Каким будет мир после карантина?

ForbesБизнес

«Это адское испытание»: Леонид Парфенов и Павел Лунгин о пандемии, разоблачении власти и шансе для талантливых

Герои нового выпуска «Forbes Карантин» с Николаем Усковым, журналист и режиссер Леонид Парфенов и кинорежиссер, продюсер Павел Лунгин обсудили, каким будет мир после карантина, что на самом деле важно для российских властей и почему из-за кризиса может произойти раскол между поколениями

Николай Усков

О самоизоляции и о том, как изменится мир

Леонид Парфенов: У меня ощущение, что все меняется. Насколько к лучшему, насколько к худшему — это мы сможем понять позднее. Но совершенно очевидно, что и к лучшему тоже. С одной стороны, потому что все то, что давно должно было стать онлайновым и удаленным — как, например, работа многих из нас — получило ускорение для того, чтобы стать более технологичным, чтобы освободить всех нас от необходимости куда-то ездить. Мне кажется, это очень прогрессивно. С другой стороны, увеличив долю режима онлайн и удаленной работы в своей деятельности, в укладе жизни, мне кажется, мы начнем больше ценить то, что не поддается переводу в онлайн. И я, например, жду свою первую поездку после снятия карантина из-за этого в том числе — из-за живых впечатлений, которые я, конечно, теперь буду больше ценить. Хочу в каком-нибудь интересном месте пройтись по набережной, сесть в кафе. К таким вещам я буду относиться гораздо более тщательно, потому что теперь все это приобрело ценность некой «олдскульности». Наш выбор сузится, станет более качественным. Лично я буду к этому стремиться, потому что буду понимать, как много вещей были напрасно офлайновыми, и, к счастью, они отошли в сторону, и я ими занимаюсь на дистанции.

Павел Лунгин: Мне немножко стыдно, все переживают, а я, в общем, всегда жил так. Ведь я все-таки в большей степени режиссер, а режиссер так и живет. Когда идут съемки фильма — это война какая-то, дни съемок словно вычеркиваются из твоей жизни, будто ты и не жил. А все остальное время сидишь дома один, злишься, нервничаешь, не очень много видишь людей. Мне кажется, все то, что происходит — это своего рода испытание. Изоляция — естественное состояние человека. Мне как раз кажется, что неестественным состоянием была дикая активная трясучка — например, вечерняя московская жизнь и многое другое. Когда надо успеть на три мероприятия одновременно и когда ты чувствуешь, что исполнил какой-то долг. Какой долг ты, к черту, исполнил? Если ты не выдерживаешь 1-2 месяца наедине с книгами, с фильмами, с самим собой, то кто ты тогда вообще? Может быть, я рассуждаю, как старик, но некая состоятельность человека заключается как раз в том, чтобы так жить. Жизнь конечно, изменится, но она не так меняется. Человечество ни от чего не отказывается. Например, всегда говорили, что кино убьет театр. Ни черта. Телевидение убьет кино. Сериалы убьют фильмы. Книги будут убиты. Все живет. Человечество только бесконечно расширяет свой аппетит. Мы отряхнемся и будем жить точно так же.

Леонид Парфенов: Мне кажется, что Павел Семенович рассуждает, как человек, который никогда не ходил на работу к 9:00 и не возвращался в 18:30. Для огромного количества людей самоизоляция — это испытание, потому что они лишены привычных доходов, привычного образа жизни, смысла существования и привычного разделения дома и работы. Кроме того, мы, наверное, с Павлом Семеновичем находимся в условиях даже слишком благоприятных. Ведь мы привыкли работать дома, и у нас дома оборудованы просторные рабочие места, кабинеты. Это нормальное для нас состояние. Я так вообще в самом привилегированном положении. Павел Семенович для того, чтобы работать, выезжал на натуру, съемки проводил, а у меня этого совсем мало. Недавно я выпустил новую серию «Намедни» — 2006 год. Эти серии были сняты еще в феврале, сейчас есть возможность в удаленном режиме их монтировать, править, сводить звук и прочее. То есть до середины июня у меня фронт работ есть, но эти дрова кончаются, поэтому скоро все-таки нужно будет выйти из тайги. Если же говорить про психологический момент самоизоляции, то, конечно, в небогатой стране с тесным жильем — это адское испытание для народа.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

А что я сделала, чтобы помочь? Регина Тодоренко выпустила фильм о проблеме домашнего насилия А что я сделала, чтобы помочь? Регина Тодоренко выпустила фильм о проблеме домашнего насилия

Фильм, посвященный проблеме абьюза в России — «А что я сделала, чтобы помочь?»

Forbes
Унесенные Миядзаки. Как прославленный японец показал нам мир глазами ребенка Унесенные Миядзаки. Как прославленный японец показал нам мир глазами ребенка

Отрывок из книги «Студия Ghibli: творчество Хаяо Миядзаки и Исао Такахаты»

Forbes
Доктор едет, едет Доктор едет, едет

Два врача и программист построили цифровую платформу для ДМС

Forbes
ЗОЖ: новая реальность ЗОЖ: новая реальность

Адепты правильного питания — полноправная целевая аудитория ресторанного бизнеса

Bones
Отрывок романа классика фэнтези Вонды Макинтайр «Луна и Солнце» — и обращение ее коллеги по жанру к российским читателям Отрывок романа классика фэнтези Вонды Макинтайр «Луна и Солнце» — и обращение ее коллеги по жанру к российским читателям

Фрагмент из книги Вонды Макинтайр — классика литературы в жанрах фэнтези

Esquire
Как быть, если карантин убивает ваши отношения? Как быть, если карантин убивает ваши отношения?

Способы, которые помогут наладить ваши отношения

GQ
Правила жизни Боба Дилана Правила жизни Боба Дилана

Правила жизни великого поп-музыканта Боба Дилана

Esquire
Где одеваются современные европейские монархи Где одеваются современные европейские монархи

В каких рубашках ходит принц Чарльз, и у кого заказывает костюмы король Филипп

GQ
Правила жизни Би Би Кинга Правила жизни Би Би Кинга

Правила жизни великого блюзмена Би Би Кинга

Esquire
Что делать, если на лобовом стекле появился скол. Варианты ремонта Что делать, если на лобовом стекле появился скол. Варианты ремонта

Какие повреждения ветрового стекла можно отремонтировать и как это сделать

РБК
Застрявшие на островах: что делать с сотрудниками, которые не могут вернуться в Россию Застрявшие на островах: что делать с сотрудниками, которые не могут вернуться в Россию

Что делать работодателям, лишившимся сотрудников и вынужденных платить зарплату

Forbes
Функциональные связи гиппокампа предсказали субъективный стресс Функциональные связи гиппокампа предсказали субъективный стресс

Гиппокамп для этого остался ключевым участком

N+1
Рождение разнояйцевых близнецов назвали побочным продуктом эволюционной стратегии Рождение разнояйцевых близнецов назвали побочным продуктом эволюционной стратегии

Женщинам выгоднее овулировать один раз за цикл в молодости

N+1
«Нужно избегать жить надеждами» «Нужно избегать жить надеждами»

Актриса Сальма Хайек — о том, как стать супергероиней в 53 года

Огонёк
Марина Марина

Жизнь художницы Марины Абрамович — не просто искусство, это сон

Elle
Хуже, чем СПИД и Вьетнам: как самоизоляция подкосила поколение 30-летних Хуже, чем СПИД и Вьетнам: как самоизоляция подкосила поколение 30-летних

Миллениалы чаще остальных страдают от стресса во время карантина

Forbes
Audi Q7 и Genesis G80 Audi Q7 и Genesis G80

Обновленный бестселлер от Audi и новый кроссовер от Genesis

Weekend
Райан Мерфи вслед за Тарантино переписывает историю кино — но выходит не очень: что не так с новым сериалом Райан Мерфи вслед за Тарантино переписывает историю кино — но выходит не очень: что не так с новым сериалом

Райан Мерфи пытается показать послевоенный "Голливуд" сказочно красивым

Esquire
Вся правда о глютене: мифы и факты Вся правда о глютене: мифы и факты

Что это за таинственное вещество, которое так испугало мировую общественность?

Популярная механика
Его величество логарифм Его величество логарифм

Логарифмы интересуют математиков разных времен

Наука и жизнь
Ученые измерили громкость почесываний лангустов Ученые измерили громкость почесываний лангустов

Лангусты являются одними из самых громких животных на Земле

National Geographic
С ароматом тропиков С ароматом тропиков

Кокосовое масло можно назвать средством три в одном

Лиза
Как мне удалось провести месяц карантина с пользой Как мне удалось провести месяц карантина с пользой

CEO Mobi-Soft Дмитрий Простов отказался от фастфуда, занялся йогой и медитацией

Reminder
5 не самых очевидных китайских фильмов, которые стоит посмотреть 5 не самых очевидных китайских фильмов, которые стоит посмотреть

Не все фильмы Поднебесной строятся исключительно на кунг-фу

Maxim
Не в бровь, а в зад: тест-драйв травматического оружия Не в бровь, а в зад: тест-драйв травматического оружия

Хватит ли травматического оружия, чтобы отбиться от хулиганов?

Популярная механика
По гарвардскому счету По гарвардскому счету

В МГУ уже до конца года может начаться крупная организационная реформа

Эксперт
Улетели в историю: как SpaceX Илона Маска смогла обогнать «Роскосмос» так сильно и так быстро? Улетели в историю: как SpaceX Илона Маска смогла обогнать «Роскосмос» так сильно и так быстро?

Разбираемся, как запуск Crew Dragon может изменить всю космическую индустрию

Esquire
Как понять, что у подростка депрессия: 11 признаков Как понять, что у подростка депрессия: 11 признаков

Как родители могут помочь подростку чувствовать себя лучше?

Psychologies
Бросил в самый трудный час: Марк Бернес и его Паола Бросил в самый трудный час: Марк Бернес и его Паола

Марк Бернес любил свою жену, но отвернулся от нее в самый тяжелый период

Cosmopolitan
Как помойка станет парком Как помойка станет парком

Григорий Ревзин о городе будущего

Weekend
Открыть в приложении