Развитие искусственного интеллекта сделает нас бессмертными либо убьет

РБКHi-Tech

Алексей Турчин: «В этом веке решится судьба человечества»

0:00 /
599.002

Следующее десятилетие будет испытанием для футурологов, так как скоро станет понятно, чьи прогнозы верны, а чьи остались только в фантазиях. Так считает Алексей Турчин, трансгуманист и соавтор книги «Футурология. XXI век: бессмертие или глобальная катастрофа?». Испытание ожидает и все человечество: дальнейшее развитие искусственного интеллекта сделает нас бессмертными либо убьет.

Алексей Турчин — трансгуманист, футуролог, вице-президент фонда «Наука за продление жизни». Основатель проекта Digital Immortality Now, предоставляющего услуги по фиксации важной информации о человеке, которую можно будет использовать в будущем для возможного восстановления личности с помощью сильного ИИ. Соавтор книги «Футурология: XXI век: бессмертие или глобальная катастрофа?».

Технологическая сингулярность (момент, когда технический прогресс станет настолько сложным, что будет недоступным пониманию. — РБК) предсказывалась еще в 1993 году американским писателем и профессором математики Вернором Винджем. Позже эту идею развил футуролог Рэй Курцвейл, который сдвинул наступление сингулярности с 2030 года на 2049-й. Тем не менее уже в следующем десятилетии мы увидим, выходит ли волна прогресса на экспоненциальный рост или захлебывается.

В области искусственного интеллекта (ИИ) сейчас происходит небывалый рост определенных количественных показателей — настолько быстрый, что дальше так продолжаться не может. Например, размер нейронных сетей, а именно число их параметров, при росте в десять раз за год к концу 2019 года достигло 11 млрд. Точно так же и количество вычислений, нужных для их тренировки, по подсчетам исследовательской компании OpenAI, удваивается каждые три месяца.

Эту информацию можно интерпретировать двояко: либо это он — давно ожидавшийся сверхэкспоненциальный рост, либо это попытки проехать еще немного на мертвой лошади, ведь показательный рост размеров систем ИИ отнюдь не сопровождается таким же ростом качества в смысле их близости к универсальному искусственному разуму (AGI, или Artificial General Intelligence. — РБК). При этом вопрос о сильном ИИ — основная задача XXI века, так как от него зависит дальнейшая судьба цивилизации.

Почему так важен вопрос о сильном ИИ?

Потому что универсальный ИИ нас или убьет, или сделает бессмертными. Поэтому он и называется сильным, так как способен решать задачи невероятного масштаба. Однако даже без ИИ сценарий будущего будет основываться на одном из этих двух путей: либо эволюции в сторону радикального продления жизни, либо перехода к тем или иным вариантам глобальной катастрофы.

И здесь возникает коллизия: будет ли быстрый прогресс более управляемым, чем медленный? Если сингулярность наступит, как предсказывалось, в 2030 году, то кто успеет ее оседлать? Не окажемся ли мы, как пауки в банке, в мальтузианской ловушке (ситуация, свойственная доиндустриальным обществам, в результате которой рост населения обгонял рост производства продуктов. — РБК)?

Если прогресс останавливается и мы остаемся с имеющимся набором технологий, то все существующие ресурсы становятся конечными, так как для разработки принципиально новых ресурсов нужны новые технологии. Экспоненциальное развитие экономики в мире с конечным количеством ресурсов приводит к их исчерпанию примерно за 100 лет, при этом загрязняется все, что можно, и затем наступает коллапс. Если прогресс не останавливается, то мы в конечном счете создаем «сверхтехнологии»: ИИ, нанотехнологии и биотехнологии, которые позволяют нам делать все, что угодно, с информацией, веществом и живой материей соответственно. Это означает очень большие возможности и очень большие риски, при которых возможен не просто коллапс, но и глобальная катастрофа и вымирание людей. В конечном счете масштаб разворачивающихся событий будет зависеть от скорости развития технологий.

Чего ждать от следующего десятилетия?

Во-первых, нужно наблюдать за скоростью развития искусственного интеллекта. Она покажет, начнется ли новая «зима» или будет достигнут какой-то «инфрачеловеческий» уровень. На инфрачеловеческом уровне, например, можно будет создать робота, способного приготовить и принести кофе, не разнеся при этом половины дома, не налив в чашку чистящее средство и не упав на кота. Такой ИИ — это не сверхинтеллект и даже не искусственный ученый-мыслитель, но это важное плато, на котором возможна коммерциализация и консолидация для следующего рывка.

Во-вторых, важно проследить, не выдохнется ли революция в электротранспорте и возобновляемых источниках энергии.

Затем важно определить, сможет ли «взрыв» числа стартапов в области longevity (от англ. долголетие. — РБК) трансформироваться в реальное увеличение средней ожидаемой продолжительности жизни и какова будет судьба общественных движений, выступающих за это. Например, сможет ли немецкая «Партия за медицинские исследования» (Partei für Gesundheitsforschung) существенно улучшить свои результаты?

Наконец, нужно смотреть, в какую сторону будет развиваться политическая ситуация в мире и не приведет ли она в первую очередь к некой масштабной войне.

Собственно, основной вопрос будущего — будем ли мы жить или умрем, и он скрывается за всеми остальными вопросами о том, насколько быстро будет происходить глобальное потепление, возможна ли ядерная война и каковы успехи у проектов по редактированию человеческого генома.

Но футурология — это не про однозначное предсказание будущего, а про осознание альтернатив, основных путей развития; понимание, где между ними находится развилка и какими своими действиями прямо сейчас мы выбираем эту альтернативу.

При этом, однако, будущее скрыто от нас туманами разной степени непрозрачности. Один из них — это иллюзия предсказуемости, уверенность в том, что все останется так же, как есть сейчас. Оно, возможно, и останется в каких-то сферах еще год, в каких-то — пять, но не в том виде, в котором мы ожидаем. Затем возникает некий ореол неоднозначности: к примеру, мы пока не знаем, кто будет следующим президентом, но можем обозначить несколько вероятных фигур. Однако дальше туман сгущается: какие-то части будущего видны, а какие-то совершенно непредсказуемы. После чего начинается сплошная пелена.

Будущее становится бесконечно неопределенным

Но над этой пеленой проступают гигантские утесы — это закономерные итоги будущего, несколько вариантов, чем все закончится. И если мы смотрим на весь XXI век, то это или бессмертие для всех, или глобальная катастрофа.

Почему так? Равновесие между силами прогресса и силами разрушения очень трудно поддерживать. Всякое «устойчивое развитие» внутренне нестабильно: оно или уходит в бесконечное ускорение сингулярного прогресса, или разваливается под тяжестью накапливающихся проблем. Даже те проблемы, которые мы создаем на нынешнем уровне, невозможно на нем же и решить. Взять ситуацию с мусором: чтобы с ней разобраться, нужны роботы-сортировщики, биологические катализаторы разложения и, может быть, даже молекулярные наноассемблеры (устройства наноразмеров, способные собирать из отдельных атомов или молекул любые сложные конструкции по вводимому в них плану. — РБК), то есть продукты более высокого технологического уклада. Однако новые технологии породят и новые проблемы, которые нам трудно представить: например, некий «высокотехнологический мусор», который будет состоять из сопротивляющихся своему разрушению наномеханизмов. В результате получается ситуация, в которой, чтобы убежать от лавины изменений, нужно бежать впереди нее.

Бесконечное ускорение прогресса может гипотетически привести и к новому стабильному состоянию, которое мы условно называем «сверхинтеллект» (как в книге «Сверхинтеллект» философа Ника Бострома). Возможно ли это — неизвестно, но он, как точка Омега французского теолога Тейяра де Шардена (состояние наиболее организованной сложности и одновременно наивысшего сознания. — РБК), возникает в конце любого мыслимого прогресса.

Разрушение, в свою очередь, также не может быть бесконечным, оно может достичь дна, снизу которого уже никто не постучит. Это, пожалуй, уровень самоподдерживающейся средневековой деревни или полное вымирание. В конце концов, мы имеем только два стабильных итога, ожидающихся в отдаленном будущем: или «сверхинтеллект» (а там же и бессмертие), или небытие.

Фото: Юлия Спиридонова для РБК

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Иммунитет от хамства: как реагировать на грубость Иммунитет от хамства: как реагировать на грубость

Как защититься от хамства, не опускаясь до него?

Psychologies
20 главных фильмов зимы 20 главных фильмов зимы

О том, какие фильмы нас ждут в кинотеатрах в ближайшие зимние месяцы

РБК
Дай волю сексуальным мечтам Дай волю сексуальным мечтам

Какие тайные фантазии стоит сделать явью?

Playboy
Эклектичная квартира для девушки, 45 м² Эклектичная квартира для девушки, 45 м²

Квартира с глубокими, насыщенными цветами, которая никого не оставит равнодушным

AD
Третье полушарие Третье полушарие

Программист из Орехово-Зуева заработал $2 млн на роботах для прокачки мозга

Forbes
Чистое дело Чистое дело

Германия справилась с мусором и вышла на экологически безопасный рост экономики

РБК
Криптовалюты. Поколение второе Криптовалюты. Поколение второе

От «цифрового золота» к полноценным деньгам

Популярная механика
Галина Карлсон: 5 способов сэкономить время для жизни на встречах и переговорах Галина Карлсон: 5 способов сэкономить время для жизни на встречах и переговорах

Кажется, что встреча — это быстро и удобно, но на них тратится уйма времени

СНОБ
Карьера с пеленок: как развивается рынок тестов на врожденные способности Карьера с пеленок: как развивается рынок тестов на врожденные способности

Не за горами время, когда с помощью анализа ДНК можно будет моделировать карьеру

РБК
Игра на чужом поле: как суперзвезда НБА Кевин Дюрант инвестирует в стартапы с доходностью 400% Игра на чужом поле: как суперзвезда НБА Кевин Дюрант инвестирует в стартапы с доходностью 400%

Дюрант создает свою бизнес-империю и инвестирует в стартапы Кремниевой долины

Forbes
Сергей Измалков: «Это точно не про колхоз» Сергей Измалков: «Это точно не про колхоз»

Сергей Измалков об экономике шеринга и тренде на совместное потребление

РБК
Как проверить состояние здоровья всего за минуту: 8 тестов Как проверить состояние здоровья всего за минуту: 8 тестов

Эти простые тесты помогут оценить многие системы организма

Популярная механика
6 признаков глупого человека 6 признаков глупого человека

Как понять, кого нужно избегать? Да и нужно ли на самом деле?

Psychologies
За что боролись, мадам?.. За что боролись, мадам?..

Чего не хватает европейским дамам для счастья

Огонёк
11 способов становиться немного умнее каждый день 11 способов становиться немного умнее каждый день

Интеллект, как и тело, требует правильного питания и регулярных тренировок

Psychologies
Благое начинание Благое начинание

Как легко принять участие в благотворительности – в материале Grazia

Grazia
В Эдем возьмут не всех: почему многие предсказания светлого будущего грешат социальным неравенством В Эдем возьмут не всех: почему многие предсказания светлого будущего грешат социальным неравенством

Размышления о будущем не всегда были свойственны людям

РБК
Японская диета на 14 дней: таблица продуктов, меню, отзывы и результаты Японская диета на 14 дней: таблица продуктов, меню, отзывы и результаты

Суши и роллы? Разбираемся, как выглядит оригинальная японская диета на 14 дней

Cosmopolitan
«Рейдер» или «Непобедимый»: какой боевой вертолет выберет Армия США «Рейдер» или «Непобедимый»: какой боевой вертолет выберет Армия США

Выставка AUSA-2019 дала понять, каким может быть скоростной вертолет будущего

Naked Science
Семейная ценность Семейная ценность

Дочь директора ГУМа Софию Гугуберидзе после учебы отправили в Тбилиси

Tatler
Да Лана вам Да Лана вам

Почему новая пластинка Ланы дель Рей может стать самой токсичной в её карьере

GQ
Просто копия! Просто копия!

На кого из легенд кино стараются быть похожими нынешние звезды

Лиза
Осознанность в большом городе Осознанность в большом городе

Осознанность — затертое слово в среде людей, увлекающихся восточными практиками

Yoga Journal
Главный по тарелочкам Главный по тарелочкам

Мишель Бернардо — о семейных традициях дома и на работе

Vogue
Груз ответственности: как домашние обязанности приводят к истощению работающих женщин Груз ответственности: как домашние обязанности приводят к истощению работающих женщин

О том, как важно женам и мужьям делить поровну ответственность за дом и детей

Forbes
Шеф-повар Нобу Мацухиса — о любимом ресторане и Роберте Де Ниро Шеф-повар Нобу Мацухиса — о любимом ресторане и Роберте Де Ниро

Как появилась ресторанная империя Nobu

РБК
Излишняя чувствительность Излишняя чувствительность

Новогодние праздники отрицательно сказываются на здоровье наших зубов

Здоровье
Пошли в баню! Пошли в баню!

В холодный зимний день баня или сауна – особое удовольствие

Лиза
«Черная вдова», ночной портье и киллер на Renault. Кто стоял за убийством последнего из Гуччи в доме Gucci «Черная вдова», ночной портье и киллер на Renault. Кто стоял за убийством последнего из Гуччи в доме Gucci

Экс-глава дома Gucci Маурицио Гуччи был застрелен на пороге собственного офиса

Forbes
«Экономических оснований для развала СССР не было» «Экономических оснований для развала СССР не было»

Приближающаяся очередная годовщина распада СССР — дата некруглая

Огонёк
Открыть в приложении