрабатывая свои составы?

С. З.: Это была компиляция собственных знаний и составов западных производителей. Но основа нашей продуктовой идеологии — физиологичность. В чем идея? Вот есть клетки кожи. Вокруг них в межклеточное пространство из крови попадают питательные вещества — витамины, аминокислоты, минералы. Фибробласт — основная клетка кожи — их перерабатывает, вырабатывает гиалуроновую кислоту, коллаген, эластин, в результате кожа упругая, гладкая, цвет хороший. Со временем эта функция утрачивается, так как фибробласт стареет и становится менее активным. Есть сто механизмов старения, про это целые книги написаны. Со старением клетки утрачивают способность на сто процентов усваивать полезные вещества. К тому же кожа страдает от стресса: мы можем что-то недополучать, недоедать, недосыпать — масса неблагоприятных факторов внешней среды воздействует на человека. За счет этого трофика кожи тканей становится неполноценной, недостаточной. И мы создавали такие составы, чтобы максимально восполнить недостаток всех необходимых веществ.

— Используя мезотерапию как основной способ доставки этих полезных веществ в кожу?

С. З.: Да. Мезотерапия — это минимально травматичная методика: глубина введения — один, максимум три миллиметра. Это очень поверхностно, и поэтому вводимые вещества не попадают в кровеносное русло, только в микрососуды, где они депонируются и в течение недели питают кожу. А помимо старения, есть еще масса других проблем. Например, пигментация, акне, выпадение волос и так далее. При каждой проблеме нарушаются свои звенья метаболизма у фибробластов. И, соответственно, воздействуя на эти звенья, добавляя где-то больше витамина B6, где-то — витамина С и аминокислот, мы улучшаем ситуацию. Естественно, мы все это изучали, пробовали бесконечно, экспериментировали, сами на себе проводили курсы инъекций.

— Насколько ваши продукты, инновации были связаны с опытом использования иностранных препаратов, а насколько вы привнесли что-то свое в рецепты?

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Это еще не крах, но очень неприятно Это еще не крах, но очень неприятно

Нестыковки в нацпроектах отодвигают начало ускорения экономического роста

Эксперт, сентябрь'19
Гонки ко дну Гонки ко дну

Цены на уголь и газ катастрофически снизились в первом полугодии нынешнего года

Эксперт, август'19
Чернобыльское досье КГБ Чернобыльское досье КГБ

Украинская власть за последние годы рассекретила огромный массив документов КГБ

Дилетант, сентябрь'19
Игра в политкорректность Игра в политкорректность

Как цензурный контроль больших компаний вредит большим сюжетам

Story, июль'19
Как спастись от меланомы летом, когда риск рака кожи максимален Как спастись от меланомы летом, когда риск рака кожи максимален

Лето — сезон не только отпусков, моря и солнца

Men’s Health, июнь'19
«Кто соблюдает стандарты, тот проигрывает» «Кто соблюдает стандарты, тот проигрывает»

Почему цены на лекарства растут вместе с числом аптек

Огонёк, июнь'19
Искусство: Егор Крафт Искусство: Егор Крафт

Как создаются дивный новый мир и искусство будущего

Собака.ru, июнь'19
Авиакеросин вольется в соглашение с нефтяниками Авиакеросин вольется в соглашение с нефтяниками

Правительство пообещало доработать вопрос о компенсациях производителям топлива

РБК, июнь'19
Президенты перешли на расширенный формат Президенты перешли на расширенный формат

О чем договорились в Осаке Владимир Путин и Дональд Трамп

РБК, июнь'19
«Пастбища» Северной Атлантики «Пастбища» Северной Атлантики

Вокруг плавающей водоросли – саргасса – с ложилась целая морская экосистема

National Geographic, июль'19
Почему нужно увидеть выставку Энтони Гормли на Делосе Почему нужно увидеть выставку Энтони Гормли на Делосе

Выставка Sight Энтони Гормли

РБК, июнь'19
Большое летнее путешествие Большое летнее путешествие

Мы нашли на карте мира места, в которых связаны путешествия и йога

Yoga Journal, июль'19
Татьяна Буланова: Придуманная быль Татьяна Буланова: Придуманная быль

Блондинка-тихоня из девяностых на экране

Караван историй, июль'19
Четыре вопроса о деле «Рольфа» Четыре вопроса о деле «Рольфа»

Почему внутригрупповые сделки оказались в сфере внимания силовых структур

РБК, июнь'19
Infiniti QX60: Прибавка мощности Infiniti QX60: Прибавка мощности

Внешность у Infiniti Qx60 привычная, вместительность – на зависть конкурентам

АвтоМир, июнь'19
Мы не враги народа Мы не враги народа

Что угрожает журналистам-расследователям в Америке

Русский репортер, июнь'19
Театр: Дмитрий Лысенков Театр: Дмитрий Лысенков

Убедителен в любой роли — штамп, но только если речь не идет о Лысенкове

Собака.ru, июнь'19
Мяу по-русски Мяу по-русски

Налаживая связь с человеком, кошки изменили тональность мяуканья

Популярная механика, июль'19
Зачем музыканты становятся дизайнерами Зачем музыканты становятся дизайнерами

Чем работа над песней похожа на создание платья

Vogue, июнь'19
Муся Тотибадзе — о дебютном альбоме, первом концерте и быстром успехе Муся Тотибадзе — о дебютном альбоме, первом концерте и быстром успехе

Интервью с Мусей Тотибадзе об амбициях, страхе и первом сольном концерте

РБК, июнь'19
Голос Америки Голос Америки

30 июня выходит сериал «Самый громкий голос в комнате» с участием Сиенны Миллер

Grazia, июнь'19
Защитное снаряжение Защитное снаряжение

Универсал повышенной проходимости Audi A6 allroad quattro сменил поколение

АвтоМир, июнь'19
«Мы умеем лечить около 300 заболеваний» «Мы умеем лечить около 300 заболеваний»

Каково состояние нашей медицинской генетики и будут ли «редактировать» младенцев

Огонёк, июль'19
Ретро ФМ Ретро ФМ

Марина Филиппова оформила дом 1970‑х годов в Тосканской деревне

AD, июль'19
В здоровом теле здоровое антитело! В здоровом теле здоровое антитело!

Почему в последние дни участились схватки «прививочников» и «антипрививочников»

Maxim, июль'19
Почему же природа выбрала калий? Почему же природа выбрала калий?

Физиология — это целое море интереснейших проблем

Наука и жизнь, март'19
Жизнь других Жизнь других

Отдых на острове Бали — это море впечатлений

Vogue, июль'19
Новый чёрный Новый чёрный

Дизайнер Грег Натале вывел свойственный ему высокий стиль на новый уровень

Robb Report, июнь'19
Дональд Трамп начал наступление с юга Дональд Трамп начал наступление с юга

Каковы шансы президента США переизбраться на второй срок

РБК, июнь'19
В звуках музыки В звуках музыки

Зальцбург притягивает любителей истории, ценителей прекрасного и горнолыжников

Лиза, июнь'19