Без году неделька

История про семь штук трусов и красивую женщину с синей бородой

TatlerКультура

Без году неделька

Адвокат Добровинский рассказывает историю про семь штук трусов и красивую женщину с синей бородой.

Любая женщина, в каком бы возрасте она ни была, знает, когда на нее смотрят. Особенно когда смотрят с интересом.

На эту даму так смотрели всю жизнь. Ее жизнь. Я, по крайней мере, был в этом уверен.

Она сидела, закинув ногу на ногу, в белом брючном костюме и с любопытством разглядывала нас, двух мужиков, которые, несмотря на ушедшую в небытие юношеских лет скромность, застенчиво на нее пялились. Ей было немало лет — сколько, точно определить мы не смогли, — но шарм, витающий вокруг нее, затмевал все вопросы о возрасте.

Сначала мы решили, что она итальянка. Потом мнения разделились, и к Флоренции присоединились возможные Барселона с Парижем. К десерту мы оба остановились на Израиле.

Принесли кофе, и дама в белом закурила тонкую сигару. Наблюдателям совсем поплохело. Пока мы, как какие-нибудь школьники, решали, кто первый с ней заговорит, дама попросила счет и ушла к себе в комнату.

Приятный ветерок Сардинии вывел нас из ресторана на террасу допить кофе и поболтать под звездами.

Зиновий Златопольский (в миру Зяма Голд), мой клиент и приятель, человек сложной судьбы, регулярно каким-то известным ему одному образом избегал попадания в список «Форбса» и в тюрьму. Хотя, на мой взгляд, должен был занять и там и там какое-нибудь почетное место. Конец восьмидесятых и девяностые были просто его эпохой. Во-первых, он вышел из казенного дома в 1986‑м и с тех пор легко находил с регрессивным, но постоянно встречающимся в бизнесе человечеством общий язык на языке, который нормальный человек понимает с трудом. Во‑вторых, быстро сообразив, что перестройка, согласно лагерным принципам, прежде всего опустит слабого, то есть рубль, срочно от него избавился. Практически все, что у него на тот момент было, а было из прошлой жизни, по точным подсчетам современников, «офигеть сколько», вложилось в американский доллар с помощью начинающего белеть черного валютного рынка.

Доллары, в свою очередь, были вложены куда надо. Там — в спирт, которого почему-то не хватало нашему народу, и в очаровательные ножки покойных американских кур. А здесь — в нефть, газ и прочую муру. В настоящий момент Зяма плотно сидел «на химии».

Короче говоря, нормальный парень. Вокруг нас торжествовал красивый июль и не менее красивая неделя без подруг и любимых.

Утром на пляже после омлета с помидорами и пятиминутного захода в бассейн я направился к шезлонгу вчерашней дамы. Просто стало интересно, кто из нас прав: я сегодня или я вчера.

Дама загорала на матрасике, вся в масле, как рижская шпротина на тарелке. Ее наглые глаза на этот раз были плотно закрыты. При ближайшем рассмотрении было видно, что холеное, тренированное тело уже некоторое время ведет жесткую и жестокую борьбу с возрастом. И все равно в этом теле с закрытыми глазами было что-то магнитное.

— Бон джорно! — начал я диалог.

Тривиально, но что делать? Как-то надо было начинать.

— Скузи, кара синьора! Соно Александр — руссо ди Моско. Пермессо? — и без всякого пермессо сел на соседний шезлонг.

К моему огромному удивлению, глаза так и не открылись, хотя голова внятно заговорила:

— Александр, зачем вы с этим толстеньким придурком пялились на меня вчера весь вечер? Вы знаете, сколько мне лет? Я помню восстания Пугачёва и декабристов. Кстати. Вас-то я сразу узнала, а вот рыжего гиппопотамусика не знаю. Кто этот Мурзик-тяжеловес?

Мы разговорились. Москвичка Елена Васильевна давно ничего не делает, сдает в Москве три здоровые квартиры в самом центре, дачу на Рублевке и на эти деньги неплохо живет. По экипированным бриллиантами пальцам стало понятно, что жизнь когда-то удалась и сейчас тоже проходит на хорошо и отлично. Принесли четвертый Bellini ей и второй Perrier со льдом и лимоном мне. В середине восьмидесятых молодой и, надо полагать, очень сексуально выглядящей студенткой Леля вышла замуж за вдовца, члена ни много ни мало всесильного ЦК КПСС. В начале девяностых он скончался, и уже Елена связала свою жизнь с одним из новоиспеченных министров такой же новоиспеченной страны. Но и он в конце концов умер. Если бы не ее трогательное «и слава богу», я бы сделал скорбное лицо, а так — пришлось улыбнуться. Это уже потом Елена Васильевна одарила счастьем в загсе самого прокурора.

— Того самого? Да что вы говорите? Не может быть! Так он же тоже…

— Да, тоже. Что за испуг в глазах? Я же не собираюсь за вас замуж, и, таким образом, вы не следующий. Вам измерить пульс, Саша?

Часы показывали половину второго. Я знал, что мой товарищ уже отмассировал себе все, что можно, засосал в себя две-три «блади Мэри» и где-то посапывает под парасолем, слегка наблюдая за простым московским адвокатом. Мы договорились встретиться на ужине и расстались до вечера.

— Ты в камере? — Зяме очень нравилось это итальянское слово, обозначающее номер в гостинице. Особенно было приятно, что из камеры в камеру можно свободно ходить, не лязгает металлом дверь, ключ всегда в кармане, а вертухаи все в коротких юбочках: застилают шконку (кровать), убирают дубок (обеденный стол) и драят гальюн (чистят туалет). Несколько омрачала мысль о том, что за пребывание в камере надо платить. Но начальнику лагеря или тюрьмы ведь тоже платят.

В баре Зяма заговорил со мной свиристящим шепотом:

— Ты уверен, что это та Ленка, которая вышла замуж за самого этого, того, забыл, как его зовут, из ЦК?

— Похоже, что это она. А что такое?

— Выслушай меня. Она сучка…

— Вполне может быть. Хотя за долгую историю нашего знакомства я это еще не успел заметить и оценить. А в чем, собственно, дело?

— Ты что, не знаешь, за что я сел? Так ты еще и не знаешь, как я вышел? Ты вообще ничего не знаешь?! Сел из‑за баб, а вышел из-за этой сучки. Как же мне интересно с ней поговорить! Нет, с одной стороны, я ей, конечно, благодарен. Но с другой…

Под предстоящий Зямин рассказ надо было выпить чего-нибудь крепкого. Я заказал крепкий чай и весь превратился в большое ухо.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Самба белого мотылька Самба белого мотылька

Яна Рудковская дебютирует в реалити-шоу на ТВ и на обложке «Татлера»

Tatler
В поисках искусственного сердца В поисках искусственного сердца

В ближайшие годы в больницы поступят новые приборы для лечения болезней сердца

Эксперт
Большие самолеты, большие данные Большие самолеты, большие данные

В этом году концерну Airbus исполнилось 50 лет

Популярная механика
«Слабые обречены, а сильных не сместишь» «Слабые обречены, а сильных не сместишь»

Историк Андрей Юрганов — о «революциях сверху» на примере опричнины

Огонёк
Мадам, уже падают листья Мадам, уже падают листья

У Джулии Рестуан-Ройтфельд красивый кризис среднего возраста

Tatler
Сальвадор Дали в Москве: сюр, очередь и Бог Сальвадор Дали в Москве: сюр, очередь и Бог

Что важнее — шедевры искусства или фончики для «Инстаграма»

Русский репортер
«Последнее предательство США»: почему Путин бросил вызов Вашингтону «Последнее предательство США»: почему Путин бросил вызов Вашингтону

Отрывки из книги «Нерассказанная история США: новая глава 2012-2018»

Forbes
Фантастические женщины, и где они обитают Фантастические женщины, и где они обитают

Существует ли вообще этот сказочный персонаж – Настоящая Женщина?

Cosmopolitan
Большой брат из Apple: как производитель iPhone читает личную переписку для борьбы с преступностью Большой брат из Apple: как производитель iPhone читает личную переписку для борьбы с преступностью

Как корпорация Apple перехватывает противозаконный контент

Forbes
Что такое быстрый и медленный сон и как правильно спать? Что такое быстрый и медленный сон и как правильно спать?

Почему так важен крепкий продолжительный сон и как улучшить его качество

Cosmopolitan
Béatrice Dalle Béatrice Dalle

Беатрис Даль — скандальная, очаровательная, сексуальная и безумная!

Elle
Победителей не будет Победителей не будет

Как предстоящий «Брексит» переформатирует Евросоюз

Огонёк
Alisa Volskaya Alisa Volskaya

Алиса Вольская запустила в Париже свое PR-агентство Avec Paris

Elle
Короли драмы: почему личную жизнь нужно оставлять за порогом офиса Короли драмы: почему личную жизнь нужно оставлять за порогом офиса

Как вести себя руководству, если сотрудник переживает личную драму

Forbes
Зачем Джеффри Вирсинг портил одежду Стива Бушеми? Зачем Джеффри Вирсинг портил одежду Стива Бушеми?

Вирсинг – не вандал, а художник-реставратор

GQ
О чем говорят в Нью-Йорке: бьюти-стандарты, причина отмены шоу Victoria's Secret О чем говорят в Нью-Йорке: бьюти-стандарты, причина отмены шоу Victoria's Secret

Каноны красоты, столько лет мучавшие миллионы женщин, сейчас пережиток прошлого

Cosmopolitan
Пример для подражания: Юлия Темникова Пример для подражания: Юлия Темникова

Как всего за пять лет сделать карьеру, в одиночку воспитывая ребенка?

Cosmopolitan
Новая мода: прийти в сознание Новая мода: прийти в сознание

Самый современный тренд в фэшн-индустрии сегодня – осознанная мода

Лиза
7 вопросов Леониду Ольшанскому, защитнику автомобилистов 7 вопросов Леониду Ольшанскому, защитнику автомобилистов

Леонид Ольшанский о взятках и штрафах

Русский репортер
Встреча всухую Встреча всухую

Как переговоры лидеров России и Белоруссии скажутся на процессе интеграции стран

РБК
Неспокойная звезда: когда взорвется Бетельгейзе Неспокойная звезда: когда взорвется Бетельгейзе

В отличие от большинства звезд, Бетельгейзе все знают лично

Популярная механика
Билли Айлиш: без взрослого дяди Билли Айлиш: без взрослого дяди

Что на самом деле объединяет подростков и буржуазный мир

Русский репортер
Пионеры бездорожья: какими были первые кроссоверы Пионеры бездорожья: какими были первые кроссоверы

Эти 12 кроссоверов большинство из вас увидит впервые

Популярная механика
«Мы все дофаминовые алкоголики»: Герман Греф — о счастье, смартфонах и страхе перед Uber «Мы все дофаминовые алкоголики»: Герман Греф — о счастье, смартфонах и страхе перед Uber

Самые интересные высказывания Германа Грефа об искусственном интеллекте

Forbes
Женский день Женский день

Восьмое марта — это не только и не столько подарки и цветы

Vogue
Частицы Тунгусского метеорита начали искать в озёрах Частицы Тунгусского метеорита начали искать в озёрах

Возможно, элементы космического тела позволят восстановить сценарий катастрофы

Популярная механика
Как научиться петь: упражнения и хитрости для любого голоса Как научиться петь: упражнения и хитрости для любого голоса

Как научиться петь и не потерять при этом голос?

Maxim
Троянские кони войны: военные планеры Троянские кони войны: военные планеры

Планеры всегда привлекали военных инженеров бесшумностью и дешевизной

Популярная механика
Попрощались: предсмертные посты звезд в соцсетях – от Началовой до Брайанта Попрощались: предсмертные посты звезд в соцсетях – от Началовой до Брайанта

Что хотели сказать этому миру знаменитости, чьи жизни неожиданно оборвались

Cosmopolitan
Вербальное нелегальное Вербальное нелегальное

Да, нам тоже надоела политкорректность

Maxim
Открыть в приложении