Байкал будет злиться

Кто вредит главному пресному озеру планеты

Русский репортерОбщество

Байкал будет злиться

Кто вредит главному пресному озеру планеты

Текст: Алена Корк

В марте стилист Сергей Зверев надел корону короля гламура и вышел к Кремлю с плакатом «Против строительства завода на Байкале». Завод по розливу питьевой воды строили в поселке Култук, где родился Зверев. Соцсети отреагировали призывами «не допустить китайский завод на берег священного моря», город Иркутск — митингами, и наконец, суд запретил строительство завода.

Но беда Байкала не в одном заводе. К ухудшению экосистемы невольно приводят и люди, живущие на озере, и естественные природные процессы, и приказы Минприроды, которые разрешают все больше сбросов. Несмотря на то что за Байкалом следит десяток служб, никто по-настоящему не берет на себя ответственность за сохранение самого глубокого озера планеты, вмещающего пятую часть пресной воды на Земле.

Любовь

Москвичка Наталья Бенчарова впервые попала на остров в феврале 1993-го. И потеряла дар речи от просторов. В Москве Наталья работала финансовым директором на крупном заводе, вставала в пять утра, возвращалась в полночь и год не видела солнца.

— Я живу на Ольхоне 25 лет, — говорит Наталья, — и мне до сих пор кажется, что на острове самое главное — это простор, небо, горы, степи, бескрайние дали, которые ты можешь видеть из окна. А тогда я вернулась в Москву, и у меня началась депрессия.

На острове Наталья познакомилась с Никитой Бенчаровым, который переехал на Ольхон года за три до этого, работал тренером по настольному теннису, а чтобы как-то выжить, летом принимал туристов. Наталья собралась за него замуж.

Мать Натальи не одобрила такой план. Переехав в Москву из небольшого городка на Волге, мать потратила много сил, чтобы устроиться здесь и обеспечить будущее своим детям. А дочери все это оказалось не нужно.

— Когда мама Никиту увидела, у него носки были разного цвета, от него пахло рыбой, потому что он вез омуль всем московским друзьям... «Наташа, что с тобой?» — в ужасе спрашивала она. Все были уверены, что я не выживу, мама предрекала мне нищенство и позорное возвращение.

Лимнологический институт Сибирского Отделения РАН

Бизнес

На Ольхон Наталья приехала с голландским биотуалетом и пачкой долларов. Местные с тех пор считают ее городской и богатой. У Натальи нетипичная для здешних мест внешность, без восточных акцентов, и говорит она ровнее и правильнее, чем жители острова. Бывает за границей: на днях повезла во Францию детский ольхонский хор.

И именно городские Наталья и Никита изменили жизнь острова. Пришлось. Иначе им было не выжить.

Доллары закончились, когда родился первый сын. Было трудно — без света, без стиральной машинки, почти без денег. Надо было жить и растить ребенка. И к Бенчаровым стали приезжать первые на острове иностранцы. Никита говорит на английском, японском, немного на корейском, у обоих свободный французский. Постепенно у них появилась репутация надежных хозяев, все знали, что они точно выполнят обещанное. С тех пор через дом Бенчаровых прошло немало съемочных групп, у них останавливалась даже команда Жака Ива Кусто. — Наша усадьба постепенно разрасталась, — рассказывает Наталья. — Когда-то у нас был один дом, сегодня мы можем разместить 80 гостей. Еще 20 лет назад мы селили туристов по соседям: люди были готовы жить где угодно, только бы на острове.

Деревня начала привыкать к туристам.

— Сначала чего только не говорили: то сифилис они завезут, то гонорею, то СПИД. Постепенно страхи ушли. Тринадцать лет назад на остров провели электричество, появилась мобильная связь, интернет — и стало возможным бронирование. До этого мы варили суп в котлах на костре, не знали, сколько приедет гостей. Постепенно и местные жители поняли, что туристы привозят деньги. Знакомый рассказывал: «Выходит утром мужик с полным детским горшком и р-раз — выливает его в мои георгины. «Ах ты скотина, — думаю, — сейчас я тебе!» А он: «Мы уезжаем, вот вам три тысячи рублей». — Да лей ты в мои георгины дальше!» За одну минуту у человека полностью произошел переворот сознания. Он понял: если хочешь зарабатывать, поступись георгинами. Или объясни туристу, что так нельзя.

В 90-е рыбзавод развалился, пили на острове безбожно, дети ходили побираться. Но люди выжили, а благодаря туризму их жизнь полностью изменилась. Ольхонцы теперь могут дом построить, дети не в обносках ходят. «Мы, ольхонские, теперь завидные женихи», — говорят ребята. Но правда и в том, что правил для туристов на Байкале до сих пор не существует. Если бы они были с самого начала, возможно, все было бы иначе.

Андрей Федотов, директор Лимнологического института СО РАН и Юлия Мамонтова, член Общественного экологического совета при Байкальском межрегиональном природоохранном прокурор

Человек

Главная претензия экологических активистов к тем, кто принимает туристов, — остров задыхается от антропогенной нагрузки. Вытаптывается почва, ухудшается качество воды. Высоких сезонов здесь два — лето и февраль-март. Зимой на остров можно попасть по льду, летом на паромной переправе выстраиваются многокилометровые очереди из машин.

Хотя многие из тех, кто принимает туристов на Ольхоне, построили приличные туалеты, на острове по-прежнему в ходу деревянные туалеты. Часто они бывают загажены, и ветер разносит из них грязную туалетную бумагу. Иностранцы с недоумением разглядывают их, но заходят — куда деваться.

Фекалии стали едва ли не главным камнем преткновения между местными жителями и экологами. Байкал не может принимать в себя столько человеческих отходов, но на его берегах и островах почти нет нормальных очистных сооружений. Есть дорогие иностранные туалеты, оставляющие от фекалий сухой остаток. Турбазам на Байкале такие подошли бы. Будь они доступнее по цене. — У многих людей, принимающих на Ольхоне туристов, туалеты со смывом, — говорит Наталья Бенчарова. — Отходы смываются в яму с септиками, оттуда их откачивают и увозят на материк специальные машины. Что это дает? Нарушение водного баланса. Но никто не проводит никаких исследований.

Наталья считает, что проблему отходов можно решить только сообща. Но для этого нужно, чтобы люди научились сотрудничать, независимо от того, кого они представляют — власть, бизнес, ученых или экоактивистов. — Прокуратура только запрещает, не предоставляя людям никакой альтернативы. Экологи бегают с флагами и кричат: «Спасем Байкал». А в реальности ничего не происходит, все разобщены.

Птицы

Иркутский орнитолог Игорь Фефелов — не кабинетный ученый. Он наблюдает за птицами уже 45 лет. Его любимое занятие — надеть куртку, резиновые сапоги, взять бинокль и рвануть в экспедицию. Сегодня на Байкале встречается около 376 видов птиц, говорит Игорь. Две трети из них более или менее регулярно гнездятся или пролетают через Байкал. В Красную книгу Иркутской области и Бурятии уже попали 60 видов, а в Красную книгу Российской Федерации — 29. Все это местные орлы, журавли, лебеди, но три вида — орел-могильник, сухонос и дрофа — практически исчезли с побережий Байкала, и о них орнитологи тревожатся больше всего.

Выживать стало трудно даже тем птицам, которые не находятся под угрозой вымирания. Сейчас на Байкале очень долго нет большой воды — год от года уровень воды оказывается ниже нормы, а это значит, что у водоплавающих птиц меньше еды и мест, где можно строить гнезда. В Забайкалье и Монголии — затяжное маловодье, а байкальские притоки идут в основном оттуда. Это природный фактор, но он связан с изменением климата, в которое человек внес свой косвенный вклад. Например, через рубку лесов. (Прямо сейчас в Иркутске расследуются два уголовных дела о незаконной вырубке реликтового леса; по одному из них на днях в аэропорту Шереметьево задержан министр лесного комплекса Иркутской области. — «РР»).

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

7 вопросов 7 вопросов

7 вопросов Михаилу Гельфанду, ученому, о липовых диссертациях

Русский репортер, июль'19
Список Forbes Список Forbes

Рэпер Jay-Z, Сергей Гордеев и Роман Авдеев

Forbes, июль'19
Перезаряженный Перезаряженный

Электромобиль от Jaguar старательно демонстрирует лучшие качества спорткара

АвтоМир, июнь'19
«Семейный брак»: а поговорить? «Семейный брак»: а поговорить?

Каждой «по-своему несчастной» семье не помешал бы психотерапевт

Psychologies, июнь'19
На деревню девушке На деревню девушке

Любовные письма раскрывают интимную сторону жизни великих людей

Robb Report, июнь'19
Венецианская сладкая жизнь и история в одном месте Венецианская сладкая жизнь и история в одном месте

Мы знаем, в каком отеле вы захотите отдохнуть этим летом

Vogue, июнь'19
У самого синего моря У самого синего моря

В Греции есть всё — и тысячи островов в придачу

National Geographic Traveler, июнь'19
Танкеры вместо пробирок Танкеры вместо пробирок

Что стоит за атакой на танкеры в Оманском заливе?

Эксперт, июнь'19
«Грыбной ералаш» «Грыбной ералаш»

Грибная пора в России

Наука и жизнь, апрель'19
Семейный капитал Семейный капитал

С ростом доходов и числа наследников встает вопрос расширения жилой площади

АвтоМир, июнь'19
Дорогу покажешь? Дорогу покажешь?

Мы находимся на пороге новой космической эры

National Geographic, июль'19
Гонка за цифровым призраком Гонка за цифровым призраком

Борьба за первенство в разработке ИИ стала одним из основных научных трендов

Огонёк, июнь'19
Хэ знает Хэ знает

Научный редактор сайта Laba.Media рассказывает историю ученого Хэ Цзянкуя

Esquire, июнь'19
Элеонора Каризи о моде и блогинге Элеонора Каризи о моде и блогинге

It girl рассказала, почему сменила тексты на фотографии, а Турин на Милан

Vogue, июнь'19
Volkswagen Passat: Требует внимания Volkswagen Passat: Требует внимания

«Пассат» седьмого поколения и сейчас выглядит эффектно, да и оснащен неплохо

АвтоМир, июнь'19
«Мы умеем лечить около 300 заболеваний» «Мы умеем лечить около 300 заболеваний»

Каково состояние нашей медицинской генетики и будут ли «редактировать» младенцев

Огонёк, июль'19
Захотелось рискнуть Захотелось рискнуть

Небывалый поток частных инвесторов хлынул на рынок

Эксперт, июнь'19
Награда ждет Награда ждет

9 июня в Сочи открывается 30-й «Кинотавр»

Grazia, июнь'19
Навстречу теплым берегам Навстречу теплым берегам

Даже на обычной даче можно создать атмосферу средиземноморья

Лиза, июнь'19
Еще один из рода Виндзор Еще один из рода Виндзор

Ее Величество Елизавета II за дворцовыми дверями просто лучшая на свете Гэн-Гэн

Караван историй, июль'19
Тени прошлого Тени прошлого

Готова ли ты избавиться от назойливых воспоминаний и начать жить настоящим?

Лиза, июнь'19
Вездесущий натрий Вездесущий натрий

Натрий окружает нас повсюду

Наука и жизнь, апрель'19
Солнечная крапивница Солнечная крапивница

Кому грозит солнечная аллергия и можно ли с ней справиться

Лиза, июнь'19
Honda N600: романтическая история хэтчбека, который выжил Honda N600: романтическая история хэтчбека, который выжил

Когда провел 50 лет на помойке, а потом выяснилось, что ты — наследный принц

Maxim, июнь'19
Машина для любви, а не для войны: история легендарного «хиппи-буса» от VW Машина для любви, а не для войны: история легендарного «хиппи-буса» от VW

Как бюргеры сделали американцев бродягами, беспаспортными и безработными

Maxim, июнь'19
Отдых без последствий Отдых без последствий

Подхватить неприятную инфекцию можно везде. Как себя обезопасить?

Лиза, июнь'19
Как актеры и музыканты поддержали Ивана Голунова Как актеры и музыканты поддержали Ивана Голунова

Слова поддержки Ивану Голунову

РБК, июнь'19
Необычный тюлень в необычном озере Необычный тюлень в необычном озере

Уникальные природные условия создают удивительных животных

National Geographic, июль'19
Нидерланды назвали виновных поименно Нидерланды назвали виновных поименно

Четыре вопроса о расследовании причин крушения малайзийского Boeing 777

РБК, июнь'19
Рассекая волны: «Курск» – клюквенный, но трогательный фильм про катастрофу Рассекая волны: «Курск» – клюквенный, но трогательный фильм про катастрофу

Фильм показали прошлой осенью на фестивале в Торонто

GQ, июнь'19