Наталья и Мурад Османн — не только красивая семейная пара, но и бренд

OK!Знаменитости

Следовать за мечтой

На Наталье: серьги B.zero1 Rock (желтое золото, бриллианты), колье Bvlgari Bvlgari (желтое золото, коралл, бриллиант), часы Serpenti Seduttori (розовое золото, заводная головка с розовым рубеллитом) — всё Bvlgari. На Мураде: часы Bvlgari Octo Finissimo Automatic (корпус и браслет из титана) 

Наталья и Мурад Османн — не только красивая семейная пара, но и бренд. Они великие путешественники. Почти десять лет назад супруги придумали проект #FollowMeTo, который быстро обрел популярность и продолжает набирать обороты. Наташа и Мурад являются друзьями Дома BVLGARI, и эта сторона жизни гармонично сочетается с их профессиональными приоритетами. Мы встретились онлайн и поговорили во время прямого эфира в инстаграме @okmagazine_ru. А съемку супруги сделали сами — у себя дома. 

Прежде всего хочу поздравить тебя, Мурад, с юбилеем. 35 лет — это такой важный этап в жизни. Ты сам это как-то ощущаешь?

Мурад: Вадим, мне кажется, я выкину этот год (Наталья смеется), поэтому мне еще 34, я еще молодой. Возраст — это в любом случае состояние души: у меня дед в 85 летает, путешествует, поэтому это ничего не значит.

То есть для дальнейших путешествий у тебя впереди еще много времени.

М.: Лимитов нет, это точно. Вы, я знаю, вдвоем отметили этот праздник.

Наталья: Да. На самом деле мы достаточно рано сели на карантин. Последняя наша поездка была в Марокко. В начале марта мы вернулись и сразу самоизолировались.

М.: Как раз до всей активной фазы мы сели дома — и вот с тех пор сидим.

Слушайте, вот как вы, вечные путешественники, основатели #FollowMeTo, который развивается, дышит, отложили эти путешествия в сторону и живете в четырех стенах? Я имею в виду психологически.

М.: Я так тебе скажу, Вадим: мы не стали меньше работать, мы везде активизировались, потому что это уже состояние разума, его нужно поддерживать. Мы всё время находимся в какой-то активной фазе и не даем себе впасть в уныние и депрессию. Мы даже одеваемся дома специально так, будто идем куда-то.

Н.: Даже обувь соответствующую я надеваю на чашечку кофе между обедом и ужином. (Смеется.)

М.: Надо как-то структурировать себя. Тут просто очень легко сесть и начать думать: «Ну всё, поставлю свое внутреннее состояние на паузу, а потом просто выйду как медведь из спячки и заново всё начну», — но это невозможно, потому что нужно всё время самообразовываться — сейчас идеальное время для этого.

Я с тобой согласен, Мурад. Вы, кстати, можете еще жить прекрасными воспоминаниями: рассматривать, например, фотографии из своих путешествий.

Н.: На самом деле мы сейчас путешествуем по квартире. Когда только-только начался карантин, мы запустили добровольную акцию #FollowMeToHome, где просили наших подписчиков, чтобы их взбодрить и поддержать, путешествовать по дому, делать фотографии, представляя, что они находятся где-то в другой стране. Тысячи людей приняли в этом участие. Удивительно, насколько много креативных ребят.

М.: Да, мы почему-то подумали, что многим сейчас сложно будет это сделать, но креатива оказалось столько! Кто-то дома сооружал замки, рисовал на обоях, половина людей фантазировали на тему, как они улетают в разные города и страны, — все жаждали творчества. У нас народ на самом деле очень креативный, четыре стены их не остановят.

Видите, вы умеете вдохновить не только друг друга, но и огромную армию ваших поклонников, последователей. Действительно, путешествовать можно и в четырех стенах, думая о прекрасном... Я смотрю на экран: у вас за спинами такие затейливые обои.

Н.: Это не обои, а ковер из Казахстана, мы его натянули на багет.

М.: Нет-нет, это был Узбекистан. Просто у каждого уважаемого дагестанца должен быть ковер и на стене, и на полу, поэтому мы этот гештальт закрыли — у нас есть на полу, и вот теперь на стене.

Мурад, про тебя в Википедии написано: «Российский фотограф из Москвы». Это соответствует действительности? Как ты сам это ощущаешь?

М: Ну я так скажу: я россиянин, конечно же, но родился в Дагестане. Первое время я Наташе говорил и ее пугал, что я родился на сеновале в ауле, и она долго верила в это. На самом деле родился я в Махачкале.

Это большой город.

М.: Да, это столица Дагестана.

Потом ты переехал в Москву с семьей — в раннем возрасте, так?

М.: Мне было 5 лет, я переехал в Москву, окончил здесь школу, потом уехал в Англию на восемь лет.

Вот это интересно, на восемь лет уехал в Англию. Родители тебя отправили учиться на инженера, я так понимаю?

М.: Да. Я окончил школу в Москве экстерном, чтобы поступить в хороший вуз в Англии. Для этого мне надо было еще и там отучиться последние два класса. Я поехал в Кембридж, отучился два года, после этого поступил в Лондоне в институт. Суммарно где-то так получилось, что восемь лет я отдал математике, физике, высшей математике, гидромеханике.

Н.: Полезно.

Скажи, это было радостное время или тяжкая повинность перед родителями?

М.: У меня всю жизнь были очень хорошие оценки и тяга к математике: это были пятерки, а если по английской системе, то 97–98 баллов из 100.

То есть однозначно математический склад ума.

М.: Да, действительно, математический. При том в детстве, как мне мама рассказывала, я хотел стать журналистом или адвокатом — видимо, не подозревал, насколько это сложно. Но когда попал в Лондон, оказалось, что тот курс, на который я иду, инженерный: математики там всего 20%, а остальные 80% — физика, ну а физику я ненавидел всю жизнь.

Честно говоря, для меня разницы между математикой и физикой нет никакой. (Смеется.)

Н.: Вот-вот!

М.: И восемь лет ада физики мне пришлось прожить.

Не было желания бросить, как-то развернуть свою жизнь в другую сторону? Юный возраст, вся жизнь впереди…

М.: Каждый раз, разговаривая с родителями, я объяснял им, насколько я неправильным путем иду, что мне нужно начать что-то новое. Но, оглядываясь сейчас назад, понимаю, что это я сам себя так оправдывал. Это был страх перед экзаменами. Слава богу, что родители на это не клюнули. Более того, в первый год я экзамены не сдал в Лондоне, а там такая система, что если ты хоть один экзамен не сдашь, то тебе дают шанс поступить только на следующий год. Так что я на один год вернулся в Москву, готовился поступить вновь, и как раз в это время занялся фотографией — такой получился симбиоз интересов. Фотография возникла параллельно с моими основными занятиями. Получается, что это была для меня какая-то отдушина.

Но все-таки ты решил дальше учиться на инженера, а фотография так и оставалась параллельной жизнью, хобби, так?

М.: Конечно. Я считаю, что фундаментальное образование в любом случае важно, оно мне дало очень многое и в рамках занятий фотографией, и в плане карьеры, и в продюсировании.

Конечно, я знаю про кинокомпанию HYPE Production, созданную тобой и Ильёй Стюартом.

Н.: С Ильёй ты ведь познакомился тоже в Англии.

М.: Да. Для продюсирования организационно математика очень полезна. Она формирует правильный склад ума, как база. Мне кажется, идти учиться именно на фотографа... Фотография — это творчество, это жизнь: этому можно параллельно научиться, как второе образование, но склад ума — он должен быть какой-то фундаментальный.

Ты получил математическое образование в Лондоне и сразу переключился на продюсирование?

М: Да, мы с Ильёй познакомились в Англии, в русском комьюнити...

...И решили делать кино?

М.: Не сразу. Более того, он, вернувшись в Россию, два года проработал в рекламном агентстве, я — фотографом, и на тот момент, когда мы закончили свои индивидуальные поиски, пришли к тому, чтобы создать общую компанию. Решили, что не будем заниматься рекламой, а только творчеством — будем снимать клипы и кино: режиссировать, снимать, продюсировать.

У вас серьезная компания, вы продюсировали, например, фильмы Кирилла Серебренникова «Лето», «Ученик», новый его фильм «Петровы в гриппе».

М.: Да-да-да.

Ваши проекты и в Каннах были представлены, и на Берлинском фестивале. Я очень рад за тебя, Мурад, и за Илью, что всё у вас идет вверх и ваш бизнес развивается достаточно стремительно.

М.: Спасибо, Вадим.

Сейчас я хочу обратиться к Наташе. Ты родом из Ижевска?

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Анекдот месяца Анекдот месяца

Анекдот месяца

Playboy
«Это адское испытание»: Леонид Парфенов и Павел Лунгин о пандемии, разоблачении власти и шансе для талантливых «Это адское испытание»: Леонид Парфенов и Павел Лунгин о пандемии, разоблачении власти и шансе для талантливых

Каким будет мир после карантина?

Forbes
Секс à la russe Секс à la russe

Откровенный разговор колумниста ELLE Арины Холиной о русском сексе

Elle
Орангутаны заразили недругов желанием почесаться Орангутаны заразили недругов желанием почесаться

А вот зевание среди орангутанов оказалось незаразным

N+1
Жанна Бадоева: «В моей жизни отсутствует понятие ”вредная еда”» Жанна Бадоева: «В моей жизни отсутствует понятие ”вредная еда”»

Подробности обычной жизни Жанны Бадоевой

Худеем правильно
Почему человек спит: таинственный механизм Почему человек спит: таинственный механизм

Как мозг заставляет человека пролежать почти без движения семь и более часов?

Популярная механика
Ян и Елизавета Цапник: «В нашем доме никакие темы не замалчиваются» Ян и Елизавета Цапник: «В нашем доме никакие темы не замалчиваются»

Мне главное, чтобы Лизочка была счастлива

Караван историй
Как я провел это Как я провел это

Ксения Рождественская о фильме «Хорошего трипа»

Weekend
Дневник бортинженера Международной космической станции Дневник бортинженера Международной космической станции

Почему липучка — главный друг астронавта, а тортилья — главная еда?

Esquire
Сенат США хочет изгнать китайских гигантов с американских бирж: чем политики объясняют это решение и к чему оно приведёт Сенат США хочет изгнать китайских гигантов с американских бирж: чем политики объясняют это решение и к чему оно приведёт

Новый шаг в противостоянии США и Китая

VC.RU
Рама для картины Рама для картины

Интерьер для семьи и... для коллекции предметов искусства

SALON-Interior
Восточные практики для детей: это возможно? Восточные практики для детей: это возможно?

Можно ли мотивировать ребенка на занятия оздоравливающей восточной практикой?

Psychologies
Фрэнсис Скотт Фицджеральд и Зельда Сейр. Ветреная муза писателя Фрэнсис Скотт Фицджеральд и Зельда Сейр. Ветреная муза писателя

Она была самая красивая и популярная, он – самый талантливый

Cosmopolitan
Что будет с человеком, если ему ампутировать половину мозга Что будет с человеком, если ему ампутировать половину мозга

Возможно ли жить только с половиной мозга, и что это будет за жизнь?

Популярная механика
Рецепт счастья по-фински Рецепт счастья по-фински

В чем секрет финнов и какие факторы повышают удовлетворенность жизнью?

Psychologies
Алкогений: Сергей Есенин Алкогений: Сергей Есенин

Сергей Есенин был первым русским поэтом, павшим жертвой имиджа

Maxim
Алексей Ретинский Алексей Ретинский

Алексей Ретинский — мультимедиа-художник нового времени

Собака.ru
9 самых злых роботов кинематографа 9 самых злых роботов кинематографа

Роботы в кино — это настоящее воплощение зла

Популярная механика
Что делать с бесконечным потоком сообщений Что делать с бесконечным потоком сообщений

Главное — перестать переживать, что не справляетесь с объемом входящих

Reminder
Фильмы, получившие «Оскар» за последние 10 лет: что смотреть, а что пропустить Фильмы, получившие «Оскар» за последние 10 лет: что смотреть, а что пропустить

Все люди как бы обязаны увидеть фильмы, взявшие статуэтки

Maxim
Как помойка станет парком Как помойка станет парком

Григорий Ревзин о городе будущего

Weekend
Улучшающий запоминание шрифт не улучшил запоминание Улучшающий запоминание шрифт не улучшил запоминание

Sans Forgetica нужно переименовать в Sans Remembica (ба-дум-тсс)

N+1
Отрывок романа классика фэнтези Вонды Макинтайр «Луна и Солнце» — и обращение ее коллеги по жанру к российским читателям Отрывок романа классика фэнтези Вонды Макинтайр «Луна и Солнце» — и обращение ее коллеги по жанру к российским читателям

Фрагмент из книги Вонды Макинтайр — классика литературы в жанрах фэнтези

Esquire
Под большим вопросом: почему Марк Твен не любил интервью (и журналистов) Под большим вопросом: почему Марк Твен не любил интервью (и журналистов)

Эссе Марка Твена, в котором автор обрушивает проклятия на все интервью

Esquire
«Опыт и немного визионерства»: почему венчуру нужно избавляться от стереотипов и больше инвестировать в женщин «Опыт и немного визионерства»: почему венчуру нужно избавляться от стереотипов и больше инвестировать в женщин

Как гендерный дисбаланс мешает развитию инвестиций

Forbes
Известный дегустатор вина — о запахах: почему след знакомого аромата способен перенести нас в прошлое Известный дегустатор вина — о запахах: почему след знакомого аромата способен перенести нас в прошлое

Колман Эндрюс о вине, бассейнах, хлорке и… брюнетках

Playboy
Покажите язык: Максим Кронгауз — о проблемах русского языка, сленге и странных неологизмах Покажите язык: Максим Кронгауз — о проблемах русского языка, сленге и странных неологизмах

Максим Кронгауз о "мире люстр" и других прекрасных неологизмах

Esquire
«А нам все равно!»: кто рад карантину «А нам все равно!»: кто рад карантину

Кто-то на карантине сходит с ума, а кому-то хорошо и взаперт

Psychologies
В поисках обретенного времени В поисках обретенного времени

Анна Толстова о том, что изоляция может научить нас смотреть видеоарт

Weekend
Нательный датчик научили определять уровень витамина C через пот Нательный датчик научили определять уровень витамина C через пот

Это позволяет отслеживать уровень витамина после приема лекарств или еды

N+1
Открыть в приложении