Автофикшн-роман, в котором Катя Петровская восстанавливает историю своей семьи

ПолкаСобытия

Важная книга: «Кажется Эстер» Кати Петровской

Лиза Биргер

Катя Петровская. Кажется Эстер. СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2021

Каждую неделю в России выходит множество книг, а «Полка» пишет о тех, которые считает самыми важными. На этой неделе мы рассказываем о «Кажется Эстер» Кати Петровской — переведённом с немецкого автофикшн-романе, в котором Петровская восстанавливает историю своей семьи и рассказывает о Холокосте, о войне, об избавлении от немоты и о памяти, которая не исчезает много десятилетий.

В 2013 году Катя Петровская, русская журналистка с украинским паспортом и диссертацией по Ходасевичу, подала на конкурс премии Ингеборг Бахман (главной немецкоязычной писательницы XX века) маленькое эссе, отрывок будущей книги. Это был рассказ о прабабушке писательницы, — кажется, говорил отец, её звали Эстер, — которая в августе 1941 года осталась в Киеве, не уехала в эвакуацию. Когда немцы потребовали, чтобы все евреи явились к Бабьему Яру, Эстер вышла и пошла навстречу собственной смерти. Рассказ победил в конкурсе, а в 2014 году «Кажется Эстер» вышла в издательстве Suhrkamp, где издаётся вся классика немецкой литературы, и стала одной из самых успешных немецкоязычных книг этого десятилетия.

Сегодня роман «Кажется Эстер» переведён на 20 языков, завоевал несколько премий и получил исключительно хвалебные отзывы рецензентов всего мира, от немецких газет до обычно ехидной The Guardian, которая в случае Петровской захлёбывалась эпитетами: «замечательная книга», «у неё богатый слог, а сценки, которые она разыгрывает, завораживают». Язык Петровской, по мнению рецензентов, позволяет ей увидеть в невыносимой истории прошлого века не только ужас, но и красоту, и чудо. В интервью «Кольте» Петровская рассказывала, что не рассчитывала на такой успех: «вдруг вместо зала для камерной музыки ты оказываешься на стадионе». Возможно, именно камерность этого романа производит такой убедительный эффект на читателя: это искренняя попытка обратить Историю, Освенцим, Бабий Яр в комментарий к семейному фотоальбому одного еврейского рода.

Вот прадед Озиель Кржевин. Его считали чудотворцем, хотя он был всего лишь учителем. Он унаследовал от отца маленький пансионат для глухонемых детей и в 1915 году перевёз его из Варшавы в Киев. Вот двоюродный дедушка Иуда Штерн: он в 1932 году стрелял в германского посла. Вот дед Василий: он пропал во время войны и вернулся через сорок лет. Вот бабушка Роза, которая все эти сорок лет хранила его кожаное пальто и в войну заведовала домом сирот для детей-блокадников. Вот мама, преподавательница истории, и папа, родившийся раньше срока во время обыска. Живых участников этого семейства можно пересчитать по пальцам — сама книга вырастает из необходимости помнить и одновременно дописывать эту семейную историю. «В семи поколениях, говорила моя мать, двести лет мы обучали глухонемых детей говорить», — пишет Петровская. Её книга в первую очередь это опыт борьбы с немотой.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Борис Юхананов: «Достоевский существует в культуре как мираж» Борис Юхананов: «Достоевский существует в культуре как мираж»

Почему сегодня необходимо и неизбежно новое прочтение Достоевского?

Полка
Дзен без стен Дзен без стен

Как грамотно обустроить квартиру-студию

Лиза
Споры за бизнес «Б.Ю. Александров» и Natura Siberica, арест основателя Group-IB: заметные конфликты в 2021 году Споры за бизнес «Б.Ю. Александров» и Natura Siberica, арест основателя Group-IB: заметные конфликты в 2021 году

Что произошло и чем закончились главные споры по версии vc.ru

VC.RU
Правила питания, которые спасут от осенней грусти Правила питания, которые спасут от осенней грусти

Что есть и пить осенью, чтобы чувствовать себя максимально энергичными

Psychologies
Все, что вам нужно знать о родинках Все, что вам нужно знать о родинках

Разбираемся в непростой теме родинок вместе с экспертом

GQ
Как общаться с теми, с кем мы не согласны: 10 советов Как общаться с теми, с кем мы не согласны: 10 советов

Можно ли отстоять свои убеждения, не разрушив отношения с собеседником?

Psychologies
Каково это – покупать картинки в интернете за миллионы долларов Каково это – покупать картинки в интернете за миллионы долларов

Исповедь Pranksy, NFT-коллекционера, чей точный возраст неизвестен

Esquire
«У нас общий бюджет»: Ханна и Пашу тратят на домашний персонал 2 млн в месяц «У нас общий бюджет»: Ханна и Пашу тратят на домашний персонал 2 млн в месяц

Ханна (Анна Иванова) и Пашу (Павел Курьянов) готовы щедро платить за комфорт

Cosmopolitan
Порно горница людей Порно горница людей

Книга — лучший подарок для молодого человека

Tatler
7 самых диких сексуальных обычаев Древнего Рима 7 самых диких сексуальных обычаев Древнего Рима

Самые яркие сексуальные явления в Риме середины I века до н.э.

Maxim
Не от мира сего Не от мира сего

Кто по доброй воле откажется от соцсетей? Есть такие

Psychologies
Ольга Бузова: «Я всегда на нервах!» Ольга Бузова: «Я всегда на нервах!»

Ольга Бузова о новом альбоме и о том, как замерзла в Африке

Cosmopolitan
Философское селфи Философское селфи

О «Суперзвезде» Брюно Дюмона как репортаже о бесконечном закате Европы

Weekend
Закрученная история Закрученная история

Толма — символ армянского гостеприимства

Вокруг света
«Домашнее насилие и я: история Мии». Мия Бордман сняла фильм о бытовой тирании «Домашнее насилие и я: история Мии». Мия Бордман сняла фильм о бытовой тирании

Звезда телешоу «Teen Mom UK» сняла документальный фильм о домашнем насилии

Cosmopolitan
«Война в Карабахе — это только часть большого противостояния между Россией и Турцией» «Война в Карабахе — это только часть большого противостояния между Россией и Турцией»

Война нужна Эрдогану чтобы создавать проблемы для России и затем торговаться

Эксперт
Правда и мифы о мигрени Правда и мифы о мигрени

С мигренью связано много мифов и заблуждений

Лиза
Автора! Автора!

Старые добрые сценаристы тихо плачут в сторонке — за дело берутся нейросети

GQ
Гений места Гений места

Квартира, в которой интерьер связан с экстерьером дома

SALON-Interior
«Это вопрос не гендера, а справедливости»: почему важно участие женщин в политике «Это вопрос не гендера, а справедливости»: почему важно участие женщин в политике

Каково женщине заниматься политикой в России?

Forbes
Ответственная юриспруденция Ответственная юриспруденция

О роли юристов в мире бизнеса, вызовах в эпоху цифровизации и ESG-повестке

Эксперт
Тироль первого плана Тироль первого плана

Тироль не зря называют сердцем Альп

Men’s Health
Участники и сопричастные Участники и сопричастные

Главные действующие лица достигнутых в 1938 году в Мюнхене соглашений

Дилетант
Хуже алкоголя: 5 вещей, которые разрушают твою печень Хуже алкоголя: 5 вещей, которые разрушают твою печень

Иногда мы, сами того не подозревая, даем печени дополнительную нагрузку

Cosmopolitan
Верховая езда оказалась опаснее лыж и мотоциклов Верховая езда оказалась опаснее лыж и мотоциклов

Верховая езда в четыре раза травмоопаснее, чем езда на мотоцикле

National Geographic
Разговор Павла Пепперштейна с Кириллом Ивановым — о «Потерянном зеркальце», детских потрясениях и сказках Разговор Павла Пепперштейна с Кириллом Ивановым — о «Потерянном зеркальце», детских потрясениях и сказках

Группа «Самое Большое Простое Число» выпустила сказку «Потерянное зеркальце»

Esquire
Установка прошла успешно Установка прошла успешно

15 главных вопросов о современных имплантах груди

Собака.ru
Актер Александр Дмитриев: «Крымов, можно сказать, изменил мою жизнь» Актер Александр Дмитриев: «Крымов, можно сказать, изменил мою жизнь»

Александр Дмитриев — о профессии актера, любви к театру и увлечениях

Cosmopolitan
Когда смешно, уже не страшно Когда смешно, уже не страшно

Елена Новикова – о жизни за 50, отношениях с телом, детьми и своими страхами

Домашний Очаг
Мари Краймбрери Мари Краймбрери

Мари Краймбрери рассказала, что считает для себя лучшей психотерапией

ЖАРА Magazine
Открыть в приложении