Как толерантность и давление на полицию привели к росту преступности во Франции

ЭкспертСтиль жизни

Бежать некуда: преступность побеждает государство

Как толерантность и давление на полицию привели к росту преступности и этническим войнам на улицах французских городов

Маттье Бюж

Писатель Лоран Обертон

Французский Дижон, столица Бургундии, на несколько дней стал полем боя для этнических группировок — чеченцев и выходцев из стран Магриба. Город пережил перестрелки, драки, погромы, ужас местных жителей и безмолвие полиции. Акции Black Lives Matter тут ни при чем. Сначала арабы избили чеченского подростка, а тот позвал своих — чеченская община во Франции обширна с конца 1990-х, когда страна с радостью принимала приезжих с российского Кавказа. Переселенцев из Алжира, Туниса, Марокко и других североафриканских регионов, конечно, больше. Так что битва удалась на славу. Все эти диаспоры контролируют не только улицы и молодежные банды, но также рынки наркотиков, оружия, проституции.

Отношение к мигрантам у французских силовиков, особенно в регионах, осторожное. Чеченцев не трогают как «политических». Чернокожих — в память о колониальном прошлом. Да и вообще связываться с улицей опасно. Так что этническая преступность растет год от года. Правда, французы статистику особенно не афишируют. Из соображений толерантности.

В 2013 году антрополог и журналист по образованию Лоран Обертон провел расследование и написал книгу о высокой преступности во Франции: «Заводной апельсин по-французски». Она вышла тиражом более 120 тыс. экземпляров и поместила автора на скамью подсудимых большого медийного суда. Обертон в одночасье стал белой вороной в мире прессы. Его обвинили в расизме, заявили, что он льет воду на мельницу Национального фронта, указав на статистическую связь между преступностью и иммиграцией, а также подвергнув сомнению принцип «гармоничного сосуществования» народов Франции.

Упоминавшаяся в «Заводном апельсине по-французски» медийная омерта была дальше проанализирована Обертоном в книге «Большой брат по-французски» (2015), а закончилась трилогия «Запрещенной Францией» (2018) — хроникой страны, которая исчезает под волной иммиграции. «Национальные СМИ объясняют мне, что моя книга радикальна, а люди говорят, что она умеренна», — заметил Обертон. Когда на Западе после смерти Джорджа Флойда начался кризис, а во Франции мигранты устроили хаос, невзирая на коронавирус и карантин, «Эксперт» связался с Лораном Обертоном, чтобы этот кризис обсудить.

— Недавно в Дижоне чуть не произошла настоящая война между чеченцами и арабами. Как вы смотрите на этнические столкновения во Франции?

— Это последствие разделения страны на племена: вооруженные общины противостоят друг другу и сводят счеты в сердцах французских городов, государство уже не знает, что делать… Примирение группировок, кстати, произошло не в суде, а в местной мечети! Очевидно, что такие ситуации становятся обычным явлением, особенно в контексте борьбы за контрабанду.

— Французская полиция начала высказывать недовольство: СМИ плывут по течению и говорят, как в США, о жестокости полиции. Правительство не поддерживает свои силы правопорядка, хотя они перегружены. Несколько раз полицейские устроили демонстрацию, вышли в детских масках, с плюшевыми игрушками, шариками и детскими песнями, чтобы раскритиковать полное отсутствие реализма в восприятии роли полиции.

— Кризис в силах правопорядка стар и глубок. Они являются фактически буферной зоной между народным гневом и элитами, они должны справляться с преступностью, хотя не получают помощи ни на юридическом уровне, ни от правительства. А теперь полицейские читают, смотрят СМИ и видят, как их осуждают, как будто они сами являются источником этой преступности. Но в любом случае французские полицейские и жандармы остаются верными властям.

— Во время карантина, вызванного пандемией COVID-19, было отмечено странное попустительство в пригородах больших городов, где молодые люди собирались как ни в чем не бывало, хотя в других местах француз мог быть наказан за одиночную прогулку на пляже или в горах. Не так давно после футбольного матча в пригороде Страсбурга одно выборное должностное лицо объяснило в эфире около поля, что «нельзя стигматизировать этих молодых людей», а перед этим один из этих молодых людей бросал в него камни. Власть боится связываться с некоторыми гражданами страны?

— Конечно. Наше руководство очень обеспокоено. Они боятся, что все общество вспыхнет. Но также понимает, что очень трудно контролировать ситуацию с помощью доктрины «не подливать масла в огонь». Другими словами, это доктрина подчинения улице. У полиции уже давно есть инструкции на этот счет. Эта логика ничего не решает, скорее наоборот. Чувство безнаказанности заставляет преступников идти еще дальше в противостоянии с государством.

— У французской полиции есть приказы не вмешиваться?

— Нельзя вызывать беспокойство «больше, чем первоначальное беспокойство». Это означает, что надо стараться не беспокоить тех, кто реагирует слишком резко. Поэтому мы позволяем бандитам заниматься своими городскими родео.

— Вы сказали, что руководство «очень обеспокоено». Но курс не меняет?

— Их система раздавлена собственной моралью. Любой, кто произносит реалистичную речь, будет немедленно казнен средствами массовой информации.

Спустя семь лет

— Плохое освещение (или полное его отсутствие) в СМИ многих ужасных преступлений заставило вас написать «Заводной апельсин по-французски». В какой степени эти преступления отражают состояние общества?

— Преступность всегда много говорит об обществе. Его способ справиться с ней, его степень гражданственности и сплоченности очень важны. Во Франции мы видим обрушение общественного капитала, трагические последствия массовой иммиграции и большой провал судебной системы. Я не просто рассматриваю отдельные факты — я подчеркиваю их драматическую статистическую эволюцию и отсутствие их освещения в СМИ на национальном уровне. Наша страна гордится гуманистическими ценностями, но оставляет своих сограждан один на один с варварством.

— Вы написали эту книгу более семи лет назад. Как развивалась ситуация в эти годы?

— Все еще ежедневная высокая преступность и никакого исправления ситуации. Мы притворяемся, что несколько сотен изнасилований в день — это нормально. Тысячи варварских нападений, десятки тысяч случаев воровства. Это никого не шокирует. Приговоры, даже для жестоких рецидивистов, никогда не соответствуют нормам закона, и осужденные никогда не отбывают свои наказания. Их чаще всего заменяют домашним арестом, ношением электронного браслета, судебным надзором и так далее. Сотни тысяч тюремных приговоров просто никогда не исполняются.

— Ухудшилась ли статистика после великой миграционной волны 2015–2016 годов, когда сотни тысяч мигрантов прибыли в Европу?

— Эта волна особенно затронула Германию, и рост преступности там, конечно, очевиден, несмотря на все попытки властей защититься. Такой же процесс и в Скандинавии, и на юге Европы.

Моральное соревнование

— Ваша книга многих шокировала. Вы даже работаете под псевдонимом, чтобы защитить свою семью. На каких медийных, юридических и политических уровнях вы сталкивались с трудностями при разработке, публикации и продвижении книги?

— Абсолютно во всех высших эшелонах общества, особенно в тех, которые имеют монополию на общественную жизнь, то есть в главных средствах массовой информации. Очень трудно сохранять аудиторию, когда у вас такие плохие новости. Во Франции разговор об отсутствии безопасности, а тем более о доле иммиграции в преступности, — это табу, которое принесет вам давление со стороны научных кругов, политиков и средств массовой информации. Многие журналисты и чиновники тщательно скрывают свое мнение. Трусость стала образом их жизни.

— «Антирасизм», «мультикультурализм», «гармоничное сосуществование»... Это наивная философия или здесь есть здравый политический расчет, за которым последует эволюция взглядов элиты?

— Я написал об этом книгу «Большой брат по-французски». Во Франции и на всем Западе происходит моральное соревнование между элитами: кто будет больше страдать от антирасистской вины. Кто будет самым решительным образом осуждать носителей плохих новостей, то есть тех, кто показывает очевидную катастрофу нашей культуры оправдания и иммиграционной политики (или, скорее, ее отсутствие). Этот интеллектуальный терроризм уничтожает правду, которая, тем не менее, сильно ощущается населением. Отсюда и его разрыв с элитами.

— По вашему мнению, откуда взялась эта идеология, это моральное соревнование? Некоторые интеллектуалы критиковали влияние таких мыслителей, как Мишель Фуко, мыслителей, у которых была именно такая идея, что преступник менее ответственен, чем общество, в котором он жил.

— Это действительно старый французский процесс... Идеология, согласно которой все вытекает из общества, — утверждение коммунистических теорий, согласно которым человек бесконечно податлив, и, следовательно, является жертвой общества. Поэтому государство и должно исправить все это для всеобщего блага. Это приводит к тому, что преступники становятся совершенно безответственными, а общество — виновным за все. И оно должно платить. И если это не сработает, то это вина буржуазии, расистов, белых и так далее. Это очень удобно. Многие французские ученые живут по этой идеологии.

Трудно игнорировать реальность

— В своих последних книгах вы представляете, как Франция погружается в гражданскую войну. Но для этого должны существовать как минимум две стороны. Вы ожидаете реакционного движения? Кажется, что большая часть молодых французов менее оптимистичны и довольны ситуацией, чем поколение тех, кого жестоко критикуют ваши книги.

— Это не гражданская война, а скорее ситуация повсеместного хаоса, где государство рушится и все должны бороться, чтобы выжить... Любой вид политической реакции возможен, но установка для населения в СМИ слишком мощная, это невероятно. Но обстановка ухудшается. Становится трудно игнорировать реальность.

— Известный писатель Мишель Уэльбек назвал вас несколько лет назад «великим полемистом завтрашнего дня». Ваши книги скандальны и обещают французам мрачное будущее. Вы когда-нибудь думали покинуть Францию?

— Я не думаю, что побег — правильное решение. Если вы отказываетесь бороться с проблемами, у вас нет возможности их решить. И куда бежать? Недоверие между морализирующими элитами и разгневанным населением существует повсеместно. Учитывая демографический взрыв в Африке, вопросы миграции и сожительства скоро не пощадят никакую территорию. Лучше предвидеть, чем страдать и сожалеть.

Фото: East News

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Отец успокаивает своего сына, Дэвида Кирби, на смертном одре в Огайо Отец успокаивает своего сына, Дэвида Кирби, на смертном одре в Огайо

Эту фотографию сделал не профессиональный фотограф, а обычная студентка

Дилетант
Новый русский Гарвард. Как создать успешное профессиональное сообщество из тех, кто только учится Новый русский Гарвард. Как создать успешное профессиональное сообщество из тех, кто только учится

Зачем нужны и как создаются новые объединения учащихся в России

СНОБ
«Неправильные» аресты и темное прошлое Фургала «Неправильные» аресты и темное прошлое Фургала

Почему активизировались силовые структуры и как отреагирует система власти

Эксперт
Вы и убили-с: случай Кристи Вы и убили-с: случай Кристи

Галина Ельшевская рассказывает о классических детективных романах

Полка
Коллайдеры новой эры Коллайдеры новой эры

Ускорительный комплекс NICA в Дубне решит большие вопросы современной физики

Эксперт
Древнейшим останкам из Фофановского могильника в Забайкалье оказалось 8000 лет Древнейшим останкам из Фофановского могильника в Забайкалье оказалось 8000 лет

Исследователи провели радиоуглеродный анализ находок, сделанных на Селенге

N+1
Несгибаемая боярыня Несгибаемая боярыня

Боярыня Морозова пыталась бороться с церковной реформой

Дилетант
7 самых необычных и таинственных мест на планете 7 самых необычных и таинственных мест на планете

Эти уголки планеты заставят вас удивиться

Playboy
Стив Фуллер: «“Государство 2.0” будет киборгом, но человек все равно останется неотъемлемой частью политического процесса» Стив Фуллер: «“Государство 2.0” будет киборгом, но человек все равно останется неотъемлемой частью политического процесса»

Интервью со Стивом Фуллером, известным британским социологом

Эксперт
Открыто соединение, способное «включаться» под действием лазера Открыто соединение, способное «включаться» под действием лазера

Созданный фосфонат позволит точнее и безопаснее воздействовать на организм

Популярная механика
Десятки японских кораблей времён Второй мировой войны поднялись со дна моря Десятки японских кораблей времён Второй мировой войны поднялись со дна моря

Две дюжины кораблей поднялись со дна океана после подземных толчков

National Geographic
Когда смешно, уже не страшно Когда смешно, уже не страшно

Елена Новикова – о жизни за 50, отношениях с телом, детьми и своими страхами

Домашний Очаг
Купе на двоих Купе на двоих

Сейди Хаарла, рассказала о любви к поездам, одиночестве и русском языке

Grazia
«Не в моем вкусе»: почему нам нравятся одни лица и не нравятся другие «Не в моем вкусе»: почему нам нравятся одни лица и не нравятся другие

Разбираемся в механизмах, которые делают людей привлекательными в наших глазах

Reminder
Тише! Вы же в библиотеке! Тише! Вы же в библиотеке!

Наталья Османн рассказывает о том, почему важно читать классику

Elle
Непоследняя девушка: как новые слешеры переосмысляют классический образ жертвы Непоследняя девушка: как новые слешеры переосмысляют классический образ жертвы

Как теперь сценаристы обращаются с выжившими персонажами хорроров

Esquire
«В магазин должны идти не за пивом, а к тебе»: предприниматель открывает пивные магазины для других «В магазин должны идти не за пивом, а к тебе»: предприниматель открывает пивные магазины для других

Аракелян начал с торговли в ларьках в 90-е, а сейчас открывает пивные магазины

VC.RU
Мусульмане, горожане и жители крайнего севера: зачем ориентировать бизнес на метарегионы Мусульмане, горожане и жители крайнего севера: зачем ориентировать бизнес на метарегионы

Ориентация на метарегионы может дать больше, чем ориентация на страны

Inc.
Статус: доступен Статус: доступен

Социальные сети вовлекли нас в гигантскую паутину непрерывного общения

Psychologies
Голос, космос и различные странности. Что все-таки нас объединяет? Голос, космос и различные странности. Что все-таки нас объединяет?

Журналист Сююмбике Давлет-Кильдеева — о громком молчании

РБК
Цифровизация и декарбонизация Цифровизация и декарбонизация

Российско-германское экономическое сотрудничество восстанавливается

Эксперт
«Я сгорала со стыда»: актриса Шанель Хэйес похудела на 60 кг «Я сгорала со стыда»: актриса Шанель Хэйес похудела на 60 кг

Шанель Хэйес (Chanelle Hayes) поделилась откровениями о проблемах с лишним весом

Cosmopolitan
От сверхтекучести — к жидкому свету: как на пути к абсолютному нулю учёные открыли необычные состояния материи От сверхтекучести — к жидкому свету: как на пути к абсолютному нулю учёные открыли необычные состояния материи

Низкие температуры способны превратить облако газа в один большой атом

TJ
Пирог с антоновкой и миндальным тестом Пирог с антоновкой и миндальным тестом

Когда я сообщаю гостям, что мой пирог без капли муки, его вожделеют все

Weekend
«К черту мое лицо». Кто делает маски Канье Уэсту и зачем он их носит «К черту мое лицо». Кто делает маски Канье Уэсту и зачем он их носит

Рассказываем о других фантасмагорических головных уборах Канье Уэсту

РБК
Каким бывает социальный паразитизм у муравьев? Каким бывает социальный паразитизм у муравьев?

Стратегия паразитизма возникла у муравьев миллионы лет назад

National Geographic
Опять в школу... Опять в школу...

Как правильно мотивировать ребенка и поддерживать у него интерес к учебе?

Лиза
Перестройку доменов в сегнетоэлектрике увидели в реальном времени Перестройку доменов в сегнетоэлектрике увидели в реальном времени

Физики выделили механизмы, происходящие при перестройке доменной структуры

N+1
Пить молоко перед сном полезно. Теперь это научный факт Пить молоко перед сном полезно. Теперь это научный факт

Стакан молока перед сном улучшает качество сна

National Geographic
Меняющие реальность Меняющие реальность

Bvlgari переворачивают наши представления о реальности

Grazia
Открыть в приложении