О Михаиле Горбачеве и новой книге Уильяма Таубмана о нем

ОгонёкОбщество

«Этот парень и есть перестройка»

Поначалу он казался просто одним из высшей номенклатуры. Не зря позже Крючков жаловался, что «КГБ проглядел Горбачева. Фотоархив журнала «Огонёк»

2 марта Михаилу Горбачеву исполняется 88 лет. Долгая жизнь позволила одному из главных политических революционеров современности не только много написать и прочесть о себе, но и дождаться по-настоящему фундаментального труда — книги Уильяма Таубмана «Горбачев. Его жизнь и время». Виктор Лошак — о книге и о Горбачеве.

Когда пролистываешь книгу, еще не взявшись ее читать, сразу обратишь внимание, какой огромный труд проделан американским историком и политологом, лауреатом Пулитцеровской премии Таубманом. Список людей, которых он на 700 страницах цитирует, на которых ссылается, огромен — больше 250 человек. Исследователь работал в 12 архивах разных стран. Для автора, видимо, принципиально, что труд не был официально одобренной биографией Михаила Сергеевича и он не обращался к бывшему советскому лидеру с просьбой ее написать. Первая его встреча по этому поводу с будущим героем, пожалуй, была исчерпана вот этой фразой: «„Горбачева трудно понять“,— сказал он мне, отзываясь о самом себе в третьем лице, как он это нередко делает».

Как крестьянский мальчишка, который на «отлично» написал сочинение, восхвалявшее Сталина, превратился в могильщика советского строя? Как получилось, что Горбачев стал единственным в русской истории политиком, который, имея в своих руках полную власть, сознательно во имя идейных и моральных ценностей шел на ее ограничение, на риск ее потерять? Как вообще столь «жесткая система» могла породить столь склонного к новаторству и творчеству руководителя? Был ли у Горбачева план? В чем состояла его стратегия переустройства страны и мира? Могла ли быть нормой для политического лидера такого масштаба присущая Горбачеву крайняя самоуверенность, а временами и очевидный эгоизм? Наконец, когда собственные назначенцы попытались свергнуть своего генсека, может быть, они считали, будто он их предал, внушив, что собирается модернизировать советский строй, а на деле, сам того и не желая, способствовал его развалу?

Поставив перед собой эти и некоторые другие вопросы, Таубман 12 лет работал над исследованием последнего лидера СССР и его времени. «Несмотря на ошибки и неспособность достичь всех своих благородных целей, он остается трагическим героем, который заслуживает нашего понимания и восхищения»,— это последняя фраза книги. Таубман со всей серьезностью относится к сказанному ему президентом СССР: «Уверяю вас, Горбачев не был наивным мечтателем».

Если читать «Горбачева» внимательно, то увидишь, как в пользу симпатии к Михаилу Сергеевичу, по ходу исследования его жизни и состояния страны, меняется тон автора. Волей-неволей Таубман выступает в книге психологическим аналитиком для своего героя. Вот он приводит мнение архитектора перестройки и ближайшего соратника Горбачева Александра Яковлева о том, что лидер иногда сам себя понимал с трудом. Яковлеву порой казалось, что Горбачев «и сам побаивается заглянуть внутрь себя, опасаясь узнать о себе нечто такое, чего сам еще не знает или не хочет знать». И вот что важно и что есть на памяти у многих журналистов времен перестройки: «Горбачев постоянно нуждался в отклике, в похвале, в поддержке, в сочувствии и в понимании, что и служило топливом для его тщеславия, равно как и для созидания». Я, например, и сам хорошо помню, какой инициированный Кремлем скандал случился у нас, в главной прогорбачевской газете «Московские новости», когда замер политических настроений среди пассажиров поезда Москва — Владивосток получился не в пользу перестройки… Позже Горбачев не менее болезненно отреагировал на публикацию «Аргументами и фактами» рейтинга популярности депутатов Первого съезда Советов, где на первом месте оказался Сахаров, а на втором — Ельцин.

Рассказывая о жизни будущего советского лидера в подробностях, Таубман показывает нам все те перекрестки, когда уже не человек делает свою биографию, а судьба ведет его собственной дорогой. Например, по окончании университета выпускник юрфака Горбачев получил назначение в прокуратуру СССР и очень хотел там работать. Вместе с женой они строили семейные планы, тем более очевидные, что Раиса Максимовна стала аспиранткой Московского пединститута. Он должен был заниматься надзором за расследованием дел о реабилитации в органах госбезопасности. Шел 1956 год. Но в момент его назначения в прокуратуре решили принимать на должности по надзору лишь сотрудников с практическим опытом. Имевшему на руках направление Горбачеву отказали. Тогда он и вернулся на Ставрополье, где вихрем закрутилась карьера, вынесшая его в конце концов в секретари ЦК и члены политбюро.

В своей книге Таубман напоминает нам, что удивление страны Горбачевым началось еще до того, как он объявил новый курс и в СССР заговорили о перестройке и гласности. Через несколько недель после избрания Михаил Сергеевич отправился в свою первую поездку. Естественно, в Ленинград. Выступая там перед партийным активом, он пока еще не сказал ничего революционного: дисциплина, качество работы, «мобилизация всех творческих сил»… Но говорил страстно, убедительно и без всяких бумажек. Страна была буквально ошарашена! Кассеты с ленинградским выступлением продавались на «черном рынке», мигом разлетелся комплиментарный анекдот о том, что Горбачев-то, оказывается, хуже своих немощных предшественников — он даже читать не в состоянии.

Интересно, во что верил в момент прихода к власти в стране ее лидер? Что собирался делать?

Разбирая взгляды и выступления Горбачева, задавая прямые вопросы самому советскому лидеру, автор считает: «Упоминания о верности идеям большевиков не были тактическим реверансом — это говорилось вполне искренне. Он действительно по-настоящему верил — конечно, не в преимущества советского строя, каким он был в 1985 году, но в то, что его еще можно исправить и приблизиться к заветным идеалам… Горбачев верил в социализм, это была вера его любимых отца и деда». Действительно, его поколение и особенно его соратники считали, что социализм извращен и его еще можно спасти и вылечить. Даже в 2006 году Михаил Сергеевич писал: «Ленину я доверял, доверяю и сейчас». Те, кто работал с генсеком, вспоминают: на столе у него всегда лежало несколько ленинских томов со множеством закладок.

Жизнь и понимание реального положения страны очень меняли Горбачева, но единственное, что он всегда отметал с порога, были любые попытки изменить советский строй с помощью силы или насилия. Однако в итоге, как замечает Таубман, Горбачев «взялся менять все сразу — политическую систему, экономику, идеологию, межэтнические отношения, внешнюю политику и даже само понятие советского человека». При этом стоит вспомнить одно замечание пресс-секретаря президента СССР Андрея Грачева о том, что у этого политика было «граничившее с отвращением нежелание заниматься рутиной, повседневной, систематической работой».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Ускользающая красота Ускользающая красота

Эти архитектурные памятники и чудеса природы находятся на грани исчезновения

National Geographic Traveler
Океанический слон: индийский авианосец Vikrant Океанический слон: индийский авианосец Vikrant

Потенциал Индии привел к амбициозным планам по разработке систем вооружения

Популярная механика
Орбитальные ломы Орбитальные ломы

Сверхтяжелые ракеты SpaceX могут стать носителем первого легального оружия

Популярная механика
Валерий Сюткин: «Я – то что надо, когда приношу зарплату жене» Валерий Сюткин: «Я – то что надо, когда приношу зарплату жене»

Певец точно знает, как правильно выстроить отношения с супругой и родителями

StarHit
«Все хорошо, только дел невпроворот». Так ли это на самом деле? «Все хорошо, только дел невпроворот». Так ли это на самом деле?

Если у вас слишком много дел, не пора ли пересмотреть свое отношение к жизни?

Psychologies
В Шампани с пропиской: как меняется мода на вина из региона В Шампани с пропиской: как меняется мода на вина из региона

Гамма ароматов и вкусов в сегодняшнем шампанском шире, чем когда бы то ни было

Forbes
Гадкий утенок. Есть ли будущее у Sukhoi Superjet 100 в Европе Гадкий утенок. Есть ли будущее у Sukhoi Superjet 100 в Европе

Кто виноват в провале бизнес-модели Sukhoi Superjet 100 в Европе

Forbes
Как реагировать на отстойный подарок? 9 актуальных подсказок перед праздником Как реагировать на отстойный подарок? 9 актуальных подсказок перед праздником

Мы поможем сымитировать радость, даже если подарок ужасен!

Playboy
Остров Перламутровый исчез с лица земли Остров Перламутровый исчез с лица земли

Активное таяние ледников не может не сказаться на всей экосистеме Арктики

National Geographic
Можно ли сегодня носить мини-юбки Можно ли сегодня носить мини-юбки

Можно ли сегодня носить мини-юбки

Vogue
Как сделать город удобным для детей Как сделать город удобным для детей

Российские города все еще остаются недружелюбным местом для детей

СНОБ
Добром и милосердием Добром и милосердием

Новый рассказ нобелевского лауреата и королевы короткой прозы из Канады

Esquire
Джулия Робертс Джулия Робертс

Актриса, продюсер и лицо аромата La Vie Est Belle, Lancôme

Elle
Неисправимый однолюб Хью Джекман раскрыл секрет идеального брака Неисправимый однолюб Хью Джекман раскрыл секрет идеального брака

50-летний Хью Джекман уже 23 года женат на актрисе Деборре-Ли Фёрнесс

Cosmopolitan
Олег Басилашвили. Дым отечества Олег Басилашвили. Дым отечества

БДТ – основа актерского мироздания Олега Басилашвили

СНОБ
Kia K900. Большой мальчик Kia K900. Большой мальчик

Kia K900. Что новый флагман готов противопоставить конкурентам?

АвтоМир
Отель выплатит компенсацию семье убитой бегемотом туристки Отель выплатит компенсацию семье убитой бегемотом туристки

Отель выплатит компенсацию семье убитой бегемотом туристки

National Geographic
Современная медицина против рака Современная медицина против рака

Современная медицина против рака

Популярная механика
5 практических способов осознанно принять решение 5 практических способов осознанно принять решение

Для тех, кто склонен бесконечно взвешивать за и против в попытке сделать выбор

Psychologies
Грязная изнанка: что раздражает россиян в «мусорной реформе» Грязная изнанка: что раздражает россиян в «мусорной реформе»

Грязная изнанка: что раздражает россиян в «мусорной реформе»

Forbes
Телесные колготки: носить или не носить? Телесные колготки: носить или не носить?

Телесные колготки - самый противоречивый предмет в современном женском гардеробе

Cosmopolitan
Мадс Миккельсен: «Фильм довольно жесткий, и мне это понравилось» Мадс Миккельсен: «Фильм довольно жесткий, и мне это понравилось»

Мадс Миккельсен о своей роли в фильме «Затерянных во льдах»

GQ
Чемодан без ручки. Как соглашение ОПЕК+ превратилось в необходимое зло Чемодан без ручки. Как соглашение ОПЕК+ превратилось в необходимое зло

Что ведет к падению глобального спроса и обвалу нефтяных котировок

Forbes
7 актеров и режиссеров, воевавших в горячих точках (как говорится, служил — мужик) 7 актеров и режиссеров, воевавших в горячих точках (как говорится, служил — мужик)

Звезды, которые так или иначе послужили своей стране в разное время

Playboy
Искренне ваш Искренне ваш

Нужно ли знать о другом, даже близком, человеке абсолютно все?

Добрые советы
Пол Пот: чемпион геноцида Пол Пот: чемпион геноцида

Жуткий эксперимент Пол Пота с построением «истинного социализма»

Дилетант
Как отсканировать старые фотографии: 3 простых способа Как отсканировать старые фотографии: 3 простых способа

Как отсканировать старые фотографии: 3 простых способа

CHIP
ELLE поэты ELLE поэты

Современные поэты России

Elle
Секретный президент США Секретный президент США

Как жена президента США Эдит Вильсон тайно правила страной из-за болезни мужа

Дилетант
Porsсhe 911. Чистейшее техно Porsсhe 911. Чистейшее техно

Porsсhe 911. Чистейшее техно

АвтоМир
Открыть в приложении