У российских архивов нет задачи работать для людей

ЭкспертОбщество

«Черные ящики» русской истории

У российских архивов нет задачи работать для людей. Но и от государства денег на модернизацию они не получают

Влас Рязанов, Кристиана Денисенко

Фото: ТАСС

Очередь в читальный зал саратовского архива приходится занимать с ночи. Архив работает два раза в неделю, а зал рассчитан всего на семь человек. Поэтому здесь всегда толпа народа, а заезжим исследователям приходится идти на хитрость: они нанимают местного таксиста, чтобы тот успел занять очередь, а затем забрать их с вокзала и привезти к заветным историческим корешкам. И это не самый нелепый случай: часто архивное учреждение закрыто на «вечный переучет», а документ приходится неофициально выкупать у сотрудников, для которых лишняя тысяча рублей — весомый бонус к нищенской зарплате.

В последние годы интерес к архивным документам в России заметно возрос. Если в 1990-е годы большую часть посетителей архивов составляли профессиональные историки, аспиранты и студенты старших курсов, то сегодня к ним добавились юристы, писатели, генеалоги-любители и просто граждане, которым в силу работы или других обстоятельств необходимо погружение в историю. При этом архивные учреждения все так же не знают, что такое клиентоориентированность, как и в советское время, когда огромный массив документов находился под грифом «секретно», а родословные поиски не поощрялись.

Корни в каменистом грунте

Сегодня доступ в архивы свободный и бесплатный, но без минимального ликбеза найти какую-либо информацию непросто. Существуют генеалогические фирмы, которые готовы взять на себя всю поисковую работу, но их услуги недешевы, а за достоверность результатов трудно поручиться (см. «Золотая родословная», «Эксперт» №№ 17–19 за 2018 год). Впрочем, большинство посетителей архивов, среди которых встречаются уже не только историки и генеалоги, в основном ищут информацию для себя.

С азами архивного поиска можно ознакомиться разве что в интернете. Популярный в среде генеалогов форум «Всероссийское генеалогическое древо» (ВГД) собрал на своей площадке почти всех архивных исследователей из разных уголков России и СНГ. Исследователи-любители делятся тем, как дошли до времен Ивана Грозного, где искать информацию о предках, в каком архиве может быть нужное дело и как его там найти. Расшифровывают и выкладывают в интернете архивные тексты, чтобы сберечь силы и время новичкам.

Но и после такой тщательной подготовки посетители архивов сталкиваются с множеством препятствий, даже если речь идет о несекретной информации. Уже попасть в читальный зал архива в собственном городе для работающего человека большая удача. Дальше оказывается, что многие дела требуют реставрации и недоступны, на выдачу других могут быть ограничения по количеству и объему — 1500 страниц за один подход. Наиболее востребованные документы (ревизии, исповедные ведомости, метрические книги и подворные переписи) не так-то просто получить. А когда заветные бочонки с микрофильмами уже на руках, может оказаться, что в архиве не хватает исправных проекторов для их просмотра.

Для большинства людей самый простой способ работы — скопировать документы в архиве и спокойно смотреть их дома. Например, чтобы найти запись о рождении предка в конце XIX века, нужно подробно изучить с десяток дел. Сделать это за час работы в читальном зале просто невозможно, даже если привыкнуть ко всем особенностям распорядка тамошней жизни. Но документы не оцифрованы, а копирование стоит огромных денег.

Складывается впечатление, что работа с людьми для архивов вторична. Отчасти это действительно так.

Цена памяти

Распоряжением Росархива с 2017 года посетителям архивов разрешено копировать документы и снимать их на электронные гаджеты, однако за это придется заплатить. Для желающих заглянуть в прошлое у архивов существует специальный прейскурант коммерческих услуг, разработанный в соответствии с рекомендациями Федерального архивного агентства. Стоимость услуги определяется ее формой (поиск информации, предоставление информационной справки, копирование), древностью документа и степенью его сохранности, количеством времени, необходимого для выполнения запроса, и срочностью работы. «Одно дело снимать копию с машинописи двадцатого века, скрепленной канцелярской скрепкой, которую можно легко снять и отсканировать каждый лист, и совсем другое дело — снимать копии с рукописных книг, которые раскрываются под углом 90 градусов или того меньше. Для этого требуется специальная аппаратура и усилия людей, занимающихся копированием, — объясняет директор Российского государственного архива древних актов (РГАДА) Владимир Аракчеев. — Однако все услуги выполняются строго по утвержденному прейскуранту. По каждой позиции существует определенная цена или повышающий коэффициент, и никакого произвола в определении цены наших работ не существует».

Денежные средства, получаемые архивистами за выполнение тех или иных услуг, полностью перечисляются в федеральный бюджет. То есть архивы ничего не выигрывают. Но посетителям от этого не легче. Плата за копию в архивах может доходить до 300–500 рублей. К примеру, объемом каждой метрической книги — 120–150 страниц. В итоге поиск только одной записи может обойтись в десятки тысяч рублей.

Не всех генеалогов пугает необходимость платить за доступ к истории, но многие недовольны тем, что архивы взимают плату при наличии государственных субсидий. «Я готов платить архиву, и платить достаточно много, но только в том случае, если он будет предоставлять мне за эти деньги дополнительные, осязаемые услуги — сверх того, что он делает для прочих граждан. Например, гарантированное и удобное рабочее место, возможность заказывать дела сверх установленных лимитов и с возможностью мгновенной доставки из хранилища, удобное время для посещения, удаленный доступ к материалам, быстрое изготовление качественных цифровых копий», — говорит генеалог-любитель Дмитрий.

Группа инициативных исследователей пыталась оспорить приказ Росархива в Верховном суде, но при очевидной абсурдности платы за услугу, которую исследователи оказывают себе сами, судебная инстанция встала на сторону Росархива. Право этого ведомства вводить платное копирование закреплено в федеральном законе «Об архивном деле» от 2017 года. По словам Максима Колесова, одного из истцов, поправка в этот закон были внесены в Госдуму сразу во втором чтении так, что из-за сроков чисто физически остановить ее не удалось. Исправить ситуацию может решение Конституционного суда, изменение закона «Об архивном деле» или же вмешательство свыше — с 2016 года Росархив подчиняется напрямую президенту России.

Фрагмент архивного дела на сайте РГАДА

Спасти рядовое дело

Главная задача архивов — хранение исторических документов, и это требует серьезных затрат и усилий. Для сбережения рукописей и документов XI–XIII веков, а среди миллионов дел есть и такие, нужны особые помещения с особым микроклиматом. Иначе грибок сначала съест «Русскую правду», а затем примется за подворные переписи и ревизские сказки, которые так нужны генеалогам. «Недавно в нашем хранилище отреставрировали стены, заменили оконные блоки, поставили стеллажи новые», — рассказывает Владимир Аракчеев. И это не декоративный ремонт, а жизненно важные для архивов мероприятия. На многих документах видна линия боевого соприкосновения сил архивистов и плесени.

Однако обычно люди обращаются в архивы не для того, чтобы прикоснуться к истории, а для получения необходимых документов. И так было всегда. «К моему отцовскому жеребью земли прибавить, как тебе, великому государю, обо мне Бог известит» — пример социально-правового запроса XVII века. Современные прошения связаны с подтверждением трудового стажа, награждений, образования, раскулачивания и иных репрессий, выдачей документов, необходимых для оформления пенсии и получения различных льгот и выплат. В архивах хранятся и документы, подтверждающие права собственности на недвижимость (выделение земельных участков, право их застройки, предоставление жилых помещений). Массив этих бумаг находится в региональных архивах, в которых три четверти всех обращений посетителей составляют именно социально-правовые запросы. Их выполнением в основном и занимаются региональные архивисты.

Огромный массив архивных дел — документы церкви. Ее представители работают в архивах, чтобы установить детали жизни новомучеников и исповедников, пострадавших от гонений советского времени. Неравнодушные миряне составляют заметный поток посетителей архивов: ищут имена предков для поминовения, восстанавливают истории храмов и монастырей. Во многих селах местный храм нередко единственный источник краеведческой информации, которую собрали в архивах прихожане.

Между тем основная задача архивов как государственных казенных учреждений заключается в обслуживании бюрократических запросов власти. Кроме того, это гораздо более выгодно архивам, чем работа с посетителями читальных залов. «Запросы от государственных структур занимают меньшую долю по сравнению с запросами от частных лиц, но зачастую в денежном выражении они имеют больший удельный вес. Например, в прошлом году мы выполняли довольно значимую для нас работу в интересах государственных органов Республики Татарстан. Мы предоставляли им целый ряд оцифрованных документов 350-го фонда, содержащих ревизские сказки, и оплата этих работ существенно увеличила внебюджетные средства, которые заработал архив», — рассказывает директор РГАДА.

Сведения, которые запрашивают государственные структуры, включают в себя международные договоры и соглашения о правах собственности государственных учреждений и предприятий на землю и имущество, а также документы советской эпохи. Но обычно власти вспоминают об архивах в двух случаях: когда намечается круглая историческая дата и к ней нужно организовать выставку и когда нужно выделить средства на содержание архивных учреждений.

Средний годовой бюджет регионального архива составляет около 30 млн рублей. После счетов за отопление и электроэнергию, выплаты скромной зарплаты сотрудникам и минимального обновления оборудования средств остается немного. Иногда их не хватает даже на канцелярские папки-обложки, бланки запросов и покупку ламп для проекторов, которые так необходимы архивам. Из-за отсутствия средств многие дела годами дожидаются реставрации, а оцифровка фондов идет лишь там, где есть энтузиасты из народа или неравнодушные местные власти. Рыночная цена сканирования одного листа не превышает десяти рублей, но если в деле тысячи листов и самих дел тоже тысячи, получается сумма, равная годовому бюджету архива.

Кроме того, остро встает вопрос ответственности: из-за многопрофильной деятельности архивов федеральным и региональным властям непонятно, к какой отрасли экономики их относить. К науке, образованию, культуре, социальной защите — вариантов немало. Административная беспризорность и безденежье порождают коррупцию и злоупотребления. В 2017 году начальник отдела Саратовского областного архива украл и продал 49 метрических книг первой половины XIX века. Достояние истории удалось вернуть, но случай заставил подозревать неладное и в других архивах. Особенно когда его работники отказываются предоставить доступ к тем или иным документам.

Отношения буквы и цифры

Проблемы российской архивной отрасли для европейских стран необычны. Архивы там давно открыты, доступны и живут в цифровом пространстве. Среди стран, где пользователи могут свободно копировать документы, Великобритания, Франция, Швейцария, Чехия, Хорватия, Эстония, Литва, Швеция, Казахстан.

Так в Финляндии уже оцифрованы и доступны онлайн все метрические книги страны, а в скором времени планируется перевести в цифровой вид весь архивный фонд. Оцифровка для наиболее востребованных документов предполагает не только сканирование текста, но и распознавание его содержимого, чтобы облегчить людям поиск нужной информации.

В Россию цифровые технологии пришли в архивное дело в 1990-е годы вместе с мормонами («Церковь Иисуса Христа Святых последних дней»). В апреле 1996 года Российское общество историков-архивистов и Генеалогическое общество штата Юты (ГОЮ), связанное с мормонами, подписали соглашение о культурном сотрудничестве. Помощь от ГОЮ на сумму более 250 тыс. долларов получил ряд государственных архивов России, включая Нижегородский, Тверской и Томский. Взамен архивы предоставили ГОЮ копии всех негативов, которые впоследствии были размещены на сайте мормонов.

Интерес «Святых последних дней» к архивным документам России и других стран связан с религиозными взглядами мормонов: их учение допускает вступление в ряды организации даже после смерти. Легкая доступность информации о предках у мормонов выгодно контрастировала с ужасным состоянием российских архивов. После принятия «закона Яровой» в 2016 году деятельность мормонов в России сильно осложнилась, после чего они официально закрыли для интернет-пользователей страны доступ к генеалогической информации.

То ли по причине активности мормонов, то ли благодаря осознанию технологического отставания от других стран Росархив принял программу информатизации Федерального архивного агентства на 2011–2020 годы, которая предполагала масштабную оцифровку архивных документов уже собственными силами. Результаты ее пока весьма скромны: даже в архивах Москвы оцифрованы далеко не все документы.

Состояние онлайн-доступа к фондам региональных архивов

Источники: Росстат, «Эксперт»

Нацпроект «История»

Переосмысление отношения к архивам быстрее происходит не на федеральном, а на региональном уровне, особенно там, где для губернаторов важен акцент на местную идентичность и исторические корни населения. Так, онлайн-проект «Поколения Пермского края» рассказывает об истории семей Прикамья. База электронных документов позволяет любому желающему найти предков-пермяков, даже если сам он живет за пределами региона. В системе почти пять тысяч архивных дел, два миллиона записей. Аналогичные проекты «Твоя родословная» и «Связь поколений Югры» реализованы в Астраханской области и Ханты-Мансийском автономном округе. Каждый из этих проектов представляет собой не только набор изображений документов, но и расшифровку записей, которые сведены в базы с бесплатным доступом.

Основа этих проектов — финансирование из региональных бюджетов. Средства нужны не только на сканирование документов, но и на закупку серверов и программного обеспечения, обслуживание сайтов. Помощь волонтеров приветствуется, но их усилия не могут заменить государственные деньги. Так, чтобы оцифровать 73 тыс. документов, в 2018 году власти Татарстана выделили 243 млн. рублей. Правда, пока оцифровано меньше 5% архивных дел региона. Председатель Госкомитета РТ по архивному делу Гульнара Габдрахманова обещает увеличить этот показатель до 7% к 2020 году и даже внедрить систему распознавания лиц для электронного поиска документов. Чтобы начать поиск, достаточно будет загрузить на сайт фотографию человека, и система сама выдаст всю информацию о нем.

Однако число регионов, где возможен онлайн-доступ к информации местных архивов, не превышает двух десятков (см. карту). Подавляющее большинство населения России живет в регионах, где местные архивные дела через интернет недоступны. Большинство архивов, где мормоны финансировали копирование дел, так и не смогли наладить собственный доступ через интернет к этим данным, а почти все, кто это все же организовал, сделали просмотр платным.

В масштабах всей страны есть только два успешных проекта создания архивных онлайн-баз, и они оба связаны с Великой Отечественной войной. Обобщенный банк данных «Мемориал» и электронный банк «Подвиг народа» созданы при поддержке Министерства обороны РФ. Они содержат отсканированные, расшифрованные и индексированные документы о потерях, ранениях, пребывании в плену, награждениях орденами и медалями. Однако массив этих данных в сотни раз меньше, чем объемы тех же метрик.

Близкий по тематике проект «Первая мировая война, 1914–1918 гг. Алфавитные списки потерь нижних чинов» реализует Союз возрождения родословных традиций, общественная организация историков и генеалогов. Однако интерес государства к этой инициативе слабый, и это вполне объяснимо. Если «Мемориал» и «Подвиг народа» связаны с победой, то проигранная Первая мировая — одна из горьких и неприятных страниц отечественной истории.

Усилия по приведению в порядок российских архивов необходимы прежде всего от федеральных властей. В первую очередь это касается изменения законодательства и выделения средств на оцифровку, расшифровку и онлайн-доступ к документам. Причем доступ бесплатный, раз проекты финансируются из кармана налогоплательщиков. Для государства реализация подобной общенациональной программы даст не только мощный имиджевый эффект, но и сделает невозможными попытки фальсификации истории, демонизацию или идеализацию советского и имперского прошлого. Впрочем, успех этого начинания потребует не только бюджетных средств, но и жесткого вертикального контроля над архивной системой, а также смены менеджмента многих учреждений.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Новый сентиментализм, или За что абьюзили Константина Богомолова Новый сентиментализм, или За что абьюзили Константина Богомолова

Чему нас учит «новая этика» по мнению Константина Богомолова

Эксперт
Почему не стоит брать смартфон с 1 Гбайт оперативки? Почему не стоит брать смартфон с 1 Гбайт оперативки?

Почему не стоит брать смартфон с 1 Гбайт оперативки?

CHIP
Война языков: английский победит всех? Война языков: английский победит всех?

Современный мир сложно представить без английского языка

Naked Science
Мы из будущего Мы из будущего

Виртуальные инфлюенсеры появляются на обложках журналов

Vogue
KIA Mohave. Из аутсайдеров в бестселлеры KIA Mohave. Из аутсайдеров в бестселлеры

KIA Mohave стал популярнее k-pop групп в сегменте больших кроссоверов

4x4 Club
Казус Орешкина. Почему ВВП резко вырос, а россияне не стали жить лучше Казус Орешкина. Почему ВВП резко вырос, а россияне не стали жить лучше

Зафиксированный Росстатом рост ВВП на 2,3% за 2018 год удивил многих экономистов

Forbes
Миллион роз, горы и оркестр: самые романтичные поступки звезд во имя любви Миллион роз, горы и оркестр: самые романтичные поступки звезд во имя любви

Вспомнили 5 по-настоящему трогательных (и роскошных) сюрпризов знаменитых мужчин

Cosmopolitan
Какие варочные панели лучше: электрические или индукционные? Какие варочные панели лучше: электрические или индукционные?

Какие варочные панели лучше: электрические или индукционные?

CHIP
Прекрасное далеко Прекрасное далеко

Без преувеличения, Филиппины – это другой конец света

Лиза
Как не нужно снимать шпионские боевики? Как не нужно снимать шпионские боевики?

Разбираемся, как нельзя снимать боевики про шпионов даже с претензией на комедию

GQ
Найти двойника, чтобы выжить: как люди приходят в благотворительность Найти двойника, чтобы выжить: как люди приходят в благотворительность

Почему и как люди приходят в сферу благотворительности

Cosmopolitan
Твит дня: рьяная противница Трампа так ему похлопала, что стала героиней мемов (видео) Твит дня: рьяная противница Трампа так ему похлопала, что стала героиней мемов (видео)

Когда от овации до обструкции один шаг!

Maxim
Играем офлайн: 10 настольных игр на любой вкус Играем офлайн: 10 настольных игр на любой вкус

10 разных игр - как классика, так и хиты, созданные на основе популярных фильмов

CHIP
Что мы хотели бы получить от расследования гибели группы Дятлова Что мы хотели бы получить от расследования гибели группы Дятлова

Что мы хотели бы получить от расследования гибели группы Дятлова

Популярная механика
14 отличных французских комедий XXI века, которые ты мог пропустить 14 отличных французских комедий XXI века, которые ты мог пропустить

Фильмы, которые прекрасны тем, что их можно смотреть, когда надоело уже все

Maxim
Испанские каникулы Испанские каникулы

Новая работа архитектурного бюро Татьяны Мироновой — вилла на юге Испании

SALON-Interior
Галина Тимченко: «Активизм в некоторых головах победил журналистику» Галина Тимченко: «Активизм в некоторых головах победил журналистику»

Интервью с основателем и 100%-ным акционером интернет-издания Meduza

Forbes
«Громкая связь»: MAXIM посмотрел новый фильм «Квартета И» и хочет выговориться «Громкая связь»: MAXIM посмотрел новый фильм «Квартета И» и хочет выговориться

«Громкая связь»: MAXIM посмотрел новый фильм «Квартета И» и хочет выговориться

Maxim
Старость — это несерьезно Старость — это несерьезно

Комедия «Бабушка легкого поведения — 2» как печальный симптом

Огонёк
Космический проект Mars One объявлен банкротом. Что это было? Космический проект Mars One объявлен банкротом. Что это было?

Проект по созданию колонии на Марсе закрылся, не запустив ни одной ракеты

Forbes
Видео начинает и выигрывает: чему учит война Instagram и Youtube Видео начинает и выигрывает: чему учит война Instagram и Youtube

Видео начинает и выигрывает: чему учит война Instagram и Youtube

Forbes
Досрочные пенсии учителей получат оценку Досрочные пенсии учителей получат оценку

Минтруд планирует изменить пенсионное законодательство для педагогов

РБК
Как отмечают День всех влюбленных в разных концах света Как отмечают День всех влюбленных в разных концах света

Как отмечают День всех влюбленных в разных концах света

Vogue
Актриса кино для взрослых развенчивает 5 ужасных мифов об этой сфере Актриса кино для взрослых развенчивает 5 ужасных мифов об этой сфере

Некоторые из самых разочаровывающих мифов о фильмах для взрослых

Playboy
Процент для иностранца: где и как можно оформить ипотеку в Европе Процент для иностранца: где и как можно оформить ипотеку в Европе

Где выгоднее всего оформлять ипотеку в Европе?

Forbes
Сквозь пальцы. Пять главных ошибок банков в сфере кибербезопасности Сквозь пальцы. Пять главных ошибок банков в сфере кибербезопасности

В представлении многих людей банк — это безоговорочный синоним защищенности

Forbes
Тектонические сдвиги: два тренда, способных изменить венчур в России Тектонические сдвиги: два тренда, способных изменить венчур в России

К началу 2019 года в России сформировались два тренда

Forbes
ТМК берет курс на Сербию ТМК берет курс на Сербию

Компания Дмитрия Пумпянского проложит продолжение «Турецкого потока»

РБК
Возврата активов три года ждут Возврата активов три года ждут

Власти планируют продолжить амнистию капиталов

РБК
Почему Борис Ротенберг проиграл в суде скандинавским банкам Почему Борис Ротенберг проиграл в суде скандинавским банкам

Районный суд Хельсинки отклонил иск российского бизнесмена Бориса Ротенберга

Forbes
Открыть в приложении