Золотая родословная

Поиск родословной обходится в сотни тысяч рублей

ЭкспертБизнес

Золотая родословная

Поиск родословной обходится в сотни тысяч рублей. А гарантии качества работы на сером рынке генеалогии дают единичные бренды

Кристиана Денисенко, Петр Скоробогатый

С Иосифом Сталиным мой прапрапрадед*, бакинский купец Петр Исаевич Багиров, был в наитеплейших отношениях — в начале прошлого века помогал будущему советскому вождю с организацией подпольных типографий в Закавказье. В 1918 году, спасаясь от Гражданской войны, по дороге в эмиграцию подхватил тиф и умер. Прадед по отцовской линии, Ашот Яковлевич Балаян, служил старшим лейтенантом интендантской службы и начальником полевой кассы Госбанка СССР. В свое время инициировал знаковую реформу в армии и добился внедрения системы безналичных расчетов. За эти и другие достижения был награжден орденом Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги».

Мне повезло откопать эти данные: на всемирно известном генеалогическом сайте MyHeritage нашлось чужое древо с общими для моей семьи родословными ветками. Это самый малозатратный способ узнать свои корни, но есть нюансы. Годовая подписка с полным пакетом опций обойдется примерно в сто долларов, а информации по России пока немного. За полноценной историей своих предков придется самостоятельно идти в архивы либо довериться профессиональным поисковикам.

Рынок генеалогических исследований в России только начинает формироваться, но растущая динамика спроса очевидна. В месяц пользователи «Яндекса» и «Гугла» делают около двух миллионов запросов по этой теме. Времена, когда фактурные ребята в малиновых пиджаках правдами и неправдами искали голубую кровь в своих семейных древах, уходят в прошлое. Хотя тщеславие и сегодня сильный мотиватор. Как и корыстный интерес: участники программ репатриации ищут «правильные» корни, дальние родственники доказывают право на наследство, некоторые страны дают шанс на реституцию. Активны и мигранты разных поколений, желающие сохранить связь с Родиной или просто поностальгировать.

Несколько лет назад обозначился новый тренд: у самых обычных россиян появился интерес к истории своей семьи, который базируется не на меркантильной, а на ценностной почве. Случайно или нет, но эта волна совпала с патриотической консолидацией нации после возвращения Крыма, с возрастающей популярностью «Бессмертного полка», с робкими попытками осознать национальную идентичность. «Был у меня клиент в 2012 году. Узнав, что его предки были старообрядцы, он полностью восстановил старообрядческий храм в Омске. Просто так, от чистого сердца», — делится опытом директор омского генеалогического центра «Связь поколений» Юлия Ефремова. В последнее время клиент молодеет, в основной массе заказы делают люди от 29 до 39 лет.

До трети всех крупных заказов составляют генеалогические истории в подарок, из серии уникальных вещей на юбилей людям, «у которых уже все есть». Удовольствие недешевое, так что среди клиентов в основном предприниматели, топ-менеджеры, политики, люди из шоу-бизнеса. Стоимость одной родовой линии может доходить до нескольких миллионов рублей. А начинаться — с нескольких десятков тысяч. Но здесь легко попасть на мошенников и дилетантов. Дело в том, что мало кто может гарантировать качество поиска и результата. Часто вы отдаете деньги и получаете лишь скудную поверхностную информацию или вовсе ответ: в архивах не значится. Выход неочевиден: либо самостоятельно проверять данные (то еще удовольствие), либо довериться компаниям — лидерам на скудном генеалогическом рынке. Стоить это будет дороже, зато на вашем фамильном древе не обнаружатся случайные однофамильцы.

Проблема поиска

В отличие от Запада Россия только нащупывает связь с прошлым. В Российской империи исследованием своих предков занималась небольшая часть высокородного дворянства, чаще для того, чтобы закрепить свое место в рамках сословной системы. А после революции граждане вообще опасались ворошить прошлое. По сути, впервые за многовековую историю мы получаем шанс связаться с предками — и это захватывает, даже если след ведет не в петровские палаты, а к вологодским крепостным. В этом путешествии во времени нас, впрочем, поджидает немало препятствий: архивы выжжены войнами, скудны и разбросаны по огромной территории, а бюрократы максимально неприветливы.

В Европе, к слову, большая часть документов оцифрована, а доступ к ним в основном бесплатный. Наши ветхие архивы каждый раз предлагают исследователям замысловатые квесты: некоторые не работают по запросу, в других нет читального зала, третьи не выдают книги для работы на местах. Сотрудникам проще получать и комплектовать документы, нежели их выдавать. Просителю могут отказать в работе с бумагами, сославшись на их плохое состояние. К тому же большинство архивов открыто в неудобное для работающего человека время — с 9:00 до 17:00 с понедельника по четверг. Впрочем, есть заведения, которые распахивают двери для посетителей на два-три дня в месяц. Можно отправить в архив письменный запрос. Большинство генеалогических компаний работают именно по такой схеме. Однако эффективность подобного метода сомнительна. Некоторые сотрудники архивов, получая копеечные зарплаты, не особо себя утруждают и отправляют заранее заготовленные бланки с отказами либо тянут время и откровенно набивают цену. Например, архив в Костроме на исполнение запроса может поставить срок три года и цену 15 тысяч рублей.

Старые областные архивы, особенно в Центральной России, постоянно перемещали, сливали, эвакуировали, чистили. Несмотря на это, эксперты признают, что найти информацию о предках, живших в царской России, бывает легче, чем узнать о недавней истории семьи. «По советскому периоду работать сложнее, так как существуют ограничения в выдаче информации. Кроме того, население много передвигалось», — объясняет историк-генеалог Оксана Корнева.

Теоретически в изучении родословной можно продвинуться до середины XVI века. Крестьян начали частично переписывать с 1530 года, но регулярно — с первой петровской ревизии 1719-го. Первые три ревизии собрал Российский государственный архив древних актов (РГАДА) в Москве. У знати первая родословная книга появилась в 1550 году для распределения должностей в зависимости от знатности рода. «Максимальная глубина, до которой мы докопали, — шестнадцатый век. Прошли первую ревизию и работали уже с переписными книгами. Мы нашли интересный документ, дарующий земли боярским детям, — потомки бояр, которые не перешли в дворянство, составили сословие однодворцев. Это были свободные люди, которые могли иметь крепостных. По ним сохранились достаточно редкие источники», — рассказывает управляющий партнер Дома семейных традиций «Кристиан» Михаил Шевелев. Основной пласт времени, до которого докапываются исследователи, — XVIII век, четвертая ревизия.

Самостоятельный или поверхностный поиск заканчивается в одном-двух архивах. Профессионалы работают с огромным массивом информации, проводят перекрестный анализ данных и способны открыть невероятно подробный материал о вашем предке. Принцип описывает генеральный директор Международного генеалогического центра (МГЦ) Артем Маратканов: «Вот простой сельский житель середины девятнадцатого века. Он родился — вероятно, сохранилась метрическая запись о его рождении, равно как и о рождении его родных. В некоторых случаях даже в крестьянской среде составлялись завещания, делилось наследство между сыновьями — изучаем фонды нотариусов. Дальше — человек вступал в судебные споры, участвовал в разного рода тяжбах и процессуальных действиях — ищем в фондах судебных учреждений. Обычно это очень подробные документы: кто-то с кем-то спорит, свидетели, опись имущества, предыстория. До 1874 года крестьян забирали в рекруты, потом была введена всеобщая воинская повинность — соответственно, смотрим рекрутские фонды в региональных архивах, на помощь могут прийти и фонды Российского государственного военно-исторического архива. Есть информация по сельским сходам, где крестьяне обсуждали постройку церквей, земельные вопросы, ссуды, неурожаи и тому подобное. Большой комплекс документов, связанных с крестьянской реформой 1861 года, хранится в архиве в Санкт-Петербурге: как помещичьих крестьян наделяли землей, какие обязательства — барщина, оброк — они на себя принимали, и так далее, вплоть до того, каким водоемом они могут пользоваться, какой лес могут вырубать. Вся информация собирается по крупицам из разных архивов и фондов».

Наличие собственного алгоритма поиска, исключительных компетенций по анализу архивных данных и узких специалистов в первую очередь дифференцирует компании на генеалогическом рынке. Большинство контор имеют в штате двух-трех сотрудников и прибегают к помощи фрилансеров, которые делают лишь пару шагов в глубь веков. Профессионал же нацелен на максимально подробное исследование вашей родословной и не будет пренебрегать даже мельчайшими деталями. Речь ведь идет не только о качестве работы. Любой нюанс прошлого семьи, любое интересное родовое ответвление может заинтересовать клиента и мотивировать оплатить дополнительный поиск. Но такой подход демонстрируют лишь крупные фирмы.

Управляющий партнер Дома семейных традиций «Кристиан» Михаил Шевелев перед резным панно из массива тика работы тайского мастера

Особенности национальной генеалогии

Главный исполнительный директор генеалогической интернет-компании Ancestry Тим Салливан недавно назвал международный рынок коммерческой генеалогии «огромным и все еще девственным». Российский рынок, похоже, еще находится в зачаточном состоянии. Первые серьезные генеалогические компании у нас образовались после дефолта 1998 года. Правда, к середине 2000-х многие инвесторы к идее охладели: народ продуктом интересовался, но не заказывал. В 2008 году случился очередной кризис, и история повторилась: снова деньги, люди, интерес. Раскрутился рынок в начале 2010-х. Сегодня на нем работают порядка сорока генеалогических организаций, из них пятнадцать — федеральной категории, есть и региональные игроки. Об объеме рынка приходится только догадываться — слишком многие потоки находятся в тени. «Я оцениваю рынок коммерческой генеалогии среди компаний примерно в 500 миллионов рублей в год плюс еще 180 миллионов —фрилансеры. Еще примерно 450 миллионов в год — выручка всех архивов в России по генеалогии и поиску документов “семейного” характера. Разумеется, этого мало, чтобы рынок называть рынком. Но он очень быстро растет», — считает Артем Маратканов.

Большая часть генеалогических компаний основана профессиональными историками или генеалогами. В 2005 году руководитель проекта «Генеалогия.ру» Константин Погорелов предположил: «Если в этом сегменте появится настоящий бизнесмен, частные “историки” просто начнут работать на него». Так оно и произошло. Бизнесменов среди основателей генеалогических агентств можно сосчитать по пальцам одной руки, но все они находятся на вершине рейтинга. С нашей точки зрения, флагманами коммерческой генеалогии являются Международный генеалогический центр (МГЦ) и Дом семейных традиций «Кристиан». К ним подтягивается молодой и амбициозный центр восстановления истории семьи и генеалогического поиска «Проект Жизнь». Далее с большим отрывом идут остальные: у этих компаний примерно один алгоритм работы, ценовая политика и ресурсная база. И риски для клиента выше.

Какие характеристики присущи лидерам? Качественный сервис, собственный штат профессионалов, отработанные на практике методики работы, «вкусное» оформление и высокая цена. Лидеры не дают гарантии, что все ваши предки будут точно обнаружены и занесены в ваше фамильное древо. Но вы будете уверены, что профессионалы использовали все возможности, чтобы добиться результата.

В целом по рынку стоимость семейного древа по одной родовой линии может варьироваться от ста тысяч до шести-семи миллионов рублей, в зависимости от методики работы компании. Полное исследование рода «под ключ», оформленное в книгу-энциклопедию об истории семьи, обойдется заказчику в сумму от двух миллионов рублей, в зависимости от качества контента и сложности оформления. МГЦ, который работает в элитном сегменте и редко принимает заказы стоимостью менее полутора миллионов рублей, предложит авторскую родословную книгу от 23 миллионов рублей. В течение двадцати месяцев специалисты центра проводят масштабное исследование по двум фамильным линиям (материнским либо отцовским) на максимально возможную глубину с максимально подробной детализацией жизни предков клиента. По итогам работы создается фолиант семейной истории в авторском кожаном переплете ручной работы. Десять процентов объема книги составляет подводка — источниковедение, краеведение, картография, генеалогия, логика поиска. Остальное — история рода. «Сдав уже больше 150 проектов, мы ни разу не повторили книгу ни по содержанию, ни по оформлению», — рассказывает Артем Маратканов. Сейчас в работе находятся 69 заказов, издается примерно по одной книге в месяц. В целом сумма всего прайса МГЦ составляет 400 миллионов рублей. Спектр услуг огромен: от создания сухого родословного древа на основе архивного поиска, проведения ДНК-тестирования с последующей высокоточной расшифровкой результатов, до мини-экспедиции по местам проживания предков и их фотосъемки при помощи радиоуправляемого мультикоптера.

Что касается глубины исследования, то знатоки генеалогии «отроют» корни вашего рода вплоть до того века, до какого у вас хватит денег. Работают компании исключительно по предоплате. В каком городе находится офис, значения для клиента не имеет и влияет разве что на командировочные расходы.

Важно понимать: качественное исследование стоит денег. «Кто демпингует на рынке генеалогии, тот явно экономит на качестве. Полгода собирают десять проектов и ничего по ним не делают. А потом за несколько недель до окончания сроков снаряжают историка-генеалога в экспедицию. Поверхностные данные он найдет, а когда надо будет включать аналитику — посмотреть косвенные фонды, попытаться преодолеть лакуны в поиске, — выдаст отрицательный результат. Когда у человека еще девять проектов на очереди, у него не будет ни времени, ни мотивации погружаться в каждый из них», — объясняет Михаил Шевелев.

В среднем на изучение истории семейного прошлого клиента у специалистов уходит от полугода до двух лет, но сроки могут варьироваться. «Многое зависит от удачи, можно изучить род и за полгода, если очень повезет, а некоторые родословные можно и вовсе изучать десятилетиями», — рассказывает генеральный директор Международного института генеалогических исследований (МИГИ) Леонид Жуков. Клиент может повысить шансы на успех, заказав исследование сразу по нескольким родовым линиям. Но и в таком случае положительный результат не гарантирован.

Если не уверены в успехе предприятия, для начала можно заказать генеалогическую экспертизу — на этом специализируется Дом семейных традиций «Кристиан». Услуга стоит от 125 тысяч рублей и представляет собой первичный анализ по всем фамильным родам, основная задача которого заключается в сборе и систематизации семейных знаний, обработке полученной информации и дальнейшем архивном поиске. Сотрудники агентства ищут информацию о предках клиентов через онлайн-базы, загсы, архивы, косвенные фонды, внутренние хранилища. Задача на этапе экспертизы состоит в том, чтобы продвинуться до середины XIX века.

Помимо поколенной росписи, семейного древа и флешки со всеми документами Дом семейных традиций предоставляет клиенту таблицу алгоритма дальнейшего поиска. В таблице подробно расписано, в каких фондах хранится информация о семье, описан уровень ее сохранности (полная, фрагментарная), а также последовательность работы от советского периода до четвертой ревизии — документального дна по областному архиву. После этого каждый клиент может определить для себя сам, насколько перспективны дальнейшие поиски. У каждого проекта есть свой менеджер, который координирует работу историков и поддерживает коммуникацию с клиентом.

Лидеры рынка помимо типичного пакета услуг предлагают и уникальные продукты. Так, специалисты МГЦ могут написать художественный роман с вашими предками в главной роли, совместив архивный поиск, аналитическую работу и историческую реконструкцию. «У нас сейчас есть один проект — ищем каторжан, сосланных из центральной части России в Сибирь. Смотрим старые документы в РГАДА, там их полностью описывали: рост, вес, разрез глаз, цвет волос, особые приметы, оставленные палачом, — выдранные ноздри, клейма. Мы берем художника и рисуем портрет. Метрику рождения мы найти не можем, зато способны визуализировать человека, который жил двести лет назад», — рассказывает Артем Маратканов.

Дом семейных традиций «Кристиан» профессионально занимается визуализацией исследований и предлагает своим клиентам многосерийные документальные фильмы об истории рода и фильмы-портреты по отдельным персоналиям. У компании своя продакшн-студия и более полутора десятков отснятых фильмов. «Проект Жизнь» предлагает VR-фильмы в формате «360 градусов» об истории рода.

Некоторые услуги отечественного генеалогического рынка не имеют аналогов даже за рубежом. «Мы нашли потомственного резчика в северном Таиланде, и он в своей фирменной технике 3D-резьбы из массива тика сделал нам огромное панно толщиной девять сантиметров, полтора метра длиной и восемьдесят сантиметров в высоту. Затем мы оформили древо состаренными латунными табличками и подсветкой. Аналогов такого древа нет нигде — ни в России, ни в Европе, — рассказывает Михаил Шевелев. — Прообраз другого древа я увидел на здании в Люцерне во время путешествия по Швейцарии. Вернувшись, мы с командой провели отбор среди иллюстраторов, работающих в гравюрной стилистике, чтобы создать некий визуальный стандарт, который теперь является нашим фирменным лицом».

Генеральный директор Международного Генеалогического Центра Артем Маратканов (второй слева) со своей командой

Бутиковая генеалогия

Генеалогический рынок характеризует низкая конкуренция игроков — на нем есть место еще для десятков компаний. Однако лишь на первый взгляд кажется, что их ждут легкие деньги. Профессионалы говорят о низкой маржинальности и долгой окупаемости бизнеса. «Генеалогический бизнес — достаточно бутиковый формат, у которого большие претензии к результату, сервису, оформлению, при этом финансовый КПД этим претензиям не соответствует», — рассказывает Михаил Шевелев. Чтобы окупить затраты, необходимо постоянно расширять линейку конечных продуктов и мотивировать клиента на дополнительный поиск.

«Мы запустили “Проект Жизнь” в 2015 году. Первые два года проект жил на моих первоначальных инвестициях с продажи предыдущего бизнеса. Но в этом году вышел на самоокупаемость», — рассказывает основатель центра восстановления истории семьи и генеалогического поиска «Проект Жизнь» Виктория Салтыкова.

Большая часть затрат крупных компаний уходит на оплату узких специалистов, которых часто приходится держать в штате. Скажем, историк-аналитик Андрей Низовский из МГЦ может по дореволюционной фотографии сходу определить место, время, род деятельности предка клиента и другую полезную информацию о нем. «Однажды Андрей выяснил, что человек на фото является гимназистом по пуговицам на его форме, — рассказывает Артем Маратканов. — Причем он сразу определил и саму гимназию — это была Пятая Аларчинская гимназия в Санкт-Петербурге. Мы пересмотрели списки учащихся — сведения подтвердились». В штате крупной компании есть также менеджеры по продажам, журналисты, которые берут правильные глубинные интервью у клиента и его родственников на старте поиска, а также арт-директора, фотографы, писатели, корректоры. Порой приходится обращаться к сторонним специалистам, например чтобы перевести старые документы на мертвом языке, а это недешевая услуга.

Конечно, все компании прибегают к услугам фрилансеров. Свой список подрядчиков, работающих в архивах на местах, есть у каждой генеалогической фирмы. Однако лидеры рынка используют наемную силу дозированно, ставят четкие задачи по поиску, а анализ проводят своими силами. Большинство же компаний исповедуют иной стиль работы: нанимают фрилансеров для полноценного исследования, а штатные сотрудники занимаются координацией процесса, контролируют сроки и иногда оформляют результаты.

Выйти на фрилансеров можно и самостоятельно, без посредников. Например, зайти на популярный форум «Всероссийское генеалогическое древо» (ВГД) или на сайт любителей истории определенного края и поискать историка-генеалога, который станет личным писарем вашей семейной истории. Только стоит помнить, что историки-генеалоги — народ специфический, общение с ними требует особого подхода. «Местный исследователь зачастую хорошо знает фонды своего архива и может найти ту информацию, которую заезжий не обнаружит, — делится своим опытом Оксана Корнева. — Но у местных бывает куча заморочек, с ними не каждый сработается». Стоимость услуг фрилансера варьируется от 40 тысяч до 150 тысяч рублей, в зависимости от его опыта и объема записей, который нужно проработать. Но все риски вы берете на себя и уже точно лишаетесь гарантий качества конечного материала.

Основатель компании «Проект Жизнь» Виктория Салтыкова на фоне родословной книги

Генеалогия в Сети

Россиянину пока трудно участвовать во всемирных генеалогических сетевых проектах — наших там еще недостаточно. Но если ветви вашего родословного древа простираются за пределы СНГ, то международные генеалогические сайты их наверняка покажут. Попытаться стоит.

Крупнейшие международные ресурсы, такие как Ancestry и MyHeritage, построены по принципу самоорганизации участников с использованием технологии больших данных. Пользователи генеалогического софта могут создавать родовые древа, обмениваться фотографиями и совместно искать общих предков. По собственному опыту могу посоветовать MyHeritage — израильский сервис, насчитывающий более 70 миллионов пользователей со всего мира и около 35 миллионов семейных дерев. Благодаря MyHeritage родословное древо нашей семьи разрослось до шестого колена вглубь по родовой линии отца. Для сравнения: до регистрации на сайте из информации о самых пожилых членах семьи были известны только имена отцовского деда и его брата. После поименного поиска данные о двоюродном прадеде обнаружились на родовом древе другого пользователя сайта. Возраст и семейные черты на фото предка совпали, как и воспоминания о заваленном книгами рояле в квартире общей родни. Таким образом, наше семейное древо стало постепенно расширяться не только вглубь, но и вширь.

Сервис не разглашает личные контакты пользователей, однако предоставляет возможность написать внутреннее письмо создателю любого древа. За дополнительную плату сайт сам автоматически выдает совпадения по чужим семейным древам. Расширенный спектр услуг, включающий в себя различные полезные функции, стоит около ста долларов в год — с ценами на российском генеалогическом рынке не сравнится. У проекта MyHeritage также есть бесплатная версия в виде его дочерней компании Geni. Однако качество информации, представленной на этом сайте, на порядок ниже, и велик шанс натолкнуться на человека из базы, возводящего свою родословную к Зевсу или Ивану Грозному.

Генеалогические сайты наподобие MyHeritage полезны и тем, что предоставляют доступ к крупнейшей базе архивных записей, где есть метрические книги, переписи, списки захоронений и прочие документы. Если вы чего-то не нашли, возможно, эти записи еще не оцифровали и за ними придется ехать на места.

Долгое время в России не было аналогов проектов вроде Ancestry, MyHeritage и Geni ввиду отсутствия единой базы информации и исполнителей. Однако недавно МГЦ приступил к созданию отечественной версии международных генеалогических софтов — интернет-сервиса V-Archive. На площадке будет предложен спектр разнообразных услуг — от консультации специалиста и создания генеалогического древа до чат-ботов, ДНК-генеалогии и онлайн-образования. Постепенно на сайте будет формироваться база надежных фрилансеров и заказчиков. К декабрю 2018 года МГЦ планирует создать базу пользователей не менее 60 тысяч человек. По итогу посетители сайта смогут заказать исследование прямо с компьютера или телефона. Помимо прочего, проект предусматривает партнерскую программу с архивами РФ для создания единой сети и доступа населения к документам в режиме онлайн. После завершения всех основных этапов создания V-Archive планирует стать едва ли не самым полезным генеалогическим сервисом на территории всего постсоветского пространства и, по задумке авторов, свяжет россиян в единую генеалогическую социальную сеть с возможностью автоматического поиска родословной взаимосвязи между участниками.

*Здесь и далее от первого лица рассказывает Кристиана Денисенко. 

Отчет тайного покупателя

Мы связалась с каждым из агентств под видом клиента, чтобы разузнать больше об их деятельности. Первое, что сразу бросилось в глаза, — отсутствие полной информации на некоторых сайтах. К примеру, у агентства «Ваше родословие», научного центра историко-генеалогических исследований «Редкий элемент» и центра сохранения истории «Семейная летопись» веб-страницы не содержали никакой информации о ценах, отчего было сложно сориентироваться и возникали подозрения о нефиксированном характере оплаты. В целом многие сайты выглядели запущенными, содержали устаревшую информацию, а дизайн остался на уровне 1990-х годов.

В основном компании исследуют архивы на территории России и постсоветского пространства. Однако некоторые агентства работают не только с ближним зарубежьем. Например, эксперты из агентства «Семейная реликвия» сотрудничают с коллегами из Южной Америки, Европы и Юго-Восточной Азии. А сотрудники «Проекта Жизнь» работают с Европой, США и Израилем.

Различались компании и по уровню сервиса и отношению к клиенту. К примеру, в генеалогическом агентстве «Литера Ру» эксперт подробно ответил на все вопросы, а в агентстве «Редкий элемент» специалист даже прочитала любопытную лекцию об экономических крестьянах. Сотрудники «Семейной реликвии» в конце разговора предложили направить подробную информацию о ценах и услугах на электронную почту. Были и агентства, которым второй раз звонить уже не хотелось.

Что касается спектра услуг, то у всех компаний в среднем сегменте рынка он примерно одинаков: родословный аудит, генеалогическое исследование одной или нескольких родовых линий и книга-энциклопедия семейной истории «под ключ». Но были у компаний и свои «фишки». Например, Международное генеалогическое агентство (МГА) находит и возвращает семейные реликвии, а основатель компания «Литера Ру» Алексей Коноплев лично ведет раскопки, находит карты двухсотлетней давности, а затем соотносит их с современной территорией и вносит данные в устройство навигации.

Помимо коммерческой деятельности некоторые компании занимаются развитием и популяризацией отечественной генеалогии. Так, в 2016 году МГЦ открыл Школу практической генеалогии, а Дом семейных традиций «Кристиан» организовал работу детского музея, в котором ребята в творческой атмосфере учатся познавать историю своей семьи.

Фотографии предоставлены компаниями

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Пилим по России Пилим по России

Разрешите представить вам производителей высокотехнологичной продукции

Эксперт, сентябрь'19
«Страховой случай не должен менять образ жизни клиента» «Страховой случай не должен менять образ жизни клиента»

О перспективах страхового рынка

Эксперт, август'19
Анна Седокова Анна Седокова

Наверное, она уже привыкла к эпитетам «горячая», «аппетитная», «сочная»

Playboy, сентябрь'19
В трещинах Толбачика найдены новые минералы В трещинах Толбачика найдены новые минералы

Геологи открыли два новых минерала

National Geographic, май'18
Сам себе Тинто Брасс Сам себе Тинто Брасс

Что такое SFM-порнография и как она появилась

Игромания, июнь'18
Личное дело Ксении Собчак Личное дело Ксении Собчак

Ксения Собчак сняла документальный фильм об отце  — политике ярком и стильном

Vogue, май'18
Легализация отходов Легализация отходов

Мусор – древнейший спутник цивилизации. Пора его изучить, понять и простить

Maxim, июнь'18
Над синим шариком: истории космонавтов Над синим шариком: истории космонавтов

Нелегко описать красоту Земли, которая открывается взорам с орбиты

National Geographic, май'18
Иван Ургант Иван Ургант

Правила жизни телеведущего и актера Ивана Урганта

Esquire, июнь'18
Кит Ричардс Кит Ричардс

Мы поболтали с Китом Ричардсом обо всем на свете

Maxim, июнь'18
В Шереметьево открылся новый пассажирский терминал В Шереметьево открылся новый пассажирский терминал

В Международном аэропорту Шереметьево введен в строй новый терминал В

National Geographic, май'18
Дуа Липа: музыкальный транзит Дуа Липа: музыкальный транзит

Дуа Липа отправилась в первое турне и уже 2 июня выступит в «Крокус Сити Холле»

L’Officiel, июнь'18
Гость из будущего Гость из будущего

Разговор с Максимом Диденко о майских премьерах «Текст» (18+) и Asmodeus (18+)

Glamour, июнь'18
Выходцы из компании Ликсутова оказались бенефициарами оператора Wi-Fi в метро Выходцы из компании Ликсутова оказались бенефициарами оператора Wi-Fi в метро

В числе бенефициаров компании «МаксимаТелеком» есть люди, связанные с вице-мэром

РБК, июнь'18
«Над русскими хоккеистами колдуют врачи. Выводы неутешительные…» Разговор с тренером Воробьевым «Над русскими хоккеистами колдуют врачи. Выводы неутешительные…» Разговор с тренером Воробьевым

Мы вызвали на беседу главного тренера наших хоккеистов Илью Воробьева

Maxim, май'18
О чем молчат мужчины: секс-работницы о тайных мужских проблемах О чем молчат мужчины: секс-работницы о тайных мужских проблемах

Как мужчины справляются со своими психическими проблемами

Men’s Health, май'18
Дэн победы Дэн победы

Стараниями Gucci заново открылось легендарное ателье Дэппера Дэна в Гарлеме

The Rake, апрель'18
Сплошной рок-н-ролл Сплошной рок-н-ролл

Лева и Шура «Би-2» рассказали о семейной жизни на расстоянии

StarHit, май'18
Разбойник или герой? Разбойник или герой?

Самый успешный корсар в истории часто шёл на отчаянный риск

Дилетант, май'18
Бэкпэкинг: плюсы и минусы путешествий налегке Бэкпэкинг: плюсы и минусы путешествий налегке

Как путешествовать по миру налегке и без особых затрат

National Geographic, май'18
Главный русский антигерой Главный русский антигерой

Судьба Григория Распутина стала темой десятков экранизаций за последние сто лет

Дилетант, июнь'18
Самый длинный в мире забор против кошек построен в Австралии Самый длинный в мире забор против кошек построен в Австралии

Одичавшие кошки наносят огромный ущерб природе Австралии

National Geographic, май'18
Самый главный лимузин: 3 неприятности, которые не грозят «Кортежу» Путина Самый главный лимузин: 3 неприятности, которые не грозят «Кортежу» Путина

Несколько неприятных случаев, происходивших с машинами первых лиц государств

Men’s Health, май'18
Beauty. Ликбез Beauty. Ликбез

Все об актуальном ЗОЖ-питании

SNC, июнь'18
В центре извержения вулкана: страшные истории путешественника В центре извержения вулкана: страшные истории путешественника

Настоящее извержение вулкана Плоский Толбачик на Камчатке

Men’s Health, май'18
Toyota Camry. Современная архитектура Toyota Camry. Современная архитектура

Toyota Camry примерил новую платформу и существенно изменил ездовой характер

АвтоМир, май'18
Сапфирам светит рост Сапфирам светит рост

Завод «Монокристалл» рассчитывает на спрос со стороны производителей светодиодов

Эксперт, май'18
Пирожные Григория Распутина Пирожные Григория Распутина

Описание убийства Григория Распутина

Дилетант, июнь'18
Охота и собирательство Охота и собирательство

Московская квартира по дизайну Дмитрия и Татьяны Хорошевых

AD, июнь'18
Пластик фантастик Пластик фантастик

Как носить пластик и винил так, чтобы при этом выжить

L’Officiel, июнь'18