Вадим Тихонович Иванов о химии живого

Наука и жизньНаука

Пептиды — тёмная материя биологии?

Академик Вадим Иванов, научный руководитель Института биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова РАН.

На лабораторном коллоквиуме. Структуру циклического антибиотика валиномицина на доске рисует В. Т. Иванов — будущий академик. Присутствуют академик М. М. Шемякин, будущий академик А. И. Мирошников и будущий член-корреспондент РАН В. Ф. Быстров, 1965 год.

Вадим Тихонович Иванов, один из ведущих специалистов в области химии белково-пептидных веществ, работает в Институте биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова Российской академии наук почти шестьдесят лет — практически с момента его основания. Пришёл аспирантом, после окончания химического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, и вот за плечами — путь от младшего научного сотрудника до директора института, которым Вадим Тихонович был с 1988 по 2017 год.

Химия живого стала одним из наиболее перспективных направлений химической науки уже к середине XX века, но существовавшие тогда в нашей стране химические институты слабо ею занимались. В то время сложилась тяжелейшая ситуация, связанная с влиянием Лысенко, который прикрыл всякие попытки молекулярного анализа наследственности, даже слово «ген» было под запретом. К счастью, физики спасли существенную группу учёных, занимавшихся генетикой и молекулярной биологией, фактически спрятав их в недрах процветавшей атомной отрасли.

Скульптура, изображающая валиномицин, перед зданием института.

В конце 1950-х годов возникла острая необходимость создать в системе Академии наук учреждение, которое занималось бы молекулярной организацией живых существ. Начал эту работу на химическом фронте Михаил Михайлович Шемякин, вице-президент Академии наук. Он и организовал Институт биоорганической химии. Коллектив собирал, что называется, с миру по нитке. Тут были сотрудники Института биохимии, где тогда занимались антибиотиками. Пришли две лаборатории из Института органической химии. Была команда из университета, в которую входил и я. В нашей команде главным лицом был Юрий Анатольевич Овчинников, будущий академик. Тогда он только что окончил аспирантуру в МГУ, а я был у него дипломником.

Шемякин пригласил Овчинникова к себе, дал лабораторию. Мы занимались тем, что считали важным. В первую очередь антибиотиками. Вскоре стало понятно, что этого недостаточно: есть нуклеиновые кислоты — основа структур, которые передают из поколения в поколение генетическую информацию и закладывают информационную основу жизни. Есть рабочие тела — белки, которые в те времена вообще не знали, как исследовать. На описательном уровне было более или менее ясно, что это такое, но химически — терра инкогнита. Ну не говоря уж о миллионах низкомолекулярных биорегуляторов. Углеводы, липиды и прочее, и прочее — изучение всех этих веществ находилось на самой начальной стадии. Для такого исследования и был создан наш институт, которому в сентябре исполняется 60 лет.

Готовясь к юбилею, я решил посмотреть динамику развития института. И понял, что вначале более двадцати лет подряд наблюдался заметный рост по многим показателям — научным в первую очередь. А вот в 1990-х — полный провал. Мы потеряли человек сто кандидатов наук, они уехали за рубеж, поскольку нормально жить и работать здесь стало, мягко говоря, сложно. В 2000-х ситуация начала постепенно улучшаться.

Академик М. М. Шемякин.

И всё же решающими для достижения того уровня институтской науки, который мы видим сегодня, были 1970-е годы и начало 1980-х. Тогда сошлось очень много векторов. Во всём мире наблюдалось бурное развитие наук о жизни, 50% общего бюджета мировой науки шло на этот спектр наук. У нас, правда, всегда выделялось значительно меньше средств, поэтому непросто было угнаться за тем, что делалось в мире, но мы пытались, да и сейчас пытаемся. Коллектив за эти годы вырос. Проблемы биологической безопасности возникли на стратегическом, политическом уровне. Усилилась поддержка работ, направленных на исследование механизмов функционирования живых систем, в том числе и человека. В те годы было принято несколько постановлений ЦК КПСС и Совета Министров, национальных программ, и по одной из них было выстроено замечательное здание, где мы сейчас и находимся.

По сути, это не одно здание, а целый городок со своей инфраструктурой: девять корпусов лабораторий, офисы, мастерские. У нас есть спортивный комплекс, зимний сад, даже гостиница была (правда, её потом передали в ведение Академии наук). Главной движущей силой был академик Ю. А. Овчинников, мой учитель, который к тому времени стал вице-президентом Академии наук, самым молодым в её истории. Он курировал химию и биологию, возглавлял наш институт. Я был его заместителем. На институт приезжали посмотреть, настолько всё здесь казалось в диковинку.

Мы имели фактически неограниченные возможности. Любой прибор ты мог купить. Нужны импортные реактивы — давай список. Отечественная промышленность производила только простейшие реактивы, да и сейчас дела не лучше. Кстати, и приборной промышленности тоже нет. Приборы все импортные, к сожалению. Если раньше были попытки создать отечественные приборы, то теперь и этого нет. А серьёзные импортные приборы стоят бешеных денег. Иметь нормальный приборный парк — это нереальная мечта очень многих моих коллег. Мы пытаемся как-то держаться на мировом уровне, но достичь этого без серьёзной государственной поддержки невозможно.

Академик Вадим Тихонович Иванов.

У меня навсегда остались в памяти те годы жизни института, когда шло активное его развитие. За результаты наших работ было получено немало высоких престижных премий, и это вполне заслуженные награды. Например, в 1978 году мы получили Ленинскую премию за цикл работ по созданию нового класса мембранных биорегуляторов и исследование молекулярных основ ионного транспорта через биологические мембраны. Эту работу мы проводили совместно с Овчинниковым.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Земля переезжает Земля переезжает

Когда Солнце начнет затухать, корабль «Земля» уже прибудет к новой звезде

Популярная механика
SOS: как мы ведем себя в чрезвычайных ситуациях SOS: как мы ведем себя в чрезвычайных ситуациях

Реакции на экстремальную ситуацию могут быть очень разными

Naked Science
Глобальный Рейх Глобальный Рейх

Что, если бы страны «оси» победили во Второй мировой войне

Naked Science
Лучшие кадры дикой природы по версии Лондонского музея естесствознания Лучшие кадры дикой природы по версии Лондонского музея естесствознания

Лондонский музей естествознания опубликовал лучшие фотографии дикой природы

Esquire
Наука «Аполлонов» Наука «Аполлонов»

Научно-исследовательская работа «Аполлонов»

Наука и жизнь
Показали класс Показали класс

Парижские протесты 2018 года стали прелюдией очередной модной революции

Vogue
Гипотеза Лавлока: что, если Земля – живой организм? Гипотеза Лавлока: что, если Земля – живой организм?

Гипотеза Геи, предлагающая нам взглянуть на Землю как на живой организм

Naked Science
Провинциальная Россия и запретная рыба Провинциальная Россия и запретная рыба

Глава из книги «Московские истории»

Наука и жизнь
Молниеносный Молниеносный

Французский десерт – это особый раздел гастрономии

Вокруг света
Почему развелось так много рэперов, использующих слово baby в псевдониме Почему развелось так много рэперов, использующих слово baby в псевдониме

Ощущение, что хип-хоп переехал в ясли

GQ
«Церковь не боится своей истории» «Церковь не боится своей истории»

Почему Ватикан решился досрочно рассекретить архивы

Огонёк
Запузыривание: корабли в бутылках Запузыривание: корабли в бутылках

Как попадает модель парусника в бутылку?

Популярная механика
Еврейский транзит Еврейский транзит

О спецоперации, в которой участвовали гестапо, НКВД и японские спецслужбы

Огонёк

Анастасия Заворотнюк сейчас находится в московской клинике

Cosmopolitan
Люди с болезнью Паркинсона часто застывают на месте. Прибор с лазерным лучом помогает им снова идти Люди с болезнью Паркинсона часто застывают на месте. Прибор с лазерным лучом помогает им снова идти

Разработка предпринимателя Лизы Папе была отмечена премией в миллион евро

National Geographic
Российский нефтегаз: вопреки обстоятельствам Российский нефтегаз: вопреки обстоятельствам

Последние пять лет стали для нашей нефтегазовой отрасли весьма драматическими

РБК
Норвежский вклад в российское благосостояние Норвежский вклад в российское благосостояние

Аналитики Nordea Bank представили свой вариант использования средств ФНБ

РБК
Как мормон-самоучка заработал $1 млрд на водородных грузовиках Как мормон-самоучка заработал $1 млрд на водородных грузовиках

Первый миллиардер, разбогатевший благодаря водородному транспорту

Forbes
Выбросить все ненужное Выбросить все ненужное

Для начала нужно удалить все лишнее и только потом приниматься за изменения

Psychologies
Смотри, тут дешевле! Смотри, тут дешевле!

Минэкономразвития поможет малому и среднему бизнесу занять денег на бирже

Эксперт
Время, назад! Время, назад!

Макияж, вдохновленный 60-ми, на пике популярности!

Grazia
Следы былых цивилизаций: в Красноярском крае найдены новые петроглифы Следы былых цивилизаций: в Красноярском крае найдены новые петроглифы

Ученые обнаружили изображения, очистив камни от лишайника

National Geographic
В поисках максимальных возможностей В поисках максимальных возможностей

Техническая история двигателя внутреннего сгорания

Популярная механика
Одна вокруг света. Что помогает женщине справляться с трудностями в дороге Одна вокруг света. Что помогает женщине справляться с трудностями в дороге

43-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки

Forbes
Рубцы истории Рубцы истории

Как воссоединяли Белоруссию 80 лет назад

Огонёк
Как найти свой лицензионный ключ для Windows 10 Как найти свой лицензионный ключ для Windows 10

Как найти ключ в системе с помощью специальных утилит

CHIP
Босс отверг твою классную идею? Советуем сказать ему эти 3 волшебных фразы Босс отверг твою классную идею? Советуем сказать ему эти 3 волшебных фразы

В идеальном мире начальник всегда в восторге от твоих идей, а в реальном — нет

Playboy
Между небом и землей Между небом и землей

Михаил Василенко, генеральный директор АО «Международный аэропорт Шереметьево»

РБК
Суперкар Aston Martin AM-RB 003: ближе к народу Суперкар Aston Martin AM-RB 003: ближе к народу

Aston Martin представила в Женеве новейший гиперкар AM-RB 003

Naked Science
Русский путь в Европу. Как разогнать экономику и не остаться на обочине Русский путь в Европу. Как разогнать экономику и не остаться на обочине

Президент Франции Эммануэль Макрон называет Россию глубоко европейской страной

Forbes
Открыть в приложении