Русские амазонки

Произведения, созданные женщинами, вызывают огромный интерес у коллекционеров

Караван историйКультура

Русские амазонки

Армен Апресян

Фото: В. Прокофьев/ТАСС/выставка-ретроспектива работ Зинаиды Серебряковой в Третьяковской галерее в Лаврушинском переулке

Историки искусства — кто с иронией, кто вполне серьезно — давно обсуждают, отчего мир знает немного громких имен женщин-художниц. Размышляют о непростой женской доле, невозможности доступа к образованию, порой о степени дарования, не идущей ни в какое сравнение с талантом прославленных творцов-мужчин. При этом произведения, созданные женщинами, вызывают неподдельный интерес у коллекционеров и многочисленных любителей живописи.

Карточный домик Зинаиды Серебряковой

Впервые о ней заговорили в 1910-м — именно тогда посетители выставки Союза русских художников, проходившей в Петербурге, увидели автопортрет «За туалетом» — невероятно нежный, пленявший своей необычайной естественностью. И что удивительно, оказавшись среди грандов отечественной живописи — Валентина Серова, Бориса Кустодиева, Михаила Врубеля, — Зинаида Серебрякова не только не потерялась, она произвела настоящий фурор. «Автопортрет Серебряковой несомненно самая приятная, самая радостная вещь... — восторженно писал Александр Бенуа. — Здесь полная непосредственность и простота: что-то звонкое, молодое, смеющееся, солнечное и ясное... Особенно мило в этом портрете то, что в нем нет никакого «демонизма», ставшего за последнее время прямо уличной пошлостью... Есть что-то ребяческое в этом боковом взгляде «лесной нимфы», что-то игривое, веселое... И как самое лицо, так и все в этой картине юно и свежо...»

Скупой на похвалы Валентин Серов также отметил, что «Автопортрет» — «очень милая, свежая вещь». Более того, настоятельно рекомендовал руководству Третьяковской галереи приобрести картину. Вслед за мэтром критики принялись на все лады расхваливать двадцатипятилетнюю художницу, обнаруживая в ее работах «волнение, радостное, глубокое и сердечное, которое все создает в искусстве и которым только и можно истинно чувствовать и любить мир и жизнь». Серебрякову приглашали в галереи и на вернисажи, однако Зинаида, в одночасье вдруг ставшая звездой, сбежала из суетного Петербурга в любимое имение Нескучное неподалеку от Харькова, в дом, где прошли ее детские годы.

Родившись в 1884 году, она с ранних лет была окружена атмосферой, наполненной искусством. Отец Евгений Лансере — знаменитый скульптор, мать Екатерина — дочь архитектора Николая Бенуа и сестра известных художников Альберта и Александра. Будучи довольно замкнутой, девочка все свободное время проводила за рисованием и по окончании гимназии поступила в студию, организованную в Петербурге княгиней Марией Тенишевой.

В 1905 году она вышла замуж за кузена Бориса Серебрякова. Несмотря на то что близкородственные браки не одобрялись церковью, все же нашелся священник, согласившийся за взятку в триста рублей обвенчать влюбленных. Вскоре молодые отправились в Париж, там Зинаида некоторое время училась в Академии дела Гранд Шомьер и познакомилась с новейшими течениями в живописи. Вернувшись из Франции, Серебряковы поселились в Нескучном, там родились их дети — Евгений, Александр, Татьяна и Екатерина. В Петербург супруги перебирались лишь на зиму.

Фото: К. Каллиников/РИА новости/выставка Зинаиды Серебряковой в Третьяковской галерее

В 1910-е годы, после громкого успеха автопортрета «За туалетом», появилась целая серия работ, считающихся лучшими творениями Серебряковой. Среди них «Купальщица» и «Баня», на которых женская нагота изображена на редкость целомудренно, «Беление холста», где будничный деревенский труд превращен в ритуальное действо.

В революцию мир Зинаиды стремительно рушится: те самые крестьяне, герои многих ее картин, разграбили Нескучное. Она с детьми чудом успела сбежать в Харьков. Художница оказалась в крайне тяжелом положении, а муж, служивший в то время в Сибири, не мог ничем помочь. . . Они встретились лишь в начале 1919-го: буквально на несколько дней Борис вырвался в Харьков. В марте того же года по пути домой из командировки он заразился тифом и скончался на руках у жены.

«Всегда казалось, — писала Зинаида в отчаянии подруге, — что быть любимой и быть влюбленной — это счастье, я была всегда как в чаду, не замечая жизни вокруг, и была счастлива... Так грустно сознавать, что жизнь уже позади, что время бежит и ничего больше, кроме одиночества, старости и тоски, впереди нет, а в душе еще столько нежности, чувства».

Дядюшка Александр Бенуа поспособствовал ее переезду в Петроград, помог с работой и жильем. И хотя на фоне царившего авангарда неоклассическая живопись Серебряковой казалась неактуальной и слишком реалистичной, иногда все же удавалось получать заказы. «Зикино счастье, что она портретистка, — замечала мать, — находятся желающие дамочки иметь свой портрет и платят по двести тысяч...» Еще недавно такие деньги считались целым состоянием, но в начале двадцатых на них можно было купить лишь еду. «Живем по-прежнему каким-то чудом, так как фантастические миллионы, которые теперь стоит жизнь, все растут и растут», — сетовала Зинаида. Разглядывая работы тех лет, сложно поверить, что они созданы художницей, испытывающей крайнюю нужду: настолько легкие и светлые портреты писала тогда Серебрякова. А ведь порой ее семья ела только картофельные очистки...

Переломное событие в жизни произошло в 1924 году: в Америке открылась масштабная выставка русского искусства. В экспозицию включили четырнадцать работ Серебряковой, две были проданы. Судьба одной из них — «Спящая девочка на красном одеяле» — долго оставалась неизвестной. Лишь летом 2015 года картина появилась на торгах Sotheby’s, став самой дорогой работой художницы — ее цена взлетела с пятисот тысяч до трех миллионов восьмидесяти тысяч фунтов стерлингов.

Фото: Е. Никитченко/ТАСС/выставка-ретроспектива работ Зинаиды Серебряковой в государственной Третьяковской галерее

Окрыленная успехом за океаном, Зинаида отправилась в Париж — там предложили расписать большое декоративное панно. Во французской столице она надеялась устроить персональную выставку и получить больше заказов. Чудом собрав необходимые документы, в августе 1924-го, надеясь вскоре вернуться, она оставила детей матери и покинула Россию. Как оказалось, навсегда. «Мне было двенадцать, когда мать уезжала в Париж, — вспоминала много лет спустя дочь Татьяна. — Мама считала, что уезжает на время, но отчаяние мое было безгранично, я будто чувствовала, что надолго, на десятилетия расстаюсь с матерью...» Во Францию позже удалось переправить только Шуру и Катю.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Одесса - Москва Одесса - Москва

Оксана Фандера откровенна только с интересными ей людьми

Esquire, сентябрь'19
Как подключить наушники с микрофоном к ПК Как подключить наушники с микрофоном к ПК

Как подключить наушники с микрофоном к компьютеру

CHIP, ноябрь'19
Кристина Хендрикс. Натуральная величина Кристина Хендрикс. Натуральная величина

Где бы Кристина Хендрикс ни появлялась, мужчины забывали о приличиях

Караван историй, март'19
Клеточное чувство кислорода Клеточное чувство кислорода

Как клетки адаптируются к изменениям концентрации кислорода?

Наука и жизнь, ноябрь'19
Первому игроку Первому игроку

Разбираемся, как воспитать киберспортсмена

Vogue, апрель'19
Любовь в мегаполисе Любовь в мегаполисе

Альбина Джанабаева и Валерий Меладзе — о новой песне и любви

OK!, ноябрь'19
Отец русского рэпа Отец русского рэпа

Продюсер Александр Толмацкий дал первое интервью после смерти Кирилла Толмацкого

Esquire, май'19
Чарли и музыкальная фабрика Чарли и музыкальная фабрика

Charli XCX — это поп-музыка будущего

Vogue, ноябрь'19
Последний всплеск кредитного бума. Почему доля «плохих» долгов граждан снизилась до многолетнего минимума Последний всплеск кредитного бума. Почему доля «плохих» долгов граждан снизилась до многолетнего минимума

Государство периодически скупает собственные долги с неплохой скидкой

СНОБ, ноябрь'19
10316 10316

В ночь на 10 ноября 1989 года пала Берлинская стена – символ холодной войны

Esquire, ноябрь'19
SOPHIE SOPHIE

Sophie — диджей, музыкант и главный «итог 2019 года» в мире моды

Elle, ноябрь'19
Философский камень, или немного sapientia ex cupro Философский камень, или немного sapientia ex cupro

Идеи вечной жизни, молодости и излечения от всех болезней не умерли

Наука и жизнь, ноябрь'19
Тимур и его финансы Тимур и его финансы

Тимур Турлов рассказал, как мечта детства привела его к успеху

Esquire, ноябрь'19
Каста здесь Каста здесь

Некоторые соображения об устройстве российского общества

Esquire, ноябрь'19
Новая жизнь: 9 откровенных историй о свиданиях после развода Новая жизнь: 9 откровенных историй о свиданиях после развода

Решиться и начать встречаться с кем-то после развода бывает сложно

Cosmopolitan, ноябрь'19
15 мыслей Джей Джей Абрамса 15 мыслей Джей Джей Абрамса

Джей Джей Абрамс о том, как чудом не отказался от главного проекта в карьере

GQ, ноябрь'19
Рыжая Соня Рыжая Соня

Соня Рикель — женщина-кутюрье, которая добралась до Олимпа высокой моды

Elle, ноябрь'19
В режиме огня В режиме огня

Несколько примеров значений огня в кино, литературе и искусстве

Elle, ноябрь'19
Нам такие дóроги дороги Нам такие дóроги дороги

Платные хайвеи не должны подменять собой строительство бесплатных магистралей

Эксперт, ноябрь'19
Халед Джамиль Халед Джамиль

Президент компании «ДжамильКо» — о KPI успеха, закате Европы и умении думать

Robb Report, ноябрь'19
Земную жизнь пройдя до половины… Земную жизнь пройдя до половины…

Этот кризис парадоксальным образом приходит к нам в самом расцвете лет

Psychologies, ноябрь'19
Новая классика: какое будущее ждет музыкальную индустрию Новая классика: какое будущее ждет музыкальную индустрию

Главные тренды современной музыкальной индустрии

Forbes, ноябрь'19
Закон для всех, польза для избранных. Кто заработает на «суверенном рунете» Закон для всех, польза для избранных. Кто заработает на «суверенном рунете»

Закон о «суверенном рунете»может осложнить развитие информационных технологий

Forbes, ноябрь'19
Какую охранную систему лучше выбрать для машины? Какую охранную систему лучше выбрать для машины?

Сколько должна стоить хорошая "охранка" и на какие модели обратить внимание

CHIP, ноябрь'19
Иттербий и твердотельные лазеры Иттербий и твердотельные лазеры

Что привлекает химиков на небольшом острове Ресарё?

Наука и жизнь, ноябрь'19
Татьяна Дроздова: Найти смысл старости в нашем мире молодости и успеха — нетривиальная задача Татьяна Дроздова: Найти смысл старости в нашем мире молодости и успеха — нетривиальная задача

Что нужно делать, чтобы быть подготовленными к будущему «обществу долголетия»

СНОБ, ноябрь'19
Удобные и интуитивно понятные: в России опробуют новые ПДД Удобные и интуитивно понятные: в России опробуют новые ПДД

Столичные власти готовы опробовать экспериментальные решения в области ПДД

РБК, ноябрь'19
Затерянный во времени: один из самых загадочных автомобилей XX века Затерянный во времени: один из самых загадочных автомобилей XX века

Delorean DMC-12 остается одним из самых загадочных автомобилей XX века

Популярная механика, ноябрь'19
Разумное чаепитие: как отец и дочь преодолели разногласия ради семейного дела Разумное чаепитие: как отец и дочь преодолели разногласия ради семейного дела

Синди Бигелоу годами искала с отцом компромиссы в управлении семейной компанией

Forbes, ноябрь'19
«Мертвая» статья для курьера поневоле «Мертвая» статья для курьера поневоле

Можно ли вытащить россиян из азиатских тюрем

Русский репортер, ноябрь'19