Музей сегодня — это еще и лекции, занятия для детей, фестивали, концерты

Seasons of lifeКультура

Большое зеркало Москвы

Директор Музея Москвы Алина Сапрыкина рассказывает о том, что музей сегодня — это не только выставки, экскурсии и коллекция, но еще и лекции, занятия для детей, фестивали, концерты, спектакли, паблик-токи на волнующие москвичей темы.

Текст Ольга Сергеева
Фото Евгений Демшин, пресс-материалы

Музей как живой культурный центр — это сейчас новый тренд?

В общем, да. Это та модель, которую нам принес XXI век. Если музей хочет быть успешным, он должен быть динамичным, открытым, многофункциональным центром. У нас — после того, как мы взяли подобный курс — посещаемость выросла в 1,5 раза. Мы вошли в пятерку самых популярных музеев столичного подчинения и семерку самых посещаемых художественных музеев Москвы и Санкт-Петербурга.

Расскажите про устройство музея изнутри. Как Вы придумываете и планируете выставки?

Мы отталкиваемся от актуальной для Москвы темы или знаковой даты, или от гениальной авторской идеи. Бывает, что выставка становится продолжением наших исследований города, как исторического про- странства или как сегодняшней культурной столицы, мегаполиса, места ярких художественных высказываний. Быть или не быть какой-либо выставке в Музее Москвы решаем открытым голосованием, экспертным советом, куда приходят с предложениями также внешние кураторы, так что наши собственные сотрудники оказываются в конкурсном состоянии, что ко многому обязывает.

Выставка «Московская оттепель», например, как появилась?

В 2016 году исполнилось 50 лет со времени ХХ партсъезда, на котором был разоблачен культ личности, после чего началась «оттепель». Полвека для истории — это как раз такой отрезок, когда происходит переосмысление времени, перезагрузка. Наш музей хотел показать, как это все начиналось и что происходило именно в Москве, в том числе отражаясь в повседневной жизни горожан. Ну а вообще так совпало, что в этом году три больших музея — Музей Москвы, Третьяковская галерея и Пушкинский музей — сделали выставки про «оттепель», каждый по-своему. Далее мы решили объединиться в совместный фестиваль, возник синергетический эффект, тема прозвучала.

Какие выставки еще были успешны?

Выставка «Любимов и время» открыла программу празднования 100-летия Ю. П. Любимова в Москве и России. Феномен уникальной «старой» Таганки и наша история, показанная через судьбу великого театрального режиссера Юрия Любимова. Куратором выступила Каталин Любимова. Мы со своей стороны предложили сделать этот проект современным образом, она поддержала. Был приглашен художник Алексей Трегубов, который выполнил отличное архитектурное решение зала, как бы соединив музей с театром: все двигалось, зрители становились участниками постановок Любимова. Впечатление еще более усиливалось во время иммерсивных спектаклей Максима Диденко, который в самом пространстве выставки — музей предложил ему такое решение — представил «X дней, которые потрясли мир», свою версию знаменитого произведения к 100-летию революции.

Что у вас было про революцию — один из главных юбилеев этого года?

Мы сделали с Александром Васильевым выставку «Мода и революция». И спасибо ему большое, так как он не только предоставил вещи из своей коллекции, но и выступил моим сокуратором, водил экскурсии по выставке, читал лекции. Для выставки было выбрано примерно 200 платьев из его коллекции и 100 из нашей музейной. Кроме платьев взяли в музейном архиве то, что касалось революционных действий в Москве: фотографии бомбежек, чудовищный вид Кремля, плакаты, до- кументы, знамена, интерьеры, видео. Выставку разделили на четыре части и через простые, всем понятные вещи, рассказали про смену эпох. Первая часть с 1907 года по 1914-й — до войны, все еще в порядке. Белый цвет, время расцвета модерна. Потом Первая мировая — черный. Платья укорачиваются, становятся функциональными, простыми, входит в моду цвет хаки. Революция — красный. Красные косынки, авангард в одежде. НЭП — серый. Перешитые дореволюционные наряды, меха, соединение разного. И рядом с платьями — предметы интерьера, быта. Черный классический «форд», раритет нашей коллекции, который во время Первой мировой был переоборудован под санитарную карету. Двери выполнены так, чтобы проходили носилки. Отдельно на выставке была представлена

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Море ясности Море ясности

Амбициозный проект по составлению карты дна Мирового океана

Огонёк
Площади — наши палитры Площади — наши палитры

Нижний Новгород уже стал модной точкой на туристической карте России

Vogue
Черная быль. Что именно произошло на Чернобыльской АЭС и чем все кончилось Черная быль. Что именно произошло на Чернобыльской АЭС и чем все кончилось

С момента катастрофы на Чернобыльской АЭС прошло уже много лет

Maxim
Deep Food Tech: как будет выглядеть еда будущего и что для ее разработки делают в настоящем Deep Food Tech: как будет выглядеть еда будущего и что для ее разработки делают в настоящем

Что из себя представляет пищевая промышленность будущего?

Популярная механика
Заминка после бега: что это и зачем это нужно Заминка после бега: что это и зачем это нужно

Что наука думает о заминке после бега

Playboy
Галактика Брэнсона: от самолета до космических кораблей Галактика Брэнсона: от самолета до космических кораблей

У таких людей, как Ричард Брэнсон, есть, чему поучиться

CHIP
«День, когда я прикоснулась к незнакомцу» «День, когда я прикоснулась к незнакомцу»

Наша читательница делится своим необычным интимным опытом.

Psychologies
Кузница счастья: зачем в Петербурге создают аналог британских кафе с бездомными поварами и официантами Кузница счастья: зачем в Петербурге создают аналог британских кафе с бездомными поварами и официантами

С какими сложностями может столкнуться социальный бизнес с бездомными поворами?

Forbes
И жили они долго и счастливо: 5 режиссёров, которые умеют рассказывать сказки И жили они долго и счастливо: 5 режиссёров, которые умеют рассказывать сказки

Режиссеры, которые прославились своими сказками — уютнымии или очень серьезными

Cosmopolitan
Жара, смерчи и наука о климате Жара, смерчи и наука о климате

Глобальное потепление престало быть научной проблемой

Эксперт
Спасти хищных гигантов Амазонии Спасти хищных гигантов Амазонии

Как сохранить одного из самых крупных орлов на планете

National Geographic
Киберпсихологи, авитологи и дизайнеры эмоций: профессии настоящего Киберпсихологи, авитологи и дизайнеры эмоций: профессии настоящего

Какие из необычных профессий наиболее актуальны для бизнеса прямо сейчас

Inc.
Путеводитель по Новой Третьяковке Путеводитель по Новой Третьяковке

Гид по Новой Третьяковке, где хранятся работы художников ХХ века

Культура.РФ
Цифровое бессмертие: будем ли мы жить в компьютере после смерти тела Цифровое бессмертие: будем ли мы жить в компьютере после смерти тела

Зачем искать эликсир вечной жизни, если можно оцифровать мозг?

СНОБ
Правила жизни Ильи Сегаловича Правила жизни Ильи Сегаловича

Правила жизни сооснователя "Яндекса" Ильи Сегаловича

Esquire
9 элементарных заблуждений из нашей жизни, верить в которые просто стыдно 9 элементарных заблуждений из нашей жизни, верить в которые просто стыдно

Вырви из головы эти заблуждения раз и навсегда и выкинь куда подальше!

Maxim
Что почитать в отпуске Что почитать в отпуске

Открываем границы литературы, вышедшей за последние два года

GQ
Как Олимпиада показала скейтбордингу женскую перспективу Как Олимпиада показала скейтбордингу женскую перспективу

На Олимпийских играх в Токио дебютировал скейтбординг — с победами юных девушек

РБК
История NSO Group: как стартап по спасению жизней создал инструмент для слежки за бизнесменами, правозащитниками и СМИ История NSO Group: как стартап по спасению жизней создал инструмент для слежки за бизнесменами, правозащитниками и СМИ

«Это ужасно, но такова цена ведения подобного бизнеса»

TJ
Как мне помогает стоицизм Как мне помогает стоицизм

Предприниматель — о том, как применять античное учение в мире серверов

Reminder
Тише, знамя российского спорта. Зачем нашим спортсменам велят молчать о политике Тише, знамя российского спорта. Зачем нашим спортсменам велят молчать о политике

Олимпийский комитет России вручил спортсменам свои напутствия

СНОБ
Ялта, парус! Самые романтичные фильмы про каникулы Ялта, парус! Самые романтичные фильмы про каникулы

Романтически фильмы, которые зарядят тебя хорошим настроением

Cosmopolitan
Чудеса на виражах: что такое torque vectoring Чудеса на виражах: что такое torque vectoring

Что такое вектор крутящего момента и чем он важен?

Популярная механика
7 суперспособностей человеческого мозга, о которых ты не подозревал 7 суперспособностей человеческого мозга, о которых ты не подозревал

Ученые открывают все новые удивительные способности человека

Maxim
Проще не придумаешь: как снять стресс всего за 16 секунд Проще не придумаешь: как снять стресс всего за 16 секунд

Многие из нас испытывают стресс, при этом бороться с ним эффективно не умеют

Cosmopolitan
Без чувств: как ребенок с алекситимией видит мир, в котором все подчинено эмоциям. Глава книги Сон Вон Пхён Без чувств: как ребенок с алекситимией видит мир, в котором все подчинено эмоциям. Глава книги Сон Вон Пхён

Отрывок из истории Сон Вон Пхёна — нежной истории об одиночестве и дружбе

Esquire
Полный фейстюн! Зачем девушки переделывают лица как на масках в инстаграме Полный фейстюн! Зачем девушки переделывают лица как на масках в инстаграме

Хирург: какие операции стали популярны в нашей стране из-за фейстюн-тренда

Cosmopolitan
Мутации в рецепторе умами превратили певчих птиц в сладкоежек Мутации в рецепторе умами превратили певчих птиц в сладкоежек

Птицам пришлось заново приобретать умение распознавать сладкий вкус

N+1
Политики, карьера которых закончилась следствием и судом Политики, карьера которых закончилась следствием и судом

Большая политика – это всегда игра с большими ставками

GQ
10 правил, как не набрать лишнего в супермаркете 10 правил, как не набрать лишнего в супермаркете

Узнай, как не стать жертвой маркетологов и сэкономить деньги в магазине

Maxim
Открыть в приложении