Инна Баженова – одна из ключевых фигур российского арт-сообщества

СНОБКультура

Инна Баженова: «Моя коллекция не укладывается в привычные рамки»

Текст Сергей Николаевич

Инна Баженова на фоне картины Владимира Вейсберга «Три куба и коралл»

О ней мало что известно. В том смысле, что Инна Баженова не слишком любит откровенничать о себе и своей коллекции искусства, которую собирает много лет. Но если она начинает рассказывать о любимых художниках, сразу виден увлеченный профессионал: глаза горят, голос звенит, разные подробности так и сыплются, удивляя тонкостью анализа и глубиной знания предмета. Собственно, только такой человек, как она, и должен был стать владельцем и издателем самого влиятельного медиаресурса по искусству The Art Newspaper.

Обычно Инна Баженова говорит тихо, осторожно выбирая слова. Почти без эмоций. Знаю, что сама она родом из города Заволжья, хотя юность провела в Нижнем Новгороде, что по профессии ученый-кибернетик, но работала в нефтегазовой отрасли. Однако все это какой-то смутный фон давней, малоизвестной жизни, в который, наверное, нет смысла особо вглядываться, поскольку настоящее гораздо ярче и во всех смыслах живописнее. Сегодня Баженова – одна из ключевых фигур российского арт-сообщества, известный коллекционер, владелица и издатель The Art Newspaper – самого солидного периодического издания по искусству в мире. Всегда интересно, как это у людей получается. Жила-была себе бизнес-леди, занималась авиационными и другими технологиями, строила свой бизнес. Мать пятерых сыновей! И вдруг в один прекрасный день под тем же самым именем возникает совсем другой человек – тонкий знаток Утрилло и Сурбарана, завсегдатай аукционных домов, непременный участник «арт-Базеля» и viennacontemporary, устроитель самой громкой церемонии года в области современного искусства – вручения премии The Art Newspaper russia. И все это одна и та же женщина с тихим голосом и струящимися по плечам, русалочьими волосами.

Впервые я увидел Инну на выставке рисунков «Я хотел работать в манере Калло» из ее коллекции. Выбор художника, признаюсь, несколько озадачил. С чего это вдруг Жак Калло, мастер французского офорта XVII века? Все эти его «Ужасы войны», за которые он заслужил титул первого пацифиста в европейском искусстве. Или его же «Персонажи итальянского театра», развешанные по стенам фонда In Artibus.

«Разводной мост», Джованни Баттиста Пиранези, 1750-е. Работа представлена на выставке «От Bozzetto до Capriccio» В фонде In Ar tibus до 16 декабря

Чем могут привлечь современного коллекционера пожелтевшие офорты? Совершенством многолюдных композиций и смелостью воображения, которая в свое время так пленила Всеволода Мейерхольда? Доподлинно известно, что великий режиссер даже рекомендовал своим актерам чаще смотреть на офорты Калло, чтобы развивать творческую фантазию. Среди многочисленных поклонников художника числятся и Гофман, и Джакометти. Так что стоит ли удивляться, что и Инна Баженова полюбила его офорты?

Любопытнее понять логику создания коллекции. Например, почему офорты Калло и тут же пейзажи Утрилло? Или вдруг знаменитый «Розовый забор» Рогинского, который Инна щедро подарила центру Помпиду в Париже, а потом сокрушалась, что расстаться ей с этим «забором» было трудно, как с любимым существом. Или картины московского художника Владимира Вейсберга, о котором она готова рассказывать как о романе всей жизни, хотя он умер задолго до того, как она, жительница Нижнего Новгорода, тогда города Горького, узнала его имя. «Невидимая живопись» Вейсберга – это ее тихая радость, молчаливые паузы, когда слышно, как бьется сердце. «Белое на белом» – это про нее. Глубина, которую никто не осязает, как она.

– Обязательно напишите про Вейсберга, – просит Инна, указывая мне на небольшой женский портрет у себя в кабинете. В смысле не про нее надо писать, а про художника, которого она так любит.

«Алтай», Надежда Удальцова

Или вдруг в разговоре возникает имя Шардена. Да, того самого, Жан-Батиста, что в Эрмитаже и в ГМИИ им. Пушкина. Он тоже есть в коллекции Баженовой – маленькая «Вышивальщица» вполне себе музейного качества, купленная на аукционе. Кажется, вот уж совсем другая история: французский XVIII век, застывший в нерешительности между пяльцами и гильотиной. Маленькие серые и кремовые холсты, сплошь состоящие из полутонов, намеков и тумана. Вейсберг и Шарден? Как это возможно? Но история искусства любит «странные сближения», а частные коллекции часто создаются по наитию.

Как и все, Инна начинала с женского желания украсить и навести уют: пустующие стены московской квартиры после евроремонта наводили скуку. Как и все, она настраивалась на разные яркие пятна и звучные аккорды, которых настоятельно требовали новые интерьеры. Но идти проторенным путем частных галерей и антикварных салонов не хотелось. Хотелось чего-то другого.

– Несколько лет назад в ГМИИ им. А. С. Пушкина прошла выставка «Портрет коллекционера», – рассказывает Инна. – Нас тоже пригласили. Можно считать, это был первый официальный выход в свет созданного мною фонда In Artibus. И тогда я поняла, что моя коллекция не укладывается в привычные рамки. У меня нет пристрастия к какому-то определенному периоду в мировой живописи, конкретному художнику или жанру. Нет цели и азарта собрать чьи-то работы, чтобы максимально раскрыть или закрыть тему. При этом я убеждена, что любая коллекция должна отражать внутреннее состояние собирателя, его индивидуальное восприятие живописи. В моей жизни все получилось довольно случайно, спонтанно. Вначале я стала собирать качественную живопись просто для украшения собственного дома. Начала с того, что было более или менее доступно по ценам и моим вкусам, – художники московской школы 1910– 1930-х годов. Как известно, на них очень повлияли французские модернисты. Одно тянет за собой другое. Обладание подталкивает к познанию. Постепенно переключилась на модернистов начала ХХ века. И вот уже все стены в доме завешаны картинами от потолка до пола, а я все продолжаю что-то выискивать в интернете, изучать каталоги, названивать галеристам. И наконец наступает момент, когда я осмеливаюсь назвать себя коллекционером. Когда это произошло? Наверное, когда приобрела первое полотно Утрилло. Это был отважный поступок. Помню, как однажды я оказалась в гостях у одного известного любителя искусств, владельца частного музея в Швейцарии. Прошлась по залам, посмотрела на картины, и как-то у меня отлегло от сердца. Значит, не одна я такая, значит, можно собирать искусство и без специальной концепции, а просто по зову сердца, по принципу, что нравится.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

У Христа за пазухой У Христа за пазухой

В Ватикане в ноябре откроется выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича»

СНОБ
5 правил, которые помогут сохранить место на жестком диске 5 правил, которые помогут сохранить место на жестком диске

Несколько актуальных советов, как изменить свое пользовательское поведение

CHIP
Рассказ без финала, или Бесконечное лето Рассказ без финала, или Бесконечное лето

Чемпионат мира по футболу – лучшее, что произошло с нами в этом году

СНОБ
Франческо Растрелли. Гений барокко Франческо Растрелли. Гений барокко

Для Растрелли перемены на русском троне не предвещали ничего хорошего

Караван историй
Ольга Зуева: «Теперь любой может быть звездой, а значит, никто» Ольга Зуева: «Теперь любой может быть звездой, а значит, никто»

Ольга Зуева о фильме «На районе» и Даниле Козловском

СНОБ
Планы на ноябрь: AfterHalloween 2018 со спасением Титаника и машиной времени Планы на ноябрь: AfterHalloween 2018 со спасением Титаника и машиной времени

Мэш-ап, основанный на историях Г.Д. Уэллса и Ф.С. Фицджеральда

Cosmopolitan
Мощное средство Мощное средство

Бытовая химия стала популярной после создания яркого бренда

Forbes
Главные зарубежные рок-группы 2018 года Главные зарубежные рок-группы 2018 года

Молодые группы, которые имеют все шансы войти в Зал славы рок-н-ролла

Esquire
Либерализм нуждается в демократии Либерализм нуждается в демократии

В России рождается демократия, способная развивать суверенное государство

Эксперт
Можно ли вычислить вас по IP? Можно ли вычислить вас по IP?

Чтобы вас можно было вычислить по IP, вам нужно быть адским злодеем

CHIP
Как готовить фо бо — главный суп холодного сезона Как готовить фо бо — главный суп холодного сезона

Почему фо так полюбили в России и как приготовить этот суп дома

Esquire
Как наказать спамеров, звонящих с рекламой: советы юристов и CHIP Как наказать спамеров, звонящих с рекламой: советы юристов и CHIP

Надоели звонки с рекламой медицинских центров и прочих компаний?

CHIP
Без права на улыбку: Бастер Китон — единственный человек, которого боялся Чаплин Без права на улыбку: Бастер Китон — единственный человек, которого боялся Чаплин

4 октября 1895 года родился один из величайших комиков мира — Бастер Китон

Maxim
С новой прошивкой С новой прошивкой

Токио завоёвывает статус столицы мужского стиля

Robb Report
Парламентский крест Пашиняна Парламентский крест Пашиняна

Три вопроса о возобновлении митинговой активности в Армении

РБК
Верни стену! История успеха Павла Дурова Верни стену! История успеха Павла Дурова

Теперь Павлу Дурову, возможно, придется в первый раз стать изобретателем

Forbes
Айхан Чолак: «Клонирование волос изменит всю нашу индустрию» Айхан Чолак: «Клонирование волос изменит всю нашу индустрию»

Грозит ли человечеству вымирание от облысения?

Maxim
Голикова поддержала здоровую конкуренцию Голикова поддержала здоровую конкуренцию

Запрет на госзакупки иностранных медицинских изделий не прошел согласование

РБК
Сверстан и законсерви­рован Сверстан и законсерви­рован

Балансирующая бюджет стоимость нефти в 2019 году опустится ниже $50

РБК
Каждый пятый считает себя жертвой Каждый пятый считает себя жертвой

Отношение россиян к борьбе с преступностью

РБК
Умный рост Умный рост

Премия Банка Швеции памяти Альфреда Нобеля 2018 года

Эксперт
Реестр олигархов: зачем они нужны Кремлю Реестр олигархов: зачем они нужны Кремлю

Сегодняшние олигархи далеки от своих же образов эпохи Березовского

Forbes
Неделя моды в Сеуле: несколько дельных идей от корейцев Неделя моды в Сеуле: несколько дельных идей от корейцев

Находки, подсмотренные у гостей Сеульской недели моды

Cosmopolitan
Обзор Audials One 2019: все для записи потоковой музыки и видеороликов из Интернета Обзор Audials One 2019: все для записи потоковой музыки и видеороликов из Интернета

Программа Audials One 2019 позволяет сохранить контент на диск

CHIP
Юлия Пересильд Юлия Пересильд

Актриса Юлия Пересильд соткана из чистой энергии

Elle
Последний шанс турецкого султана Последний шанс турецкого султана

Война завершилась новой триумфальной победой русского оружия

Дилетант
Наука о прикосновениях Наука о прикосновениях

Белорусский стартап реализовал технологию передачи тактильных ощущений для VR

Популярная механика
Третий пол узаконен в Нью-Йорке Третий пол узаконен в Нью-Йорке

Город Нью-Йорк присоединился к числу мест, где третий пол признан официально

National Geographic
10 самых плохих российских фильмов. Издание второе, исправленное и дополненное. 10 самых плохих российских фильмов. Издание второе, исправленное и дополненное.

10 самых плохих российских фильмов

Maxim
Ирина и Ольга Сундуковы: «Пока полностью не довольны результатом работы, мы не останавливаемся» Ирина и Ольга Сундуковы: «Пока полностью не довольны результатом работы, мы не останавливаемся»

Героини этого номера Grazia собственную фамилию превратили в бренд

Grazia
Открыть в приложении