Больше чем поэт

Интервью с хедлайнером Esquire Weekend Дельфином

EsquireЗнаменитости

Больше чем поэт

Хедлайнер Esquire Weekend Дельфин не рассказал Сергею Минаеву о том, что обозначают цифры в его новом альбоме, где он был в 1993 году и на чьих корпоративах он выступает.

Фотограф Евгений Шишкин

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Я второй день слушаю твой новый альбом, и он очень походит на саундтрек новостей. В ушах у меня эта музыка, а перед глазами – Кемерово. Фраза «Небо кричит голосами мальчишек», к сожалению, попала в точку. Не хотелось бы говорить, что ты предвидел события.

ДЕЛЬФИН: Все правильно. Мне нечего добавить.

СЕРГЕЙ: Меня тронула социально-политическая составляющая нового альбома. Ты следишь за информационной повесткой?

ДЕЛЬФИН: Новый альбом – это сиюминутное высказывание. На самом деле при работе над ним мы не испытывали потребности высказаться и не старались быть настолько серьезными, как может показаться слушателю. Результат нас самих немного удивил.

СЕРГЕЙ: Тебя смущает резонанс, который вызвал альбом?

ДЕЛЬФИН: Я не ожидал такой активной реакции.

СЕРГЕЙ: В клипе на песню «520» ты выходишь, нарочито ставишь уточку на угол телевизора, она скрипит. Все же понимают, про что это.

ДЕЛЬФИН: Когда мы начинали снимать, это был фан, а не спланированная акция. Музыканты, создатели видео – все получали удовольствие от процесса и больше веселились, к происходящему мы не относились серьезно. Хотя…

СЕРГЕЙ: Ты говоришь, что для тебя этот альбом с художественной точки зрения менее ценен, чем другие. Но там есть песни, среди которых, например, та, что в интернете называют «Молитва пилота». С одной стороны, к ней можно относиться с юмором. С другой – это манифест.

ДЕЛЬФИН: Я сейчас стараюсь от всего отнекиваться. Возможно, потому, что не хочу так сильно, глубоко погружаться в происходящее вокруг. Мне достаточно только поднять голову, посмотреть, ужаснуться, высказаться по этому поводу, уйти обратно и закрыть окно. Находиться в какой-либо ситуации долгое время для меня очень тяжело, а главное – бессмысленно. Это разрушает сильнее, чем самокопание. А в итоге не приносит ни значимых результатов, ни художественной ценности.

СЕРГЕЙ: Я видел пару телевизионных эфиров с твоим участием. Ты прекрасно говоришь и шутишь. Но понятно, что тебе некомфортно – видно, что ты довольно социопатичный человек.

ДЕЛЬФИН: Да, наверное.

СЕРГЕЙ: У тебя много друзей?

ДЕЛЬФИН: Нет, не очень.

СЕРГЕЙ: Сколько их?

ДЕЛЬФИН: Думаю, что один. Не считая жены. Еще есть, так скажем, близкие товарищи.

СЕРГЕЙ: В какой момент ты понял, что останешься в музыке? Во времена «Мальчишника» или позже?

ДЕЛЬФИН: Наверное, позже. Когда мы записали пластинку «Юность», я подумал, что, пожалуй, буду продолжать.

СЕРГЕЙ: Ощущение, что сейчас повсеместно возвращаются 1990-е – «лихие 90-е», как часто говорят. А ты какими их чувствуешь?

ДЕЛЬФИН: И лихими в том числе, потому что случались некоторые моменты.

СЕРГЕЙ: Реальная угроза жизни была?

ДЕЛЬФИН: Нет. Но напряженные ситуации, когда можно получить травму, несовместимую с жизнью, бывали. Но не то чтобы я кому-то задолжал и это могло привести к летальному исходу. В любом случае 1990-е были для меня напряженными. Когда я про них вспоминаю, мне становится холодно.

СЕРГЕЙ: Ты хорошо помнишь 1991-й, 1993-й? Я прочитал, что в 1991-м вы писали где-то на Кутузовском диск практически под лязг танковых гусениц, если это, конечно, не фигура речи.

ДЕЛЬФИН: В 1991-м я был в Ницце, сидел в отеле, видел по телевизору танки и совершенно не понимал, что происходит, поскольку не очень хорошо знал язык. Было страшно и не понятно, вернемся ли мы вообще домой.

СЕРГЕЙ: А в 1993-м ты был в Москве?

ДЕЛЬФИН: Я не помню.

СЕРГЕЙ: О твоем прошлом почти ничего не известно. Казалось бы, столько интервью, но информацию я по крупицам собирал. Ты сказал, что смеешь надеяться, что ты хороший отец. Ты общаешься с друзьями своей дочери, с ее тусовкой?

ДЕЛЬФИН: Если есть такая возможность, то да. Дом мы всегда держим открытым для друзей дочери. Во-первых, это интересно. Во-вторых, полезно. Но, к сожалению, сейчас мы живем порознь. Ей удобнее жить в Москве, ближе к институту. Иногда она приезжает на выходные.

СЕРГЕЙ: А ты за городом?

ДЕЛЬФИН: Да.

СЕРГЕЙ: Как ее одноклассники на тебя реагируют? Вот они приходят к ней – а там Дельфин.

ДЕЛЬФИН: Абсолютно спокойно. И ей, и нам, родителям, повезло со школой – все ребята отличные, все сложилось очень хорошо.

СЕРГЕЙ: Тебе интересно, что они слушают?

ДЕЛЬФИН: Да, мы стараемся обмениваться музыкой. Иногда мне кажется, что я услышал что-то, что ей может понравиться, но часто ошибаюсь. (Смеется.) Присылаю ей, а она говорит: «Что это такое, с чего ты взял?»

СЕРГЕЙ: А ты слушаешь то, что им нравится? Фейса, Фараона, например. Моей дочери 15 лет, так что я в курсе.

ДЕЛЬФИН: А моей уже 20, и она над таким просто смеется.

СЕРГЕЙ: Да, она уже другого поколения. Тебе интересно, что происходит в русском рэпе? Это же сейчас большое явление.

ДЕЛЬФИН: Честно говоря, не особенно.

СЕРГЕЙ: Не цепляет?

ДЕЛЬФИН: Я быстро устаю от большого количества слов. Если в них пытаться уловить смысл, мозг отказывает. Не моя тема.

СЕРГЕЙ: Многие критики пишут, что Дельфин единственный современный поэт. Вслед за ним – Оксимирон. Его-то ты знаешь, разумеется.

ДЕЛЬФИН: Он самый адекватный из всех, кто мне попадался.

СЕРГЕЙ: А какую музыку ты сейчас слушаешь?

ДЕЛЬФИН: Абсолютно разную – занимаюсь музыкальным серфом. Всегда интересно, за что-то зацепившись, посмотреть похожих исполнителей. Там какие-то имена, совершенно тебе не знакомые. Когда находишь что-то совсем удивительное, думаешь: это круто, это что такое? А это какой-нибудь 1975 год. В этой нечеткости музыкальных границ есть свое очарование. Современные треки могут быть записаны так, будто это сделано в 1965 году.

СЕРГЕЙ: Я вчера зашазамил трек, в моем понимании, сделанный в 1984-м, а он 2016-го.

ДЕЛЬФИН: Сейчас можно любые манипуляции со звуком проводить, придавать записям определенные оттенки, с помощью которых ты быстрее достучишься до своей аудитории.

СЕРГЕЙ:

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Алексей Сальников Алексей Сальников

Алексей Сальников: История про квартиру

Esquire
Кто такая доула: зачем нужна помощница в родах и что она делает Кто такая доула: зачем нужна помощница в родах и что она делает

Давай будем честными: рожать - страшно

Cosmopolitan
К Хабенский К Хабенский

Константин Хабенский – герой февральской обложки

Esquire
Три новых бургера, которые ты сможешь приготовить дома даже пьяным (особенно пьяным!) Три новых бургера, которые ты сможешь приготовить дома даже пьяным (особенно пьяным!)

Как приготовить правильный, смачный бургер

Maxim
Щупальца прогресса Щупальца прогресса

Экономическое влияние Apple, Google, Facebook и Amazon

Esquire
Успех на расстоянии: как сделать из филиала источник дохода, а не проблем Успех на расстоянии: как сделать из филиала источник дохода, а не проблем

Как удержать единую стратегию развития компании с множеством филиалов?

Forbes
Больше чем поёт Больше чем поёт

Антон Беляев и Therr Maitz – любимцы российских модников

Esquire
Бронеэкзотика начала ХХ века Бронеэкзотика начала ХХ века

Конструкторы разрабатывали самые экзотические проекты бронемонстров

Популярная механика
Сильный Пол Сильный Пол

Пол Смит о том, как оставаться счастливым и независимым

Esquire
Дикие ягоды Дикие ягоды

Татьяна Бакальчук создала Wildberries — крупнейший интернет-магазин в России

Forbes
Артем Лосев Артем Лосев

Шеф-повар ресторана «Горыныч» делится рецептом приготовления осьминога

Esquire
Van Cleef & Arpels. Нуреев Van Cleef & Arpels. Нуреев

Главные герои «Нуреева» и их исторические прототипы

СНОБ
Живые огни Живые огни

К растительным настольным лампам и деревьям-фонарям ведет несколько путей

Популярная механика
Всегда быстрый: тест Audi RS 5 Coupe Всегда быстрый: тест Audi RS 5 Coupe

Audi RS 5 нового поколения стала гораздо быстрее и симпатичнее

Популярная механика
Похвала глупости Похвала глупости

Почему эволюция не искоренила человеческое безрассудство?

GEO
Минтранс планирует повысить штрафы за задержку авиарейсов в 14 раз Минтранс планирует повысить штрафы за задержку авиарейсов в 14 раз

Минтранс планирует ужесточить наказание для авиакомпаний за задержку вылетов

Forbes
Театр Сатира Театр Сатира

Главный редактор Esquire и YouTube-пародист Satyr препарируют современный юмор

Esquire
10 ошибок в воспитании: чего не надо делать 10 ошибок в воспитании: чего не надо делать

То, как мы ведем себя с детьми, напрямую влияет на их эмоциональное развитие

Psychologies
Уволить Цукерберга: как Facebook выжить между политикой и экономикой Уволить Цукерберга: как Facebook выжить между политикой и экономикой

Политики стремятся вернуть контроль над инструментами массового воздействия

Forbes
Щитовидная железа Щитовидная железа

Щитовидную железу называют дирижёром всей гормональной системы человека

Yoga Journal
Как 13-летний мальчик нашел клад викингов Как 13-летний мальчик нашел клад викингов

В Германии нашли сокровища, которые когда-то могли принадлежать королю Дании

National Geographic
«Вместо этого появится что-то новое»: 5 лучших показов Гоши Рубчинского «Вместо этого появится что-то новое»: 5 лучших показов Гоши Рубчинского

Гоша — самый узнаваемый из российских дизайнеров

Esquire
Бегство капиталов: как западные санкции повлияют на рынок элитного жилья Москвы Бегство капиталов: как западные санкции повлияют на рынок элитного жилья Москвы

Быть «богатым русским» на Западе становится все менее комфортно

Forbes
Эффект бумеранга: как контрсанкции могут подорвать атомную энергетику России Эффект бумеранга: как контрсанкции могут подорвать атомную энергетику России

Из-за ответных мер на санкции США Госдума готовит свой пакет запретительных мер

Forbes
Что такое суперфуды и зачем они нам нужны Что такое суперфуды и зачем они нам нужны

Продукты, в которых концентрация полезных веществ превышает все показатели

Cosmopolitan
Лучший бармен 2017 года о коктейлях на лето и стереотипах про девушек в баре Лучший бармен 2017 года о коктейлях на лето и стереотипах про девушек в баре

Лучшим барменом 2017 года стала Кейтлин Стюарт из Royal Dinette в Ванкувере

GQ
Знают толк в возврате. Какие кредиторы добиваются взыскания долгов Знают толк в возврате. Какие кредиторы добиваются взыскания долгов

Банки усвоили уроки кризисов и стали тщательнее выбирать заемщиков

Forbes
Нужны ли вам ботинки на толстой подошве? Нужны ли вам ботинки на толстой подошве?

Как носить такую обувь в стиле 50-х, если вы не отчаянный хулиган

GQ
Летопись в кольцах: бревна рассказали историю древних кочевников Летопись в кольцах: бревна рассказали историю древних кочевников

За сотни лет до нашей эры Юго-Восточный Алтай населяли древние кочевники

Популярная механика
Шарлто Копли: наемник из «Опасного бизнеса» — о насилии, религии и движении за права женщин Шарлто Копли: наемник из «Опасного бизнеса» — о насилии, религии и движении за права женщин

Актер Шарлто Копли о насилии, духовном пути и движении за права женщин

Maxim
Открыть в приложении