Развитие производства высокотехнологичного текстиля — основной тренд

ЭкспертБизнес

Текстильная революция по госзаказу

Развитие производства высокотехнологичного текстиля — основной тренд в легкой промышленности всего мира. Отечественным производителям помог госзаказ, однако дальнейшему их развитию мешает отсутствие собственной сырьевой базы и низкий покупательский спрос

Софья Инкижинова

Компания «Чайковский текстиль» — крупнейший в стране производитель спецтканей, ее доля рынка в 2018 году составила 23%. Фото «Чайковский текстиль»

В последние годы мировой легпром находится в авангарде инновационных разработок. Высокотехнологичные текстильные материалы, применяемые сегодня во многих отраслях, придают конечному продукту небывалые свойства — негорючесть, свечение, радиопоглощение, самоочищение. В легпроме происходит в буквальном смысле слова революция, наиболее передовые мировые компании — это уже не просто швейники, дизайнеры, ткачи или конструкторы, а прежде всего химики и инженеры.

Новые материалы применяются прежде всего там, где есть экстремальные условия и нагрузки или необходимость придать продуктам определенные технические свойства. Все инновационные достижения можно грубо разделить на две группы. Первая — выпуск текстильных и нетканых материалов для профессионального потребления: дорожного строительства, медицины и сангигиены, малоэтажного строительства (утеплители) и проч. Вторая — производство продукции, предназначенной непосредственно для людей, например спецткани для рабочих и военных, материалы для производства обуви, утеплители из нетканых материалов (наполнители для курток, матрасов, подушек). Собственно к легпрому в большей степени относится именно вторая группа производителей, которую мы и рассмотрим.

Основные центры развития высокотехнологичного текстиля — Китай и страны Северной Америки. Интересно, что, отставая от мировых лидеров по другим направлениям легпрома (производство одежных тканей, швейных продуктов, обуви), в высокотехнологичном текстиле российская отрасль активно развивается и способна предложить конкурентоспособный продукт. Последние пять лет рынок высокотехнологичного текстиля и продукции из него растет, по некоторым направлениям на десятки процентов в год, при том что производство изделий из натурального сырья снижается. По данным Минпромторга, в 2018 году прирост выпуска спецодежды составил 21,7%, тканей из химических волокон — 3,5%. Согласно статистике, производство нетканых материалов в целом по стране уменьшилось (4,7%), однако анализ выпуска нетканых полотен крупными предприятиями, напротив, показывает прирост — от 3 до 15%. А уменьшение выпуска объясняется изменением структуры учитываемого ассортимента.

Впрочем, с прошлого года динамика роста подотрасли снижается, что объясняется удовлетворением спроса традиционных заказчиков — государства и крупных промышленных корпораций в тяжелых отраслях. Без выхода на широкий потребительский рынок и внедрения разработок в фешн-индустрии производителям высокотехнологичных материалов развиваться будет трудно. Но, самое главное, динамику их развития уже тормозит сохраняющаяся зависимость производства от импортного сырья.

Импортозамещение и ГОСТы

Рынок технического текстиля и нетканых материалов стал привлекательным для производителей после кризиса 2014 года. Девальвация рубля сделала продукцию российских компаний конкурентоспособной по цене. Западные санкции привели к тому, что российское правительство запретило компаниям, использующим бюджетные средства для выполнения госзаказа, приобретать импортную продукцию текстильной и легкой промышленности. Были также введены преференции для крупных компаний, у которых появилась возможность возместить из Фонда социального страхования расходы на приобретение спецодежды, произведенной на территории ЕврАзЭс. В итоге при прочих равных у российских производителей текстиля появился ценовой бонус в размере 15% относительно цен иностранных производителей. По данным Минпромторга, благодаря этим мерам доля российских тканей в госзакупках ведущих российских корпораций с госучастием выросла с 35% в 2015 году до 62% в 2018-м. А часть компаний полностью перешла на отечественные материалы.

Были введены механизмы контроля и оценки потенциальных участников тендеров: теперь к ним допущены только компании, которые имеют собственные производственные мощности и контролируют всю производственную цепочку. Раньше некоторые производители закупали ткани в Китае и, нанеся на них минимальную пропитку, называли их российскими. Сейчас требования ужесточились: реализовать через госзаказы продукцию, сделанную в Китае, компаниям стало сложно. «Некоторые умудряются это делать, но это уже слишком опасно, сложно и нерентабельно. Если при проверке компании вскроется обман, например по объемам, то не просто не заплатят всю эту сумму денег, а еще и оштрафуют. Поэтому работать нечестно становится невыгодно. В результате сегодня возникает нормальный цивилизованный бизнес», — говорит председатель совета директоров ГК «Нордтекс» Юрий Яблоков.

Наконец, еще один фактор, позволивший наладить выпуск инновационной продукции в промышленных масштабах, — ужесточение ГОСТов по охране труда, которые были пересмотрены в том числе из-за участившихся в последнее время аварий на шахтах, рудниках и проч. «Повышение уровня охраны труда способствует более высоким требованиям к качеству и к защитным свойствам тканей для спецодежды. Например, в нефтегазовом секторе происходит переориентация потребности с антистатических тканей на огнезащитные ткани с антистатической защитой, с обычных огнезащитных тканей — на ткани из огнестойких волокон, в том числе из арамидных. В различных отраслях экономики стали востребованы ткани с покрытиями и мембранами. Вместе с тем работу по актуализации стандартов необходимо усиливать, так как по ряду направлений мы работаем еще по устаревшим ГОСТам», — считает руководитель управления рекламы и PR группы компаний «Чайковский текстиль» Оксана Хрусталь.

Ткани становятся хитрее

Очень условно рынок высокотехнологичных тканей и нетканых материалов, предназначенных для конечных потребителей, делится на два сегмента: первый — спецткани, второй — утеплители и разного рода наполнители. В первом случае лидерами рынка на протяжении многих лет остаются одни и те же компании, которые выросли из старых советских предприятий. В сегменте создания спецтканей самой крупной считается компания «Чайковский текстиль» (доля рынка в 2018 году — 23%), которая сформировалась на базе шелкового комбината. Компания «Нордтекс» пришла к новому направлению в рамках хлопчатобумажного комбината. Сегодня к выпуску спецтканей присматриваются и другие старожилы отрасли, например «Шуйские ситцы».

Производство тканей для спецодежды, как и нетканых материалов, постоянно связано с инновациями — в них, собственно, состоят конкурентные преимущества компаний. Часть инноваций сосредоточена в разработке композиций смесовых материалов (например, полиэфира с хлопком). Соотношение натуральных и искусственных тканей варьируется в зависимости от предназначения: продукцию с большим содержанием полиэфира, которая внешне напоминает клеенчатые ткани, в основном используют для тяжелых работ, более сурового климата, зимней одежды. Смесовые изделия из натурального сырья применяют в летний период. При этом специалисты отмечают: хлопкополиэфирная спецодежда не похожа на обычную: благодаря особой обработке материала она становится жестче; рядовые потребители вряд ли бы стали использовать подобное для повседневной носки.

Гораздо меньшая часть изделий, предназначенная для рабочих ряда специальностей и военных, выпускается только из синтетического сырья. К нему относят арамидные волокна, которые в пять–десять раз дороже натуральных. Их преимущества очевидны. Например, ткань номекс — негорючая, и если в традиционном производстве спецодежды чаще применяют ткани с огнезащитными пропитками (при пожарах они не воспламеняются сразу, а разрушаются постепенно, поэтому человек успевает выбежать из огня), то номекс не горит в принципе. Другой пример — кевлар, который обладает сверхпрочностью и используется в производстве бронежилетов.

Огнезащитные ткани пользуются основным и постоянно растущим спросом в связи с повышением требований охраны труда. «Специально для этого ассортимента мы запустили новую линию по выпуску огнезащитных тканей FRall, серьезно развиваем ассортимент тканей из огнестойких (арамидных) волокон. Растет спрос и на ткани с покрытиями, с мембранами — этот ассортимент применяется для спецодежды и униформы, как для защиты от неблагоприятных погодных факторов, так и для повышенной защиты от агрессивных производственных жидкостей. Например, в рамках НИОКР мы создали огнестойкую антистатическую ткань, из которой производятся накладки на спецодежду для защиты от сырой нефти», — говорит Оксана Хрусталь.

Основной тренд в создании спецодежды — усложнение производства. «Если десять лет назад мы покупали станки максимально простые и дешевые, для производства тканей, то последние наши закупки — самые высокотехнологичные машины, способные к разным вариациям в производстве. Это необходимость, потому что заказчики становятся более требовательными, и ткани им нужны все более и более хитрые», — комментирует Юрий Яблоков. Прежде всего на рынке востребованы мультифункциональные ткани. В одной ткани могут сочетаться огнезащитные, антистатические, нефтемасловодоотталкивающие свойства. Причем эти защитные функции выполняет один материал, который в любых условиях эксплуатации не должен замораживаться, быть хрупким и т. п.

«Мы сейчас активно развиваем направление рипстоп, то есть ткани комбинированного переплетения. Например, в созданную нами облегченную ткань мы можем вплести армированные нити, что сделает всю конструкцию более прочной. Таким образом мы снижаем и вес ткани, и ее себестоимость, а конкретное потребительское свойство поддерживаем на высоком уровне», — рассказывает Юрий Яблоков. По его словам, ткани подобного типа используются в обмундировании военных и спецслужб.

Производственные компании отмечают, что постоянно конкурируют друг с другом за инновационное лидерство. «Когда твоя компания первая создала новинку, она имеет временное эксклюзивное преимущество. Конечно, если другие производители тоже будут двигаться в новом направлении, то, скорее всего, вскоре они и сами создадут материал подобного типа и смогут выставить разработку на тендер. Но первым всегда легче, потому что можно прописать технические условия, соответствующие своей ткани, а задача тех, кто повторяет, в эти условия попасть, что представляет дополнительную сложность», — рассуждает Юрий Яблоков.

Немаловажное значение компании-разработчики уделяют и маркетингу. «Одно дело создание и расширение ассортимента и совсем другое — реализация продукции. К примеру, недавно мы создали специальную антибактериальную ткань. Это достаточно интересная разработка, которой у других пока нет. Сделать нечто подобное под относительно небольших клиентов сложно, на создание, сертификацию, опытную носку требуются десятки миллионов рублей. Следующий немаловажный этап — продвижение ее на рынке: в том, что наша ткань лучшая, мы убеждаем не швейников, которым по большому счету все равно, из чего шить, главное, чтобы продукцию купили, — а конечных потребителей. Для этого мы проводим очень большую и серьезную работу», — рассказывает Юрий Яблоков.

Довольно быстро компании, начавшие работать на рынке высокотехнологичного текстиля, поняли, что производство спецтканей на порядок сложнее, чем производство натуральных тканей. «Если при изготовлении домашнего текстиля, повседневной одежды одна партия отличается от другой по цвету, то большинство потребителей воспримут это позитивно, радуясь приобретению уникальной продукции. Когда же в ряд выстраиваются солдаты или сотрудники компании, а у них разного цвета одежда, то это считается не просто некрасивым, а неприемлемым. Причем соответствовать единой цветовой гамме должны не одна-две партии, а все партии, произведенные в разное время. В спецодежде даже незначительное отклонение цвета по пантону от эталона уже является браком: производителям придется реализовывать продукцию с большими скидками или даже переделывать ее, возмещая штрафы», — говорит Юрий Яблоков.

Сегодня высокотехнологичные ткани для спецодежды создаются специально для каждой отрасли: для ТЭКа, нефтегазовой, угольной, горнодобывающей, металлургической и атомной промышленности, для здравоохранения, пищевой промышленности и др. Главные покупатели — компании госсектора, ведущие корпораций России и стран ближнего зарубежья, в числе которых «Газпром», «ЛУКойл», РЖД, «Роснефть», «Россети», «Транснефть». Оценить объем этого рынка довольно затруднительно даже экспертам отрасли, так как нет достоверных данных о стоимости и объемах закупок: покупатели относят это к коммерческой информации. По оценкам, производители заинтересованы обслуживать госзаказ и крупные корпорации, потому что это обеспечивает им стабильные объемы производства и сбыт, хотя рентабельность этого бизнеса (по оценкам экспертов, в районе 6–7%) ниже, чем в сегменте производства, например, домашнего текстиля.

Качество утеплителей напрямую зависит от сложности оборудования, установленного на фабриках. Фото Олег Сердечников

На смену ватникам

Второе направление производства высокотехнологичного текстиля связано с неткаными материалами. Если спецткани в основном идут на верх изделия, то нетканые материалы, например утеплители, находятся внутри. В советское время нетканые материалы изготавливали на основе натуральных волокон, отходов текстильных производств и регенерированных волокон, из которых получались хлопчатобумажные, полушерстяные и шерстяные ватины. Технология их изготовления была простой: получившийся холст из таких волокон скрепляли нитями (пряжей) вязально-прошивным способом. С появлением новых способов и технологий производства в нашей стране появились так называемые синтепоны (раньше так назывались все нетканые утеплители). Сегодня же, как правило, каждое предприятие-изготовитель имеет свое фирменное наименование синтетической продукции, например, подмосковный завод нетканых материалов компании «Термопол» производит утеплители под торговой маркой «Холлофайбер», Подольская фабрика нетканых материалов «Весь мир» — «Шелтер», «Периотек»; «Фанема» развивает торговую марку «Шерстипон», компания «Триал» — «Термофинн». Большая часть этих производств — новые, они появились в начале 2000-х.

За короткое время в нетканых материалах Россия ушла далеко вперед. И в настоящее время, по данным Росстата, объемы производства нетканых материалов в несколько раз превышают количество всех произведенных тканей в нашей стране. «Еще недавно синтетические утеплители завозились в нашу страну, сейчас в этом нет смысла, потому что практически любой утеплитель с любыми свойствами можно сделать в России. К тому же на развитие рынка утеплителей повлиял запрет государства использовать иностранные комплектующие для производства по спецказам корпоративной одежды, обмундирования для спецслужб. Благодаря этому в отрасль пошли инвестиции», — рассказывает генеральный директор компании «Баск» Владимир Богданов.

В отличие от спецтканей, рынок которых в основном ограничен госзаказами на спецодежду, производители утеплителей работают в самых разных направлениях — мебельном (матрасы, подушки), строительном (шумоизоляция), сельскохозяйственном (гидропонические основы для теплиц) и проч. По мнению директора по развитию проектов компании «Термопол» Владислава Иванова, появление таких технологий, как технический текстиль в целом и объемные нетканые материалы в частности, сродни появлению бумаги. И сегодня в модели потребительского поведения происходит революция. Раньше люди напрочь отвергали синтетику, потому что она была очень низкого качества. Теперь же многие, наоборот, отказываются от натуральных материалов, потому что в эксплуатационном отношении синтетика уже стала более практичной и дешевой.

«К примеру, сейчас мы активно работаем с автопромом. Проходим сертификации международных компаний — это означает, что в дальнейшем мы будем поставлять свою продукцию не только на российские заводы, но и по всему миру. Мы также создаем инновационную продукцию для гостиничного бизнеса, медицинских учреждений, в частности антибактерицидные материалы», — рассказывает президент группы компаний «Весь мир» Евгений Котов.

Особенность производства утеплителей, какими бы одинаковыми они ни казались на первый взгляд, заключается в нюансах сырья и технологий. Сами же технологи при создании своей продукции напоминают поваров, готовящих блюда по оригинальным рецептам. «Каждый класс химических волокон, с которыми мы работаем, обладает своими свойствами, назначениями. Одни виды волокон, условно, в большей степени защищают от огня, другие — от холода. Наша задача — правильно скомпоновать волокна, подобрать лучшие рецептуры и смеси, то есть выбрать технологические режимы. Технолог, прежде чем запустить определенный артикул, заносит в технологические параметры будущего изделия около ста показателей, включая типы волокон, различные режимы. В результате все изменения, вплоть до изменения градуса угла подачи воздуха, сказываются на свойствах конечной продукции», — рассказывает главный технолог завода нетканых материалов «Термопол» Елена Мезенцева.

Отмечают в компаниях и такую тенденцию: с каждым годом потребители становятся более требовательными к их продукции. «Теоретически все понимают, что для разных погодных условий требуются разные материалы: для минус пяти градусов необходимо сто граммов нетканого материала на квадратный метр, для минус шестидесяти должно быть свыше трехсот граммов. Однако клиенты хотят получить универсальный продукт. И мы предлагаем разные решения, в том числе с целой линейкой совмещенных свойств: теплозащита, огнестойкость, дугостойкость и так далее, в зависимости от задачи применения нетканой технологии», — рассказывает Елена Мезенцева.

Впрочем, по словам производителей, сам по себе нетканый продукт не представляет самостоятельной потребительской ценности. Важна пакетность его применения. Потребительская ценность создается только производителями готовой продукции, которые могут грамотно комбинировать и сочетать инновации в тканях и в утеплителях. «На нашем опытно-экспериментальном производстве мы не просто формируем классический пакет материалов для зимней специальной одежды — ткань верха, ветрозащитная подкладка, утеплитель, снова подкладка, а создаем инновационный пакет — ткань верха с мембраной, высокотехнологичный утеплитель, структурированная 3D-прокладка. Мы учитываем работу каждого слоя в общей системе. И получаем более тонкий и легкий пакет материалов», — рассказывает директор по инновациям компании «Меридиан» Елена Лебедева.

Получаемое из углеводородов первичное волокно для производства нетканых материалов импортируется из других стран. Фото компания «Термопол»

В планах — сырье

Таким образом, инновационный задел в отрасли есть, по ассортименту выпускаемой отечественными производителями продукции они конкурентоспособны. Однако выход компаний в новые рыночные ниши и дальнейшее масштабирование бизнеса упирается в отсутствие отечественной сырьевой базы. При этом, например, ограниченность ресурсов по хлопку для производства натуральных тканей вполне объяснима — из-за холодного климата нужное количество хлопка вырастить в нашей стране невозможно. А вот отсутствие сырья, произведенного из нефти, выглядит нонсенсом.

В основном химическое сырье используется в легпроме в виде полиамидных материалов и полиэфирных волокон. Как правило, из сырья первого типа изготавливают спецткани, из второго — нетканые материалы. Оба вида сырья являются производными от нефти: сначала путем синтеза выделяют терефталевую кислоту, из которой впоследствии образуются гранулы, а уже из них выходят волокна, то есть так называемое первичное химическое сырье.

Сегодня предприятия закупают сырье в Белоруссии, Китае, Южной Корее и ряде других стран. И это при том, что эти страны закупают нефть в России, перерабатывают ее и продают нам химические волокна.

Профессиональное сообщество в лице президента Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности Андрея Разбродина негодует: «Стыдно иметь всю химию на руках, смолы, все виды терефталевой кислоты и прочее, но не выпускать самим полиэфирную продукцию, а импортировать ее из-за рубежа. В России должен быть построен такой же проект, как «Могилевхимволокно» в Белоруссии, где производят диметилтерефталат, полиэфирный гранулят ПЭТ, полиэфирные волокна и нити».

«Если у нас нет исходного сырья, мы не можем конкурировать своим конечным продуктом с импортными производителями. Мы качаем нефть и газ здесь, перерабатываем в других странах, поэтому у нас получается высокая себестоимость продукции», — поддерживает его Евгений Котов.

Теоретически в России есть проекты выпуска химического сырья, однако реализованных пока нет. «По полиамидам, думаю, мы скоро получим такое сырье. Что касается полиэфира, то тут мы долго надеялись на Ивановский полиэфирный комплекс. Недавно произошла смена площадки, теперь он будет расположен вблизи нефтяного источника, и на этот раз проект должен быть реализован. Параллельно проект по полиэфирным волокнам развивается в Псковской области. Мы видим также интерес зарубежных производителей к локализации производств на территории нашей страны», — комментирует заместитель директора департамента легкой промышленности и лесопромышленного комплекса Минпромторга Ирина Иванова.

По словам г-жи Ивановой, главная причина того, что проекты производства первичного синтетического сырья в нашей стране до сих пор не реализованы, — их дороговизна. «Химические проекты отличаются своей масштабностью. Пока что спрос на инновационные продукты в основном обеспечивается за счет госзаказов. К сожалению, сейчас текстильная промышленность находится в том положении, когда гарантировать окупаемость химического производства сложно. Для этого потребуется много времени, а в дальнейшем необходимо, чтобы компании выходили со своей продукцией на экспорт», — говорит она.

А наличие собственного сырья становится важным условием выживания, так как даже те страны, которые традиционно торгуют, например, хлопчатобумажным сырьем, меняют свою политику. Они развивают собственную переработку и предлагают приобретать у них даже не пряжу, а ткани и готовые изделия. Не говоря уже о ценовом диктате производителей сырья.

Производители уверены, что, имея свое сырье, можно получить и конкурентные преимущества в экспорте. «Дело не в том, что, имея сырье в стране, мы получим его дешевле: цены везде мировые. Но импорт сырья — это еще и затраты на логистику, обязательные таможенные платежи, затраты на складское хранение большого объема сырья. При своем сырье нагрузка снизится, а уж качество нашей продукции ничуть не хуже импорта, оно на высоком мировом уровне», — уверен генеральный директор компании «Мех Оретекс» Александр Боначёв.

Сейчас в России реализуются проекты производства вторичного химического сырья. Однако сами производственные компании, работающие в высокотехнологичном сегменте, относятся к такому сырью неоднозначно. «Вторичное волокно — это использование ПЭТ-бутылок, которые могут быть зелеными, желтыми и так далее. Из них получается неравномерное волокно. Во-первых, попытка красить эту ткань приводит к пятнистости. Во-вторых, разрывные характеристики такого волокна хуже, чем у первичного. Все это отражается на качестве будущих изделий. Конечно, сейчас говорят, что недавно появилась какая-то сверхновая технология, которая активно используется в Европе. Она позволяет строго отсортировывать вторсырье. Затем происходит его отбеливание, и на выходе получается равномерное волокно с достаточно равномерным цветом и высокими разрывными свойствами. Но пока что я такого вторсырья отличного качества не видел, посмотрим. Скорее всего, подобное сырье больше подойдет для производства утеплителей», — говорит Юрий Яблоков.

Между тем производители утеплителей считают, что для производства высокотехнологичной спецодежды вторсырье тоже не годится. Однако если говорить о рынке в целом, то сегодня выпуск продукции из вторсырья (рециклинг) — это уже мировой тренд, а наиболее продвинутые в плане экологии потребители готовы даже переплачивать за такую продукцию. Причем переработка продукции из химических материалов при правильном подходе ничуть не уступает натуральной. Более того, синтетические виды сырья могут перерабатываться не единожды, а многократно (полирециклинг). К примеру, сначала из первичного химволокна создаются утеплители для спецодежды, затем использованное ранее сырье превращают в матрасы, далее — в основу для гидропоники и т. д.

В производстве тканей для спецодежды даже незначительное отклонение цвета по пантону от эталона считается браком. Фото «Чайковский текстиль»

В погоне за потребителем

Еще одним стимулом развития отрасли, помимо создания собственной сырьевой базы, может стать выход производителей на широкий потребительский рынок. «В ближайшее время синтетика будет доминировать в производстве спецодежды, военном обмундировании, повседневной городской одежде. Этот стиль (outdoor) очень распространен во всей Северной Европе, он подразумевает легкую и прочную одежду, с использованием разного рода мембран. Современные потребители реже покупают классические костюмы из натуральных тканей, отдавая предпочтение синтетической продукции, которая их прекрасно защищает в городской среде, и это на 90 процентов химия», — рассуждает председатель правления Российской Outdoor группы Алексей Гребцов.

Путь к потребителю лежит через создание новых швейных мощностей и компаний — производителей готовых высокотехнологичных изделий. Пока таковых в нашей стране можно пересчитать по пальцам, и в основном они занимаются производством спортивной одежды и изделий для экстремальных видов отдыха. При этом это должны быть современные высокотехнологичные производства, гибко реагирующие на спрос. Во всем мире фабрики старого типа уходят в прошлое — с огромными цехами, с плохой экологией, производящие один вид ткани. На смену им приходят новые цифровые производства, способные быстро печатать на тканях, «сваривать» материалы друг с другом.

Однако возможности реализации этой стратегии пока сильно ограничивает низкий платежеспособный спрос. Не первый год реальные доходы россиян снижаются, а потому спецткани, утеплители и продукция из них практически не выходят в массовую розницу. Вместе с тем интерес к отечественным разработкам есть у международных розничных операторов. Так, на недавней специализированной выставке в Мюнхене большой популярностью пользовалась инновационная продукция компании «Баск», разработанная с использованием утеплителей «Шелтер» от фабрики нетканых материалов «Весь мир» и гидрофобных мембран от Porelle. Меняет компания «Баск» и свою стратегию: если раньше здесь выпускали высокотехнологичную продукцию преимущественно для альпинистов, то теперь — и для городских жителей.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Стройка по поручению Стройка по поручению

Бюджетное инфраструктурное строительство тормозится из-за ценообразования

Эксперт
Что посеешь Что посеешь

Владельцы дома по проекту Чипперфилда неожиданно увлеклись сельским хозяйством

AD
Наоми Кэмпбелл о расизме в моде и будущем темнокожих моделей Наоми Кэмпбелл о расизме в моде и будущем темнокожих моделей

Наоми Кэмпбелл выступила на CNI Luxury Conference, посвященной Африке

Vogue
Лучший гид по миру скейтбордов: 7 типов досок — от лонгборда до флоуборда Лучший гид по миру скейтбордов: 7 типов досок — от лонгборда до флоуборда

Пора уже задуматься над тем, чтобы наконец встать на доску

Playboy
Кто выиграет Лигу чемпионов в 2019 году? Кто выиграет Лигу чемпионов в 2019 году?

Кто станет победителем в борьбе за главный трофей Европы

GQ
6 вещей, которые ты должен делать с ней каждое утро (и все правда будут счастливы) 6 вещей, которые ты должен делать с ней каждое утро (и все правда будут счастливы)

Когда вы смотрели в ее глаза? Или пили вместе кофе? Никогда?!

Playboy
«Теперь каждую таблеточку проверяю»: как Анастасия Нифонтова стала первой женщиной, покорившей «Дакар» «Теперь каждую таблеточку проверяю»: как Анастасия Нифонтова стала первой женщиной, покорившей «Дакар»

Что помогло мотогонщице Анастасии Нифонтовой проехать «Дакар» в зачете Original

Forbes
В теле человека найдена кость, считавшаяся утраченной В теле человека найдена кость, считавшаяся утраченной

Считается, что человеческий скелет содержит 206 костей. Найдена 207-я

National Geographic
Пять удивительных мест, закрытых для туристов Пять удивительных мест, закрытых для туристов

Пять живописных и одновременно пугающих мест, где вас никто не ждет

Forbes
Хакхантеры Хакхантеры

Как следы международной хакерской группировки FIN7 привели в российскую компанию

РБК
Почему индийский конкурент Uber отказался от $1 млрд инвестиций от SoftBank Почему индийский конкурент Uber отказался от $1 млрд инвестиций от SoftBank

Холдинг SoftBank хотел вложить в индийский стартап Ola более $1 млрд

Forbes
Единый договор об использовании Интернета: письмо создателя Всемирной паутины Единый договор об использовании Интернета: письмо создателя Всемирной паутины

В марте исполнилось 30 лет с момента создания Всемирной паутины

Популярная механика
Белошвейка, которая называла королеву сестрой Белошвейка, которая называла королеву сестрой

Герцогиня де Шеврёз — виртуозная политическая интриганка эпохи двух кардиналов

Дилетант
Пенсионные границы Донбасса Пенсионные границы Донбасса

Пожилые жители ЛНР и ДНР смогут получать российские выплаты после переезда

РБК
Титан, тишина и саморазрушение: на что способны современные шины Титан, тишина и саморазрушение: на что способны современные шины

Современные шины – не просто резиновая смесь на колесных дисках

Популярная механика
Несносный босс: как найти к нему подход Несносный босс: как найти к нему подход

Что делать, если источник проблем — ваш босс?

Psychologies
Нос тигра, усы Дали Нос тигра, усы Дали

Обновлённый KIA Sportage отказался от турбомотора и коробки с двойным сцеплением

4x4 Club
Комнатные облака Бернднаута Смилде Комнатные облака Бернднаута Смилде

Голландский художник Бернднаут Смилде прославился рукотворными облаками

Популярная механика
Уютное местечко Уютное местечко

Весной рекомендуем устроить перемены на балконе

Лиза
Самый высокий осел в мире живет в Техасе. Но его скоро перерастут! Самый высокий осел в мире живет в Техасе. Но его скоро перерастут!

Пятилетний осёл по кличке Деррик не прекращает расти

National Geographic
Первая леди Украины: что мы знаем о Елене Зеленской Первая леди Украины: что мы знаем о Елене Зеленской

Будет ли Елена Зеленская принимать активное участие в политической карьере мужа

Forbes
Пережившие смерть Пережившие смерть

Черчилль был так потрясен здешними саваннами, что назвал их «жемчужиной Африки»

Огонёк
Королевские игры Оливии Колман Королевские игры Оливии Колман

Оливия Колман приняла "монарший венец" из рук Клэр Фой

Караван историй
Рай для Рауди Рай для Рауди

Собака Анри Матисса

The Rake
Заводите моторы! Заводите моторы!

Те самые мотоциклы, что в этом сезоне лишат нас сна и аппетита

Quattroruote
Надежда Ангарская «Делаю вид, что я на правильном питании» Надежда Ангарская «Делаю вид, что я на правильном питании»

Участница шоу Comedy Woman ответила на несерьезные вопросы «СтарХита»

StarHit
В счастливых отношениях всегда есть место для разногласий В счастливых отношениях всегда есть место для разногласий

Потребности в общении не ограничиваются разговорами о событиях дня

Psychologies
Новая загадка Марианской впадины Новая загадка Марианской впадины

Ученые обнаружили в Бездне Челленджера бактерии, питающиеся углеводородом

National Geographic
7 стартапов, которые сделали миллионы с нуля (все легально и очень познавательно) 7 стартапов, которые сделали миллионы с нуля (все легально и очень познавательно)

Некоторые нынешние «гиганты» поначалу были «лилипутами»

Playboy
Быстрее, выше, сильнее! Быстрее, выше, сильнее!

Все словно помешались на собственной эффективности

Лиза
Открыть в приложении