Никогда не расскажешь о себе всей правды, даже если настроен на откровенность. Хотя, казалось бы, жизнь прожита - чего стесняться? Но это как смотреться в зеркало: всегда невольно выбираешь выгодный ракурс. Так и в интервью - хочется выглядеть в глазах публики человеком добропорядочным, положительным, надежным.

Караван историйСтиль жизни

Валерий Баринов: "Театр без интриг - мертвый театр!"

Никогда не расскажешь о себе всей правды, даже если настроен на откровенность. Хотя, казалось бы, жизнь прожита - чего стесняться? Но это как смотреться в зеркало: всегда невольно выбираешь выгодный ракурс. Так и в интервью - хочется выглядеть в глазах публики человеком добропорядочным, положительным, надежным.

Анатолий Эфрос когда-то назвал артистов женской половиной человечества. А что главное в женщине? Тайна, которую всю жизнь стараешься разгадать. Она влечет к себе, а актер по роду своих занятий должен привлекать публику. Увидев его на сцене, можно понять, какой человек в жизни. О людях, с которыми на сцене и съемочной площадке сводила меня судьба, говорю с радостью и удовольствием. Мне везло на незабываемые встречи с самого детства.

Путевку в актерство, совсем не желая того, выписала мне мама. Она дожила до момента, когда я стал народным артистом. Родители никакого отношения к театру не имели. После войны, во время которой отец руководил подпольной организацией в городе Малоархангельске Орловской области, он был заместителем председателя райисполкома. Когда позже мы перебрались в Орел, мама работала в отделе кадров приборостроительного завода. Я был маленьким, еще в школу не ходил, когда Володарский район проводил смотр художественной самодеятельности. В финале итогового концерта на сцену выходил сводный хор, а перед ним стоял маленький мальчик и читал стихи о мире. Кто-то посоветовал режиссеру: «Вон у Баринова пацан шустрый!» Мама нашла в численнике подходящее стихотворение Исаковского. Читать я не умел, но память была хорошая. Выучил стихи с маминого голоса. Меня поставили перед хором, и я произнес с выражением: «Еще не все запаханы окопы / Следы войны, следы прошедших гроз. / И матери — во всех концах Европы — / Еще своих не осушили слез».

Я превратился в Робертино Лорети местного масштаба. Пел «Родина слышит, родина знает. . .» Увы, никто из взрослых не уловил момента мутации

Помню, как плакали взрослые. В зале сидело множество ветеранов, донашивавших гимнастерки, кто-то без руки, кто-то без ноги. А в моей детской голове засела мысль: я могу властвовать над публикой. Видно, тогда актерский вирус и проник в душу. Стал постоянно выступать в концертах. Когда обнаружился мальчишеский голосок, я превратился в Робертино Лорети местного масштаба. Трогательно пел «Родина слышит, родина знает...» или «Я первый ученик среди ребят, — пятерки в мой дневник, как ласточки, летят». Увы, никто из взрослых не уловил момента мутации (родители в этом мало что понимали), и голос изменился до неузнаваемости. Так что с карьерой певца пришлось распрощаться, но я продолжал участвовать в самодеятельности и вынашивал тайную мечту стать актером.

Фото: А. Федечко

Первую попытку совершил, когда окончил школу. Явился в столицу в августе, когда экзамены давно закончились. Я же не знал, что в театральный надо поступать в июне! Пришел во ВГИК, там только посмеялись: «Ну что вы, молодой человек!» Вернулся домой несолоно хлебавши, устроился на стройку, но тут Орловский драмтеатр вывесил объявление о наборе в свою студию, что называется, без отрыва от производства. Я дерзнул, показался, и меня приняли. Стал самым юным студийцем. За день на стройке сильно выматывался, поэтому перешел в театр рабочим сцены — людей этой профессии всегда не хватает, а я был парнем физически сильным. Вдвоем с напарником мы спокойно поднимали за ножки рояль и водружали его на сцену. Студией руководил замечательный педагог и режиссер Валентин Алексеевич Иванов. Благодаря ему я, в общем-то деревенский парень, окунулся в доселе неведомый мир, который завораживал. Валентин Алексеевич что-то во мне разглядел, хотя я был смешным, неуклюжим, ушастым, с большим носом. Комплексовал по поводу внешности, а быть артистом хотелось. Да и Иванов повторял: «Тебе надо ехать в Москву поступать в театральное училище». Правда, забегая вперед, скажу, что когда пришел в ГИТИС и увидел в коридоре толпы красавцев, дрогнул: ну куда лезу?! К несчастью, Валентин Алексеевич очень рано умер — инсульт. Мы по очереди дежурили у его постели, выхаживали, но...

Родители никакого отношения к театру не имели. С карьерой певца мне пришлось распрощаться, но я продолжал вынашивать мечту стать актером
Фото: из архива В. Баринова

Однажды у нас проводил мастер-класс ректор Школы-студии МХАТ Радомысленский. Всех интересовало, как поступают в Школу-студию. В конце встречи он почему-то выделил меня и предложил: «Приезжайте! Если хотите, пришлю вызов». И слово сдержал, письмо о том, что меня вызывают на экзамены в Школу-студию, пришло, когда труппа находилась в Херсоне. Без этого в разгар гастролей меня никто не отпустил бы в Москву. Я был очень ценным кадром — машинистом правой стороны. Параллельно выходил на сцену в массовке, играл крошечные роли, иногда со словами. Но как рабочий сцены был просто незаменим. И артисты стали пугать:
— Не поступишь! У тебя нет данных! Уедешь — обратно не возьмут!
Меня это не смущало:
— Ну уж рабочим-то сцены примут!
И уехал.

Брак мой очень быстро распался. Ленка утверждает, что мы прожили в нем неделю, я говорю: два дня! У нее замечательный муж, дети, множество внуков

По традиции пробовал поступать везде — и в Школу-студию, и в ГИТИС, и в Щукинское училище. И везде меня брали. ГИТИС был единственным вузом, где абитуриентам предоставлялось общежитие на время экзаменов, отнес документы туда. Но тут и в Щукинском меня с консультации отправили сразу на второй тур! Знающие люди уверили: «Старик, считай, что ты принят». В Щукинском хотелось учиться больше, побежал забирать документы, планировал перекантоваться на вокзале. Секретарь приемной комиссии ГИТИСа отвела в сторонку: «Скажу вам по секрету, здесь вас тоже возьмут». Я поверил и остался. В тот момент Щепкинское училище присоединили к ГИТИСу, хотели создать единый театральный институт. Через два года реформаторы поняли, что это пустая затея. Так что поступил я в ГИТИС, а в дипломе написано: «окончил Высшее театральное училище имени Щепкина». У меня был великий мастер — Виктор Иванович Коршунов. С ним работала фантастическая бригада педагогов: Павла Захаровна Богатыренко, Ирина Ильинична Судакова. Вспоминаю то время как самое счастливое. Я был окружен такой любовью и вниманием! Правда, в какой-то момент чуть все не бросил, считая, что я полная бездарь. На третьем курсе стали репетировать водевили. Я был задействован в «Мизантропе», который ставил сам Коршунов. У других ребят водевили получаются смешными, а наш несмешной, как я считал, из-за меня! Коршунов пытался вселить уверенность: «Ваш водевиль — философский». Но это было слабым утешением. И вот настал день, когда мы сдавали спектакли кафедре актерского мастерства. Зал битком, первые два прошли с блеском! Настала моя очередь, вышел на сцену и, обращаясь к публике, произнес:
— Воруют, кругом воруют! Вот тут было четыре кусочка сахара. Один убрать, сколько осталось?
И вдруг сидевший в комиссии народный артист СССР Николай Александрович Анненков откликнулся:
— Три!
Я продолжил:
— Правильно! Потому что один украли!

С первой женой Еленой Вановской мы познакомились на прослушивании в Школе-студии в день моего приезда в Москву
Фото: из архива Е. Вановской

Зал заржал, и весь спектакль я, можно сказать, ходил по проволоке: сейчас что-нибудь ляпну и все поймут, что я бездарь! Но публика продолжала хохотать. Отыграл, вернулся за кулисы, там стояли партнерши Валя и Лена, последняя позже стала моей женой. Вижу: обнимаются, происходит чудо! С тех пор на каждом спектакле жду провала, мучаюсь: не сыграю! Но это мобилизует. После нашего триумфа ко мне подошли Коршунов и педагог по сценической речи Наталья Васильевна Шаронова со словами: «Девятое июня 1967 года ты должен отмечать как день рождения артиста Баринова». Я и отмечаю.

Виктор Иванович казался человеком жестким, хотя в какой-то момент я понял, что в душе он мягкий и сентиментальный. С нами порой был строг и беспощаден, мог накричать на девушку, довести до слез: «У тебя ватные ноги, большая задница!» Но никто не воспринимал это как унижение. До четвертого курса Коршунов никого из нас не звал по имени. Обращался по фамилии и на вы. Только на четвертом курсе сказал: «Теперь буду вам всем говорить ты». Виктор Иванович научил нас трудиться и... терпеть. Ожидание роли может затянуться, но ты должен быть к ней готов. Судьба обязательно даст шанс.

Окончив училище, я переехал в Питер. К тому моменту уже был женат, мне намекали, что могут взять в труппу Малого театра, но Лену туда не приглашали. Мы познакомились еще в день моего приезда в Москву. На прослушиваниях в Школе-студии в коридоре сидела девушка, которая очень понравилась. Запомнил фамилию — Ивановская, искал ее в списках прошедших на следующий тур. Не нашел, оказалось, она Вановская. Оба в итоге попали в ГИТИС. Случился большой роман. Ленина мама жила в Ленинграде. Получив дипломы, мы — Слава Персиянов-Дубров, который сейчас служит в Театре Российской армии, Валя Панина, Лена и я — отправились показываться в питерские театры. В Театр Пушкина, ныне «Александринку», взяли всех четверых. Меня там приняли очень хорошо, сразу дали роли. Выходил на сцену с Александром Борисовым, Николаем Симоновым, Юрием Толубеевым, Ниной Ургант, в которую был влюблен.

В «Александринке» актеры часто клялись именем Леонида Сергеевича Вивьена, выдающегося режиссера, многие годы возглавлявшего театр. Почти все были его учениками. А я однажды допустил бестактность. Шло собрание, обсуждался насущный вопрос: как жить дальше? Нам, молодым, казалось, что в театре не хватает современной режиссуры, новых веяний. Тем более что рядом в БДТ гремели спектакли Георгия Товстоногова. Прения были жаркими. Один заслуженный артист в споре со мной привел аргумент:

— Я тут играю уже сорок лет!
— А мне предстоит здесь играть сорок лет! Поэтому происходящее в театре не безразлично! — не растерялся я.
Конечно, намекнуть пожилому артисту: вы, мол, свое отработали, было наглостью с моей стороны. Но я был буйным товарищем, активистом, заседал в бюро райкома комсомола, со всеми ругался. Скоро правдоискательство вышло мне боком.

Владимир Сошальский, игравший Макбета в спектакле ЦАТСА (леди Макбет — Людмила Чурсина), всю жизнь мечтал поехать в Бразилию. И в первый же день в Рио-де-Жанейро сломал ногу...
Фото: М. Строков/ТАСС/Сцена из спектакля «Макбет»

Брак мой очень быстро распался. Ленка утверждает, что мы прожили в нем неделю, я говорю: два дня! Почему? Начну издалека. Театр ставил «Антигону», я выходил на сцену в массовке. Но часто сидел в зале и смотрел, как репетируют ребята. В спектакле была роль Вестника, которая не очень шла у одного заслуженного артиста. Однажды на репетиции он бился-бился над огромным монологом, а потом расстроился и ушел. Режиссер спектакля Дмитрий Алексидзе позвал на сцену меня:
— Можешь попробовать? Возьми текст.
— Зачем? Я знаю пьесу наизусть!

«Макбет» приносит актерам несчастья. Английские коллеги стараются даже не произносить этого названия, говорят о шотландской пьесе Шекспира

И как вышел, как рванул! Режиссер распорядился: «Шейте мальчику костюм!» Заслуженного сняли с роли, к счастью, он не затаил зла, был человеком добрым и порядочным. Я сыграл премьеру и улетел на съемки. Следующий спектакль мы играли через две недели, я должен был вернуться накануне, но опоздал — рейс не вылетел вовремя. А отменять «Антигону» нельзя, все билеты проданы. Поставил театр в унизительное положение: пришлось обращаться к актеру, которого сняли с роли. Коллеги говорили, что зазнался. А с чего мне зазнаваться? И сыграл-то только в «Антигоне», правда, вышли очень хорошие рецензии о моей работе. От коллег не отставали любимая жена и теща. Тут уж я почувствовал себя преданным. В общем, дело закончилось разводом. Лена сегодня преподает сценическую речь в двух театральных институтах, у нее замечательный муж — врач-рентгенолог (кстати, когда у меня обнаружились проблемы со здоровьем, именно он поставил верный диагноз), дети, множество внуков. Мы продолжаем общаться, видимся, когда бываю в Питере.

...на роль ввелся Анатолий Васильев — играл замечательно, но у него вскоре случился инфаркт
Фото: Валерий Плотников

Вскоре скандал поутих, появившийся в театре Ростислав Горяев назначил меня на роль Пети Трофимова в «Вишневом саде». Замечательный был спектакль — с потрясающе красивыми декорациями Игоря Иванова и фантастической музыкой Андрея Петрова. По режиссерской задумке все мужчины были влюблены в Раневскую — Нину Ургант. Нина Николаевна как никто подходила на эту роль, от нее исходил аромат женщины. Я влюбился в хрипотцу голоса, тонкую талию, стройную фигуру, постоянно ею любовался, ходил на репетиции, в которых не был занят, чтобы только ее увидеть. Она была изумительной партнершей.

Лопахина играл Юра Родионов (Пьер Аронакс в «Капитане Немо». — Прим. ред.), гениальный артист, трагически окончивший жизнь. Он всегда был странен, но это качество удивительным образом приманивало к нему людей. С возрастом состояние ухудшилось, стал нести со сцены какую-то околесицу, его перестали пускать в театр... В общем, итог печальный.

К сожалению, «Вишневый сад» прошел раз девять, не больше, хотя в зале негде было яблоку упасть. Худрук театра Игорь Олегович Горбачев обычно приходил на репетиции дней за десять до выпуска, все останавливалось, его вводили в спектакль, и он играл. Для «Вишневого сада» Горбачев исключения не сделал, и Горяев обиделся. Считалось, что Игорь Олегович играет Гаева в первом составе, а Бруно Артурович Фрейндлих — во втором. И вот идет репетиция, Горбачев и Фрейндлих ждут в зале. И тут Горяев зовет: «Бруно Артурович, что вы сидите? На сцену!» Горбачев оскорбился и ушел, затаив страшную обиду. И началось! Помню, как маститые актеры, которых завел и настроил против Горяева худрук, громили постановку на худсовете. Юрий Толубеев, гениально игравший Фирса, не оставил от спектакля камня на камне. Представитель Министерства культуры даже растерялся: «Да вы что?! У вас потрясающий спектакль!» Но старики фыркали. Так Горбачев расправился с Горяевым чужими руками. Досталось и мне: позже, когда за роль Пети присудили приз как лучшему молодому актеру в театральном сезоне, на вручение в ЦДРИ никто из театра не пришел. Но я все равно был счастлив: судьба свела с режиссером, который открыл во мне то, чего про себя не знал.

Ростислав Аркадьевич поставил в Театре Пушкина еще несколько спектаклей, мы очень хотели, чтобы он возглавил труппу. Но Горбачев просек угрозу и не дал этому свершиться — уверял, что Горяев собирается упразднить худсовет. А Юрию Владимировичу Толубееву нравилось в нем сидеть: как ему казалось, чем-то руководить, на что-то влиять. В общем, народные идею не поддержали. Когда Горяеву предложили перебраться в Москву и возглавить Театр Советской армии, я стал единственным актером, которого он позвал с собой.

Переманил ролью, за которой я гонялся всю жизнь: Макбетом. Леди Макбет должна была играть Людмила Касаткина, которая была уже в возрасте. Но по замыслу режиссера молодой король, соблазненный взрослой женщиной, творил злодейства по ее наущению, потому что любил как мать. То есть все преступления совершались из-за любви. Касаткина довольно быстро просекла, чего от нее ждут, и заявила: «Вы хотите, чтобы старая (следовало нецензурное выражение) соблазняла молодого короля? Не будет этого!» По сей день считаю, что Людмила Ивановна совершила глупость, роль могла раскрыть ее с совершенно иной стороны. В итоге спектакль не состоялся. Может, и к лучшему, поскольку «Макбет» приносит актерам несчастья. Английские коллеги стараются даже не произносить этого названия, говорят о шотландской пьесе Шекспира.

Спектакль «Конец» по пьесе Михаила Шатрова прошел сорок раз и собрал сорок аншлагов. Гитлера очень интересно играл Петр Вишняков, Еву Браун — Алина Покровская. Мне досталась роль Кребса, начальника штаба
фото: сцена из спектакля «Конец» режиссера Р. Горяева, Центральный академический театр российской армии

Близился юбилей Победы, нужно было ставить спектакль к дате. И Горяев взялся за пьесу Михаила Шатрова «Конец», где главным героем был... Гитлер. Спектакль прошел сорок раз и собрал сорок аншлагов. Гитлера очень интересно играл Петр Вишняков, Алина Покровская — Еву Браун. Мне досталась роль Кребса, начальника штаба. Сценография новаторская: воссоздавая бункер Гитлера, Горяев впервые использовал пожарный занавес весом девяносто тонн. Когда эта бетонная махина под вой сирены ползла вверх, все понимали, какая мощь перед нами! Сколько споров и ругани возникало по поводу того, что это небезопасно. Но режиссер отстоял свое видение. Громили постановку жутко: как можно посвящать такое Победе?! Там нет ни одного положительного героя! Горяева заставили придумать оптимистический финал: в конце на сцену выходили наши солдаты и бросали в оркестровую яму фашистские знамена под музыку «Вставай, страна огромная», хотя война уже закончилась.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Письмо редактора Письмо редактора

Мешает ли интеллект актерской профессии?

Караван историй
Чем вредны заменители сахара и есть ли полезные альтернативы Чем вредны заменители сахара и есть ли полезные альтернативы

Заменители сахара могут негативно влиять на сердце и сосуды

РБК
Странная женщина Странная женщина

Чем ты отличаешься от других?

Лиза
IT как оружие: нужно ли нам защищать свои лица так же, как мы защищаем свои счета IT как оружие: нужно ли нам защищать свои лица так же, как мы защищаем свои счета

Отрывок из книги «IT как оружие» о том, как IT-индустрия изменила наш мир

Inc.
Беспокойная ночь Беспокойная ночь

Как мексиканцы отмечают День мертвых

Вокруг света
История лотереи «Спортлото»: от борьбы с «пороками царизма» до финансирования Олимпиады История лотереи «Спортлото»: от борьбы с «пороками царизма» до финансирования Олимпиады

Как в СССР за 15 лет выросла крупнейшая в мире сеть продаж лотерейных билетов

VC.RU
Легенда об айве Легенда об айве

О тонком аромате под толстой шкурой

Огонёк
7 признаков того, что вы не нарцисс 7 признаков того, что вы не нарцисс

Живет ли нарцисс в каждом из нас?

Psychologies
Curiosity нашел на Марсе признаки древнего наводнения Curiosity нашел на Марсе признаки древнего наводнения

Оно могло быть вызвано падением астероида

National Geographic
История одной песни: советско-германский плагиат «Марш авиаторов», 1923 История одной песни: советско-германский плагиат «Марш авиаторов», 1923

Вот это детектив: то ли фашисты украли у нас песню, то ли мы у фашистов

Maxim
Как сказать начальнику, что ты перерабатываешь: 4 главных нюанса неудобного разговора Как сказать начальнику, что ты перерабатываешь: 4 главных нюанса неудобного разговора

Не бойся говорить начальнику о переработках прямо

Playboy
«Моя идеальная девушка»: чего хотят мужчины «Моя идеальная девушка»: чего хотят мужчины

Как молодые холостяки представляют себе женщину, в которую можно влюбиться

Cosmopolitan
Валентина Шевченко: «Я не позволю никому отнять мой титул» Валентина Шевченко: «Я не позволю никому отнять мой титул»

Мы поговорили с чемпионкой UFC накануне ее четвертой защиты пояса

GQ
«Давайте их куда-нибудь сдадим». Неожиданные итоги родительского опроса «Давайте их куда-нибудь сдадим». Неожиданные итоги родительского опроса

Касательно подростков мнение родителей единодушно — всех в интернат!

СНОБ
Это табу! Это табу!

7 принципов, которыми нельзя жертвовать ради мужчины

Лиза
Изнасилования и незащищённость: что происходит на пальмовых плантациях, связанных с крупными косметическими брендами Изнасилования и незащищённость: что происходит на пальмовых плантациях, связанных с крупными косметическими брендами

Женщины и подростки подвергаются регулярному насилию на пальмовых плантациях

TJ
Отпуск по обмену Отпуск по обмену

Восстановление дома 1485 года постройки

AD
Почему мясо нельзя с хлебом, а кофе с молоком, или Что мешает усвоению питательных веществ? Почему мясо нельзя с хлебом, а кофе с молоком, или Что мешает усвоению питательных веществ?

Как избежать дефицитных состояний будущей маме?

9 месяцев
Лиза Арзамасова: Каждый новый день жду как чуда Лиза Арзамасова: Каждый новый день жду как чуда

Актриса Лиза Арзамасова не утратила веру в добрую сказку, даже став взрослой

Добрые советы
Возвращение парусного флота Возвращение парусного флота

Почему парусники возвращаются?

Популярная механика
Ответственная за моду: Мирослава Дума Ответственная за моду: Мирослава Дума

Мирослава Дума вернулась в качестве соосновательницы бренда Pangaia

Glamour
Детское чтение: золотой век книжной иллюстрации Детское чтение: золотой век книжной иллюстрации

Путеводитель по детской иллюстрации с начала 1920-х по начало 1930-х годов

Полка
Мы в домике Мы в домике

Герои, которые хранят у себя в каминах огонь светской жизни

Tatler
«Никогда не принимайте важных решений, если в обсуждении не участвует женщина»: уроки от миллиардера Леонарда Лаудера «Никогда не принимайте важных решений, если в обсуждении не участвует женщина»: уроки от миллиардера Леонарда Лаудера

Отрывок из руководства для начинающих предпринимателей Леонарда Лаудера

Forbes
Правила жизни Венсана Касселя Правила жизни Венсана Касселя

Правила жизни французского актера Венсана Касселя

Esquire
«Совместимость. Как контролировать искусственный интеллект» «Совместимость. Как контролировать искусственный интеллект»

Отрывок из книги Стюарта Рассела об искусственном интеллекте

N+1
Цель визита в Россию: осмотр достопримечательностей Цель визита в Россию: осмотр достопримечательностей

Главные герои сериала «Шерлок в России» Максим Матвеев и Владимир Мишуков

OK!
Пищевая полиция: как одержимость здоровым питанием становится болезнью Пищевая полиция: как одержимость здоровым питанием становится болезнью

Диетолог Елена Мотова — о панической боязни съесть лишнюю конфету

Reminder
Тарт татен с картошкой и корнеплодами Тарт татен с картошкой и корнеплодами

Ноябрь — сезон необычных пирогов

Weekend
«Хаммер» вернулся после 11-летнего отсутствия «Хаммер» вернулся после 11-летнего отсутствия

Главный мачо автомобильного рынка снова в деле

Maxim
Открыть в приложении