Отрывок из книги «Записки кардиохирурга: О сердце, работе и жизни»

СНОБКультура

Хирургия мирового уровня на голодном пайке

Врач Самер Нашеф в своей книге «Записки кардиохирурга: О сердце, работе и жизни» (издательство «Альпина Паблишер») делится историями из собственной практики и рассказывает, как сделать сердце сильнее и выносливее и всегда ли можно дать прогноз здоровья после экстренного вмешательства. «Сноб» публикует одну из глав

703f85661ab3e6d1c267ec76ed33e3c229d96c8a9ba295fc0caadbbafb467a48.jpg
Иллюстрация: Rawpixel

В 1979 году я был студентом четвертого курса, и меня направили практиковаться в один из госпиталей Новой Англии в США. Там я проходил общеврачебную практику, и в конце каждого рабочего дня нашей группе врачей поручалось обходить отделения и проводить консультации, как называют это американские медики. Мы должны были осматривать терапевтических больных, находящихся в хирургических и других отделениях нетерапевтического профиля. Хирурги часто нуждаются в таких консультациях, ведь они не всегда могут оказать необходимую помощь пациентам. Каждый день мы осматривали десяток-другой больных перед окончанием рабочего дня. Однажды во время «консультативного» осмотра наша группа собралась в ортопедическом отделении вокруг пожилой женщины, перенесшей эндопротезирование тазобедренного сустава. Проблема заключалась в том, что у нее появилась небольшая одышка, а на рентгенограмме грудной клетки отмечалось некоторое усиление сосудистого рисунка.

«Воспаление легких, — уверенно сказал один из наших врачей. — Надо назначить антибиотики».

«Нет, — возразил другой врач, — это застойная сердечная недостаточность, надо назначить мочегонные».

«Но это может быть и то, и другое!» — подумал я, но не стал открывать рот и промолчал, поскольку был лишь юным студентом.

Если бы дело происходило в старой доброй Англии, то любой врач Национальной службы здравоохранения выбрал бы что-то одно и начал бы соответствующее лечение. Если бы за пару дней больному не стало легче, то можно было бы с легким сердцем назначать лечение второго заболевания из двух возможных. Если бы состояние пациента внушало опасения (чего в данном случае и близко не было), то английский врач обязательно решил бы подстраховаться и стал лечить оба заболевания сразу. Это очень правильный, простой, прагматичный, безопасный и дешевый способ, но не для великих Соединенных Штатов Америки.

После долгого, утомительного и нескончаемого спора о том, какой из двух диагнозов более вероятен, мое терпение было вознаграждено тем, что синклит постановил ввести больной катетер Сван–Ганца, чтобы наверняка исключить сердечную недостаточность. Такой катетер — это тонкая трубка, которую вводят в крупную вену на шее и продвигают в сердце, к месту отхождения легочной артерии, идущей от сердца к легким. Когда катетер установлен в нужное место, раздувают баллон, расположенный на его конце и с помощью датчика, находящегося ниже баллона, измеряют давление заполнения левого желудочка. Если давление оказывается чересчур высоким, значит, имеет место сердечная недостаточность. Если нет, тогда мы все же имеем дело с воспалением легких. Возможно, вам кажется, что все это очень красиво и научно, но введение катетера Сван–Ганца — это инвазивная процедура, которая требует перевода больного в отделение интенсивной терапии (единственное место, где можно найти такие катетеры и все необходимое для их введения). Кроме того, эта процедура намного дороже антибиотиков или мочегонных. Но так решили специалисты, и я — не вполне доверяя своим глазам — последовал за группой в ОИТ, где предполагалось выполнить процедуру.

Одному из молодых врачей поручили ввести катетер, и он был горд, как индеец, которому добавили пышных перьев к боевому наряду. Молодой доктор переоделся в хирургический костюм, надел стерильный халат и перчатки, установил столик с инструментами, а затем попросил больную лечь на спину и повернуть голову влево. После этого врач обработал кожу антисептиком, обложил место укола стерильным бельем и ввел иглу непосредственно под правую ключицу, чтобы пунктировать правую подключичную вену. Эта вена отводит в сердце кровь от правой верхней конечности, и в большинстве случаев для введения катетера в легочную артерию используют именно ее.

Обычно при попадании иглой в подключичную вену из иглы начинает поступать кровь. Врач сделал несколько попыток, то вводя иглу под ключицу, то извлекая ее, но кровь не текла. Он попытался еще раз, и на этот раз красная жидкость брызнула из иглы на белье. Проблема, однако, заключалась в том, что кровь была не темной и текла она не спокойной, а мощной, пульсирующей струей. Врач пунктировал не подключичную вену, а подключичную артерию, и в этом не было ничего хорошего. Эта артерия тоже расположена под ключицей, но немного глубже, чем вена. И кровь в ней, как и должно быть, находится под намного большим давлением. Так как артерия скрыта глубоко в тканях под ключицей, остановить кровотечение из нее достаточно трудно, ведь не получится непосредственно прижать ее к костям. Тем не менее врач попытался это сделать. Он быстро извлек иглу, положил два марлевых шарика выше и ниже ключицы, сильно прижал их и стал ждать. Пациентка пожаловалась на боль от сильного давления, и ей дали болеутоляющее лекарство. Через полчаса врач перестал прижимать шарики, и все с облегчением убедились, что кровотечение прекратилось. Врач снова принялся искать подключичную вену, после нескольких попыток наконец нашел ее и успешно ввел катетер Сван–Ганца. Однако самой пациентке все это очень не нравилось. Она жаловалась на сильную боль в правой руке, и ей снова дали обезболивающее.

После окончания процедуры, которая продолжалась около двух часов, стерильное белье наконец убрали, и взору врачей и медсестер предстало плачевное состояние правой руки. Конечность была бледной и холодной на ощупь. Было вовсе не странно, что пациентка жаловалась на боль — ведь в ее правой руке прекратилось кровообращение. Было ясно, что травма подключичной артерии и ее длительное сдавливание привели к образованию тромба и он блокировал кровоток в сосуде. Теперь пациентке грозила потеря конечности. Оставался один выход — срочно звать на помощь дежурную бригаду из отделения сосудистой хирургии.

Пришедшие ангиологи сразу согласились с диагнозом и порекомендовали сделать эмболэктомию. Проще говоря, они надеялись извлечь из артерии тромб, уповая на то, что рука могла сохранить жизнеспособность и кровообращение удастся восстановить. Женщину немедленно подняли в операционную, где анестезиолог погрузил ее в наркоз. Сосудистые хирурги сделали разрез в локтевой ямке правой руки, выделили плечевую артерию (продолжение подключичной артерии), взяли ее на держалки и вскрыли. После этого в артерию ввели катетер со сдутым баллончиком на конце и провели его до подключичной артерии. Когда стало ясно, что он находится дальше места пункции, баллончик раздули и медленно извлекли катетер вместе с тромбом, похожим на красную сосиску. Отверстие в плечевой артерии зашили и наложили швы. Когда сняли стерильные пеленки, все увидели, что предплечье, кисти и пальцы снова стали нормального розового цвета. Врачи порадовались успеху и отправили больную в отделение интенсивной терапии.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

«Хьюстон, у нас проблема» «Хьюстон, у нас проблема»

Какие ужасы пришлось преодолеть экипажу «Аполлона-13», чтобы остаться в живых

Вокруг света
Давай закрутим! Давай закрутим!

Идеальный десерт для тех, кто любит сладкое и мечтает похудеть

Огонёк
Длинный и одинокий: почему у всех нас растет такой волос в одном и том же месте и не опасно ли это Длинный и одинокий: почему у всех нас растет такой волос в одном и том же месте и не опасно ли это

Почему появляются одиночные волоски в неожиданных местах?

Playboy
Как итальянцы сделали кабриолет из прототипа «вазовской» копейки Как итальянцы сделали кабриолет из прототипа «вазовской» копейки

Думаешь, перед тобой «Жигули»? Давай подумаем еще…

Maxim
Ослики и оптимисты Ослики и оптимисты

Как пандемия меняет убеждения

Огонёк
Снайпер дома Павлова: документальные кадры, как Анатолий Чехов убивает своего 40-го фашиста Снайпер дома Павлова: документальные кадры, как Анатолий Чехов убивает своего 40-го фашиста

История дома Павлова

Maxim
Как правильно питаться в период менопаузы, чтобы сохранить здоровье Как правильно питаться в период менопаузы, чтобы сохранить здоровье

Как влияет менопауза на наш организм и как защитить его в важный период жизни?

Cosmopolitan
Дмитрий Ковпак: Какие уроки извлек Китай из пандемии Дмитрий Ковпак: Какие уроки извлек Китай из пандемии

Как Китай смог справиться с кризисной воронкой

СНОБ
Крокодиловы слёзы Крокодиловы слёзы

Путь к отдалённому племени Канингара, «людей-крокодилов», неблизкий

National Geographic Traveler
Лариса Гузеева рассказала, как ей разрешили «гулять по буфетам» Первого канала Лариса Гузеева рассказала, как ей разрешили «гулять по буфетам» Первого канала

Первый канал отмечает юбилей: 25 лет в эфире

Cosmopolitan
Небесная реанимация: летающая скорая помощь Атаманова Небесная реанимация: летающая скорая помощь Атаманова

О проектах российской компании Hoversurf наш журнал рассказывал не раз

Популярная механика
Как выжить на карантине с родителями Как выжить на карантине с родителями

Инструкция, которая нужна вам не меньше маски и антиспетика

GQ
Поворот «налево» запрещен: как победить воровство в компании Поворот «налево» запрещен: как победить воровство в компании

На вопрос, сколько воруют в вашей компании, нет точного ответа

Forbes
Химики получили нетоксичный синий краситель из свекольного сока Химики получили нетоксичный синий краситель из свекольного сока

Химики синтезировали новый синий пигмент из бетанина

N+1

Хочешь чего-то новенького? Начни с цвета волос!

Cosmopolitan
Запас прочности: как женщины в малом бизнесе переживают «вирусный» кризис Запас прочности: как женщины в малом бизнесе переживают «вирусный» кризис

Предпринимательницы о том, как сейчас обстоят дела и к чему они готовятся

Forbes
Кочевник последней надежды. Почему президент вспомнил о печенегах Кочевник последней надежды. Почему президент вспомнил о печенегах

Кажется, наш президент не понимает, о чем ему говорить

СНОБ
Исследователи смогли обмануть разные сканеры отпечатков пальцев в 80 процентах случаев Исследователи смогли обмануть разные сканеры отпечатков пальцев в 80 процентах случаев

Копии отпечатков пальцев работают со сканерами в смартфонах в 80% случаев

N+1
Не верю! 11 фиктивных браков российских знаменитостей Не верю! 11 фиктивных браков российских знаменитостей

Некоторые замужества создаются не повелению сердца, а для получения выгоды

Cosmopolitan
Сто лучших книг для детей до 7 лет Сто лучших книг для детей до 7 лет

Списки художественных детских книг для разного возраста

Cosmopolitan
На что обращают внимание миллениалы при выборе работы На что обращают внимание миллениалы при выборе работы

С молодыми специалистами сегодня можно достичь серьезных успехов

СНОБ
Вдали от суеты Вдали от суеты

Деревянный дом с лаконичным интерьером в стиле contemporary

SALON-Interior
«Выживание — дело добровольное»: бизнесмен Сергей Рыжиков о новой бизнес-культуре после кризиса «Выживание — дело добровольное»: бизнесмен Сергей Рыжиков о новой бизнес-культуре после кризиса

Сооснователь «Битрикс»: выигрывает ли его бизнес от кризиса

Forbes
Водная суспензия графена упростила нанесение электродов суперконденсатора Водная суспензия графена упростила нанесение электродов суперконденсатора

Способ, который позволяет сохранять структуру исходного графена

N+1
Всё на свете из пластмассы: почему надо выучить фразу «Пакет не нужен» Всё на свете из пластмассы: почему надо выучить фразу «Пакет не нужен»

Как каждый из нас может снизить потребление пластика и уменьшить свой экослед

СНОБ
Тренировка каннабиноидами повысила чувствительность к кокаину у крыс-подростков Тренировка каннабиноидами повысила чувствительность к кокаину у крыс-подростков

Такой опыт приводит к масштабным биохимическим изменениям в мозге

N+1
Четыре типа сотрудников, которые убивают компании Четыре типа сотрудников, которые убивают компании

Как отделить нужных сотрудников от вредных

Forbes
Биохакинг и вечная молодость: можно ли остановить старение с помощью технологий? Биохакинг и вечная молодость: можно ли остановить старение с помощью технологий?

Могут ли биохакеры от индустрии красоты остановить процессы старения?

Cosmopolitan
Алессандро Микеле: «Дресс-код – удел политиков» Алессандро Микеле: «Дресс-код – удел политиков»

Алессандро Микеле недаром считают властителем современной моды

GQ
Звезда «Мальчишника в Вегасе» Эд Хелмс — о великом сериале «Сайнфелд», который помогает ему справиться со стрессом на карантине Звезда «Мальчишника в Вегасе» Эд Хелмс — о великом сериале «Сайнфелд», который помогает ему справиться со стрессом на карантине

«Сайнфелду» — ситком конца 1980-х, из концепции которого выросли «Друзья»

Esquire
Открыть в приложении