Известный английский политолог — о причинах «новой холодной войны»

ЭкспертОбщество

Большая Европа против Исторической

Известный английский политолог — о причинах «новой холодной войны» между Россией и Западом: Россия стремится к равенству в отношениях — Запад ей в этом отказывает

Александр Механик

Саква Ричард. Россия против остальных. Кризис мирового порядка после окончания холодной войны. — М.: Издательство «Весь Мир». — 414 с. Тираж 500 экз.

Объясняя основную идею своей книги, Ричард Саква во введении пишет: «В этой книге я утверждаю, что после 1989 г. тогда еще СССР, а потом Россия попытались на равных присоединиться к Историческому Западу (в центре которого находилась атлантическая система власти), предполагая, что ее членство в расширенном сообществе превратит его в Большой Запад». В чем-то это напоминало концепцию, провозглашенную Шарлем де Голлем еще в 60-е годы ХХ столетия, — «Европа от Атлантики до Урала». Эту идею уже в новых условиях перестройки подхватил Михаил Горбачев, но наиболее последовательно, по мнению Саквы, ее пытался реализовать Владимир Путин. Однако политические элиты Запада отвергли саму идею такой трансформации, считая, что, раз Запад победил в холодной войне и тем самым продемонстрировал превосходство своих политических институтов и идей, а также господство своей военной мощи, значит, России остается, что называется, подчиниться. «России, — замечает Саква, — было предложено не участие на равных в Большом Западе, а членство в историческом Западе, но даже это явно на подчиненных условиях». И чтобы подчеркнуть это подчиненное положение, исторический Запад, несмотря на все возражения России и данные еще Горбачеву обещания, начал процесс расширения — НАТО и ЕС. Появилась угроза их движения и на Украину. Запад фактически продолжил политику сдерживания России, проводимую им после Второй мировой войны против СССР, несмотря на отказ России от коммунизма.

По мнению Саквы, четверть века между 1989 и 2014 годами можно охарактеризовать как разрастающийся кризис, напоминающий период между двумя войнами — Первой и Второй мировой, — для которого было характерно сочетание репрессивных условий Версальского договора с бездарным идеализмом либеральных мыслителей (определение Саквы) межвоенных лет: «Структурное сходство с периодом между двумя мировыми войнами поразительно, равно как и продвижение либерального идеализма в ущерб заботам и интересам других».

Саква напоминает, что такая политика Запада по отношению к России смущала уже Бориса Ельцина и Михаила Козырева. Именно Ельцин заявлял, что в Европе не должно быть победителей и проигравших, а Козырев предостерегал от расширения НАТО. Проблема состояла в том, что «холодная война закончилась в Москве, но не в Вашингтоне».

И это было не случайно: «Либеральный международный порядок требовал системного преобразования России на условиях этого порядка, между тем как Россия требовала структурного преобразования самой системы власти. Эти конкурирующие требования подпитывали холодный мир».

Но, как отмечает Саква, Путин в первые годы своего президентства продолжал политику уступок Западу в надежде на его понимание и шаги навстречу. Был закрыт центр радиоперехвата в Лурдесе на Кубе и база флота в бухте Камрань во Вьетнаме. Более того, Путин в свой первый президентский срок даже был готов рассмотреть некий вариант членства в НАТО. Однако, как отмечает Саква, атлантическая система — это не просто общность ценностей, это еще и гегемонистская система власти, а ядро этой системы — американское лидерство. Россия могла войти в нее лишь в качестве подчиненного, а не равноправного члена.

Но у большинства российского общества, по мнению Саквы, существовало согласие по одному пункту: Россия не могла изменить своей исторической самобытности и статусу великой державы ради членства в атлантическом сообществе. В результате «между атлантическим сообществом и Россией образовался гносеологический разрыв, который в конце концов ускорил крах системы европейской безопасности, породив кризис с глобальными последствиями.

И к моменту своей знаменательной речи на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2007 года Путин явно решил, что его надежды на прагматичные и реалистические отношения с Историческим Западом, основанные на взаимном уважении и признании взаимных интересов, окончились разочарованием, и развернул жесткую критику однополярной гегемонистской системы. И «это сопровождалось ростом уверенности в себе, подпитываемым экономическим выздоровлением России и большей государственной сплоченностью».

Так что события 2014 года стали кульминацией процессов, которые начали развиваться сразу после окончания холодной войны. Идея интеграции в Большую Европу осталась в прошлом. Российскому руководству, как отмечает Саква, стало ясно, что Исторический Запад не превратится в Большой Запад, стержневым членом — учредителем которого стала бы Россия. Вместо этого в политике России начал ускоряться сдвиг в направлении Востока. Прежняя ориентация на отношения с Германией и США уступила место новой ориентации на отношения с Китаем.

Теперь Россия была готова применять силу для защиты своих позиций — и присоединение Крыма стало демонстрацией такой готовности, чтобы остановить экспансию НАТО на территории, которые Россия считает жизненно важными для своей безопасности.

Как пишет Саква, он назвал эту книгу «Россия против остальных» не для того, чтобы заявить, что Россия одинока и не имеет союзников, но, чтобы показать ее долгую борьбу за формирование и утверждение своего взгляда на глобальную политику и за свое место в международной системе. Взгляда, с которым западному сообществу так или иначе придется считаться

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Вирус непреодолимой силы Вирус непреодолимой силы

Компании пытаются переложить свои проблемы на клиентов или партнеров

Эксперт
Воин света Воин света

В деревню в гости к креативному директору Maison Margiela Джону Гальяно

Vogue
Исход из Поднебесной Исход из Поднебесной

Бизнес переходит от размещения заказов в Китае к собственному производству

Эксперт
Природный феномен Природный феномен

Роль искусства в этом доме играют пейзажи за окном

AD
«Мы сидим, как дизель в Заполярье — заправленный и готовый работать» «Мы сидим, как дизель в Заполярье — заправленный и готовый работать»

Предприниматели и бизнес оказались крайними в развернувшейся борьбе с вирусом

Эксперт
Урок черчения Урок черчения

Хочешь научиться скульптурировать лицо с помощью косметики?

Лиза
Точка разрыва Точка разрыва

Рынок нефти переживает беспрецедентный профицит предложения

Эксперт
Корейский мастер-класс Корейский мастер-класс

Сияющие ухоженные лица жительниц Кореи – визитная карточка этой страны

Здоровье
Грюнвальдские мечи польских королей Грюнвальдские мечи польских королей

Грюнвальдская битва и пропавшие королевские регалии

Дилетант
Время сказок Время сказок

Почему дети так любят сказки, стоит ли выбирать только «старые добрые» сказки

Домашний Очаг
Глобальный Рейх Глобальный Рейх

Что, если бы страны «оси» победили во Второй мировой войне

Naked Science
Как не потратить все деньги на импульсивные покупки Как не потратить все деньги на импульсивные покупки

Черная пятница – это замечательно, но не когда вы потратили все до копейки

GQ
«Церковь не боится своей истории» «Церковь не боится своей истории»

Почему Ватикан решился досрочно рассекретить архивы

Огонёк
«Хотим быть как она». Двойники Адель повально начали худеть «Хотим быть как она». Двойники Адель повально начали худеть

Трибюьт-актрисы начали избавляться от веса, чтобы сохранить сходство с Адель

Cosmopolitan
Клуб самоучек. Разговор режиссера Ильи Найшуллера с художником Александром Sub Sensus — о том, как нырнуть в бассейн с головой, не умея плавать Клуб самоучек. Разговор режиссера Ильи Найшуллера с художником Александром Sub Sensus — о том, как нырнуть в бассейн с головой, не умея плавать

Илья Найшуллер и Александр Sub Sensus — как чувствуют себя в свободном плавании

Esquire
Сама себе режиссер Сама себе режиссер

Карина Нигай – о том, как блогеры поменяли правила fashion-индустрии

Harper's Bazaar
Искусство жить красиво Искусство жить красиво

История у гостиницы «Метрополь» всегда была непростой

Караван историй
Роберт Сапольски: «У человечества есть огромный фетиш — свобода воли» Роберт Сапольски: «У человечества есть огромный фетиш — свобода воли»

Роберт Сапольски — о том, как любовь и жизнь существуют в рамках свободы воли

Forbes Life
«Создавала такие произведения, что мужи удивлялись»: девять художниц эпохи Ренессанса «Создавала такие произведения, что мужи удивлялись»: девять художниц эпохи Ренессанса

Художницы, которые добились успеха во времена Тинторетто и Питера Класа

Forbes
Северный Ледовитый океан начал нагреваться раньше, чем мы думали Северный Ледовитый океан начал нагреваться раньше, чем мы думали

Ученые выяснили, что потепление океана длится с начала ХХ века

National Geographic
Релятивистские эффекты воспроизвели в электрических цепях Релятивистские эффекты воспроизвели в электрических цепях

Физики просимулировали дрожащее движение и парадокс Клейна

N+1
Закрытый космос: внутри РКК «Энергия», где родилась российская космонавтика. Репортаж TJ Закрытый космос: внутри РКК «Энергия», где родилась российская космонавтика. Репортаж TJ

РКК «Энергия» — закрытость, странные правила и другая эпоха

TJ
Вселенная победившего матриархата. Роман Юлии Яковлевой и Карины Добротворской «Мужчина апреля» Вселенная победившего матриархата. Роман Юлии Яковлевой и Карины Добротворской «Мужчина апреля»

Отрывок из «Мужчины апреля» — в мире сбылись все пророчества настоящего

СНОБ
Курс на Италию Курс на Италию

Галина Зернова о жизни в ПНИ и за его пределами

ПУСК
Тотальный фейсконтроль Тотальный фейсконтроль

Роботы никогда не скажут, что все люди на одно лицо

Цифровой океан
Ирина Хакамада: «Полезно нырнуть на самую глубину отчаяния» Ирина Хакамада: «Полезно нырнуть на самую глубину отчаяния»

Хакамада меняется в каждом отрезке времени. Сейчас у нее очень непростой период

Psychologies
Основатели сети автомоек Fast&Shine занялись IT и производством сыра, а потом стали строителями. Теперь они планируют заработать миллиарды на элитной недвижимости Основатели сети автомоек Fast&Shine занялись IT и производством сыра, а потом стали строителями. Теперь они планируют заработать миллиарды на элитной недвижимости

Аркадий Хохлов и его партнеры рассказали, как вести стройку по Scrum

Inc.
Смертельный номер: каким получился «Французский вестник» Уэса Андерсона Смертельный номер: каким получился «Французский вестник» Уэса Андерсона

«Французский вестник» — самый усталый фильм Уэса Андерсона

РБК
Наталья Андрейченко: как «Леди Совершенство» открыла духовный центр в Мексике Наталья Андрейченко: как «Леди Совершенство» открыла духовный центр в Мексике

Почему Наталье Андрейченко пришлось вернуться на родину и заново учиться жить?

Cosmopolitan
Александр Роднянский Александр Роднянский

Александр Роднянский знает, как особый взгляд приводит к выдвижению на «Оскар»

Собака.ru
Открыть в приложении