Филипп Авдеев о судьбе театра «Гоголь-центра» и своей собственной жизни

СНОБКультура

Сильнее страха и отчаяния. О Филиппе Авдееве — актере, режиссере и создателе бренда «Белый шум»

2f90d30ad1b59a91d85fa3bb07b23833587bf66d93734a21f92f4468785d86d8.jpg
Фото: Владимир Яроцкий

Ведущий актер «Гоголь-центра» под конец театрального сезона 2020/21 дебютировал в качестве режиссера. Спектакль «Страх и отвращение в Москве» стал признанием в ненависти и любви к городу, с которым связаны все главные события жизни, включая печально известный мюзикл «Норд-Ост», где Филиппу Авдееву, тогда еще совсем юному актеру, довелось оказаться в числе заложников. О новом этапе в судьбе театра и в своей собственной жизни он рассказал главному редактору проекта «Сноб» Сергею Николаевичу.

Филипп Авдеев в фильме «Джетлаг». Фото: more.tv
На съемочной площадке «Джетлага» с режиссером Михаилом Идовым. Фото: more.tv

…а под финал концерта Филипп спел «Дерево».

«Я посадил дерево… Я знаю, мое дерево в этом городе обречено… Но пока оно есть, я всегда рядом с ним».

Бесхитростные слова песни Виктора Цоя, наверное, лучше всего выразили и настроение, царившее тогда на сцене «Гоголь-центра», и смутные предчувствия в зале. Кто-то уже знал, что Кирилл Серебренников уходит с поста художественного руководителя театра, кто-то только слышал, что городские власти не собираются продлевать с ним контракт. Кажется, сама жизнь срежиссировала так, чтобы этот февральский вечер стал одновременно и празднованием восьмилетия «Гоголь-центра», и прощанием с целой эпохой, и подведением итогов.

Филипп Авдеев в «Чернобыле» Даниила Козловского. Фото: «Централ Партнершип»
Сцена из «Страха и отвращения в Москве». Фото: Ира Полярная / «Гоголь-центр»

«Я посадил дерево… Мне кажется — это мой мир. Мне кажется — это мой сын».

В такие моменты никогда ничего не бывает случайным. И то, что для финала была выбрана песня «Дерево», и то, что спел ее именно Филипп Авдеев — один из самых любимых и знаковых артистов «Гоголь-центра». Конечно, он пел про себя и от себя. Но еще и от имени всех учеников Серебренникова, прошедших с ним долгий путь через множество испытаний, искушений, ошибок, побед, обломов, триумфов. И вот сейчас, с последними куплетами «Дерева», этот путь заканчивался. Будто кто-то вежливо, почти бесшумно, уходя, прикрыл за собой дверь. Так, собственно, и произошло.

Есть актеры-лидеры, которым всегда мало пространства. Они рвутся вперед, чтобы их все видели, слышали, чтобы непременно стать центром или хотя бы главным аттракционом любого спектакля. А есть актеры-молчальники. Они обычно стараются держаться в тени. Не любят повышать голос, не стараются сразу завладеть вниманием зала. Они актеры незаметных, тихих выходов, долгих пауз, молчаливых, испытующих взглядов. Таким был Иннокентий Михайлович Смоктуновский. Из этой актерской породы и Филипп Авдеев. Для «ГЦ» он стал чем-то вроде камертонного человека. По нему легко настраивать спектакли на волну нежности. В нем, как ни в ком другом, чувствуется лирический дар.

При этом в списке его ролей значатся не только герои-любовники. Да, есть и Митя («Митина любовь»), и Саша Адуев («Обыкновенная история»). Но он может быть уморительно смешным в роли хлыща Филинта («Мизантроп»). А может неузнаваемо преобразиться в некое монструозное создание без пола и возраста, как в спектакле «Спасти орхидею», где он играет бабушку главного героя. И даже его Моцарт в «Маленьких трагедиях» — никакой не «гуляка праздный», а пьянь подзаборная. И жалко его, и мучительно видеть, как он спивается, губя свой гений…

Во всех этих ролях Филипп Авдеев никогда не играет себя. Никакого быта, никакой мелочной, подробной прозы. «Стихи мои, бегом, бегом». Сторонняя строчка Пастернака — ключ к большинству его ролей. Немного поэт, немного инопланетянин, а еще издатель и редактор. Как-то между всех своих спектаклей и съемок он взял и наладил выпуск собственной газеты под названием «Белый шум». Почему газеты? Все печатные издания загибаются, а он вдруг затеял выпуск своей газеты. И уже вышло пять номеров. Белоснежные стопки сброшюрованных листов формата A2 обычно лежат при входе в «Гоголь-центр». Их охотно разбирают зрители после спектакля. Некоторые хотят найти там что-то про любимый театр. Но нет, «Белый шум» — совсем не про театр. А про жизнь.

Сцена из «Страха и отвращения в Москве». Фото: Ира Полярная / «Гоголь-центр»
Сцена из «Страха и отвращения в Москве». Фото: Ира Полярная / «Гоголь-центр»

Как и Филипп: при всей своей преданности и любви к «ГЦ» он вовсе не меряет свою жизнь исключительно масштабами сцены или обычными актерскими категориями «хороший зал — плохой зал», «большая роль — маленькая роль». У него как-то все устроено сложнее. Есть у него заметные роли в артхаусном кино: «Кислота», «Класс коррекции», «Лето». А сейчас пошли и яркие работы в мейнстриме. Например, в модном «Джетлаге», премьера которого состоялась недавно. Или в «Чернобыле» Данилы Козловского, где ему достался интеллигент «без страха и упрека», идущий на верную погибель, потому что неудобно отказаться. У всех семьи, дети, а у него… только мама. И вот он в своем скафандре на вырост лезет в эту радиоактивную воду, спаситель человечества. И никаким подвигом свой поступок не считает. Работа, смертельно опасная работа, которую все равно кто-то должен сделать. Тогда почему не он?

У многих героев Филиппа Авдеева есть черта русского интеллигента: ему чаще, чем другим, бывает неловко. Он стесняется чужой глупости, чужой грубости. Мучается от фальшивых слов в жизни и на сцене. И не потому, что такой уж тонкокожий. Хотя и это тоже. Просто он совсем не понимает, как их произносить. Ему поэтому трудно давать интервью. Ведь все время надо говорить о себе.

Сцена из «Страха и отвращения в Москве». Фото: Ира Полярная / «Гоголь-центр»
Сцена из «Страха и отвращения в Москве». Фото: Ира Полярная / «Гоголь-центр»

Мы сидим во внутреннем дворе «Гоголь-центра», где стоят лавки и скамейки, как в пивном баре. Жарит солнце. Все время кто-то вбегает покурить. Быстрый обмен приветствиями. Одна-две быстрые затяжки. Сигарета аккуратно тушится в пепельнице, но сладковатый дымок еще долго висит в душном июньском воздухе. Другого места для интервью в театре не найти. Всюду репетируют. Серебренников теперь редко появляется. У него полным ходом идут съемки нового фильма про Чайковского. В самом театре еще сохраняется инерция большого дела, запущенного девять лет назад. И, кажется, ничего не изменилось. Те же лица, те же спектакли, тот же красный логотип. И все же какая-то важная граница пересечена. Когда я пришел, красная дверь в фойе, за которой скрывалась лестница, ведущая в кабинет Кирилла, хоть и была открыта, но за ней — пустота и тишина. Так бывает в квартире, из которой бывшие жильцы съехали, а новые еще не успели вселиться.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Геи, праведники и ссыльные Геи, праведники и ссыльные

Какой представляли жизнь на Луне Плутарх, Жюль Верн, Герберт Уэллс и другие

Weekend
Даже и не пробуй: как таблетки для похудения разрушают здоровье Даже и не пробуй: как таблетки для похудения разрушают здоровье

Способов похудеть великое множество: диеты, спорт, может быть, лекарства?

Cosmopolitan
А дома лучше А дома лучше

История любви модели Жени Катавы и ее избранника

Tatler
Из чего можно сделать кино Из чего можно сделать кино

Из чего вырастали фильмы?

Weekend
Все, что «неверному» нужно знать об исламе Все, что «неверному» нужно знать об исламе

В честь какого праздника мы решили написать научно-популярную статью об исламе?

Maxim
Побег: история одного фото Побег: история одного фото

Несостоявшийся чемпион по бегу с барьерами — пограничник Конрад Шуман

Вокруг света
Птерозавры могли летать сразу после вылупления Птерозавры могли летать сразу после вылупления

У вылупившихся птенцов птерозавров кости были более сильными, чем у взрослых

National Geographic
Психологические проблемы, которые мешают успеху при ЭКО Психологические проблемы, которые мешают успеху при ЭКО

Какие эмоциональные сложности встречаются на пути к материнству

Psychologies
Срезал разметку при повороте одним колесом. Как за это накажут Срезал разметку при повороте одним колесом. Как за это накажут

Что ждет водителей, которые срезают углы при поворотах?

РБК
Когда на Земле не останется ископаемого топлива Когда на Земле не останется ископаемого топлива

Многие правительства рассматривают переход на новые виды топлива

Популярная механика
IT-компании запускают бизнесы в офлайне: зачем им это нужно IT-компании запускают бизнесы в офлайне: зачем им это нужно

IT-гиганты стали продавать продукты, снимать сериалы и предлагать каршеринг

Forbes
6 привычек, от которых стоит отказаться, чтобы стать счастливее 6 привычек, от которых стоит отказаться, чтобы стать счастливее

Какие же привычки мешают нам начать жить лучше?

Psychologies
Захмелевшие буйволы сдали своих владельцев в полицию Захмелевшие буйволы сдали своих владельцев в полицию

Незадачливые индийские бутлегеры хранили алкоголь в поилке для домашнего скота

National Geographic
Маленькая принцесса: 10 интересных фактов о Харпер Бекхэм и ее знаменитой семье Маленькая принцесса: 10 интересных фактов о Харпер Бекхэм и ее знаменитой семье

Интересные и малоизвестные факты о Харпер Бекхэм и ее семье

Cosmopolitan
Как выглядят мужья Хайгл, Помпео и других звезд сериала «Анатомия страсти» Как выглядят мужья Хайгл, Помпео и других звезд сериала «Анатомия страсти»

Личная жизнь актрис сериала «Анатомия страсти»

Cosmopolitan
Из белокурой скромницы в королеву мужских фантазий: преображения Кристины Асмус Из белокурой скромницы в королеву мужских фантазий: преображения Кристины Асмус

Кристина Асмус стала более раскрепощенной и готовой на смелые эксперименты.

Cosmopolitan
Хата не с краю. Почему Москва, в отличие от России, идеальна для экспатов Хата не с краю. Почему Москва, в отличие от России, идеальна для экспатов

Россию сочли непригодной для экспатов

СНОБ
Человек и монумент Человек и монумент

Всемирно признанный архитектор Дэвид Аджайе достиг в профессии солидных высот

Robb Report
Долгая осада Страсбурга. Сможет ли Россия наказать Украину в ЕСПЧ Долгая осада Страсбурга. Сможет ли Россия наказать Украину в ЕСПЧ

Блицкрига здесь точно не получится

СНОБ
Девушки с характером: 10 фильмов с дерзкими главными героинями Девушки с характером: 10 фильмов с дерзкими главными героинями

Героини этих фильмов могут надрать пятую точку кому угодно!

Cosmopolitan
«Лучшее, что может дать компания женщине, — это выбор»: глава Google в России о том, как строить равенство и инклюзию в компании «Лучшее, что может дать компания женщине, — это выбор»: глава Google в России о том, как строить равенство и инклюзию в компании

Глава Google в России — как создать справедливую среду в глобальной компании

Forbes
Корабль-беспилотник не смог повторить историческое путешествие торгового судна «Мэйфлауэр» Корабль-беспилотник не смог повторить историческое путешествие торгового судна «Мэйфлауэр»

Первый в мире ИИ-корабль — Mayflower (MAS400)

Вокруг света
Сошла с орбиты эпоха. Что для Российского сегмента МКС значил модуль «Пирс» Сошла с орбиты эпоха. Что для Российского сегмента МКС значил модуль «Пирс»

Чем был важен для России жилой объект «Пирс»

Популярная механика
От мамы Коляна до молодой невесты: как изменилась Марина Федункив От мамы Коляна до молодой невесты: как изменилась Марина Федункив

Марина Федункив не верила, что найдет свое счастье

Cosmopolitan
Динго: собаки с волчьим билетом Динго: собаки с волчьим билетом

Динго. Как дерзкий пришелец воцарился на целом континенте

Вокруг света
Какую музыку слушать (и под какую танцевать) до конца лета: советуют Cream Soda и Feduk Какую музыку слушать (и под какую танцевать) до конца лета: советуют Cream Soda и Feduk

Feduk рассказывает о работе с Cream Soda и делится любимыми летними треками

Esquire
Четвертая фаза феминизма: как гендерная повестка меняет киновселенную Marvel Четвертая фаза феминизма: как гендерная повестка меняет киновселенную Marvel

Почему фильм про женщину-супергероя — больше, чем просто следование трендам

Forbes
Владимир Меньшов. Последняя фигура Владимир Меньшов. Последняя фигура

О кино и личной судьбе Владимира Меньшова

СНОБ
Чтение на 15 минут: «Когда б не баня, все бы мы пропали» Чтение на 15 минут: «Когда б не баня, все бы мы пропали»

Что такое баня? Инструмент гигиены или место, где налаживают социальные связи?

Arzamas
Растаявший ледник в Монголии обнажил останки архаров и древнее оружие Растаявший ледник в Монголии обнажил останки архаров и древнее оружие

Археологи обследовали участки, высвободившиеся из-под ледника в Монголии

N+1
Открыть в приложении