Кто виноват в отсутствии экономического роста?

ЭкспертБизнес

Спрятались за пузырем

Жонглируя словами «пузырь» и «долговая яма», обсуждая роль потребительского кредитования, Минэкономразвития и ЦБ уводят внимание от самого главного вопроса: кто виноват в отсутствии экономического роста?

Алексей Долженков

Иллюстрация: Игорь Шапошников

Министр экономического развития Максим Орешкин развернул в прессе дискуссию с Центробанком о потребительском кредитовании и экономическом росте. Толчком к ней послужил доклад Банка России «Ускоренный рост потребительских кредитов в структуре банковского кредитования: причины, риски и меры Банка России». Господину Орешкину не понравилось, что в докладе ЦБ говорится: «Рост необеспеченного потребительского кредитования оказывает существенное положительное влияние на динамику потребления и ВВП. По нашим оценкам, в I квартале 2019 года рост ВВП мог бы снизиться до нуля при отсутствии такой поддержки». Министр призвал ЦБ «признать проблему» и не загонять население в долговую яму.

Спор двух солидных ведомств вызывает серьезное недоумение: во-первых, кредитный пузырь на рынке потребкредитов если и есть, то к концу года он должен «подсдуться» благодаря мерам ЦБ, и не только; во-вторых, ЦБ и МЭР фактически стоят на одних и тех же позициях, различия лишь в малозначимых нюансах. Но самое главное, спор этот выглядит либо как всплеск аппаратной борьбы, либо как попытка переложить друг на друга ответственность за околонулевой экономический рост.

Спор об одном и том же

Как объяснил свою позицию Максим Орешкин, увеличение доли потребительского кредита в структуре общего кредитного портфеля вытесняет другие виды кредитования. К тому же, по его логике, когда ЦБ повышает ключевую ставку для сдерживания инфляции и потребительского кредитования, он одновременно «зажимает» инвестиционное и ипотечное кредитование. Предложение министра заключается в том, что надо не повышать ставки, а ограничивать кредитование населения в соответствии с долговой нагрузкой семьи. Чем больше долговая нагрузка (отношение ежемесячных платежей к доходам) — тем сложнее должно быть получение нового кредита. Впрочем, он признает, что ЦБ работает в этом направлении, но начинать надо было еще год назад. ЦБ и в самом деле с октября введет повышенные коэффициенты риска по кредитам заемщикам с высоким показателем долговой нагрузки, да и в целом банки уже должны ориентироваться на показатель ПДН — предельной долговой нагрузки заемщика.

Пик кредитования ещё не пройден

Со всем вышеизложенным можно легко согласиться, и совсем уж непонятно, почему тут разгорелся спор: вроде бы позиции ЦБ и МЭРа совпадают. Расходятся они лишь в одном. Минэкономразвития придерживается теории, что рост экономики в первую очередь зависит от инвестиций, то есть от развития предложения товаров и услуг, и только во вторую очередь от увеличения платежеспособного спроса. Аналитики ЦБ же считают, что для экономического роста первичен спрос. В экономической теории присутствуют оба взгляда, и в истории западных стран в разные периоды и тот и другой применялись с переменным успехом. «Все зависит от того, какую модель вы применяете. Но в целом, при прочих равных, кредитование увеличивает в текущем моменте темпы роста ВВП, однако может привести к замедлению в будущем, если это будет избыточным кредитованием. Пока таких признаков нет», — поясняет заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Константин Корищенко.

Если вернуться к докладу ЦБ, то в основных выводах там прямо написано, что «потребительское кредитование до настоящего времени способствовало росту потребления и ВВП, а замедление роста необеспеченного потребительского кредитования приведет к снижению его вклада в рост экономики в краткосрочном периоде, но будет способствовать более устойчивым темпам роста в долгосрочном периоде, а также растущая долговая нагрузка пока не оказывает существенного негативного влияния на доходы населения, но ее дальнейший рост может нести риски для благосостояния граждан». Из этих слов очевидно, что ЦБ не считает потребкредитование источником долговременного роста ВВП. И не считает текущий уровень долговой нагрузки населения угрожающим, хотя и опасается дальнейшего его роста.

Есть ли пузырь?

Ситуация, сложившаяся в сфере кредитования физических лиц, не выглядит опасной. Граждане должны банкам по необеспеченным кредитам около 8 трлн рублей (из почти 16 трлн совокупной задолженности физлиц перед банками, включая ипотеку). Относительно ВВП объем кредитов физлицам (опять-таки включая ипотеку) не так уж велик. Россия относится к группе стран с низким уровнем долга (14,3% на 1 января 2019 года). Это, впрочем, объясняется низким уровнем проникновения ипотеки, а вот по необеспеченному кредитованию ситуация в России далека от идеальной. Можно спорить, что именно вкладывать в понятие «пузырь», но твердо известно, что платить по кредитам гражданам становится все тяжелее. По данным ФОМ, доля домохозяйств, в которых есть непогашенные кредиты, в мае 2019 года достигла 44% (против 38% в мае 2018 года и 34% в мае 2017-го). Из 44% домохозяйств 32% осуществляют выплаты по потребительским кредитам, а 10% — по ипотеке. В 2016–2017 годах долговая нагрузка населения России оставалась стабильной, так как рост задолженности компенсировался сокращением ставок по потребительским кредитам. В следующем году ситуация изменилась, и с апреля 2018-го по апрель 2019-го доля обязательных платежей домохозяйств по необеспеченным потребительским кредитам выросла с 7,5 до 8,4% доходов.

Россиянам далеко по закредитованности до граждан США и Европы

По мнению руководителя направления анализа денежно-кредитной политики и банковского сектора ЦМАКП Олега Солнцева, ситуацию в ипотечном кредитовании нельзя назвать пузырем, а вот в потребительском — вполне можно. «По потребкредитованию в прошлом году мы еще не достигли исторического максимума по отношению ежемесячных платежей к доходам населения, который был в 2014 году, но вплотную к нему приблизились. Это один из признаков перегрева. Основную массу этого потока платежей составляют краткосрочные потребительские кредиты. В ипотеке объем платежей меньше, да и сама она по объему меньше, — говорит г-н Солнцев. — Другой признак пузыря — когда кредиты берутся для погашения ранее взятых кредитов. Из-за них мы не можем точно узнать ситуацию с просрочкой, потому что формально доля просрочки даже снижается, но при этом растет число заемщиков, которые имеют больше двух кредитов. Это означает, что у нас увеличивается количество индивидуальных долговых пирамид». Олег Солнцев добавляет, что в ипотеке такого не наблюдается: доля тех, кто берет потребкредиты, чтобы погасить ипотеку, меньше пяти процентов. «По уровню закредитованности мы по ипотеке еще не доросли до нашей страновой нормы (в сравнении со странами Восточной Европы), а вот по потребкредитованию ее уже превысили», — отмечает экономист.

С ним согласен экономист банка «Открытие» Андрей Никандров он считает, что необеспеченное кредитование растет слишком быстро для российской ситуации. «Текущие темпы роста потребкредитования (плюс 25,2 процента год к году на начало мая 2019-го) неустойчивы — они значительно опережают как динамику номинальных доходов (3,2 процента год к году за первый квартал), так и динамику номинальных заработных плат (8,1 процента год к году в мае). Это увеличивает риски для финансовой стабильности с учетом высокой долговой нагрузки: отношение выплат по кредитам к доходам населения находится вблизи исторических максимумов и составляет около 11 процентов», — говорит аналитик.

Впрочем, Константин Корищенко полагает, что текущую ситуацию все же нельзя назвать пузырем, поскольку пока только произошло восстановление до уровней, которые были в 2014 году и объем просрочки не растет, а, наоборот, падает. С ним согласна главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. «Да, рынок растет быстро, но он так растет всего только один год, еще в 2017 году темп роста этого рынка составлял 13 процентов год к году, и ускорение роста кредитов на фоне электорального цикла мне не кажется проблемой», — говорит г-жа Орлова. Она также напоминает, что накопленный с 2015 года рост конечного потребления по состоянию на этот год будет только 5%, что эквивалентно накопленному росту ВВП, то есть спрос растет не быстрее, чем экономика в целом, тогда как в 2013 году, в момент предыдущего кредитного цикла, при росте ВВП на 15% с 2009 по 2013 год потребление выросло на 28% (!). «Вот тогда мы говорили о перегреве», — заключает г-жа Орлова.

По ее оценкам, процентные платежи требуют роста рынка розничных кредитов на уровне 13%, то есть пока рынок растет быстрее этого уровня: люди берут кредиты в том числе на потребление, а не только на рефинансирование. С другой стороны, в отчете по среднему классу Альфа-банка говорится, что есть группы населения, которые действительно накапливают риски — в частности, это группы с доходами около 17 тыс. рублей в месяц. Именно эта часть населения с 2016 года активно занимала, чтобы поддерживать свое потребление, о чем ЦБ уже говорил Максиму Орешкину.

Банки — лидеры по объему и темпам роста кредитов физлицам

Потребкредитование затухает

Банк России не оставляет эту ситуацию без внимания и принял ряд мер, чтобы погасить необеспеченное кредитование. С начала 2018 года он четыре раза повышал надбавки к коэффициентам риска в зависимости от уровня полной стоимости кредита. Это приводило к тому, что банки увеличивали запас капитала для покрытия возможных будущих потерь. На 1 мая 2019 года запас капитала по банкам, специализирующимся на потребительском кредитовании, составил от 1,3 до 3,1 процентного пункта (п. п.) норматива достаточности капитала. В денежном выражении запас капитала по 24 крупнейшим банкам розничного кредитования (кроме Сбербанка) на 1 мая 2019 года составляет 190 млрд рублей, а из-за очередного ужесточения требований к октябрю достигнет 288 млрд рублей.

Кстати, интересно, что сильнее всего из крупнейших банков портфель кредитов населению наращивает принадлежащий ЦБ через ФКБС банк «Открытие» (см. таблицу). Правда, неясно, какие именно кредиты так быстро выдает «Открытие» и как велика в них доля необеспеченных.

Большая часть аналитиков считает, что принятые ЦБ меры замедлят рост необеспеченного кредитования — правда, неясно насколько. По мнению Олега Солнцева, замедление будет небольшим, так как меры ЦБ дают довольно слабый эффект. «По ипотеке в прошлом году было 24 процента прироста долга, в этом году мы ожидаем замедления темпов его прироста примерно до 17%. Темпы прироста долга населения по потребкредитам могут снизиться с 24–25 процентов в прошлом году до 20 процентов в году нынешнем, но вряд ли меньше, слишком уж сильно они разогнались в первой половине года», — отмечает г-н Солнцев.

В свою очередь, директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Людмила Кожекина считает, что по итогам 2019 года темп прироста портфеля необеспеченных ссуд снизится до 15% против 23% в 2018 году — свою роль сыграют не только меры ЦБ, но и проблемы с платежеспособностью населения.

Более того, по мнению Наталии Орловой, что даже если ЦБ не будет прилагать усилий, то к концу года прирост розничных кредитов все равно замедлится и выйдет где-то на 18% год к году — просто потому, что примерно с весны 2018 года рынок в помесячном выражении и так уже перестал ускоряться. «Номинально он растет в среднем на 250 миллиардов рублей в месяц, но с октября ЦБ планирует ужесточать пруденциальные нормы, и я полагаю, что замедление будет до 15–16 процентов», — говорит экономист.

Несерьезные деньги

Итак, с учетом принимаемых ЦБ мер или даже, по мнению некоторых экономистов, без них потребительское кредитование будет замедляться. Но если верить ЦБ, который считает, что вклад потребкредитования в рост ВВП составляет 0,7 п. п., то повлияет ли это замедление на рост ВВП?

По данным Росстата, за первый квартал этого года при росте ВВП 0,54% год к году валовое накопление основного капитала (основной показатель инвестиционной активности) за этот период снизилось на 2,6% год к году (в постоянных ценах) и его доля в ВВП по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократилась на 0,5 п. п. Теперь понятно, почему Максим Орешкин так резко отреагировал на доклад ЦБ. Вклад конечного потребления домохозяйств составил 0,89 п. п. (вот в этом-то потреблении и заложен эффект от кредитования), а инвестиции «вложились» на 0,43 п. п. Довольно печальная картина, ведь при низкой инвестиционной активности рассчитывать на хорошие темпы экономического роста в будущем не приходится.

Кредиты особо не добавляют денег населению

Андрей Никандров оценивает вклад в ВВП роста кредитования физлиц, включая ипотеку, в размере около 0,7 п. п. «Таким образом, расширение кредитования оказывает положительное влияние на экономический рост благодаря поддержке потребительского спроса. Однако часть потребительского спроса будет направлена на импортные товары и практически не окажет влияния на внутреннее производство и ВВП (за исключением поступления налогов в бюджет, транспортной и торговой наценки)», — добавляет он. По данным Росстата, около 36% товаров в общем товарообороте — импортные.

На производство товаров длительного пользования ...

Впрочем, вклад необеспеченного кредитования населения в ВВП может быть несколько переоценен. Во-первых, если посмотреть на график с изменением задолженности по кредитам населению за вычетом уплаченных процентов, то есть на те деньги, которые остаются на руках у населения после всех выплат, то в 2014–2017 годах этот показатель был отрицательным. В 2018 же году он вышел в плюс, но составил всего 1,29% всех доходов населения. Говорить о влиянии цифр такого порядка не очень серьезно. Однако эта цифра фактически показывает, что было бы с доходами населения, если бы кредиты никто вообще не брал. Впрочем, смысл кредитования не в том, чтобы денег было больше, а в том, чтобы потратить сейчас те деньги, которые мы заработаем в будущем, то есть фактически перенести наш платежеспособный спрос из будущего в настоящее. Например, мы покупаем квартиру сейчас, а не через пять, десять, а то и двадцать лет, когда накопим денег. Соответственно, мы получаем платежеспособный спрос для строительной отрасли сейчас, что для экономики важно. Поэтому, кстати, вызывает опасения наметившееся в мае сокращение ипотеки. «Замедление ипотеки, конечно, скажется на экономическом росте. Оно будет вести к замедлению объемов строительства, а у нас довольно значимая часть покупок жилья на первичном рынке осуществляется с привлечением ипотеки, — рассказывает Олег Солнцев. — Жилищное строительство занимает не очень большую долю в экономике, но имеет высокие мультипликаторы по воздействию на другие отрасли и таким образом стимулирует экономический рост. Мы проводили исследования: замедление ипотеки действительно отрицательно скажется на экономическом росте».

Во-вторых, в России потребительское кредитование не оказывает существенного влияния на производство и даже на импорт товаров длительного пользования. «Если в первой половине 2018 года еще наблюдался какой-то восстановительный рост производства товаров длительного пользования, то к третьему кварталу 2018 года он практически прекратился. С тех пор наблюдается что-то среднее между стагнацией и небольшим снижением производства. Импорт если и увеличивается, то не по всем позициям и весьма слабо. Какого-то значимого влияния на рынки товаров, которые должны быть чувствительны к расширению кредитования, мы не видим», — рассказывает руководитель направления, заместитель генерального директора ЦМАКП Владимир Сальников.

... и бытовой электроники потребкредиты практически не сказывается

Объяснить это явление можно разными причинами. «Во-первых, возникает гипотеза, что в непростой ситуации с динамикой доходов населения кредиты идут не столько на расширение потребления, сколько на поддержание текущего уровня благосостояния. Вторая гипотеза — ситуацию может искажать увеличение плохо регистрируемой онлайн торговли, которая не целиком отражается Росстатом и другими источниками данных, — рассуждает Владимир Сальников. — Скорее всего, действуют оба фактора, но оценить вклад каждого из них не представляется возможным».

Не с кого спросить

Проблему в доходах населения видит и Людмила Кожекина. По ее мнению, бум розничного кредитования вызван как ростом спроса на кредиты со стороны населения на фоне сжатия доходов и снижения ставок по кредитам, так и потребностью самих банков поддержать маржинальность бизнеса в связи со стагнацией корпоративного кредитования. «Сегодня негативный аспект кредитования связан не с самими кредитами, а с высокой ставкой. Поэтому опасения, скорее, внушают процентные расходы, то есть стоимость обслуживания долга, а не сам долг», — отмечает Константин Корищенко.

На этом месте возникает интересный вопрос: почему наши экономические руководители обсуждает в качестве основной проблемы сам рост кредитования населения? Предлагают ограничить кредитование на основе максимальной кредитной нагрузки, но при этом никто не предлагает эту нагрузку снизить. Хотя на самом деле основные проблемы с отсутствием внутреннего платежеспособного спроса заключаются в снижении располагаемых доходов населения. Доходит до того, что людям приходится брать кредиты при рождении детей. А выплаты по кредитам, естественно, снижают реальные располагаемые доходы еще больше.

Когда г-н Орешкин жалуется на недостаток инвестиций в России и предлагает «заместить» потребительское кредитование кредитованием предприятий, он не учитывает следующего: как показывают опросы предпринимателей, проблема не в количестве денег в банках — проблема, опять-таки, в отсутствии платежеспособного спроса у населения, в ставках по кредитам, превышающих среднюю рентабельность, в высоком уровне налогообложения, в отсутствии регулярной и долгосрочной господдержки, в отсутствии стабильности (законы и налоги меняются постоянно). Почему так получается? Кто вообще отвечает в России за экономический рост и увеличение благосостояния, не формально, а фактически?

Если посмотреть на экономический блок правительства, мы увидим следующий реальный функционал: Минфин отвечает за отсутствие дефицита бюджета и реализует это с помощью повышения налогов; ФНС — за максимизацию сбора налогов; Банк России — за инфляцию в четыре процента и финансовую стабильность с помощью высоких ставок и повышения норм резервирования; Минэкономразвития — за оптимистические экономические прогнозы, методов воздействия на рост у него нет. Никто не отвечает за экономический рост. И никто не отвечает за отрицательные последствия для экономики от применяемых методов. Это напоминает слив токсичных отходов на территорию соседа. Вот эта ситуация и является реальной проблемой, а не рост потребительского кредитования населения.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Роскошь передвижения Роскошь передвижения

Автомобиль как объект коллекционирования и инвестиционный актив

Forbes
6 неочевидных опасностей пластических операций 6 неочевидных опасностей пластических операций

О каких вероятных трудностях стоит знать, прежде чем решиться улучшить внешность

РБК
Интернет без очереди Интернет без очереди

Шестое поколение связи Wi-Fi качественно улучшит доступность интернета

Эксперт
«Русский Amazon уже заработал»: как изменится маркетплейс «Беру» и довольны ли им Сбербанк и «Яндекс» «Русский Amazon уже заработал»: как изменится маркетплейс «Беру» и довольны ли им Сбербанк и «Яндекс»

Маркетплейс «Беру» уже стал «русским Amazon»

Forbes
Актер года: Павел Деревянко Актер года: Павел Деревянко

Образ коррумпированного мэра в сериале «Домашний арест» попал в резонанс

GQ
Откуда животик? Откуда животик?

Ты качаешь пресс, следишь за питанием, но лучше не становится. Почему?

Лиза
Неподкупный и безжалостный Неподкупный и безжалостный

Основоположником идейного террора можно считать Робеспьера

Дилетант
Электрический волнорез Электрический волнорез

Хит нынешнего водного сезона – электрические гидрофойлы

Популярная механика
Модные планы на выходные. 27–28 июля Модные планы на выходные. 27–28 июля

Гаражный рок, джаз, Ксавье Долан и матча

Vogue
Красота по-азиатски: как корейский бизнесмен зарабатывает миллиарды на тканевых масках для лица Красота по-азиатски: как корейский бизнесмен зарабатывает миллиарды на тканевых масках для лица

Миллиардер Ким Чон Ун одним из первых заметил моду на корейскую косметику

Forbes
Как ободки стали модными Как ободки стали модными

Рассказываем все, что нужно знать о главном аксессуаре этого и будущего сезона

Vogue
Двум системам тесно в одной стране Двум системам тесно в одной стране

Гонконг уже несколько месяцев сотрясают массовые протестные выступления

Огонёк
$40 за баррель. Что делать с лишними нефтяными доходами $40 за баррель. Что делать с лишними нефтяными доходами

Возобновились дискуссии об изменении параметров бюджетного правила

Forbes
Триумф Зеленского: о чем говорят первые итоги выборов в Верховную раду Триумф Зеленского: о чем говорят первые итоги выборов в Верховную раду

В минувшее воскресенье в Украине состоялись выборы в Верховную Раду

Forbes
Тайский бокс: альтернатива для тех, кто устал просто ходить в зал Тайский бокс: альтернатива для тех, кто устал просто ходить в зал

Рассказываем о тайском боксе и наиболее эффективных методах тренировок

GQ
Сергей Лазарев: «Горжусь, что не избаловал сына!» Сергей Лазарев: «Горжусь, что не избаловал сына!»

Сергей Лазарев поделился, как воспитывает ребенка и в чем его ограничивает

StarHit
Клубы двоих российских миллиардеров вошли в рейтинг самых дорогих спортивных команд мира Клубы двоих российских миллиардеров вошли в рейтинг самых дорогих спортивных команд мира

Американский Forbes опубликовал рейтинг самых дорогих спортивных клубов мира

Forbes
Темная история Джеффри Эпштейна. Что стоит за богатством миллионера, обвиненного в сексуальных преступлениях Темная история Джеффри Эпштейна. Что стоит за богатством миллионера, обвиненного в сексуальных преступлениях

История Джеффри Эпштейна — бизнесмена, который обвиняется в торговле людьми

Forbes
Деньги в бронежилетах, внук генерала. Что известно о подозреваемых в разбое сотрудниках ФСБ Деньги в бронежилетах, внук генерала. Что известно о подозреваемых в разбое сотрудниках ФСБ

В числе подозреваемых в разбое офицеров ФСБ оказался внук генерала

Forbes
Брэд Питт: «Важно сохранять в себе жажду жизни» Брэд Питт: «Важно сохранять в себе жажду жизни»

Брэд Питт – о новом фильме Тарантино «Однажды... в Голливуде»

Cosmopolitan
«Самый верный друг»: NYT узнала о связи обвиняемого в секс-торговле людьми с владельцем Victoria’s Secret «Самый верный друг»: NYT узнала о связи обвиняемого в секс-торговле людьми с владельцем Victoria’s Secret

Финансист Джеффри Эпштейн обвиняется в продаже людей в сексуальное рабство

Forbes
В Москве — протесты, а Путин скрывается на дне морском В Москве — протесты, а Путин скрывается на дне морском

Центр Москвы 27 июня превратился в арену противостояния полиции и митингующих

СНОБ
На нервы действуют На нервы действуют

Новое слово в лексиконе бьюти-экспертов — «нейрокосметика»

Glamour
7 действительно вещих снов (с точки зрения медицины) 7 действительно вещих снов (с точки зрения медицины)

Выбрось сонник, медицинский справочник гораздо полезнее

Maxim
Ломая правила дизайна Ломая правила дизайна

Интервью с дизайнером LADA Стивом Маттином

4x4 Club
4 способа влюбиться в бекон: рецепты, которые точно зайдут (замена колбасе) 4 способа влюбиться в бекон: рецепты, которые точно зайдут (замена колбасе)

Осторожно — это слишком вкусные рецепты

Playboy
«Не надо нам тыкать». Инспекторы ГИБДД рассказали, как с ними общаться «Не надо нам тыкать». Инспекторы ГИБДД рассказали, как с ними общаться

Эксперты рассказали об особенностях общения с инспекторами ГИБДД

РБК
Тест портативного SSD LaCie 1Tb: космическая скорость и инопланетный дизайн Тест портативного SSD LaCie 1Tb: космическая скорость и инопланетный дизайн

Портативный SSD LaCie 1TB способен потягаться даже с SATA SSD

CHIP
Великое в малом Великое в малом

Мы побывали в старинных маленьких городах, о которых не пишут в путеводителях

Лиза
Смерть от эффективности: как внедрить KPI и не навредить бизнесу Смерть от эффективности: как внедрить KPI и не навредить бизнесу

Отрывок из книги «KPI. Внедрение и применение»

Forbes
Открыть в приложении