Ближневосточный разлом

Ближний и Средний Восток обречен на трансформацию

ЭкспертОбщество

Ближневосточный разлом

Ближний и Средний Восток обречен на трансформацию. В чьих интересах она пройдет и где интерес России?

Дмитрий Евстафьев*

Акция протеста в Тегеране после убийства иранского генерала Корпуса стражей Исламской революции Касема Сулеймани. Фото: Zuma\TASS

Последний всплеск напряженности в ирано-американских отношениях, разрешившийся скоротечным обменом ракетными ударами и стоивший жизни пассажирам украинского «Боинга», вновь обозначил основные линии военно-силовой напряженности в регионе, формировавшиеся последние тридцать лет, с момента американской операции «Буря в пустыне» в 1991 году. Трансформация Ближнего и Среднего Востока уже давно напрашивалась: к ней начинали подбираться еще с конца 1970-х, когда на фоне Кэмп-Дэвидского процесса появились концепции более глубокого переформатирования региона, известные под общим условным наименованием «новый Большой Ближний Восток». Политически они были направлены на преодоление «колониального наследства» и формирование принципиально новой политической архитектуры региона, позволяющей США управлять процессами политического и экономического развития.

Концепция нового Большого Ближнего Востока циркулирует в западных политических и экспертных кругах с конца 1970-х годов, странным образом совпав с «исламской революцией» в Иране. Концепция построена на изменении границ государств в соответствии с их этническим составом при демократизации политических режимов. Она связывается с деятельностью американских востоковедов Бернарда Льюиса и Ральфа Петерса, продвинувших свои идеи в политические круги в США и Великобритании.

Важное отличие сегодняшнего дня от ситуации, сложившейся после разгрома режима Саддама Хуссейна в Ираке в начале 2000-х годов и начала распада иракской государственности, создавших политические условия для переформатирования, заключается в том, что теперь для таких процессов появилась полноценная геоэкономическая перспектива: рост активности альтернативных США внешних игроков в регионе (Китая, ЕС и России) создает возможности формирования новых центров экономической консолидации.

Ближний и Средний Восток обречен на трансформацию, и главный вопрос не в том, какой кровью эта трансформация обойдется. Вопрос в том, кто и в чьих интересах будет управлять этой трансформацией и на какое время регион будет выключен из развития мировой экономики, где доминируют процессы регионализации.

Salampix/Abaca

Три логики трансформации региона

Проблема США в том, что в Вашингтоне во все политические эпохи искренне считали, что переформатировать регион могут только они. Начиная со второй половины 1980-х это было именно так, но времена меняются, и сегодня мы имеем дело со столкновением в регионе трех логик: американской, иранской и турецкой. Конечно, и другие страны имеют в регионе свои интересы и позиции. Саудовская Аравия, судорожно пытающаяся найти модель выживания в море нестабильности, которую Эр-Рияд сам же и стимулировал. Китай, рассматривающий регион как важнейший вектор геоэкономической экспансии. Германия, Индия, Япония и, естественно, Россия, претендующая на статус важнейшего военно-дипломатического посредника. Но все эти силы действуют в пространстве, создаваемом столкновением логик поведения, реализуемых в регионе США, Турцией и Ираном, пытаясь их изменить или вовсе сломать в свою пользу.

Иранская логика проистекает из переоценки опыта первой волны экспансии Ирана на Ближнем и Среднем Востоке в 1985–1990 годах, связанной с эксплуатацией потенциала идеологической экспансии неошиизма и созданием сети радикальных проиранских шиитских организаций. Многие созданные в тот период организации, например «Хезболла», не просто выжили, но превратились во влиятельных игроков средне- и ближневосточной политики, впрочем, несколько поубавив в радикальности. Смысл нынешней, третьей по счету волны, вероятно, можно охарактеризовать как попытку трансформации политического влияния в контроль пространства и институтов государства. Так, проиранские силы действуют в Ираке, Ливане и Йемене, в меньшей степени в Сирии и Бахрейне. Новая логика вполне естественным образом проистекает из попытки создать более респектабельный образ и Ирана, и неошиизма, а также из усилившегося влияния сторонников прозападной, преимущественно проевропейской линии в иранской элите. Но стратегические цели и возможности Ирана наталкиваются на внутреннюю разобщенность в элите, отсутствие среднесрочного консенсуса развития, нарастающие внутренние социально-экономические проблемы и низкую дисциплину на среднем политическом и военном уровне. Но при всей геополитической оправданности своих действий Иран действует в последние три года в условиях стратегического цейтнота.

Турецкая логика наиболее очевидна и откровенна. Анкара еще до того, как Реджеп Эрдоган начал считаться авторитарным правителем, убедилась в том, что для реализации концепции неоосманизма одной мягкой силы недостаточно и что основой для влияния Турции в мире может стать ее новая роль в Восточном Средиземноморье, достигаемая только при условии формирования «большой Турции» с продолжениями в виде контролируемых турецкими и протурецкими силами важных в ресурсном отношении пространств. Территориальное расчленение Сирии и переход Алеппо под контроль протурецких сил мыслился и как преодоление исторической несправедливости, и как шаг в направлении Турции как великой державы Востока, с которой по-другому будут говорить и на Западе. Но турецкая логика столкнулась и с противодействием арабских стран, в том числе считавшейся дружественной Саудовской Аравии, и с чисто военными проблемами, и с экономическим перенапряжением. Сейчас реализация этой логики отложена, но возврат к ней при условии сохранения внутриполитической стабильности в стране — вопрос времени.

Думать, что Дональд Трамп что-то принципиально поменял в политике США на Ближнем Востоке, — большая ошибка. Он просто откровенно говорит о том, что раньше скрывалось за частоколом слов-пустышек («демократизация», «интеграция» и т. п.) эпохи закатной глобализации. Для США вариант трансформации региона, при котором вокруг Ирана в Персидском заливе формируется относительно самодостаточный военно-политический и экономический центр влияния, довольно быстро перерастающий региональные рамки, неприемлем. Американская логика основывается на понимании невозможности сохранения монополии на влияние в регионе, но вполне укладывается в концепцию AA/AD (контроль доступа в регион и предотвращение доминирования в регионе враждебных сил), сводящуюся к тому, чтобы не дать возможности закрепиться в регионе конкурирующей силе — Китаю. Убийство генерала

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Металлические подсолнухи на выжженном поле Металлические подсолнухи на выжженном поле

Будущее солнечных батарей будет совсем не таким, как кажется сегодня

Naked Science
Изделие Т-50: как Су-57 прорывался в небо Изделие Т-50: как Су-57 прорывался в небо

Создание истребителя пятого поколения дело хлопотное

Популярная механика
15 главных битв 1939–1945 15 главных битв 1939–1945

Третья часть списка самых крупных сражений и операций Второй мировой войны

Дилетант
Советские и российские крылатые ракеты: история Советские и российские крылатые ракеты: история

Отсчет истории советских крылатых ракет можно вести с сентября 1944 года

Популярная механика
Расплата «бизнес-олигархов» Расплата «бизнес-олигархов»

Акулам немецкого капитализма тоже пришлось предстать перед судом

Дилетант
Свят-свят-свят: «Новый папа» Паоло Соррентино обязательно попадет в рай для сериалов Свят-свят-свят: «Новый папа» Паоло Соррентино обязательно попадет в рай для сериалов

С 11 января на Amediateka доступен «Новый папа» Паоло Соррентино

Esquire
Внутренняя свобода: найти и не потерять Внутренняя свобода: найти и не потерять

Пять практических советов для тех, кто ищет себя

Psychologies
Танк среди ясного неба. История летающей боевой машины Танк среди ясного неба. История летающей боевой машины

Конструкторов военной техники нередко называют злыми милитаристами

Maxim
Таблетки от обжорства Таблетки от обжорства

Как правильно принимать ферменты

Лиза
Чем пахнет в доме Чем пахнет в доме

От запахов в твоем жилище зависит, каким будет настроение домочадцев

Лиза
Что такое мужская уязвимость и нужно ли мужчине ее проявлять Что такое мужская уязвимость и нужно ли мужчине ее проявлять

Отрывок из книги Марка Мэнсона «Мужские правила: отношения, секс, психология»

Esquire
Смотреть подано: 10 крутых фильмов 2019 года Смотреть подано: 10 крутых фильмов 2019 года

Любите ли вы кино, как любим его мы?

Популярная механика
«Побывать в Эрмитаже — мечта моей жизни» «Побывать в Эрмитаже — мечта моей жизни»

Интервью с основательницей культурного фонда Alda Fendi — Esperimenti

Огонёк
Как просить подарки и не быть меркантильной — рассказывает психолог Как просить подарки и не быть меркантильной — рассказывает психолог

Впереди гендерные праздники и мы рискуем пополнить наши запасы плюшевых медведей

Cosmopolitan
Рыжебородый против Льва Рыжебородый против Льва

XII век — период расцвета рыцарства, грандиозных походов и великолепных турниров

Дилетант
«Илон Маск — отличный пиарщик»: Сергей Лукьяненко о превосходстве Роскосмоса, фантастике и Достоевском «Илон Маск — отличный пиарщик»: Сергей Лукьяненко о превосходстве Роскосмоса, фантастике и Достоевском

Рецепты бизнеса и секреты правильного питания — в YouTube-шоу «Кухня Forbes»

Forbes
Укрощение боли Укрощение боли

Простые упражнения для улучшения самочувствия

Psychologies
Как избежать появления растяжек? 7 полезных подсказок для спортсменов и не только Как избежать появления растяжек? 7 полезных подсказок для спортсменов и не только

Линии на теле, с которыми все пытаются бороться

Playboy
Вместо силы Вместо силы

Разбираемся, что такое функциональный тренинг

GQ
«Мы не имеем права быть другими» «Мы не имеем права быть другими»

Денис Нурулин — перспективный артист Московского Губернского театра

OK!
Светлана Строганова: «Не ужас-ужас, не малолетние преступники, а нормальные дети» Светлана Строганова: «Не ужас-ужас, не малолетние преступники, а нормальные дети»

Почему адаптация сирот почти всегда сопровождается кризисами

Русский репортер
Что мы знаем о внеземных жителях 130 лет спустя? Что мы знаем о внеземных жителях 130 лет спустя?

Как мечтали в прошлом о жизни на других планетах, и как о ней рассуждают сейчас?

Наука и жизнь
Марк Варшавер. Человек на своем месте Марк Варшавер. Человек на своем месте

Я стал директором театра, и сорок лет мы работали душа в душу

Караван историй
Как научиться мыслить критически: практикум для подростков Как научиться мыслить критически: практикум для подростков

Отрывок из книги «Критическое мышление»

Psychologies
Банда стартаперов: как пенсионер, охранник и плотник похитили сына миллиардера Евгения Касперского Банда стартаперов: как пенсионер, охранник и плотник похитили сына миллиардера Евгения Касперского

Похищение сына Евгения Касперского стало одним из самых резонансных преступлений

Forbes
Тефлоновый Цукерберг: за счет чего акции Facebook отыграли потери от репутационных скандалов Тефлоновый Цукерберг: за счет чего акции Facebook отыграли потери от репутационных скандалов

Почему инвесторы верят в акции Facebook, несмотря ни на что?

Forbes
Российский бизнес отложил инвестиции до начала структурных реформ Российский бизнес отложил инвестиции до начала структурных реформ

Крупные промышленные предприятия России считают недостаточным уровень инвестиций

Forbes
Красная стрела: как Борис Ротенберг готовит нового пилота «Формулы-1» из России Красная стрела: как Борис Ротенберг готовит нового пилота «Формулы-1» из России

Роберт Шварцман получил контракт с «Феррари» и сезон-2020 проведет в «Формуле-2»

Forbes
Дочь рассорилась с подругой и переживает: что делать? Дочь рассорилась с подругой и переживает: что делать?

Две истории подскажут родителям, как помочь ребенку, который поссорился с другом

Psychologies
«Никто не знал, кто мой папа»: Алеся Кафельникова о том, как стала одной из главных российских моделей, России и отце «Никто не знал, кто мой папа»: Алеся Кафельникова о том, как стала одной из главных российских моделей, России и отце

Алеся Кафельникова — начинающая модель и популярный инста-блогер

Forbes
Открыть в приложении