Как семейство Аньелли управляет миром

GQИстория

Мир под их сапогом

Сладкая жизнь и горькие потери, несгибаемая сила и человеческие слабости, власть над империей и утрата контроля над собственными детьми — все это история клана Аньелли.

Текст: Антон Иванов

Лапо Элканн унаследовал от деда не только коллекцию костюмов и долю империи, но также страстное желание получить от жизни все.

Считается, что монаршая власть в Италии закончилась в 1946 году. Но вскоре после того, как Умберто II освободил свой трон и Савойская династия была изгнана из страны, у Апеннин появился новый король. Его могли бы звать Джованни II, но в историю внук основателя FIAT вошел как Джанни Аньелли, или l’Avvocato, Адвокат.

Первое послевоенное Рождество человек, которому предстояло стать одной из ключевых фигур ХХ века, встречал в полуразрушенном фамильном особняке в Турине. В руинах лежали его страна, его бизнес, его семья.

Заводы некогда крупнейшего автопроизводителя Европы были уничтожены, а их наследник в тот год похоронил погибшую в автокатастрофе мать — принцессу Вирджинию Бурбон — и деда, в честь которого был назван и который с 14 лет заменял ему отца.

Заводы FIAT, Ferrari, Maserati, Lancia, Alfa Romeo, IVECO, виноградники Château Margaux, курорты Club Med, футбольный клуб «Ювентус» — Аньелли скупали все.

Джованни-старший провел свою Fabbrica Italiana Automobili Torino (FIAT) через две мировые войны (первая дала ему щедрые госзаказы, вторая разрушила производство), пережил смерть дочери и сына (при жесткой посадке семейного гидроплана Эдоардо выпал из кабины прямо под пропеллер), но не смог смириться с потерей своего детища.

Когда в 1945 году из-за подозрений в связях с фашистами Джованни отстранили от управления компанией, это окончательно сломало его. В конце жизни основателю FIAT было запрещено даже пересекать порог построенной им же штаб-квартиры с испытательным треком на крыше. Этот запрет не был снят и после смерти Джованни — семье отказали в просьбе провести там прощание с некогда всемогущим промышленником.

Казалось, FIAT навсегда потерян для клана Аньелли, но 24‑летний Джанни не только выдержал обрушившиеся на него удары судьбы, но и нашел силы нанести ответные.

Джанни с младшим братом Умберто, вторым по значимости человеком в клане Аньелли.

Наследник автомобильной империи проявил чудеса дипломатии. В переговорах с послевоенным руководством страны он напирал на то, что без его заводов о восстановлении экономики можно забыть, а без сильного частного капитала в политике нечем будет уравновесить растущую популярность коммунистов. В итоге компания была сохранена и пусть и не в полной мере, но возвращена изначальным владельцам. Как скажет Джанни, «что хорошо для FIAT — хорошо и для Италии».

В 1950‑е автогигант стал движущей силой итальянского экономического возрождения и поставил страну не только на колеса, но и на ноги. Отстроенные заново заводы дали работу десяткам тысяч итальянцев, которые получали от FIAT жилье, медицинскую страховку, школы, спортклубы и детские сады. Вновь светившийся над Турином логотип компании стал для многих символом новой жизни.

Автомобили Fiat тоже оказались больше, чем просто средствами передвижения. Итальянцы шутят, что половина детей 1950‑1960‑х была зачата в «чинквеченто» — легендарный Fiat 500 стоил в переводе на современные деньги €250 и был любимой машиной молодежи. Работала империя Аньелли и на другую итальянскую страсть — футбол.

Джон Элканн и вице-президент Ferrari Пьеро Феррари.

Еще в 1920‑е — первую золотую эпоху FIAT, когда глава компании был премьер-министром, а в Турине достраивалось то самое здание с треком на крыше, — отец Джанни начал создавать из принадлежащего семье клуба «Ювентус» команду мечты.

С его легкой руки «бело-черные» обрели новый стадион, новую базу и новую философию, в которой не было места для поражений. После смерти Эдоардо его 14‑летний сын занял место отца в совете директоров клуба. Впоследствии это назначение даст туринской команде больше, чем любой из ее самых громких трансферов.

Не будь в руководстве «Юве» Джанни, знакомые каждому полосатые футболки не примерили бы ни Мишель Платини, ни Роберто Баджо, ни Зинедин Зидан, ни Алессандро Дель Пьеро, а музей клуба не ломился бы от бесчисленных кубков и медалей.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Керенский: первая любовь революции Керенский: первая любовь революции

Мог ли изменить ход истории глава Временного правительства в 1917 году

Дилетант
Африканские барабаны: быстрая связь на дальние расстояния Африканские барабаны: быстрая связь на дальние расстояния

В тот момент, когда мы заканчиваем произносить слово, его больше не существует

Популярная механика
Пляж нудистов у храма Христа Спасителя Пляж нудистов у храма Христа Спасителя

Москва, 1929 год

Дилетант
Никаких больше поцелуев: как во время пандемии продолжают снимать один из самых долгих сериалов в истории Никаких больше поцелуев: как во время пандемии продолжают снимать один из самых долгих сериалов в истории

Как продолжается производство одного из самых длительных сериалов в истории

Forbes
Глава 3: Нью-Йорк и Чикаго Глава 3: Нью-Йорк и Чикаго

– Вы гангстеры? – Нет. Мы русские

Esquire
Неподдельная красота: как выглядели жены советских хоккеистов Неподдельная красота: как выглядели жены советских хоккеистов

Жены советских хоккеистов: внешне хрупкие, но с огромной внутренней силой

Cosmopolitan
20 вещей, которые могут тебе пригодиться в постели 20 вещей, которые могут тебе пригодиться в постели

Объекты и явления, при помощи которых твой секс будет еще великолепнее

Maxim
Что будет с астронавтами, если в космосе что-то пойдет не так? Что будет с астронавтами, если в космосе что-то пойдет не так?

Астронавтам ничего не угрожает, ведь люди Илона Маска все предусмотрели

GQ
20 способов остаться нормальным человеком 20 способов остаться нормальным человеком

Адекватность — самое стремительно исчезающее свойство современного мужчины

GQ
Масло масляное: зачем нужны гидрофильные очищающие средства Масло масляное: зачем нужны гидрофильные очищающие средства

Что же такое гидрофильные масла и всем ли они нужны?

Psychologies
Маск, я вас знаю Маск, я вас знаю

Что связывает Илона Маска с Россией, кроме космической гонки

GQ
Как устроен Chery Tiggo и китайский автопром Как устроен Chery Tiggo и китайский автопром

Компания Chery в последние годы вышла на совершенно новый уровень

4x4 Club
Жизнь без купюр Жизнь без купюр

Уже завтра получать, копить и тратить деньги люди будут совершенно по‑новому

GQ
Ресторатор Алексей Пинский — о концепции Regent by Rico, вине и кризисе Ресторатор Алексей Пинский — о концепции Regent by Rico, вине и кризисе

Владелец Regent by Rico — о концепции мясного ресторана, винной карте и кризисе

РБК
Спи, милый принц Спи, милый принц

Принц Азим сорил деньгами, веселил английский свет и раздражал султана Брунея

Tatler
Патриарх Иван Ильич, крепостная Брежнева и императрица Катюша Патриарх Иван Ильич, крепостная Брежнева и императрица Катюша

Сергей Ходнев о приключениях русских фамилий и обстоятельств в сериале «Великая»

Weekend
15 мыслей Алессандро Дель Пьеро 15 мыслей Алессандро Дель Пьеро

О мастере эпохи возрождения итальянского футбола

GQ
Концерт по заявкам Концерт по заявкам

Склад в закоулках Милана превратился в жилое пространство с концертной площадкой

AD
Голая правда Голая правда

Как похудеть к лету и срочно подкачаться к сезону футболок и поло?

Men’s Health
Рассказ «Коконопряды» Теннесси Уильямса, который был опубликован в Esquire и лег в основу его последней пьесы Рассказ «Коконопряды» Теннесси Уильямса, который был опубликован в Esquire и лег в основу его последней пьесы

Рассказ «Коконопряды» Теннесси Уильямс написал в середине сороковых

Esquire
Переходный период Переходный период

Философ Александр Нечаев: как получилось, что миропорядок пришел в беспорядок

Esquire
Соленую воду на Марсе посчитали непригодной для жизни Соленую воду на Марсе посчитали непригодной для жизни

Поверхность Марса и его недра не подходят для существования живых организмов

N+1
Райан Мерфи вслед за Тарантино переписывает историю кино — но выходит не очень: что не так с новым сериалом Райан Мерфи вслед за Тарантино переписывает историю кино — но выходит не очень: что не так с новым сериалом

Райан Мерфи пытается показать послевоенный "Голливуд" сказочно красивым

Esquire
У малярийных плазмодиев нашли собственные биологические часы У малярийных плазмодиев нашли собственные биологические часы

Циклическое течении малярии обусловлено циркадными ритмами плазмодиев

N+1
9 модных тенденций прошлого, от которых умирали 9 модных тенденций прошлого, от которых умирали

Мода заразна, как чума, а иногда она была и так же смертельна

Maxim
15 способов поднять самооценку 15 способов поднять самооценку

«Прокачиваем» уверенность в себе и учимся любить себя

Psychologies
10 привычек для тех, кто хочет жить долго 10 привычек для тех, кто хочет жить долго

Долголетие - это просто!

Cosmopolitan
7 самых обязательных фильмов с Клинтом Иствудом 7 самых обязательных фильмов с Клинтом Иствудом

31 мая любого года мы все отпразднуем день рождения Клинт Иствуда

Maxim
Как потепление воды изменит океан Как потепление воды изменит океан

Потепление океана может создать тропические экосистемы в неожиданных местах

Популярная механика
«Мамы в восторге»: как частные детские сады и спортивные секции подстроились под пандемию «Мамы в восторге»: как частные детские сады и спортивные секции подстроились под пандемию

Детский сектор сокращает расходы, чтобы после пандемии вернуться в офлайн

Forbes
Открыть в приложении