Как независимые издательства открывают новую американскую литературу

WeekendСобытия

Американ экспресс

Как независимые издательства открывают новую американскую литературу

1968. Фото: Santi Visalli / Getty Images

В течение последних лет на карте переводной американской литературы XX века в России произошли существенные изменения: появились не только новые имена и названия, но и целые литературные направления. За этими изменениями стоят, как правило, энтузиасты, которые ищут переводчиков, редакторов, дружественных издателей — а то и сами становятся ими. Пока крупные издательства продолжают переиздавать классиков и публиковать лауреатов больших премий, эти энтузиасты открывают российскому читателю мир подземной американской литературы и обойденной вниманием классики. Результаты их трудов впечатляют: всего за несколько лет в России были изданы сразу несколько важнейших американских романов прошлого века — в диапазоне от «Мертвого отца» Дональда Бартелми (2017) до «Бесконечной шутки» Дэвида Фостера Уоллеса (2018). Игорь Кириенков изучил, какую американскую литературу переводили независимые издательства в течение последних трех лет, выбрал восемь книг, на которые стоит обратить особое внимание, а заодно попросил их переводчиков и издателей рассказать о своей работе.

Уильям Гэддис «Плотницкая готика»

«Carpenter’s Gothic», 1985
Перевод Сергея Карпова
Издательства Pollen Press, «Антоним», 2021

Уильям Гэддис — один из ключевых авторов второй половины XX века, радикальным образом повлиявший на облик и круг тем американских постмодернистов. Джонатан Франзен в своем ироничном эссе окрестил его Мистером Сложным, и действительно, «The Recognitions» (1955) и «JR» (1975) относят к числу самых трудных для понимания книг столетия. На их фоне «Плотницкая готика» — текст относительно дружелюбный. Действие разворачивается в деревянном доме в стиле «плотницкая готика», который снимает супружеская пара. Лиз — дочь недавно скончавшегося бизнесмена, чьим наследством она не может в полной мере распоряжаться. Ее муж — ветеран Вьетнама и аферист. Хозяин дома — геолог, когда-то работавший на ЦРУ. Из их диалогов в значительной степени и состоит роман — семейная мелодрама, финансовый триллер и черная комедия сразу. Постмодернизм отчего-то принято считать если не аморальным, то имморальным; словесная пиротехника, дескать, заслоняет всякую социальную проблематику. Гэддис — писатель, напротив, крайне ангажированный: главные мишени его опустошительной критики — экспансивный американский капитализм и религиозные шарлатаны. И «Готика» при всей музыкальной изысканности и технической виртуозности — книга в первую очередь злая. Может быть, дело в обстоятельствах ее создания. В 1977 году от Гэддиса ушла вторая жена, и в письме к другу он сказал, что наконец стал «достаточно язвителен, чтобы написать» американскую версию романа Ивлина Во «Пригоршня праха», которым он восхищался.

Фото: Издательства
Pollen Press,
«Антоним»

Владимир Вертинский, издатель Pollen fanzine:

«Пыльца» выросла из комьюнити, сложившегося вокруг фигуры Томаса Пинчона примерно в 2014 году, когда его особенно активно издавали на русском. Человек слева от тебя читает Пинчона, человек справа от тебя тоже читает Пинчона — и есть люди, которые хотят канализировать этот опыт чтения. Так появился Pollen fanzine: сперва как плохо сверстанный журнал, а потом как сайт, где аккумулируются связи между писателями Америки XX века. В целом плеяду авторов, входящих в нашу орбиту интересов, можно назвать постмодернистами, но мы предпочитаем не проводить никаких дистинкций. Драйвером нашей книгоиздательской деятельности стал украинский переводчик Максим Нестелеев, сумевший пролоббировать два перевода Джозефа Макэлроя. Один — «Бомба» — вышел в Киеве в 2017-м, второй — «Плюс» — у нас в 2019-м. Коллеги называли это предприятие книгоиздательским самоубийством, но книга быстро стала библиографической редкостью, что мотивировало продолжить работу. Следующим мы хотели ввести в русскоязычное пространство Уильяма Гэддиса. Его можно назвать исторической фигурой для американской литературы: условно говоря, он дедушка битников и отец следующего поколения писателей, таких как Пинчон. В России на месте всего этого отрезка — интеллектуальная пустота, которую мы заполняли статьями в журнале, но нужны были и аутентичные произведения эпохи. Называя Гэддиса Мистером Сложным, Франзен драматизирует (или это какой-то комплекс типа «фигуры отца»). На самом деле это очень разухабистый писатель, но в то же время очень умный, очень по-американски правильный. Даже когда текст у Гэддиса начинает сходить с ума, он всегда знает, куда его заведет созданная им фикция. Конечно, его романы — это не жанровая литература для приоритетной выкладки, но и не дремучее экспериментальное письмо тиражом 100 экземпляров. «Плотницкая готика» в этом смысле — идеальный пример. Гэддис сам хотел после достаточно прохладной встречи «Распознаваний» («The Recognitions».— W) сделать роман «для этой пейпербековой публики». Его желание совпало с нашими возможностями. «Готика» — самый доступный по объему и ресурсам роман, который мы себе могли позволить как некоммерческое издательство (спасибо фандрайзингу и издательскому проекту «Антоним»). «Распознавания», впрочем, тоже планируются к изданию в Kongress W press — мы будем партнерами этого проекта.

Роберт Антон Уилсон «Кот Шрёдингера. Трилогия»

1991. Фото: frankenstoen / wikimedia.org

«Schrodinger’s Cat Trilogy», 1979
Перевод Андрея Синельникова
Издательство книжного магазина «Все свободны», 2020

В начале 2000-х на русском вышло сразу несколько книг американского философа-визионера Роберта Антона Уилсона. Возможно, дело было в спросе на конспирологическую литературу и всевозможные книги, расширяющие сознание. Впрочем, в действительности Уилсон ближе к Филипу К. Дику и Умберто Эко, чем к мистическому селф-хелпу. Его романы о тайных обществах и нон-фикшен о квантовой психологии — ироничная, построенная на сомнении проза, а не догматическое учение. «Кот Шрёдингера» — серия романов о трех альтернативных версиях США. В одной террористы шантажируют американское руководство ядерным взрывом, который гарантированно приведет к мировой войне. Во второй президентом страны становится ученая: она подчиняет всю государственную жизнь науке и запускает радикальную судебную реформу. А в третьей как раз и выясняется, что никакой единой реальности не существует — только поле возможного. Написанный в конце 1970-х «Кот...» — хулиганская книга, в которой эйнштейновская физика сочетается с тимоти-лириевской психоделикой и раблезианским юмором. Эта трилогия — слепок наивной эпохи, когда представители контркультуры верили: люди только и ждут, чтобы их разбудили и показали, как прихотливо на самом деле устроен мир.

Фото: Издательство
книжного магазина
«Все свободны»

Артем Фаустов, совладелец книжного магазина и издательства «Все свободны», редактор книги:

С переводчиком Андреем Синельниковым мы знакомы еще с тех времен, когда никакого издательства и книжного магазина «Все свободны» не было в проекте, а я только краем уха слышал о Роберте Антоне Уилсоне. Уже позже мне попала в руки книга РАУ «Секс, магия и психоделия» в переводе Андрея, и я был ошарашен: это умнейшая, острая и стилистически безупречная публицистика в духе Курта Воннегута. Уилсон как-то непостижимо сочетает либертарный научный скепсис и нью-эйджерскую оптику — вселенское сознание, Тимоти Лири, оккультизм и прочее. И все это вроде как не всерьез, но одновременно с трикстерским прищуром. Ну и перевод: пожалуй, первый на моей памяти, где и субкультурный дискурс передан абсолютно адекватно, и к научной части не придраться. Андрей предложил провести во «Все свободны» презентацию книги и рассказал, что уже давно занимается переводом большого романа РАУ «Кот Шрёдингера» и хотел бы предложить его к публикации в нашем издательстве. Два года мы готовили книгу: пришлось бессчетное количество раз искать первоисточники уилсоновских острот, каламбуров и зашифрованных посланий, которыми роман нашпигован, и привлечь стороннего эксперта для сверки перевода терминов квантовой физики, на которой строится концепция вселенной романа. «Кот Шрёдингера» — памфлет на США начала 1980-х годов и очень здорово передает настроения интеллектуальной части общества, фрустрирующей по поводу усиления фундаментализма, раздавленной демократии и произвола силовых ведомств. В романе подобные состояния социума показаны как квантовые позиции мультивселенной, которые люди все еще в состоянии изменить к лучшему. Впрочем, две параллельные Земли из трех все равно сгорают в ядерном апокалипсисе. Уилсон мечтатель, однако в первую очередь он скептик.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Отмена клеточной смерти нейронов помогла обонятельной системе дрозофил эволюционировать Отмена клеточной смерти нейронов помогла обонятельной системе дрозофил эволюционировать

Для этого насекомые заблокировали программированную клеточную гибель

N+1
Нужен сооснователь-мужчина: как женские стартапы привлекают инвестиции Нужен сооснователь-мужчина: как женские стартапы привлекают инвестиции

Инвесторы все чаще включают женские проекты в свои пайплайны

Forbes
Пример для подражания. Катя Гуру Пример для подражания. Катя Гуру

Катя Гуру рассказала нам, как изменила судьбу тысяч женщин

VOICE
Австралийцы обнаружили древнейшие сердца возрастом 390-370 миллионов лет. Это сердца панцирных рыб Австралийцы обнаружили древнейшие сердца возрастом 390-370 миллионов лет. Это сердца панцирных рыб

Первые сердца принадлежали древним рыбам плакодермам

N+1
Замятин, Лукьяненко и Туровский: кого читают эксперты по кибербезопасности Замятин, Лукьяненко и Туровский: кого читают эксперты по кибербезопасности

Список книг, которые рекомендует к прочтению эксперт «Лаборатории Касперского»

TechInsider
Привычки мужчины, от которых ты его никогда не отучишь Привычки мужчины, от которых ты его никогда не отучишь

Есть вещи, которые мужчина будет делать всегда, и с этим проще смириться

VOICE
Как принять горе и отказаться быть жертвой: 8 мудрых цитат автора книги «Выбор» Эдит Эгер Как принять горе и отказаться быть жертвой: 8 мудрых цитат автора книги «Выбор» Эдит Эгер

Эдит Эгер — как найти опору в себе

Psychologies
«Тихое увольнение»: что значит новый карьерный тренд «Тихое увольнение»: что значит новый карьерный тренд

Новый тренд в менеджменте назвали quiet quitting, или «тихий уход»

Psychologies
«Авиатриса»: как Лидия Зверева покоряла небо и учила этому других женщин «Авиатриса»: как Лидия Зверева покоряла небо и учила этому других женщин

Лида Зверева родилась в конце XIX века — вместе с авиацией

Forbes
Директор фонда AdVita о трансплантации костного мозга и лечении онкологии в России Директор фонда AdVita о трансплантации костного мозга и лечении онкологии в России

Директор фонда AdVita — как собирать средства на исследовательские проекты

Forbes
«Купчихи, дворянки, магнатки» «Купчихи, дворянки, магнатки»

Женщины-предпринимательницы XIX века: хозяйка заводов и приисков. Фрагмент книги

N+1
Самая ужасная смерть: история маньяка Джона Джуберта, после казни которого запретили электрический стул Самая ужасная смерть: история маньяка Джона Джуберта, после казни которого запретили электрический стул

Гибель серийного убийцы Джона Джуберта была ужасной

VOICE
Ушёл в историю Ушёл в историю

Почему в России никогда не будет второго Горбачёва и второй перестройки

Дилетант
Как сверхтвердая форма алмаза оказалась внутри редких метеоритов: загадка лонсдейлита Как сверхтвердая форма алмаза оказалась внутри редких метеоритов: загадка лонсдейлита

Почему особую форму алмаза продолжают находить внутри метеоритов редкого типа

TechInsider
Удивительная операция и дальнейшая судьба: история советского хирурга, который вырезал себе аппендикс Удивительная операция и дальнейшая судьба: история советского хирурга, который вырезал себе аппендикс

Удивительная история Леонида Рогозова, человека, который удалил себе аппендикс

TechInsider
Как пользоваться Midjourney: создаем шедевры вместе с нейросетью Как пользоваться Midjourney: создаем шедевры вместе с нейросетью

Как нарисовать шедевр с помощью нейросети? У нас есть инструкция!

CHIP
5 ошибочных стратегий воспитания 5 ошибочных стратегий воспитания

Предлагаем взглянуть на методы воспитания с точек зрения: родителя и ребенка

Psychologies
Ученые нашли нейроны головного мозга, которые измеряют положение и перемещение в пространстве Ученые нашли нейроны головного мозга, которые измеряют положение и перемещение в пространстве

Какую роль играет гиппокамп в навигационной системе мозга?

TechInsider
6 признаков того, что отношения выгорели: проверьте вашу пару 6 признаков того, что отношения выгорели: проверьте вашу пару

Ваши отношения кажутся плоскими, скучными и пресными?

Psychologies
Мария Червоткина Мария Червоткина

Креативный консультант, ютьюб-блогер и арт-директор марки GATE31

Собака.ru
Остановись! Эти 6 фраз разбивают доверие навсегда — родитель ни за что не должен говорить их ребенку Остановись! Эти 6 фраз разбивают доверие навсегда — родитель ни за что не должен говорить их ребенку

Фразы, которые не стоит произносить ребенку даже в пылу ссоры

VOICE
Лариса Голубкина: Лариса Голубкина:

Я ощущала внутреннюю окрыленность и не собиралась ее терять

Коллекция. Караван историй
Под давлением. Чего не выдержало открытие комнатной сверхпроводимости Под давлением. Чего не выдержало открытие комнатной сверхпроводимости

Как изменились поиски комнатных сверхпроводников в последние годы

N+1
Знала, что будет королевой: как Камилла Паркер-Боулз боролась за любовь Британии с помощью одежды Знала, что будет королевой: как Камилла Паркер-Боулз боролась за любовь Британии с помощью одежды

Камилла Паркер-Боулз давно готовилась стать королевой

VOICE
Обсудим наши условия: восемь женщин-дипломатов Обсудим наши условия: восемь женщин-дипломатов

Восемь женщин, которые стремились сделать международные отношения лучше

Forbes
Первый отрывок из нового романа Виктора Пелевина KGBT+ Первый отрывок из нового романа Виктора Пелевина KGBT+

Отрывок из романа KGBT+, в которой главный герой сидит в баночной тюрьме

Правила жизни
Как пребывание в космосе изменяет тело человека и с какими трудностями столкнутся будущие колонисты Марса Как пребывание в космосе изменяет тело человека и с какими трудностями столкнутся будущие колонисты Марса

Какие нагрузки окажет на человеческое тело Красная планета?

TechInsider
Лес Лес

Филолог, журналист, сценарист, Шипнигов использует в своей прозе любой опыт

Правила жизни
Почему сумма всех натуральных чисел равна -1/12: изящная красота математики Почему сумма всех натуральных чисел равна -1/12: изящная красота математики

Но почему сумма всех натуральных чисел представляет собой такое странное число

TechInsider
Справляться с трудностями стоически: античные приемы, ставшие частью современной психотерапии Справляться с трудностями стоически: античные приемы, ставшие частью современной психотерапии

Отрывок из книги Маркоса Васкеса «Стоики Побеждают»

Psychologies
Открыть в приложении