Британская журналистка — о смешном Гоголе и серьезном Тарковском

В издательстве Individuum вышла книга «Саморазвитие по Толстому»

РБКРепортаж

Британская журналистка — о смешном Гоголе и серьезном Тарковском

В издательстве Individuum вышла книга «Саморазвитие по Толстому», которую написала британская журналистка и комик Вив Гроскоп. Мы узнали у нее, почему на Западе Пушкин считается элитарным автором и чем создатель «Анны Карениной» похож на свою героиню.

Автор Игорь Кириенков

755632870729085.png
Вив Гроскоп. Michael Sissons

В детстве Вив Гроскоп думала, что она русская: ее фамилия слишком уж отличалась от тех, которые носили ее одноклассники. Это потом она поняла, что Гроскопы не имеют никакого отношения к России, но к тому времени уже успела заразиться любовью к русскому языку и культуре. Сегодня Гроскоп — видная британская журналистка, которая пишет об искусстве, литературе и поп-культуре. Она ездит по стране со стендапами, читает лекции и сочиняет книги. Одна из последних, «Anna Karenina Fix» (или, в русском переводе, «Саморазвитие по Толстому»), — своего рода «инструкция по выживанию с помощью подсказок, спрятанных в русской классике». Игорь Кириенков обсудил с Гроскоп, как она учила язык, за что не любит Набокова и в чем сила нашей литературы.

— Вы учились в Санкт-Петербурге в начале 1990-х — время, про которое в России часто говорят штампами: либо «лихие», либо «свободные». Каким вам показался город и его жители?

— Когда я впервые приехала в Россию в 1992-м, мне было 19 лет. Я выросла в маленькой деревне в Англии, и Петербург стал для меня первым большим городом в жизни — мне было совершенно неважно, что это постсоветская Россия. Теперь, вернувшись сюда много лет спустя и видя, насколько быстро все изменилось, я понимаю: это была другая планета; страна, которой больше не существует. Сейчас этот период считают диким, а тогда я назвала бы его свободным. Все мои друзья постоянно говорили: «В России все можно». Не было никаких законов, все было свободно — и для русских, и для иностранцев. Да и я была довольно наивная и молодая. Это было странное время еще и потому, что молодежь моего возраста, которая выросла в Советском Союзе, не думала, что когда-нибудь встретит кого-то с Запада. Для многих людей, с которыми я тогда познакомилась, я была первой иностранкой, которую они видели в своей жизни. И когда я стала немножко лучше говорить на русском языке, никто не верил, что я не литовка и не латышка, что я из Англии.

— Как вас учили литературе: скорее, объясняли, «что хотел сказать автор», или больше обращали внимание на стиль?

— В школе в Англии мы вообще не изучали русских классиков: это не входило в программу, и учителя предполагали, что мы будем читать их в свободное время. Когда мне было 14–15, я стала читать «Анну Каренину», «Войну и мир» и «Преступление и наказание» для себя, потому что хотела заниматься русским языком. В 18 — уже в Кембридже — я начала его учить. Там очень суровая программа: первая неделя — алфавит, вторая — «Медный всадник», третья — «Герой нашего времени».

Это было невероятно трудно: когда я занималась французским, немецким и испанским в школе, акцент был на устной речи. А в конце первого года в Кембридже у нас был тест на 50 вопросов, и я смогла правильно ответить только на один: я единственная в классе знала слово «полотенце». Все наши знания были связаны с литературой, а вот как сказать «принимать душ» или что-то такое, — нет, этому нас не учили.

755632871028959.jpg
Вив Гроскоп. Steve Ullathorne 

— А как вы попали в русский Vogue?

— Мы познакомились с Аленой Долецкой в 1998 году: появился русский Vogue, и я взяла у нее интервью. Они планировали большой праздник, но из-за кризиса его пришлось отменить. Через два-три года я стала писать для Vogue как внештатный корреспондент в Лондоне. Других заграничных авторов переводили; у меня была амбициозная идея писать сразу по-русски, но от нее пришлось отказаться. Я брала интервью у голливудских знаменитостей вроде Гвинет Пэлтроу, дизайнеров типа Стеллы Маккартни, или просто известных русских.

— Среди прочих вы общались с вдовой Александра Литвиненко Мариной — но это уже явно было не для Vogue?

— Да, уже примерно 15 лет я сотрудничаю с The Guardian, The Observer и Financial Times. Для них я в том числе разговариваю с русскими людьми, которые воплощают какой-то феномен, — например, с Людмилой Петрушевской или Сергеем Лукьяненко.

— Русская литература гораздо моложе европейских и, по сути, укладывается в два столетия. Насколько эта ее юность ощущается читателем, который вырос в другой — куда более древней — культурной традиции?

— При всех наших предубеждениях мы точно не думаем, что Толстой, Достоевский, Чехов, Набоков в сравнении с Шекспиром литературные дети. Напротив — для нас это взрослые в семье. Это связано и с объемом текстов: Шекспир сочинял маленькие пьесы или сонеты, а «Война и мир», «Анна Каренина», «Доктор Живаго» — громадные, длинные, тяжелые книги. Нет, мы точно не относимся к вам как к подросткам.

755632875401907.jpg
Антон Чехов и Лев Толстой, 1903. Фотохроника ТАСС

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

«Они перестанут ездить в центр». У таксистов большие проблемы «Они перестанут ездить в центр». У таксистов большие проблемы

Таксистам отказали в просьбе не штрафовать их за высадку в запрещенных местах

РБК, июль'19
«Протест адресован не московским властям»: будет ли разрастаться политический кризис в столице «Протест адресован не московским властям»: будет ли разрастаться политический кризис в столице

О причинах столичного протеста и перспективах его разрастания в кризис

Forbes, август'19
Черная быль. Что именно произошло на Чернобыльской АЭС и чем все кончилось Черная быль. Что именно произошло на Чернобыльской АЭС и чем все кончилось

С момента катастрофы на Чернобыльской АЭС прошло уже много лет

Maxim, апрель'18
Елена Север: Любовь с первого взгляда Елена Север: Любовь с первого взгляда

Интервью с Еленой Север

Лиза, июль'19
Интерьер для двоих Интерьер для двоих

Новая работа Антона Корнеева и Екатерины Блохиной — квартира в жилом комплексе

SALON-Interior, июль'19
Алкогений: Раймонд Чандлер Алкогений: Раймонд Чандлер

«Когда я пьян, от меня пахнет дохлыми жабами»

Maxim, июль'19
Следствие предсказало дорогу дальнюю Следствие предсказало дорогу дальнюю

Три вопроса об обвинении бывшего главы «Автодора» Сергея Кельбаха

РБК, июль'19
Так ярко, так больно! 5 вопросов накануне курортного романа Так ярко, так больно! 5 вопросов накануне курортного романа

Почему мы так сильно влюбляемся именно в отпуске и почему так трудно отпускаем

Домашний Очаг, июль'19
Клубничный рейд Клубничный рейд

Экс-кандидат в президенты России борется с бывшей женой за совхозные земли

Forbes, август'19
Повелитель Мухин Повелитель Мухин

GQ поговорил с Владимиром Мухиным, шеф-поваром White Rabbit

GQ, август'19
5 необычных форматов семьи, которые могут стать нормой 5 необычных форматов семьи, которые могут стать нормой

Как поколение Z, геймеры и дети-блогеры разрушают устои традиционной семьи

РБК, июль'19
На дух не переношу! На дух не переношу!

Что такое пищевая непереносимость

Лиза, июль'19
Metallica в Москве: любимая тренировка участников группы перед шоу Metallica в Москве: любимая тренировка участников группы перед шоу

Смотри, какой должна быть настоящая рок-н-ролльная тренировка

Men’s Health, июль'19
Малый бизнес Малый бизнес

Работа подростка — стресс и для него самого, и для родителей

Добрые советы, август'19
С легкой парой! С легкой парой!

Мы задали экспертам самые неудобные вопросы про уход за ногами

Glamour, август'19
Минкультуры не стало торговаться в буфете Минкультуры не стало торговаться в буфете

Театрам разрешат открывать точки общепита без конкурса

РБК, июль'19
Ален Делон, Марлон Брандо и еще 7 мужчин — легенд кино XX века Ален Делон, Марлон Брандо и еще 7 мужчин — легенд кино XX века

Как сложились судьбы легенд кино XX века в кино и за кадром

РБК, июль'19
Откуда животик? Откуда животик?

Ты качаешь пресс, следишь за питанием, но лучше не становится. Почему?

Лиза, август'19
Испорченный телефон против испорченной карьеры Кевина Спейси Испорченный телефон против испорченной карьеры Кевина Спейси

Прекращено дело против Кевина Спейси по обвинению в сексуальных домогательствах

РБК, июль'19
Какие спектакли смотреть в августе Какие спектакли смотреть в августе

От «Лебединого озера» до променад-синема Invisible Moscow

Vogue, июль'19
#ктокроменас #ктокроменас

Командование операцией по спасению планеты принял на себя общепит

Собака.ru, июль'19
До смерти не хочется секса До смерти не хочется секса

Акробатическое спаривание в воздухе

National Geographic, август'19
Буйная растительность Буйная растительность

Хищные растения — безжалостные убийцы и жертвы тяжелых жизненных обстоятельств

Вокруг света, август'19
Абрахам-Луи Бреге – человек, который изобрел наручные часы Абрахам-Луи Бреге – человек, который изобрел наручные часы

Абрахам-Луи Бреге создал большую часть усложнений и функций часов

GQ, июль'19
Елизавета Братищева: «Мы строги в выборе партнеров» Елизавета Братищева: «Мы строги в выборе партнеров»

Сеть бургерных #FARШ решилась на франшизу

Maxim, июль'19
8 функций Яндекс.Почты, о которых ты скорее всего не знаешь 8 функций Яндекс.Почты, о которых ты скорее всего не знаешь

Изобретатели порой делают удобные и привычные вещи еще удобнее. Например почту

Maxim, июль'19
Ученые опровергают теорию о том, что заглядывание в смартфон по ночам может привести к нарушению сна Ученые опровергают теорию о том, что заглядывание в смартфон по ночам может привести к нарушению сна

Смартфон не приводит к нарушению сна, но свет все равно новый канцероген

Maxim, июль'19
Своя история Своя история

Национальные особенности интерьера проявляются в фольклорных мотивах и техниках

SALON-Interior, июль'19
Восемь умных ног Восемь умных ног

Это морское существо называют «самым курьёзным созданием» на нашей планете

Наука и жизнь, июль'19
5 вредных для экологии привычек, от которых пора избавиться 5 вредных для экологии привычек, от которых пора избавиться

Как избавиться от вредных привычек, которые плохо влияют на «здоровье» планеты

Psychologies, июль'19