Чего ждать от нового порядка распределения квот на вылов краба через аукционы

ЭкспертБизнес

Крабовые аукционы угрожают стабильности регионов

Представители прибрежных регионов выступили против нового порядка распределения квот на вылов краба через аукционы, который грозит местным бюджетам потерей большей части доходов и социальной дестабилизацией

Александр Лабыкин

Фото: ТАСС

Спорный законопроект правительства России о распределении половины квот на вылов краба через аукцион на прошлой неделе был принят в первом чтении в Госдуме, несмотря на то что в течение двух лет участники рынка пытались убедить законодателей не делать этого. Министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев сообщил, что законопроект могут принять в 2019 году и уже в этом и в следующем годах бюджет России, по его расчетам, получит от аукционов около 82 млрд рублей. Глава Росрыболовства Илья Шестаков рассчитывает при этом на обновление парка краболовов и надеется, что предприятия по всей стране закажут до 40 новых судов. Между тем сами добытчики крабов многократно утверждали, что флот уже есть, в его обновление вложены миллиарды рублей, которые могут не окупиться, а минимум половина участников рынка потеряет рентабельность. Они уверены, что сама идея проведения аукционов появилась с целью передела рынка в пользу одного крупного игрока и обернется деградацией подотрасли. Депутаты и сенаторы от рыбопромысловых регионов на прошлой неделе попытались в Госдуме уговорить коллег не принимать законопроект о крабовых аукционах, поскольку местные бюджеты недополучат до 100 млрд рублей налоговых поступлений от ловли краба, что грозит и срывом социальных программ, и безработицей.

Участники рынка не исключают, что основным бенефициаром крабовых аукционов может стать Русская рыбопромышленная компания (РРПК) Глеба Франка.

Краба у берегов России становится больше ввиду природных условий

Аукционы — это больно

На прошлой неделе состоялось заседание комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям. Резонансный проект о введении аукционов (официальное название — «О внесении изменений в федеральный закон “О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов” в части совершенствования порядка распределения квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов») впервые рассматривали с сенаторами и депутатами от прибрежных регионов. Формально новелла предлагает ввести новый вид квот — на добычу крабов в инвестиционных целях для промышленного и прибрежного рыболовства. Они будут распределяться в долевом соотношении по результатам проведения того самого аукциона, победителем которого станет компания, предложившая наибольшую цену и заявившая наибольший объем инвестиций.

Законопроект принимается в слишком спешном порядке, уверен президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ)Герман Зверев. «Сейчас Государственная дума рассматривает двадцать вторую поправку к закону “О рыболовстве” со времен его принятия. При этом двадцать один раз поправки проходили широкое обсуждение, в том числе в регионах, но этого не было в этот раз», — сообщил глава ВАРПЭ на заседании комитета.

«Почему такая шумиха? — задавался вопросом руководитель профильного комитета Госдумы Николай Николаев. — Потому что все ожидали более живого диалога с правительством до принятия каких-либо решений. Краб — отдельно взятый сегмент рынка, наиболее маржинальный. Многих волнует не только краб, но и вопрос, не распространится ли реформа на другие виды водных биоресурсов».

Квоты на вылов краба по видам

Инвестиции за квоты

Первое, что вызывает недоумение: зачем ломать сложившийся эффективный порядок, тем более что прежде шишки на аукционах уже набивали? Многие помнят негативный опыт перехода с исторических квот на аукционы в 2002–2003 годах. В результате объем инвестиций в основной капитал рыбной отрасли сократился в несколько раз, а сама отрасль стала убыточной. Аукционы выигрывали спекулянты, перепродававшие квоты, а некогда добросовестные рыбаки занялись с досады браконьерством. Результаты аукционов были настолько провальные, что реформу быстро свернули и ввели действующий сейчас механизм — «исторический принцип» распределения квот, сначала на пять, а потом и на десять лет. Права на добычу биоресурсов получили компании, которые уже успели положительно зарекомендовать себя на рынке. Распределение физического объема квот осуществляется в соответствии с уровнем вылова, которые компании показывали в предыдущие годы (с возможной прибавкой). В результате этой реформы рыбная отрасль получила устойчивость, поскольку прогнозируемая загрузка позволила планировать бизнес на долгосрочной основе: привлекать кредиты, заказывать современные суда, строить перерабатывающую инфраструктуру. Браконьерство лишилось экономической основы.

Финансовые результаты отрасли пошли в гору. Начисления и сборы достигли 40 млрд рублей, в том числе, по словам главы Росрыболовства, отчисления с добычи краба превысили четыре миллиарда.

В 2016 году началась другая реформа, связанная с введением инвестиционных квот на вылов биоресурсов. Это новая мера государственной поддержки, нацеленная на модернизацию отрасли. Росрыболовство изымает из общего допустимого улова 20% наиболее прибыльных биоресурсов и распределяет их сроком на пятнадцать лет среди тех компаний, которые обязуются построить новые суда на российских верфях, рыбоперерабатывающие предприятия на российском берегу и прочую профильную инфраструктуру. «Инвестквоты способны привлечь свыше 200 миллиардов рублей инвестиций в строительство флота и береговых заводов в течение пяти-семи лет. В результате могут быть построены свыше ста судов и десять крупных береговых заводов, что позволит увеличить годовой вклад отрасли в ВВП более чем на 50 миллиардов рублей», — обещал руководитель Росрыболовства Илья Шестаков в 2017 году. Первые результаты уже есть. «Только по Дальнему Востоку отобраны 14 проектов по строительству заводов с объемом инвестиций 15 миллиардов рублей и 18 проектов по строительству судов для промысла с объемом инвестиций 94 миллиарда», — говорит вице-премьер, полпред президента в ДФО Юрий Трутнев. В январе 2019 года завершился третий этап приема заявлений: на рассмотрение поступило 11 проектов по строительству флота (девять судов для Дальневосточного бассейна и два для Северного), семь проектов по постройке заводов. Учитывая, что в России около 2500 рыболовных судов, постройка 30 судов за счет инвестквот — это не та цифра, которой можно гордиться. Однако возврат к аукционам может и вовсе поставить крест на инвестиционных планах. К примеру, один из крупнейших на Дальнем Востоке рыбодобытчиков компания «Антей», обновив 15 единиц флота и построив два перерабатывающих завода, задумалась о смене бизнес-модели: «Мы сейчас достраиваем краболовное судно, но не уверены, что сможем участвовать в аукционе, — говорит президент компании “Антей” Иван Михнов. — Рыбаки вообще сомневаются, что прежние инвестиции не были ошибкой, поскольку квоты на другие виды биоресурсов тоже могут отобрать и выставить на аукцион. Поэтому мы решили сейчас делать ставку, например, в том числе, на сайру иваси и, возможно, другие виды биоресурсов, объемы вылова которых пока еще не квотируются. Но тогда не будет и запаса на новые инвестиции».

Экспорт-обогатитель

В прошлом году российские рыбаки добыли 5 млн тонн различных биоресурсов, из них 2,2 млн было поставлено на экспорт, который прибавил в прошлом году 28%. Если такие темпы роста будут сохраняться, то уже в 2021 году будут выполнены майские указы президента по экспорту биоресурсов на сумму 8,5 млрд долларов к 2024 году.

Категорически против перераспределения квот выступает сенатор, член комитета Совфеда по конституционному законодательству Елена Афанасьева: «Вся страна целый год говорит “не надо”, а мы все равно делаем. Зачем?! Все регионы против. Минэкономразвития в своем заключении на 143 листах обработало полторы тысячи предложений. Все ассоциации, все регионы — против, лишь одно предприятие никаких замечаний не имеет. Тогда возникает вопрос: если все против, почему мы так противимся и не можем найти какие-то точки соприкосновения? Вот если мы говорим, что у нас существует инвестиционная квота 20 процентов, мы ее закрепили, то почему здесь мы хотим забрать сразу 50 процентов?»

Неподъемная дань

Печальный опыт проведения аукционов по крабу тоже есть, и он позволяет судить о том, как они будут проходить в будущем. В 2017 году впервые за много лет аукционы прошли в некоторых вновь открытых для лова краба регионах. В итоге 24 лота продали за 23,1 млрд рублей при стартовой цене 1,5 млрд рублей. Это привлекло в отрасль новых игроков, которые попросту разогнали стоимость квот при их перепродаже. Прежние опытные участники рынка, имеющие флот, компетенции и активы, платили неохотно, лучше понимая внутреннюю экономику отрасли. Самую высокую цену за вылов краба заплатила компания «Турниф», входящая в Русскую рыбопромышленную компанию. За право на вылов 2400 тонн краба в год компания заплатила более 10 млрд рублей — цифра для рынка удивительная, тем более что квоты РРПК достались главным образом на дешевого краба-стригуна опилио. За объем 2400 тонн, полностью поставленный на экспорт, можно выручить около 35 млн долларов, или 2,4 млрд рублей в год. То есть компании необходимо вылавливать краба почти пять лет лишь для того, чтобы окупить приобретенные втридорога квоты. Поэтому есть большие сомнения в том, что у компании хватит средств, чтобы выполнить инвестиционные обязательства. «В чем инвестиционная функция продажи квот с аукциона на повышение? — говорит губернатор Архангельской области Игорь Орлов. — Моя позиция: аукционы — это вымывание инвестиционных возможностей компаний. Есть же печальный опыт аукционов на рыбные квоты, почему его не учитывают? Мы надеемся, что хотя бы 80 процентов крабовых квот будут распределены по историческому принципу».

Другая очевидная проблема перераспределения квот — уход с рынка действующих игроков, которые потеряют свои исторические квоты. Это не только мелкие компании, но и крупные, у которых нет средств, чтобы платить миллиарды государству. В результате могут потерять работу десятки тысяч профессиональных специалистов, задействованных в рыболовном хозяйстве. Средние и мелкие компании, которые зачастую играют роль градообразующих предприятий для небольших прибрежных поселений, в отсутствие квот на вылов утратят возможность привлекать доступные кредиты. Те, кто уже набрал займы для строительства новых судов и береговой инфраструктуры, могут разориться и покинуть рынок. В таком случае пострадают не только сотрудники этих предприятий, но и их семьи, члены которых в своем большинстве тоже заняты в рыболовецкой отрасли.

Труд рыбака-краболова дорог, потому что очень опасен. В США его доход превышает 100 тыс. долларов. В России, по данным рыболовецких компаний, в сезон вылова краба (с сентября по март) среднемесячная зарплата матроса может достигать полутора миллионов рублей, капитана — трех миллионов. Но от них местные бюджеты получают больше, чем от других рыбаков больше налогов, - и эти люди могут лишиться работы.

Эти проблемы лягут на плечи региональных властей, которым придется решать, чем занять этих людей, из чего платить им пособия по безработице, придумывать новые федеральные программы. «Нам пытаются объяснить, что это благо для государства, мы будто бы получим 82 миллиарда. Еще вопрос, получим ли мы эти 82 миллиарда. А вот совокупные наши потери в регионах могут быть под сто миллиардов», — посчитала убытки Елена Афанасьева.

«Только наша компания заплатила в прошлом году миллиард рублей налога на прибыль, не считая прочих налогов и сборов», - говорит Иван Михнов.

К примеру, на Камчатке сейчас из 11 местных предприятий — добытчиков краба, четыре ничего, кроме него, не ловят, они в первую очередь и окажутся в зоне риска. «Переход на аукционы повлечет за собой финансовые убытки в их деятельности, сокращение рабочих мест, и, как следствие, рост цен на рыбопродукцию, — говорит министр рыбного хозяйства Камчатского края Андрей Здетоветский. При этом загрузить их дополнительными объемами невозможно, поскольку все квоты на биоресурсы распределяют на сто процентов. «Даже в случае нашего обращения в федеральный орган исполнительной власти (Росрыболовство) о “дозагрузке” предприятий ресурсами, такой возможности попросту не существует», — говорит Андрей Здетоветский.

В Архангельской области есть целые градообразующие предприятия, которые опасаются, что аукционы распространят и на другие ценные породы биоресурсов. «Они строят инфраструктуру — и производственную, и социальную. Вокруг них сформирован целый сервисный кластер, огромный мультипликативный эффект, — говорит Игорь Орлов. — То есть они помогают развивать судоремонт, металлургию, строительство, сферу обслуживания, логистики, торговли и так далее. Поэтому для нас регулирование в рыбопромышленном комплексе — это не столько вопрос пополнения бюджета, сколько вопрос выживания целых районов». Непосредственно в рыболовной промышленности занято примерно 270 тыс. человек, а с учетом работников, косвенно задействованных в рыболовецком хозяйстве, это число достигает миллиона в далеко не самых богатых прибрежных регионах страны.

Тень санкций

Аукционы 2017 года показали, что действующие участники не стремятся переплачивать за новые квоты, зато с удовольствием раскошеливаются новички. У вновь пришедших игроков не было ни судов, ни команд. Стоимость одного судна-краболова отечественного производства — около полутора миллиардов рублей. Его с момента заказа нужно ждать более 18 месяцев. Такое судно вылавливает примерно тысячу тон продукции в год. Для вылова половины объемов краба победителю потребуется 40–45 новых судов краболовов в те же год-два. Естественно, российская промышленность не сможет выдать за столь короткий срок такой объем краболовов. Законопроект дает лаг на постройку нового судна в три года, но и этого мало. Поэтому Герман Зверев предупредил законодателей, что у рыбодобытчика все равно останется лазейка: он может купить квоты, не построить новые суда, а по истечении трех лет начать долго судиться с Росрыболовством. «Прохождение всех инстанций может занять еще три-четыре года, и все это время краб так же будет вылавливаться — но безо всяких инвестиций», — считает эксперт.

Еще один риск — санкционный. Его очень мало учитывает правительство, готовя законопроект. Как считает Елена Афанасьева, наложение санкций на крупного победителя крабовых аукционов может обрушить крабовую добычу, обанкротить инвестора (так как квоты выкуплены, но не реализуются), при этом Россия потеряет свою долю рынка и ничего не заработает.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Иммануил Валлерстайн. Наброски к мир-системной биографии Иммануил Валлерстайн. Наброски к мир-системной биографии

Идеи Иммануила Валлерстайна и их развитие

Эксперт
Созданный помощником Путина аналитический центр назвал металлургов «потерянными» для экономики Созданный помощником Путина аналитический центр назвал металлургов «потерянными» для экономики

Металлургические компании эксперты ЦМАКП назвали «потерянными»

Forbes
Хочу жить Хочу жить

Изменить ситуацию в здравоохранении может только удвоение его финансирования

Эксперт
Герой асфальта Герой асфальта

Mitsubishi Pajero Sport способен на внедорожные приключения любой сложности

4x4 Club
Почему шутки, рассказанные мужчинами, кажутся нам более смешными Почему шутки, рассказанные мужчинами, кажутся нам более смешными

Мужчины-шутники поднимают свой статус в коллективе, а женщины только вредят себе

Psychologies
Капитал теряется в ожиданиях Капитал теряется в ожиданиях

Fitch назвал цену перехода на новый стандарт банковской отчетности

РБК
Райан Рейнольдс: «Я никогда не позволял неудачам диктовать мне, что делать» Райан Рейнольдс: «Я никогда не позволял неудачам диктовать мне, что делать»

Интервью с актером Райаном Рейнольдсом

Cosmopolitan
Skibidi и «Кислота»: чем известны 10 самых перспективных молодых музыкантов и кинодеятелей России Skibidi и «Кислота»: чем известны 10 самых перспективных молодых музыкантов и кинодеятелей России

Почему эксперты считают этих молодых музыкантов и кинодеятелей перспективными

Forbes
Елена Шлёнкина: «В России есть спрос на дизайн» Елена Шлёнкина: «В России есть спрос на дизайн»

Елена Шлёнкина — об истории интерьерной отрасли и о своём жизненном пути

SALON-Interior

Петербургская писательница снова в деле и начинает книгу с манифеста

Esquire
9 «легких» продуктов к чаю из супермаркета, от которых толстеют 9 «легких» продуктов к чаю из супермаркета, от которых толстеют

Чтобы такого взять к чаю, чтобы не поправиться?

Cosmopolitan
Импортозамещение вышло на связь Импортозамещение вышло на связь

Минпромторг с «Ростехом» нацелились на производство оборудования для 5G

РБК
О чем Владимир Путин может поговорить с Ким Чен Ыном О чем Владимир Путин может поговорить с Ким Чен Ыном

У России и КНДР есть общие интересы в сфере бизнеса

Forbes
Ах, эта свадьба: как менялись образы звездных невест — от макияжа до прически Ах, эта свадьба: как менялись образы звездных невест — от макияжа до прически

Свадебный макияж — это особый, священный обряд в подготовке к церемонии

Cosmopolitan
Открой декольте Открой декольте

С возрастом над красивым декольте придется поработать. Однако методы есть

Домашний Очаг
Карлоса Гона снова арестовали в Японии Карлоса Гона снова арестовали в Японии

Карлос Гон провел на свободе всего месяц

Forbes
Во вред себе: 6 мифов о селфхарме Во вред себе: 6 мифов о селфхарме

Селфхарм — это намеренное нанесение себе повреждений и причинение боли

Psychologies
Бренд «Обама»: почему (и как) Мишель и Барак Обама стали только популярнее, уйдя из Белого дома Бренд «Обама»: почему (и как) Мишель и Барак Обама стали только популярнее, уйдя из Белого дома

Среди американцев Барак и Мишель Обама — самая популярная пара. Как так вышло?

Esquire
Почему бар называют «баром», и чем он отличается от паба с таверной: важный гид Почему бар называют «баром», и чем он отличается от паба с таверной: важный гид

Пора, наконец, узнать, куда ты ходишь каждую пятницу

Playboy
Приспособленец Приспособленец

QX50 — гремучая смесь: новая платформа, уникальный мото, электроруль и вариатор

АвтоМир
Человек-амфибия: 9 мифов о Жак-Иве Кусто Человек-амфибия: 9 мифов о Жак-Иве Кусто

Исследователю, показавшему миру подводную жизнь, было чем удивить аудиторию

Вокруг света
Как провести выходные и не жалеть о потраченном времени: 12 лучших идей Как провести выходные и не жалеть о потраченном времени: 12 лучших идей

Пора начинать отдыхать с умом

Playboy
Острая потеря крова Острая потеря крова

Власть в России опять взялась за бездомных

Огонёк
ВЦИОМ составил компанию Александру Беглову ВЦИОМ составил компанию Александру Беглову

Кто станет конкурентом главы Санкт-Петербурга на выборах

РБК
Гигантские изоподы едят аллигатора: видео со дна океана Гигантские изоподы едят аллигатора: видео со дна океана

Какую роль пресмыкающиеся могли играть в круговороте углерода на дне океанов?

National Geographic
Как стать хорошим начальником: советы от успешных боссов из фильмов Как стать хорошим начальником: советы от успешных боссов из фильмов

В числе коучей мистер Бернс из «Симпсонов» и даже доктор Перри Кокс из «Клиники»

Playboy
Замыкая круг Замыкая круг

Все синонимы к слову «красиво» в Исландии заканчиваются уже в первый день

National Geographic Traveler
Глава Pirelli Tyre в России: «Нужно терпеть и нужно думать» Глава Pirelli Tyre в России: «Нужно терпеть и нужно думать»

Аймоне ди Савойя Аоста — о том, ради чего можно пожертвовать прибылью

Forbes
Зачем финансовой разведке понадобилось блокировать вклады без суда Зачем финансовой разведке понадобилось блокировать вклады без суда

Новый проект от Росфинмониторинга

Forbes
Забота онлайн Забота онлайн

Как новые технологии помогают людям старшего возраста управлять своими деньгами

Огонёк
Открыть в приложении