Что общего между антисталинизмом 90-х и политикой денацификации в Германии

СНОБИстория

Автор книги «Неудобное прошлое» Николай Эппле — о проработке исторических травм

Исследователь политики обращения с трудным прошлым Николай Эппле объясняет, что общего между антисталинизмом 90-х и политикой денацификации в Германии, почему не стоит желать «Нового Нюрнберга» и почему проработка исторических травм обществом не может закончиться никогда

Беседовал Станислав Кувалдин

78683c114e7f728065a374487c47aedabc3ff58a3dee43b0d2611e658b1457d3.jpg
Фото: Личный архив Николая Эппле

Травмирующая память — высокоэнергетический ресурс


Ɔ. В вашей книге разобраны примеры того, как общества в разных странах, от Германии и Японии до Аргентины или ЮАР, приходили к необходимости проработки собственного травматического прошлого и искали способы, как именно это сделать. Центральное место в книге занимает Россия. Однако насколько в принципе неизбежна проработка исторических травм? Можно ли предположить, что кто-то решит не обращаться к прошлому и жить дальше, не отвлекаясь на все эти «сложности»?

Разбирая кейсы разных стран, которые проходили через этот процесс, мы можем сделать вывод, что потребность в такой работе с трудным прошлым возникает во многих обществах. Граждане испытывают потребность поговорить и найти ответ на вопрос, что произошло с ними и с их страной. И если не идти им навстречу и не организовывать свободную процедуру в рамках демократического сценария, где каждая сторона получает возможность высказаться, то все невысказанное или обсуждаемое внутри закрытых сообществ может стать политическим ресурсом для разных манипуляций, в том числе довольно опасных. Иными словами, травмирующая память — всегда высокоэнергетический ресурс, который никогда не лежит мертвым грузом и продолжает воздействовать на общество. Соблазн воспользоваться им в политических целях может быть у многих. И задача проработки трагического прошлого состоит в том, чтобы высвобождение такого ресурса работало на пользу обществу, а не было подпитывающей базой для тех сил, кто заинтересован в его разделении.

Ɔ. Разговор о тяжелом прошлом, пусть и с самыми добрыми намерениями, также может стать добычей манипуляторов и спекулянтов. Просто потому, что этот разговор остается тяжелым и способен вызывать непредсказуемые реакции. Возможно, наши власти, стремящиеся всеми способами «подморозить» страну, в том числе и поэтому проводят несколько двусмысленную политику в отношении проработки травм XX века, официально осуждая террор, но не препятствуя его гласному оправданию.

Нельзя отрицать, что любая «сильная» тема, способная объединить электорат, может быть использована в каких-то манипуляциях. В этом смысле вариант «забыть» может выглядеть более привлекательным. Об этом есть интересная книга — «Похвала забвению», написанная сыном Сьюзан Зонтаг Дэвидом Риффом (Rieff D. In Praise of Forgetting: Historical Memory and Its Ironies. Yale University Press, 2016). В ней рассматриваются примеры того, как непрекращающийся разговор о трудном прошлом превращается в бесконечное расчесывание ран и удобный инструмент для разных политических сил. Самый яркий случай, наверное, Северная Ирландия, где примирению католической и протестантской общины уделяется огромное внимание, на это работают многочисленные государственные и негосударственные организации, привлекающие к этому процессу большие материальные средства и действующие в соответствии с лучшими рекомендациями политических и социальных наук. Однако эти процессы в значительной степени превращаются в «отмывочный механизм» для действующих политических сил, как британских, так и североирландских. Так что отрицательные побочные эффекты у проработки прошлого тоже возможны. Но надо понимать, что та же книга Риффа — это голос западного интеллектуала, описывающего ситуацию в западных обществах, которые уже проделали огромный путь в работе с собственным прошлым. И если сейчас у него появляется мысль: «Не стоит ли после всего сделанного дать прошлому наконец забыться?», — на это едва ли стоит ориентироваться в России, находящейся в самом начале этого пути.

363815d986eec99db0776b84bf877481aba626915cf754004e1d1ce3740ea265.jpg
Мемориал жертвам Холокоста в Берлине. Фото: Giulia Gasperini/Unsplash

Немцы уже могут обсуждать евреев

Ɔ. Можно ли на самом деле закончить проработку прошлого? И чем она может завершиться? Даже по описанным в книге примерам видно, что конца этой работе не видно. Не превращается ли она в элемент гражданской религии со своей литургией? Как, например, мы всегда должны «прорабатывать» травму первородного греха или, в случае христиан, распятия Иисуса?

О проработке прошлого можно сказать те же слова, какие обычно говорят о демократии: это никогда не будет конечным процессом. Нет такого набора мер, приняв который можно заявить, что отныне мы живем в демократическом обществе и, значит, можно расслабиться. Это всегда предполагает постоянную поддержку и достройку определенных институтов. Так же и с проработкой прошлого. «Закончить» ее можно, только если какое-то поколение решит, что ответило на все вопросы и выработало свою позицию о прошлом страны. Но затем рождаются новые поколения со своим культурным языком и этической оптикой, и у них появляются новые вопросы о минувшем. Именно так происходит в Германии и в других странах, где осознание собственного тяжелого прошлого занимает десятилетия и все еще продолжается. При этом ни в коем случае нельзя говорить, что этот процесс топчется на одном месте. Один из любопытных примеров — выход популярного сериала «Неортодоксальная» — о девушке из ортодоксальной американской еврейской общины, бегущей от царящего в среде ортодоксов насилия и диктата в Берлин. Вплоть до последнего времени критика внутренних нравов, царящих в ортодоксальных еврейских общинах, не могла попасть в западную массовую культуру. Это было распространенной темой в Израиле, где очень высок градус полемики между разными частями общества. Отчасти критическое обсуждение закрытых иудейских общин могло происходить в американской университетской среде, в принципе довольно левой и часто сочувствующей палестинцам. Но представить, чтобы голос, осуждающий нравы ортодоксальных иудеев, раздался в Германии, еще несколько лет назад было довольно трудно — это воспринималось бы как крайняя бестактность, учитывая историю Холокоста. И вот сейчас выходит популярный сериал, снятый в Германии по немецкой книге, где ортодоксальная иудейка бежит в Берлин, ставший для нее территорией свободы. Отчасти это стало возможным благодаря тому, что у нас назвали «новой этикой», то есть гораздо более непримиримому отношению к любым формам насилия и давления, в том числе семейного. Но важно и то, что современное поколение немцев уже не считает себя не вправе говорить, даже если вопрос касается евреев. Общество проделало громадную и тяжелую работу по осознанию того чудовищного преступления, которое было когда-то совершено от его имени, и теперь стало свободнее в разговоре об актуальных вопросах. В этом смысле непроработанное прошлое создает в том числе и этические барьеры перед обсуждением некоторых современных вопросов, способствует внутренней цензуре. И это еще один довод в пользу того, чтобы работать с тяжелым прошлым.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Алесь Адамович Алесь Адамович

Опыт, пережитый Адамовичем во время войны, определил его мировоззрение

Дилетант
5 отталкивающих стратегий, которые используют ревнивцы 5 отталкивающих стратегий, которые используют ревнивцы

Ревность заставляет нас искать улики и контролировать любимого человека

Psychologies
Гортензия вьющаяся / Hydrangea scandens Гортензия вьющаяся / Hydrangea scandens

Луи-Жеро Кастор: говоря на языке искусства, мои букеты — это работы Ротко

Elle
Как побороть лень, апатию и усталость? Как побороть лень, апатию и усталость?

Как снова стать бодрым и энергичным?

Cosmopolitan
Юбка в клетку: как выбрать и с чем носить трендовую вещь Юбка в клетку: как выбрать и с чем носить трендовую вещь

Учимся носить юбки в клетку, чтобы быть в центре внимания

Cosmopolitan
История Билли Миллигана — маньяка с 24 личностями: фрагмент книги Дэниэла Киза «Войны Миллигана» История Билли Миллигана — маньяка с 24 личностями: фрагмент книги Дэниэла Киза «Войны Миллигана»

Отрывок из романа Дэниэла Киза "Войны Миллигана" в переводе Аллы Юшенковой

Esquire
Жизнь под запись Жизнь под запись

О новых аргументах в споре с детьми

Огонёк
Южная готика и новая этика Южная готика и новая этика

«Долина соблазна» — производственная драма из жизни стриптизерш

Weekend
В центре Осаки нашли странное кладбище с круглыми могилами В центре Осаки нашли странное кладбище с круглыми могилами

Находка, уникальная количеством могил и городским расположением

National Geographic
Чем нам запомнится футбольная карьера Икера Касильяса Чем нам запомнится футбольная карьера Икера Касильяса

Великий испанский вратарь Икер Касильяс завершил карьеру

GQ
Уроки новой «войны» Уроки новой «войны»

Как вести себя инвестору, когда будут случаться внешние шоки

Forbes
Как выбрать шрифт в Instagram и не облажаться: ироничный гид Esquire Как выбрать шрифт в Instagram и не облажаться: ироничный гид Esquire

Анализируем шрифты Instagram: от модного курсива до подобия Comic Sans

Esquire
7 вопросов об эндометриозе 7 вопросов об эндометриозе

Об этом заболевании должна знать каждая женщина

Лиза
Чингисы Чингисы

Новый княжеский род Чингисов появился в России на закате империи, в XIX веке

Дилетант
На веки ваши На веки ваши

Как правильно ухаживать за уязвимой кожей глаз

Добрые советы
Пункты выдачи по всей стране, долги и курс на публичность: The Bell рассказал историю Wildberries Пункты выдачи по всей стране, долги и курс на публичность: The Bell рассказал историю Wildberries

Как бизнес «без инвестиций и стартового капитала» стал крупным ритейлером

VC.RU
10 машин с очень большим пробегом, которые можно смело покупать 10 машин с очень большим пробегом, которые можно смело покупать

Модели недавного прошлого, над которыми почти не властно время

РБК
Мауна-Кеа – вулкан-рекордсмен Земли по относительной высоте Мауна-Кеа – вулкан-рекордсмен Земли по относительной высоте

Гавайский гигант, который выше Эвереста

National Geographic
Мумия датского епископа помогла подтвердить древнее происхождение туберкулеза Мумия датского епископа помогла подтвердить древнее происхождение туберкулеза

По версии ученых, туберкулез возник в эпоху неолита

National Geographic
Что известно о Psiphon — уже самом популярном сервисе для обхода белорусских блокировок интернета Что известно о Psiphon — уже самом популярном сервисе для обхода белорусских блокировок интернета

Кто создал Psiphon и как работает сервис

VC.RU
Слезы, арбузы, торты и костный мозг: странности беременных звезд Слезы, арбузы, торты и костный мозг: странности беременных звезд

Звездные мамочки рассказывают об изменениях своих привычек во время беременности

Cosmopolitan
Ешьте, как животные Ешьте, как животные

Чтобы избавиться от лишнего веса, надо воспользоваться опытом животных

Худеем правильно
Кипятить воду несколько раз: вредно или нет? Кипятить воду несколько раз: вредно или нет?

Насколько вредна повторно кипяченная вода

CHIP
Кротовые норы могут быть проходимыми Кротовые норы могут быть проходимыми

Nак называемые кротовые норы действительно могут существовать

Популярная механика
Пора взрослеть: как мы меняем свою жизнь Пора взрослеть: как мы меняем свою жизнь

Этапы взросления описывает концепция четырех миров

Psychologies
Примеры для подражания Примеры для подражания

Софико Шеварнадзе, Даня Милохин и «Антиглянец»

Cosmopolitan
«Слабоумие и отвага». Как построить совместный бизнес с подругой и пережить пандемию «Слабоумие и отвага». Как построить совместный бизнес с подругой и пережить пандемию

Как энергия партнерства спасает в кризис

Forbes
Имена игрушек помогли годовалым детям узнать про категории объектов Имена игрушек помогли годовалым детям узнать про категории объектов

Если игрушкам дать имена, то ребенок сможет отличить их среди других похожих

N+1
Один такой Один такой

Дизайнер Ксения Ступко оформила интерьер загородной резиденции под Краснодаром

SALON-Interior
Ошибки эволюции: неразумный дизайн Ошибки эволюции: неразумный дизайн

Эволюция — это случайные ошибки или все же рациональный дизайн?

Популярная механика
Открыть в приложении