Татьяна Алешичева о втором сезоне «Моей гениальной подруги»

WeekendСобытия

Мыльная филология

HBO и итальянский телеканал Rai 1 показали второй сезон сериала «Моя гениальная подруга» по циклу романов Элены Ферранте «Неаполитанский квартет», и это одно из лучших телешоу нынешнего года

Первый сезон сериала стал очередным примером «престижного телевидения», каким славится HBO. В создании сценария участвовала сама автор бестселлера, загадочная писательница, известная под именем Элена Ферранте. Нищий неаполитанский квартал, где главные героини росли в 1950-е, изображала гигантская декорация, отстроенная в натуральную величину. В свое время на HBO создали такую же масштабную декорацию для сериала «Рим» и для пущего правдоподобия не убирали на «древних» улицах мусор. Поступить так же в искусственном «Неаполе» не догадались: трущобы в сериале временами выглядят подозрительно чистыми. Но все остальное тут по-настоящему: в съемках участвовали статисты из местных жителей, а главные герои заговорили на неаполитанском диалекте («Моя гениальная подруга» стала первым неанглоязычным шоу HBO, но из-за диалекта и самим итальянцам пришлось смотреть его с субтитрами). Несмотря на это, в Италии сериал посмотрели более шести миллионов человек, а вот на HBO его рейтинги были чахлыми и остались такими во втором сезоне. Между тем сериал заслуживает самого пристального внимания — тому порукой мнение критиков, почти единодушно выставивших ему высший балл.

Итак, первый сезон заканчивался свадьбой 17-летней «королевы квартала» Лилы Черулло (Гая Джираче) с богатеющим как на дрожжах владельцем продуктовой лавки, сыном местного ростовщика Стефано Караччи (Джованни Амура). Их свадебное путешествие превращается для Лилы в кошмар: поняв, что она стала заложницей сделки своей нищей семьи с богачами, она проникается отвращением к жениху. Первая брачная ночь оборачивается для нее тумаками и изнасилованием — муж «в своем праве». Ее бунтарский дух сломлен, и по возвращении в новую просторную квартиру Лила тихо тлеет, слоняясь по комнатам, и даже не прячет от семьи синяки — «поучить» дерзкую жену кулаками тут в порядке вещей. Из нищего неаполитанского квартала подруги могут вырваться лишь двумя способами: продаться кому-то за деньги или получить образование. Лила выбрала первый путь и проиграла, а ее лучшая подруга, скромница Лену (Маргерита Мацукко), выбирает второй. Не будучи семи пядей во лбу («гениальная» из них двоих как раз Лила), Лену поступает в высшую школу и то, чего не может взять усидчивостью, пытается наверстать сближением с местными интеллектуалами — семьей своей учительницы и юным умником Нино Сарраторе (Франческо Серпико), умеющим красиво говорить о поэзии и революции. Разумеется, Лену без памяти влюбляется.

То, что сочинила Ферранте и экранизировал Саверио Констанцо, в первую очередь работает как мыльная опера какого-то высшего порядка: в сериале безупречно расписаны конфликты и заданы точки напряжения между персонажами. Эмоциональная вовлеченность в эту их бурную итальянскую жизнь — пока герои любят и изменяют, колотят друг друга смертным боем и убегают на край света — не ослабевает ни на минуту. Но вдобавок этот мелодраматический конструкт наполнен изумительно точными психологическими наблюдениями. В какой-то момент Лену, просто проходя по улице и вглядываясь в лица окружающих женщин, понимает, что Лила смертельно боится превратиться в их подобие. До срока постаревшие, они непрерывно рожают, а когда не рожают, не отходят от плиты, сносят побои мужей, сварливо ругаются с ними и забывают, что когда-то были прекрасны. Возможно, поэтому интеллектуалы кажутся Лену высшей кастой, заговоренными от всей этой низости, и она тянется к ним просто из чувства самосохранения. Лила, превосходящая умом любого из этих ученых болтунов, понимает все это гораздо раньше простодушной Лену и ненавидит их нутряной ненавистью: «Они все болтают и болтают, а живут в квартирах со старой мебелью, набитых старыми книгами, и сами не способны сказать ничего нового!» Но и она зачарована всей этой недостижимой аристократией духа и, влюбившись в того же Нино, страстно пытается проникнуть в его мир, подражает ему, хватаясь без разбора за Джойса и Беккета и с лету понимая в них больше, чем старательная Лену. В новом сезоне Констанцо ненадолго выпустил руль и две серии вместо него сняла Аличе Рорвахер. В этих эпизодах сериал достигает своего эмоционального пика: Лила и Лену едут к морю и одновременно переживают главный в своей жизни любовный роман. Сцены, полные солнца, когда Лену больными от ревности глазами смотрит сквозь слой бирюзовой воды на подругу, которая увела у нее парня, сделаны на уровне, до которого нечасто добирается и большое кино.

Молодые интеллектуалы и бунтари 1960-х, в которых влюбляются героини, изображены у Ферранте с какой-то пронзительной, выстраданной иронией. Увязавшись за Нино на показ Пазолини, где режиссеру угрожают ворвавшиеся в зал фашисты, Лила жадно впитывает происходящее. И довольно скоро понимает, что Нино, которому «одинаково скучны и Пазолини, и фашисты», поверхностен. Еще более занятные приключения происходят с Лену в мире классической филологии. Поступив в университет в Пизе, она попадает в мир знатной профессуры. Эти люди представляются ей такой же элитой, как богатые торговцы из ее неапольской Вороньей слободки, только благородной. Они действительно богаты в самом банальном смысле и идут к успеху теми же путями круговой поруки и семейных связей. А насколько они благородны, Лену скоро узнает, когда высоколобые студенты будут травить ее за провинциальный акцент. Когда она напишет свою первую книгу, столичный критик лишь походя пролистает ее. И скажет покровительственным тоном, что в литературе нельзя допускать скабрезных сцен и нужно равняться на «Обрученных» — роман из школьной программы, написанный в 1827 году! Путь, избранный Лену, чтобы сбежать с патриархального итальянского Юга, «который никогда не изменится», привел ее в такие же замшелые дебри академической учености, процветающей на Севере. Таким образом, сериал рассказывает куда более удивительные истории, чем просто байки про богатых и бедных, выбившихся из низов или навсегда там застрявших. Ничего подобного по проблематике и качеству исполнения не может предложить ни один нынешний телевизионный проект.

Смотреть: more.tv

Фото: HBO

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Арт-резня Арт-резня

Михаил Трофименков о «Новом порядке» как имитации политического кино

Weekend
Старые матери-коловратки дали жизнь слабым дочерям Старые матери-коловратки дали жизнь слабым дочерям

Возраст матери-коловратки отрицательно сказывается на потомстве

N+1
Берег без утопии Берег без утопии

Татьяна Алешичева о сериале «Берег москитов» и о том, что с ним не так

Weekend
Переосмысляя красоту: как изменились наши представления о маскулинности и феминности Переосмысляя красоту: как изменились наши представления о маскулинности и феминности

Как мы переосмысляем отношение к своему телу и тому, во что мы его одеваем

Forbes
Лучший год Лучший год

В этом году исполняется 30 лет революции 1991 года

Forbes
Вера в справедливый мир. Когнитивное искажение, которое заставляет нас осуждать Вера в справедливый мир. Когнитивное искажение, которое заставляет нас осуждать

Почему справедливые люди часто принимают несправедливые решения

Reminder
Самое тонкое в мире зеркало сделали из одного слоя атомов рубидия Самое тонкое в мире зеркало сделали из одного слоя атомов рубидия

Создано зеркало, изготовленное из одного слоя атомов рубидия

National Geographic
Райские кучи: 6 необычных облаков, и почему они такие Райские кучи: 6 необычных облаков, и почему они такие

Облака бывают не только кучевые, перистые или слоистые

Maxim
«За что мне все это?» или Как нам мешают ложные установки «За что мне все это?» или Как нам мешают ложные установки

Действительно ли сказанные в отчаянии слова отражают то, что мы думаем?

Psychologies
Тренируем мозг: игры и упражнения для детей и взрослых Тренируем мозг: игры и упражнения для детей и взрослых

Универсальные способы «прокачки» мозга найти непросто

Psychologies
Показ на Красной площади и 500 патентов: что нужно знать о легендарном дизайнере Пьере Кардене (и его роли в развитии моды в России) Показ на Красной площади и 500 патентов: что нужно знать о легендарном дизайнере Пьере Кардене (и его роли в развитии моды в России)

Краткая памятка о «королем лицензирования» Пьере Кардене

Esquire
Мерил Стрип и еще 5 актрис, которых унижали прямо на съемочной площадке Мерил Стрип и еще 5 актрис, которых унижали прямо на съемочной площадке

Актрисы, которые открыто рассказали о неподобающем поведении режиссеров

Cosmopolitan
Масштаб, брутализм и Faradenza: за что и сегодня ценят архитектуру российских курортов Масштаб, брутализм и Faradenza: за что и сегодня ценят архитектуру российских курортов

Чем примечательна архитектура пяти старых российских здравниц

Forbes
Как убитый: 6 неожиданных фактов о человеческом сне Как убитый: 6 неожиданных фактов о человеческом сне

Что вы знаете о сне как таковом?

Популярная механика
Рыбам — аквамарин, а Тельцам — бирюза: камни, которые помогут тебе Рыбам — аквамарин, а Тельцам — бирюза: камни, которые помогут тебе

Подборка камней, которые помогут тебе пройти через сложные времена

Cosmopolitan
Ванны с морской солью: как правильно их «готовить» Ванны с морской солью: как правильно их «готовить»

Рассказываем, как устроить море в своей ванне

Psychologies
Cream Soda — о новом альбоме, криках «Уходите!» и неплохой песне Бузовой Cream Soda — о новом альбоме, криках «Уходите!» и неплохой песне Бузовой

Интервью с участниками Cream Soda Анной Романовской, Димой Нова и Ильей Гадаевым

РБК
«Говорят, я копирую Стива Джобса во всём»: история создателя китайских смартфонов Smartisan Ло Юнхао «Говорят, я копирую Стива Джобса во всём»: история создателя китайских смартфонов Smartisan Ло Юнхао

Ло Юнхао не раз сравнивал свою компанию с Apple

VC.RU
Его бывшая присутствует в вашей жизни: почему он это допускает? Его бывшая присутствует в вашей жизни: почему он это допускает?

Что делать, если бывшая вашего партнера делает все, чтобы оставаться в его жизни

Psychologies
Симулякры демократии Симулякры демократии

Отрывок из книги политологов Ивана Крастева и Стивена Холмса

Огонёк
The Beatles сыграли важную роль The Beatles сыграли важную роль

За последние два десятилетия Дэнни Бойл вошел в историю кинематографа

Playboy
Главные виды бород у мужчин — от трехдневной щетины до эспаньолки Главные виды бород у мужчин — от трехдневной щетины до эспаньолки

А у тебя какая борода?

Playboy
Своевременный роман Своевременный роман

Феноменальный успех книги «Нормальные люди» и ее экранизации

Glamour
Алкогений: Петр Первый Алкогений: Петр Первый

Петр Великий был реформатором российского пьянства

Maxim
Без слова «нельзя»: как нам не удалось спасти «Ведомости» Без слова «нельзя»: как нам не удалось спасти «Ведомости»

Бывший заместитель главного редактора «Ведомостей» размышляет о судьбе издания

Forbes
Синтетика полного цикла Синтетика полного цикла

Первое в России производство синтетических трикотажных полотен полного цикла

Эксперт
Судьба фашистского человека Судьба фашистского человека

Тайна Рудольфа Гесса

Weekend
Избавься от них! 10 вещей, из-за которых ты выглядишь несовременно Избавься от них! 10 вещей, из-за которых ты выглядишь несовременно

10 вещей, которые давно уже стали признаком дурного вкуса

Cosmopolitan
В Ленобласти найдены шведские редуты времен Северной войны В Ленобласти найдены шведские редуты времен Северной войны

Результаты раскопок на месте, где произошло одно из сражений Северной войны

Популярная механика
Как мы обманываем себя, пытаясь быть эффективными Как мы обманываем себя, пытаясь быть эффективными

Отрывок из издания для топ-менеджеров «Настольная книга лидера»

Forbes
Открыть в приложении