Хабаровская крайность

Убедительная точка в этой избирательной кампании

ОгонёкОбщество

Хабаровская крайность

Дмитрий Щербаков, главный редактор информационно-аналитического агентства «Восток России», Хабаровск

Сергей Фургал по итогам второго тура — губернатор Хабаровского края. Фото Евгений Переверзев

24 сентября в 3:43 утра в моем WhatsApp появилось пятнадцатисекундное голосовое сообщение от кандидата в губернаторы Хабаровского края от ЛДПР Сергея Фургала: «еще неделю назад знали результат — примерно 70 на 30. Учитывая, что мы его получили, можно сделать заключение, что: а) мы были правы, а б) — что выборы все-таки прошли честно». Всего три десятка слов, а главное, метод их трансляции стали убедительной точкой в этой избирательной кампании — самой удивительной за последние 30 лет политической жизни на Дальнем Востоке

До оглашения итогов выборов в Хабаровском крае можно было считать необычной и революционной ситуацию в соседнем Приморье, где губернаторская гонка также вышла на второй круг, но в итоге оказалась отменена («Огонек» подробно рассказывал об этом в № 36). В декабре жителям одного из самых беспокойных регионов России предстоит выбирать главу территории опять, вот только из кого — пока не очень ясно (сюрпризом прошлой недели стала отставка «пролетевшего» на выборах Андрея Тарасенко с поста врио губернатора и назначение на эту позицию Олега Кожемяко, действующего губернатора Сахалинской области). Но даже на таком фоне Хабаровск — выстрелил!

Неожиданность или просчет?

Хабаровский край, в отличие от периодически сотрясаемого политическими тайфунами Приморья, с 1991 года демонстрировал редкостную стабильность. Первые 18 лет им руководил тяжеловес ельцинских времен Виктор Ишаев, никогда не набиравший на выборах меньше 76 процентов голосов (а в 2000-м набравший и все 87,84 процента). Следующие 9 лет регион возглавлял Вячеслав Шпорт, приведенный во власть за руку все тем же Виктором Ишаевым, хотя об этом и не любили вспоминать в хабаровском правительстве последние пять лет, после того как господин Ишаев потерял сразу два поста — и полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе, и министра по развитию Дальнего Востока. Стабильность губернаторов хорошо сочеталась с долгожителем — мэром Хабаровска Александром Соколовым, который выигрывал выборы с 2000 года 4 раза и только на последние, в сентябре 2018 года, не пошел.

Естественно, на этом фоне победа либерал-демократа Сергея Фургала с результатом 69,57 процента голосов против 27,97 у соперника-единоросса, два губернаторских срока внешне вполне себе успешно управлявшего Хабаровским краем, прогремела даже не громом на чистом небе — набатом на всю страну. В поражение Вячеслава Шпорта не верили до последнего ни он сам, ни его окружение, ни команда политтехнологов из Москвы, ни на самом верху. Однако оно случилось. И главный вопрос теперь: почему?

Еще летом 2018-го, как говорили, кандидат от ЛДПР вообще сильно не хотел участвовать в губернаторской кампании, поскольку один раз уже пробовал, но обжегся (в 2013 году Сергей Фургал проиграл Вячеславу Шпорту на губернаторских выборах: тогда у Шпорта оказалось почти 64 процента голосов избирателей против 19 у конкурента). С тех пор многое случилось, в том числе победа господина Фургала на думских выборах 2016 года, которую многие назвали договорной — политику, выдвинутому либерал-демократами по одномандатному округу в Комсомольске-на-Амуре (родном городе Вячеслава Шпорта) не стали выставлять соперника-единоросса. Сергей Фургал уверенно обошел кандидатов от остальных партий, прошел в Госдуму 7-го созыва, но в местной элите с тех пор воспринимался как человек, прочно вписанный в региональную властную систему. Кто бы знал тогда, что спустя всего пару лет он раскачает ее до состояния коллапса?

Наибольшим удивлением для команды губернатора, говорили многие его соратники, стала реакция на выборы Комсомольска-на-Амуре — Вячеслав Шпорт в первом туре показал там один из самых провальных результатов. А ведь он все 9 лет своего губернаторства уделял этому городу такое внимание, и тени которого промышленная столица региона не видела при Викторе Ишаеве: шутка ли, сам Владимир Путин с подачи краевых властей предложил принять специальный долгосрочный план развития Комсомольска-на-Амуре, который насытили массой полезных объектов и федеральными деньгами и уже начали исполнять. Для господина Шпорта неприятие его политики со стороны жителей малой родины прозвучало самым серьезным звоночком: уж если даже и они недовольны, то что же говорить об остальных?

Между тем Комсомольск-на-Амуре оказался так же разочарован, как и весь край, поскольку пока что ни одно из обещаний власти о переменах в жизни не исполнилось. Город как был, так и остается логистическим и карьерным тупиком, чуть-чуть прихорошенным на федеральные деньги. Большинство социальных объектов только строится. Работать, получая хорошую зарплату, в Комсомольске-на-Амуре можно только на трех ключевых заводах. Один из них, «АмурметаллАмурсталь», едва-едва, причем только с помощью Сергея Фургала и его партнеров, выбрался из банкротства. Второй, Амурский судостроительный завод, много лет пытался исполнить заказы Минобороны, с которыми были большие проблемы, и так и не скинул груз советского прошлого в виде огромных нерентабельных цехов, не заполненных объектами производства. А третий, Комсомольский-на-Амуре авиазавод, как раз перед выборами накрыли обещания масштабных сокращений со стороны материнской компании, «Объединенной авиастроительной корпорации». Людей возмутило то, что губернатор Шпорт, всегда подчеркивавший, что ратует за оборонку, их не защитил. А нужно понимать, что в Комсомольске-на-Амуре авиазавод — это главное, градообразующее, предприятие и его работники с членами семей составляют базу активного электората, исчисляемую десятками тысяч людей.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Фото недели: Нижний на высоте Фото недели: Нижний на высоте

Любите ли вы свой город так, как его любит нижегородец Игорь Иванов

Огонёк, июль'19
Райская птица Райская птица

Американская Playmate Нерейда Берд (Nereyda Bird) вся состоит из противоречий

Playboy, август'19
Шпилеологу на заметку Шпилеологу на заметку

Какие церкви со шпилями стоит увидеть в малопримечательных городах

Esquire, ноябрь'18
Я бросила курить и счастлива Я бросила курить и счастлива

Наши героини рассказывают, как справились с зависимостью

Лиза, октябрь'18
8 систем правильного питания 8 систем правильного питания

Эти коучи помогают худеть и оздоравливать организм, наблюдая за вами онлайн

Tatler, ноябрь'18
Третий пол узаконен в Нью-Йорке Третий пол узаконен в Нью-Йорке

Город Нью-Йорк присоединился к числу мест, где третий пол признан официально

National Geographic, октябрь'18
Lada Vesta Sport Lada Vesta Sport

Начинаются продажи седана-флагмана Lada Vesta Sport

Quattroruote, ноябрь'18
Большой бой маленькой Ингушетии Большой бой маленькой Ингушетии

Большой бой маленькой Ингушетии

Эксперт, октябрь'18
Непаханое поле: как заработать на онлайн-калькуляторе удобрений Непаханое поле: как заработать на онлайн-калькуляторе удобрений

Фермеры побаиваются новых технологий

РБК, октябрь'18
Что нужно знать, если вы едете с собакой за границу на машине? Что нужно знать, если вы едете с собакой за границу на машине?

Подготовка собаки к перевозке и полезные факты о ввозе собак в Европу

National Geographic, октябрь'18
Лицом на Восток Лицом на Восток

Султанат Оман – место, где можно окунуться в атмосферу сказок «1001 ночи»

National Geographic Traveler, сентябрь'18
В Эгейском море исследуют десятки затонувших кораблей В Эгейском море исследуют десятки затонувших кораблей

В акватории греческого архипелага Фурни работает археологическая экспедиция

National Geographic, октябрь'18
Время сложных решений Время сложных решений

Итоги минувших выборов должны вызвать массу нетривиальных решений

Эксперт, октябрь'18
Легенда жива: возвращение Mauboussin Легенда жива: возвращение Mauboussin

В мастерской и архивах легендарного французского ювелирного Дома кипит работа

Vogue, октябрь'18
Андрей Кайков: «В жизни я – зануда» Андрей Кайков: «В жизни я – зануда»

Звезда шоу «6 кадров» о том, как из сыновей вырастить достойных мужчин

StarHit, октябрь'18
Fear the Wolves Fear the Wolves

Почему провалился релиз Fear the Wolves

Игромания, ноябрь'18
Довольствие требует индексации Довольствие требует индексации

Довольствие требует индексации

РБК, октябрь'18
22 аркана 22 аркана

Как работает гадание на картах Таро

Elle, ноябрь'18
В поисках музы В поисках музы

Едем за вдохновением и красивыми фотографиями в усадьбы русских писателей

Лиза, октябрь'18
10 известных футболистов, конфликтовавших с законом 10 известных футболистов, конфликтовавших с законом

Кокорин и Мамаев оказались в весьма звездной компании

Maxim, октябрь'18
Сбербанк даст крышу пенсионерам Сбербанк даст крышу пенсионерам

Сбербанк разработает проект частного оператора домов престарелых

РБК, октябрь'18
Галопом по Европам Галопом по Европам

Куда отправиться в середине осени: в Париж, Лондон или Флоренцию

Grazia, октябрь'18
Теплое местечко Теплое местечко

Что люди с героическим прошлым делают в Тель-Авиве и где их там искать

Tatler, ноябрь'18
Heделя, не меньше Heделя, не меньше

В ноябре модная публика потянется в Тбилиси греться у костра грузинской моды

Tatler, ноябрь'18
Полный багрец Полный багрец

Осень в пушкинском Болдино по-настоящему золотая

Огонёк, октябрь'18
Творческий прорыв Творческий прорыв

Как выйти из зоны комфорта с помощью креативности

Yoga Journal, ноябрь'18
Варфоломеевские дни Варфоломеевские дни

В Стамбуле открывается синод Константинопольского патриархата

РБК, октябрь'18
На старт! Внимание! На старт! Внимание!

Стартапы, которые облегчат нам жизнь

Grazia, октябрь'18
Миграция скатов: завораживающее зрелище Миграция скатов: завораживающее зрелище

Скользящие под водой рыбы напоминают огромные осенние листья

National Geographic, октябрь'18
«Я из другого времени. Но мы вместе» «Я из другого времени. Но мы вместе»

«Огонек» прощается с Шарлем Азнавуром

Огонёк, октябрь'18