Масхадов, Путин и начало штурма

Генерал-полковник — о штабных противоречиях и о начале штурма Грозного

Русский репортерИстория

Масхадов, Путин и начало штурма

Свидетельство генерал-полковника Вячеслава Овчинникова

Изначально методика форсированного решения «грозненского вопроса» возобладала над иными предложениями, которые теоретически могли бы снизить потери среди военных и мирного населения, но все же они были. Самый известный критик плана штурма города — генерал-полковник Вячеслав Овчинников, блестяще проявивший себя при отражении атаки боевиков на Дагестан, на начало операции — главком Внутренних войск МВД России. Не армии, а внутренним войскам под его командованием было приказано идти вперед; но уже в ходе операции он был отстранен от командования за самостоятельность и строптивость. «РР» впервые поговорил с Овчинниковым о штабных противоречиях того времени, о его встречах с Масхадовым и Путиным и о начале штурма.

Масхадов говорил мне еще в 1996 году: «Я понимаю, что это война на истребление, мы ее не выиграем никогда, слишком неравны силы».

Во время Хасавюртовских соглашений я был комендантом Грозного, с Масхадовым встречались, говорили. В целом он оставил о себе нормальное впечатление: корректный, вежливый, культурный человек, готовый терпеливо выслушать, и сам тоже аргументировал спокойно, без истерик. По-человечески мне его жаль даже: он фигура трагическая, заложник политической и криминальной ситуации в республике.

Наша первая встреча состоялась 20 августа 1996 года. Встречались в поле, между Новыми и Старыми Атагами, где я разбил временный лагерь и расположил там временную комендатуру. Мы тогда разговорились на общие темы, перешли на «ты». Масхадов поинтересовался:

— Ты, кажется, тоже артиллерист?

— Да, — отвечаю, — А почему «тоже»?

— Я знаю, что мы окончили одну Ленинградскую артиллерийскую академию имени Калинина…

Углубились мы в детали нашего общего академического прошлого. Я вспомнил начальника академии генерал-полковника Слипченко, начальника моего курса полковника Квятковского… Какое-то время сидели, ностальгировали, вспоминали «восьмидесятые» и Ленинград… Вдруг он меня спросил:

— Как же так могло получиться, что тебя, кадрового артиллериста, послали работать полицаем, на подавление народа? Какое ты, артиллерист, имеешь отношение ко всей этой кампании подавления нашей свободы?

— Так мне тоже непонятно, как ты оказался здесь.

— А что тут непонятного?

— Ты был одним из лучших артиллеристов в Вооруженных силах, командиром лучшей в твоем округе части по боевой и политической подготовке, имел все перспективы на генеральское звание! И мне смешно и непонятно, как ты оказался на должности «президента Ичкерии».

В общем, поговорили-поспорили… Масхадов слушал молча. Спустя какое-то время он задумчиво произнес:

— Вы даже не представляете, почему, из-за чего все это началось и что на самом деле происходит.

— Получается, ты больше меня знаешь?

— Да, я больше тебя знаю.

— Тогда поподробнее?

Масхадов сильнее нахмурил брови и мотнул головой:

— Не пришло время.

Повисла тягостная пауза. Он встал, и я понял, что — все, окончен разговор. И вдогонку ему громко так, отчетливо сказал:

— Послушай, Аслан, мне кажется, у нас с тобой у двоих, получился контакт, и это возможность. Встречаются сейчас многие, но это чтобы поспорить, что-то доказать друг другу, а правда у каждого своя… Но мы-то понимаем, что делить нечего!

Он вскипел:

— Я же не для себя воюю? И ты тоже! Мы же не по собственной воле здесь? И тебе, и мне при-ка-за-ли! Я за мой народ воюю, за интересы всей нации!

— Знаешь, я убежден, что не весь твой народ эту войну поддерживает. А расхлебывает — весь!

Он еще сильнее разозлился и уже с ожесточением сказал:

— Значит так, для сведения: моя семья — в Турции. Я — здесь, весь на виду. На меня разные люди смотрят, наблюдают. Если я что-то не так сделаю, моя семья пострадает. Мое ближайшее окружение смотрит на меня. Мой первый неверный шаг, который интерпретируют как уступку врагам, как проявление слабости, — и со мной тоже расправятся без промедления. Каково мне, чеченцу, принять смерть от рук своих же?

Перед выводом войск мы с ним еще раз говорили.

— Вот у вас сейчас возможность все исправить, навести порядок, поднять экономику. Давайте, действуйте!

— Как действуйте?! С кем? Они мне не подчиняются! Тут… такое происходит…

Я понял, что это пустое место, а не президент. Есть должность, а власти нет. Поэтому все отчаянные инициативы, с которыми наши либералы выступали в 1999-м на тему «а давайте опять вести переговоры с Масхадовым, он такой договороспособный», — это любительские потуги. Явлинский и его коллеги искренне не понимали, что Масхадов, каким бы культурным и адекватным человеком он ни казался, был безнадежен как переговорщик — свои же бандиты и радикалы-исламисты просто не позволили бы ему открыть полноценные переговоры с Москвой. Прихлопнули бы еще тогда — и дело с концом!

4 апреля 1999 года меня срочно вызвал с Кавказа в Москву министр МВД Степашин. Он не расшифровывал причин, но распорядился предельно четко: «Тебе завтра в 11 утра надлежит быть в Кремле». Менее чем через 12 часов я шел по узкому, застеленному красным ковром коридору Президентского корпуса, пытаясь угадать, какая из нескольких десятков одинаковых белых дверей «моя». В дальнем конце коридора мелькнула тень, и будто из воздуха материализовался человек среднего роста. Он вразвалочку шагал мне навстречу: светло-серый костюм, бордовая папка в руке. Мы поравнялись, взгляды наши встретились, его прозрачно-голубые глаза улыбнулись: я был почти на три головы выше его.

— Заблудился? — спросил он. — Тебе во-он туда, вторая дверь справа. Открыто.

— А ты откуда знаешь? — зачем-то спросил я, успев подумать, что раз человек так уверенно меня ориентирует, то уж, видимо, знает.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Операция «Мавзолей» Операция «Мавзолей»

Как из вождя мирового пролетариата, атеиста и сторонника кремации сделали мумию?

Дилетант
Скрученный пробег и забытое ТО: сервисная книжка стала электронной Скрученный пробег и забытое ТО: сервисная книжка стала электронной

Как пользоваться электронной сервисной книжкой и насколько это надежно

РБК
«Николай I: Дон Кихот самодержавия» «Николай I: Дон Кихот самодержавия»

Несмотря на все старания, Николай I привёл Россию к поражению в Крымской войне

Дилетант
Код независимости Код независимости

Александр Лукашенко пытается снизить влияние России на Белоруссию

Forbes
Чернобыльское досье КГБ Чернобыльское досье КГБ

Украинская власть за последние годы рассекретила огромный массив документов КГБ

Дилетант
Не можешь найти работу? 5 важных советов, которые помогут не впасть в отчаяние Не можешь найти работу? 5 важных советов, которые помогут не впасть в отчаяние

Несколько ключевых шагов, которые помогут найти новую работу

Playboy
Грозный-2000: не город-герой Грозный-2000: не город-герой

20-летие штурма: реконструкция и новые свидетельства

Русский репортер
Игра в грядки Игра в грядки

На примере именитых спортсменов объясняем, как быть сильным, оставаясь веганом

GQ
Дети декабря Дети декабря

Декабристы — безумцы, герои, предатели или лучшие сыны нации?

Дилетант
Как уложить волосы, если вы только начали их отращивать Как уложить волосы, если вы только начали их отращивать

Разбираемся, что делать, когда ваша шевелюра напоминает львиную гриву

GQ
Смерть бессильного вождя Смерть бессильного вождя

Это был лидер страны, у которого из средств общения осталась только мимика

Дилетант
Антиутопия в бирюзовых тонах Антиутопия в бирюзовых тонах

Если «бирюзовый» стиль управления так хорош, почему он не распространен?

Psychologies
Еврейский транзит Еврейский транзит

О спецоперации, в которой участвовали гестапо, НКВД и японские спецслужбы

Огонёк
«Подлинная история банды Келли»: как реальная биография 25-летнего австралийского разбойника превратилась в рассказ о травмированном матерью Робине Гуде «Подлинная история банды Келли»: как реальная биография 25-летнего австралийского разбойника превратилась в рассказ о травмированном матерью Робине Гуде

Этот фильм больше похож на трехактный спектакль

Esquire
Теория и практика игр Теория и практика игр

Братья Игорь и Дмитрий Бухманы построили компанию Playrix

Forbes
Почему на тебе плохо сидит одежда и как это исправить — отвечает стилист Почему на тебе плохо сидит одежда и как это исправить — отвечает стилист

Как носить главные вещи весны-2020 девушкам с разным телосложением

Cosmopolitan
Идеи, теории и полимеры Идеи, теории и полимеры

А. А. Берлин — один из создателей научной школы по химической физике полимеров

Наука и жизнь
Рост прибыли на 1900%, будущий кризис и подготовка к смерти: что Баффет написал инвесторам в ежегодном письме Рост прибыли на 1900%, будущий кризис и подготовка к смерти: что Баффет написал инвесторам в ежегодном письме

Пересказ традиционного письма Уоррена Баффета инвесторам Berksihre Hathaway

Forbes
В гости к антиподам В гости к антиподам

Тасмания – прекрасный остров для любителей приключений

National Geographic Traveler
Я у себя одна! Я у себя одна!

Любовь к себе – чуть ли не главное условие, необходимое для счастья

Cosmopolitan
Как полюбить себя и свою нестандратную внешность: 4 истории реальных женщин Как полюбить себя и свою нестандратную внешность: 4 истории реальных женщин

Истории четырех героинь с внешними особенностями

Cosmopolitan
Как меняются тренды онлайн-торговли Как меняются тренды онлайн-торговли

Офлайн-магазины переживают не самые благоприятные времена

GQ
Юра Борисов: «Я умею вставать на место любого человека» Юра Борисов: «Я умею вставать на место любого человека»

Актер Юра Борисов объяснил, почему главной ценностью в жизни считает любовь

Grazia
Такие пироги… Такие пироги…

Лотарингский киш для гурманов — достойная альтернатива фастфуду

Вокруг света
От аэросаней до пенного огнетушителя: 5 важнейших российских изобретений От аэросаней до пенного огнетушителя: 5 важнейших российских изобретений

Кто придумал сварку, почему пена тушит нефть и как придумали батареи

Популярная механика
Новое поколение втискивают в старые частоты Новое поколение втискивают в старые частоты

Утвержденная в 2019 году схема развития сетей 5G в России может быть изменена

РБК
UFG, инвестиции и доходы Михаила Мишустина UFG, инвестиции и доходы Михаила Мишустина

Управляющий партнер UFG рассказала о доходах семьи премьер-министра

РБК
«Я рисковый человек: лечу на край света без оглядки!» «Я рисковый человек: лечу на край света без оглядки!»

Актриса Наталья Рудова дебютирует в роли телеведущей реалити «Место под солнцем»

OK!
Каршеринг начали угонять: кто, как и зачем это делает Каршеринг начали угонять: кто, как и зачем это делает

Незавершенная поездка на каршеринге может обернуться угоном

РБК
Когда институциональные инвесторы вернутся на рынок Когда институциональные инвесторы вернутся на рынок

Все большая монополизация финансового сектора государством мешает его развитию

РБК
Открыть в приложении