«Деньги — это ловушка». Французский писатель Жан-Кристоф Гранже о нацизме, депрессии и жизни по Фрейду

Жан-Кристоф Гранже рассказывает, как боролся с депрессией и искал отца

ForbesРепортаж

«Деньги — это ловушка». Французский писатель Жан-Кристоф Гранже о нацизме, депрессии и жизни по Фрейду

58-летний француз Жан-Кристоф Гранже — один из самых популярных в мире авторов детективных романов. Его книги переведены на 30 языков и практически все экранизированы. В интервью Forbes Life писатель честно рассказал, как боролся с депрессией, искал собственного отца и почему на литературе невозможно заработать даже во Франции

Наталья Ломыкина

Жан-Кристоф Гранже Фото Virginie Luc / Wikimedia Commons

Вот уже 20 лет бывший журналист-международник, Гранже умело смешивает мрачный психологизм и извращенную жестокость с современной повесткой и превращает классический полицейский детектив в головокружительные триллеры. В марте на русском языке вышел новый роман Гранже «Последняя охота», в котором писатель вернулся к герою бестселлера «Багровые реки» Полу Ньеману и отправил его Шварцваальд расследовать убийство богатого немецкого аристократа. В интервью литературному обозревателю Forbes Наталье Ломыкиной Гранже пояснил, как из сценария сериала получился новый роман, впервые признался в безумии отца и собственных травмах, рассказал об отношении к наркотикам, презрении к французским СМИ и зависимости от денег.

На русском языке вышел ваш новый роман «Последняя охота». Прежде у вас не было романов со сквозным героем, кроме дилогии «Лонтано» и «Конго реквием». Почему вы вернулись к Пьеру Ньеману, тем более столько лет спустя?

Я всегда избегал использовать одних и тех же персонажей, предпочитая создавать новых. Но в этот раз у меня была идея написать серию историй, в которых полицейский помогает жандармам по всей Франции. Почему бы не выбрать для этой цели Ньемана? Он ведь именно этим занимался в «Багровых реках». Сначала я решил использовать эти истории в эпизодах сериала, над которым мы работали во Франции. Но в то же время некоторые сюжеты так сильно мне понравились, что я решил написать на их основе и роман тоже. Моя бабушка говорила: «Только идиоты никогда не меняют свою точку зрения».

В «Последней охоте» вы касаетесь темы нацизма. Затронула ли Вторая мировая вашу семью?

Меня воспитывала бабушка, которая прошла через две мировых войны. Я никогда не слышал, чтобы она говорила о «немцах», только о «бошах» (презрительное прозвище немцев во Франции — прим.ред), о «фрицах», о «сволочах» и так далее. К счастью, у меня было достаточно времени, чтобы во всем разобраться и полюбить, например, немецкую культуру. Я пианист, поэтому могу с уверенностью сказать: в том, что касается классической музыки, немцы самые великие. Я часто обращаюсь в своих книгах к теме нацизма, поскольку меня очень интересует Зло с большой буквы. Нацизм — печальная и большая часть этой области. Сейчас, кстати, я работаю над историческим романом, действие которого происходит в Берлине 30-х годов.

То есть вы прочно осели в Германии.

В 90-е годы, до того как стать писателем, я около 10 лет работал специальным корреспондентом. У меня было много командировок, но некоторые места, которые я посетил, произвели на меня неизгладимое впечатление. Шварцвальд в Германии — один из таких регионов. В то время я мечтал написать детективный роман. Во время той поездки я подумал: «Да это же идеальное место для триллера!».

У ваших героев, даже положительных, обычно есть сильные фобии и серьезные психологические травмы. Например, Пьер Ньеман с детства боится собак (и уж вы позаботитесь, чтобы ему пришлось с ними встретиться). Консультируетесь ли вы с психологами, создавая характеры героев?

Это одна из причин, почему мне так нравится придумывать новых персонажей. Они все должны были пережить какую-то травму, быть сложно устроенными, в их судьбе должна быть некая неизбежность. В этом мы недалеко ушли от греческой трагедии. В некотором плане даже у моих положительных персонажей сложный жизненный путь, полный травматизма и внутренних ран. Чтобы описать такое, не нужно консультироваться с психологом. У каждого из нас есть такие раны. Мне достаточно вдохновляться самим собой.

Как вы относитесь к тому, что сейчас во всем принято искать первопричину, родовые травмы, депрессию и так далее. Насколько детство определяет жизнь?

Возможно, это связано с моим собственным опытом, но я думаю, что наше детство определяет нас на 100%. Именно поэтому мне так нравится Зигмунд Фрейд. Я считаю, что, несмотря на критику, которой подвергаются его исследования сейчас, он гений ничуть не меньше, чем Эйнштейн или Леонардо Да Винчи. Он смог не только понять, что нас полностью формируют травмы, полученные в детстве, но и то, что люди предпочитают их скрывать. Поэтому я так люблю Фрейда: для него судьба каждого человека — это триллер с секретом, который нужно откопать.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

25 лучших первоапрельских розыгрышей в истории 25 лучших первоапрельских розыгрышей в истории

Единичные примеры крупных обманов на 1 апреля, в которые поверили

Maxim
Гипнотизирующий хаос: «Юнона» сделала новый снимок Юпитера Гипнотизирующий хаос: «Юнона» сделала новый снимок Юпитера

Такой эту планету вы еще не видели

National Geographic
Деревенский модник: 5 фактов о новом Land Rover Defender Деревенский модник: 5 фактов о новом Land Rover Defender

Пять главных решений, кардинально изменивших Land Rover Defender

РБК
«Не хочу и не буду»: что я на самом деле думаю о саморазвитии на карантине «Не хочу и не буду»: что я на самом деле думаю о саморазвитии на карантине

Призывы провести карантин с пользой окружили меня со всех сторон

Psychologies
«Бизнес был – сейчас бизнеса нет»: владелец ГУМа оценил потери от режима самоизоляции в миллиарды рублей «Бизнес был – сейчас бизнеса нет»: владелец ГУМа оценил потери от режима самоизоляции в миллиарды рублей

Президент группы компаний Bosco di Ciliegi рассказал, как переживает карантин

Forbes
Вспыхнула ярчайшая сверхновая в истории Вспыхнула ярчайшая сверхновая в истории

Вспышка сверхновой прошла по необычному любопытному сценарию

Популярная механика
Пока сидим дома: 10 длинных (и великих) сериалов, на которые стоит потратить время Пока сидим дома: 10 длинных (и великих) сериалов, на которые стоит потратить время

Только современная классика — смотрим, пересматриваем, вдохновляемся и смеемся

Esquire
Твердотельный квантовый компьютер заработал при температуре выше кельвина Твердотельный квантовый компьютер заработал при температуре выше кельвина

При таких температурах квантовые вычисления становятся простыми и дешевыми

N+1
Что такое альфа-гал и с чем его (не) едят Что такое альфа-гал и с чем его (не) едят

Укус клеща — неприятное событие, которое может стать для кого-то судьбоносным

Наука и жизнь
Терпеть или уйти? Как быть, если мужчина не дает развиваться Терпеть или уйти? Как быть, если мужчина не дает развиваться

Что делать, если мужчина не поддерживает ваше желание развиваться?

Psychologies
Smart ЗОЖ: Мой путь к здоровью Smart ЗОЖ: Мой путь к здоровью

Алёна Мурлаева рассказывает свою историю болезни и создания системы питания

Домашний Очаг
Бесполезные машины механика Ника Ремеджа: торжество абсурда Бесполезные машины механика Ника Ремеджа: торжество абсурда

Ржавые колеса, полиэтиленовые пакеты, стоптанная обувь – в дело идет все

Популярная механика
8 фильмов, которые Голливуду пришлось переделать для иностранцев 8 фильмов, которые Голливуду пришлось переделать для иностранцев

Иногда стоит в отдельно взятой стране показать альтернативный вариант фильма

Maxim
Николя Барро: Любовные письма с Монмартра Николя Барро: Любовные письма с Монмартра

Смерть жены выбивает молодого писателя Жюльена Азуле из колеи

СНОБ
Пельмень из машины: казанский предприниматель хочет потеснить фастфуд своими автоматами с горячей едой Пельмень из машины: казанский предприниматель хочет потеснить фастфуд своими автоматами с горячей едой

Семён Фролов рассчитывает превратить пельмени в популярное молодёжное блюдо

VC.RU
Свет в конце тоннеля: налаживаем контакт с собой в самоизоляции Свет в конце тоннеля: налаживаем контакт с собой в самоизоляции

Сохранить равновесие помогут внимательное отношение к собственным потребностям

Psychologies
Любовь Лолиты Любовь Лолиты

Лолита Милявская нашла нового мужчину и по-прежнему не собирается притворяться

Домашний Очаг
Завтрак на траве Завтрак на траве

Алексей Тарханов рассказывает про жизнь художника Клода Моне в Живерни

AD
Секреты короля: 6 загадок жизни и смерти Майкла Джексона Секреты короля: 6 загадок жизни и смерти Майкла Джексона

Помимо огромной популярности Майкл Джексон оставил нам множество загадок

Cosmopolitan
Форму и ускорение межзвездного астероида Оумуамуа объяснили особенностями происхождения Форму и ускорение межзвездного астероида Оумуамуа объяснили особенностями происхождения

Особенности межзвездного астероида Оумуамуа объясняются его происхождением

N+1
Кристен Стюарт - 30: чем прославилась скандальная актриса из саги Кристен Стюарт - 30: чем прославилась скандальная актриса из саги

Кристен Стюарт часто идет против системы

Cosmopolitan
Мне очень везет в любви Мне очень везет в любви

В прошлом году Дженнифер Энистон исполнилось 50 лет

Добрые советы
Луч света в темном царстве. Как будет развиваться киноиндустрия после пандемии Луч света в темном царстве. Как будет развиваться киноиндустрия после пандемии

Российский кинематограф вызывает огромное количество споров

СНОБ
Взрывной характер: чем опасен вулкан Кракатау Взрывной характер: чем опасен вулкан Кракатау

Индонезийские острова Ява и Суматра разделяет Зондский пролив

Популярная механика
Топливо больших скоростей Топливо больших скоростей

Прогресс привнес новейшие технологии в систему обеспечения лайнеров топливом

Популярная механика
Как сохранить стройность на карантине Как сохранить стройность на карантине

Как питаться в самоизоляции, чтобы сберечь результаты всех похудательных усилий?

Худеем правильно
«Сидеть на месте – не моё» «Сидеть на месте – не моё»

Наша героиня советует найти врача, который разгадает квест с вашим весом

Худеем правильно
Павел Ворожцов. Служебный роман Павел Ворожцов. Служебный роман

Как Павел Ворожцов понял, что стоит научиться держать себя в руках

Караван историй
Точка разрыва Точка разрыва

Рынок нефти переживает беспрецедентный профицит предложения

Эксперт
Обстоятельства времени Обстоятельства времени

Вы регулярно ухаживаете за кожей, но примерно раз в месяц что-то идет не так

Glamour
Открыть в приложении