Ужесточение бюджетной политики ограничит потенциал роста

ЭкспертБизнес

Поподдерживали и хватит

Ужесточение бюджетной политики ограничит потенциал роста. Чтобы формировать масштабную повестку развития, нужны дополнительные усилия и новые решения как со стороны бизнеса, так и бюджетной, и денежно-кредитной системы, считает главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач

Александр Ивантер

Главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач

Прошло полгода с начала своеобычного кризиса, его острая фаза пришлась на второй квартал, с июля в большей части секторов идет восстановительный рост. Руководство ЦБ анонсировало график сворачивания части мер поддержки банковской системы, а Минфин, словно пытаясь отыграться за допущенные в разгар карантинных мер послабления, в проекте бюджета на будущий год и трехлетку планирует новую жесткость в расходах.

Первые итоги первой фазы кризиса и развилки текущей экономической политики с «Экспертом» согласился обсудить главный экономист ВЭБ.РФ, председатель попечительского совета Института исследований и экспертизы ВЭБ.РФ Андрей Клепач.

Источник: «Российская экономика в условиях пандемии и возмущений на рынках углеводородов». Актуализированный прогноз. Институт исследований и экспертизы ВЭБ.РФ. Сентябрь 2020. С. 13

— К концу второго квартала российская экономика начала демонстрировать отчетливые признаки оживления. Апокалиптические прогнозы, доминировавшие в разгар коронакризиса в апреле–мае, оказались преувеличенными. Свежий прогноз вашего института и вышедший только что прогноз Минэкономразвития дают оценку спада ВВП по итогам 2020 года около четырех процентов. Это лучший результат среди всех стран «большой семерки». В чем дело?

— Действительно, масштабы спада оказались меньше, чем большинство ожидало. Весной преобладали оценки спада в диапазоне восемь–десять процентов ВВП. И масштаб угрозы действительно давал основания для таких прогнозов. Собственно говоря, Европа демонстрирует примерно такой уровень потерь: падение во втором квартале в размере 15–20 процентов, а по году во многих странам еврозоны в целом ожидается 8–8,5-процентный спад.

— И это при нашем существенно более скромном размере пакета антикризисной поддержки…

— Да, в целом ряде стран был намного больший уровень поддержки, особенно если мы посмотрим на такие инструменты, как госгарантии по кредитам: в мире активно задействовался кредитный рычаг, а не только фискальный.

Разная глубина кризиса связана прежде всего с неодинаковой структурой экономики. У нас сфера услуг для населения существенно меньше по размеру, чем в Европе и США. А именно этот сектор экономики сильнее всего пострадал от карантинных мер, в отличие от всех других кризисов. В эпицентре кризиса 2009 года были промышленность и строительство.

— А какова сравнительная тяжесть потерь в индустриальном секторе в России и за рубежом?

— Российская промышленность пострадала не столько от локдауна, а от ограничений по добыче нефти и вообще от сжатия мирового спроса на нефть газ и на металлы. Связка между собственно карантинными мерами и сжатием спроса на ключевые товары нашего экспорта очень значима. Авиаперевозки сжались, туризм сжался, соответственно, спрос на авиационный керосин (а это в мире под девять-десять процентов всех нефтепродуктов) стал ничтожным во втором квартале. Это определило значительное сокращение выпуска в добывающих и сырьевых отраслях. По нашей оценке, фактор нефти — согласованное с ОПЕК+ сокращение добычи, а также снижение цен — определит порядка полутора процентных пунктов спада ВВП 2020 года. А обрабатывающие отрасли провалились несоизмеримо меньше, чем в европейских странах.

Промышленные предприятия во втором квартале в основном продолжали свою работу. Может быть, где-то с меньшей загрузкой, особенно те, кто завязан на потребительский спрос: легковые автомобили, бытовая техника, текстильная промышленность, потому что продажи стояли. Тем не менее в целом масштабы спада меньше, чем первоначально ожидалось. Стройка продолжила работу, только в Москве она была остановлена на непродолжительное время, в отличие, скажем, от Италии или Германии.

В целом надо отметить, что жесткость локдауна у нас оказалась значительно меньше, чем в европейских странах. Общественный транспорт работал, пусть и на пониженных оборотах, не останавливался, как в Европе или Казахстане. При этом принятые карантинные меры оказали серьезный эффект с точки зрения ограничения масштабов эпидемии, особенно в Москве.

Теперь о негативе. Тревожит новый спад реальных доходов населения. Они сожмутся в текущем году, по нашей оценке, на 4,1 процента, МЭР прогнозирует чуть меньший спад (3,8 процента), но суть от этого не меняется: уже седьмой год подряд доходы граждан либо падают, либо стагнируют.

Чувствительный спад по инвестициям. Мы оцениваем его в шесть процентов, МЭР — в 6,6 процента. Спад мог бы быть и больше, если бы не госкомпании, удержавшие свои инвестпрограммы от серьезных секвестров. Сыграли свою роль и государственная поддержка облигационных займов РЖД, и ряд других мер.

В целом антикризисные меры сработали удовлетворительно. Их позитивный вклад в общеэкономическую динамику мы оцениваем в размере 1,8 процента ВВП. Если бы не поддержка, спад был бы около шести процентов.

Как тушили пожар

— Общий размер пакета мер господдержки в России составил, по вашим данным, около 3,5 триллиона рублей, или 3,5 процента ВВП, а позитивный эффект от мер — всего 1,8 процента ВВП. Какая-то невысокая эффективность получается, мультипликатор сильно меньше единицы.

— Прежде всего, эффект мер растянут во времени, их позитивное влияние на экономику продолжится и за пределами текущего года. В частности, это касается бессрочного сокращения до 15 процентов ставок страховых взносов для МСП.

Да и вообще к оценке эффективности антикризисных мер неверно подходить столь прямолинейно. Тут действует совсем другая логика. Если вы в кризис потратите ноль рублей на поддержку, экономика может вообще пойти вразнос. Я уже не говорю о рисках системного финансового кризиса, которого удалось избежать благодаря оперативно принятому комплексу мер ЦБ, при этом не поражающему воображения в денежном выражении.

Надо учитывать, что есть меры, которые не входят в антикризисный пакет, но, по сути дела, играли серьезную стабилизирующую роль. Это меры по финансовому оздоровлению ведущих предприятий оборонно-промышленного комплекса. Общий размер мер поддержки путем погашения и реструктуризации проблемных кредитов составил около 600 миллиардов рублей, что позволило им продолжить работу.

— Какие меры в составе российского антикризисного пакета образца 2020 года вы считаете самыми важными, наиболее эффективными?

— Я бы выделил выплаты семьям на детей. Это серьезно поддержало доходы населения. Кроме того, я бы отметил серьезное повышение размера пособия по безработице, что способствовало тому, что люди регистрировались в службах занятости и получали помощь.

— При этом больше половины этих 2,6 миллиона «новых безработных» вовсе не лишились работы, а пришли за увеличившимся пособием из экономической неактивности. Прирост размера общей безработицы по методологии МОТ за апрель–июль гораздо скромнее — 1,2 миллиона человек.

— Это означает, что люди жили случайными или небольшими заработками. Теперь они стали объектами господдержки. Вероятность их выхода на рынок труда увеличилась.

Среди сработавших мер поддержки я бы отметил также механизм гарантий, которые предоставляет ВЭБ под зонтичную гарантию правительства в рамках программ льготного кредитования малого и среднего предпринимательства, а также крупных предприятий на поддержание занятости и фонда заработной платы.

Благодаря всем этим мерам и Банка России, и правительства нам удалось избежать того, что экономисты называют credit crunch — жесткой остановки кредитования, что всегда происходит в кризис. Когда кредиты в реальном, а то и в номинальном выражении просто сжимаются. При этом мы избежали волны банкротств банков, подобной той, что наблюдалась в кризисы 2009 и 2015 годов. Хотя ряды банков после нескольких волн рукотворных и кризисных чисток к сегодняшнему дню уже сильно поредели.

— На недавнем банковском форуме в Сочи глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что программа льготного рефинансирования банков — кредиторов МСП не будет пролонгирована после 30 сентября текущего года. Эта же участь ждет и остальные антикризисные кредитные программы?

— Кредитные программы, в которых своими гарантиями участвует ВЭБ, продолжают действовать.

Что касается уроков кризиса, то мне кажется принципиально важным не просто быстрейшее восстановление пострадавших отраслей, а качественные, долгосрочные выводы. Я имею в виду происходящее переосмысление модели развития здравоохранения, а также запуск новой программы развития микроэлектроники и поддержки проектов нефте-и газохимии.

— Вы уверены, что на выходе из пандемии мы получим качественно отличную от прежней модель здравоохранения?

— Новая модель отрасли еще не сформировалась, но активно идет ее выработка. Во всяком случае, мы видим пересмотр той политики оптимизации здравоохранения, которая шла с 2012 года. Мы ввели достаточно большое количество коек, до этого они сокращались. Это не самоцель, понятно, и не панацея. Тем не менее это важный шаг, он позволил спасти человеческие жизни.

Сделали ставку на многопрофильные клиники, многое было изменено в практике работы медицинских центров. Другое дело, что за это зачастую платили отсрочкой или неоказанием медицинской помощи традиционной. И это тоже дает рост смертности, что показал Росстат по итогам полугодия. Поэтому здесь нужны более системные, долгосрочные выводы и решения.

— В разгар кризиса, в апреле–мае, на правительство оказывалось большое давление сторонниками выплат так называемых вертолетных денег — поголовных раздач фиксированных сумм для поддержки спроса и купирования экстремальной бедности. Правительство не поддалось на увещевания, хотя элементы квазивертолетных выплат все же были — это выплаты на детей, намеренно или нет, но прямо предшествовавшие голосованию по конституционным поправкам, а еще раньше мэр Собянин в Москве потренировался, выплатив фиксированные суммы всем пенсионерам и хроническим больным. Интересно ваше отношение к такому рецепту купирования кризиса.

— У меня отношение к этой мере позитивное. Детские выплаты — это не вертолетные деньги, их получение было обусловлено четким критерием — наличием детей. При этом надо понимать, что чем больше в семье детей, тем ближе она к уровню бедности, если не брать совсем богатых. И в случае потери работы или снижения зарплаты, естественно, такие семьи находились под особым ударом. Плюс с точки зрения администрирования это самое простое, что можно делать. Потому что даже если брать пособия, которые у нас на детей дифференцированы в регионах, проведение дополнительных выплат по традиционной схеме растянулось бы на месяцы и не дотянулось бы до всех семей. Если бы начали привязываться к прожиточному минимуму, то тоже бы закопались с администрированием. Здесь же общая планка для всех. Пожертвовали всякими этими тонкостями в пользу скорости доведения денег. И это оправданно. На будущее надо выстраивать долгосрочную схему поддержки многодетных семей.

— А какая самая неудачная мера из нашего пакета поддержки, на ваш взгляд?

— Трудно сказать. Первые версии программ льготного кредитования буксовали, поправки в их дизайн и условия вносились по ходу дела. Фактически более или менее значимо эти программы заработали только в мае-июне.

Ну, конечно, история, которая известна всем, — когда по первоначальному приказу Минздрава и распоряжению правительства выплаты врачам, медперсоналу увязывали с тем временем, которые они провели с ковидными больными. Отсюда оплата по минутам, которая, естественно, вызывала у людей огромное раздражение, это было абсолютно несправедливо, неэффективно. Система этих доплат заработала более или менее нормально, как я понимаю, только в мае. И то пришлось вмешиваться президенту, хотя, по сути дела, это технический вопрос работы правительства.

Наконец, если оглядываться назад, наш пакет мер в принципе не содержал поддержку инвестиций.

— А как эта поддержка могла быть организована? Вы имеете в виду бюджетные инвестиции или какие-то стимулирующие меры?

— Бюджетные инвестиции, похоже, у нас не выросли, а сократились на федеральном и региональном уровнях. Мы увидим это по итогам года. Поскольку определенная часть проектов и расходов, которые были одобрены и согласованы в конце прошлого — начале нынешнего года в дальнейшем оказались, как часто делает Минфин, остановлены и не доведены до распорядителей бюджетных средств. В результате госконтракты пришлось резать на пять–десять процентов, хотя поставки уже были законтрактованы. Это не только сжимает спрос, но, что еще хуже, порождает неопределенность, волну нарушений контрактов.

Новый акт бюджетной драмы

— В части оценки экономической динамики ближайших трех лет прогноз вашего института существенно более консервативен, чем прогноз МЭР. Министерство прогнозирует энергичный отскок и выход на докризисный уровень ВВП уже в 2021 году; ваши расчеты показывают, что это случится позднее. В чем содержательная разница подходов?

— Сохраняется ключевой фактор неопределенности: непонятно, как долго продлится пандемия, как дальше она будет протекать, будет ли вторая волна, определенные признаки которой мы наблюдаем сейчас в Европе, да и у нас тоже.

Тот же туризм, хоть он начал восстанавливаться, но это все равно несколько процентов от того уровня, который был в прошлом году. Понятно, что на следующий год будет серьезный рост, но вряд ли отрасль выйдет на докризисные пиковые уровни. Поэтому туристическую отрасль, гостиничный бизнес ждут непростые времена, по-видимому, и в будущем году.

То же самое относится к авиаперевозкам. Пока позитивная динамика началась. Может быть, они и восстановятся к середине или даже к концу следующего года.

Далее. Мы более консервативно, чем МЭР, смотрим на рост реальных доходов населения и зарплат. Есть различия и в прогнозе валютного курса. Если раньше у них была такая гладкая кривая понижения, то сейчас траектория почти горизонтальная. Мы же вообще исходим из того, что более вероятно укрепление курса рубля к концу года. Поскольку цены на нефть повышаются.

Наибольшая неопределенность связана с инвестициями. Вряд ли мы увидим скачок инвестиций в следующем году. И не потому, что этого в принципе нельзя сделать. Доходы у бизнеса есть, есть накопления. Но это вопрос, скорее, определенности, рисков и ориентиров. А ориентиры эти должно задать правительство в рамках плана действий, который, как ожидается, будет принят вместе с законом о бюджете.

Правительство возлагает большие надежды на запуск механизмов соглашений о защите и поощрении капиталовложений, а также СПИК 2.0. Безусловно, внедрение этих инструментов даст позитивный эффект, но это штучный, длительный процесс. Я считаю, что нужны дополнительные меры поддержки инвестиций.

— Какие именно?

— В части бюджетной политики представляется целесообразным увеличение государственных инвестиций в инфраструктуру при их соответствующей поддержке из Фонда национального благосостояния, который сейчас не тратится, кроме покупки валюты, которая возобновлена.

Возвращаться к бюджетному правилу в нынешнем виде в 2022 году, как это предлагает Минфин, на мой взгляд, преждевременно. Для стимулирования роста и, главное, для финансирования структурных преобразований бюджетное правило целесообразно модифицировать.

— Правильно ли я понимаю, что, судя по проекту федерального бюджета на следующий год и трехлетку, Минфин планирует запустить уже со следующего года новый раунд бюджетной консолидации? Причем более жесткой, чем в 2015–2017 годах, — предстоит 17-процентное сокращение расходов в реальном выражении уже в 2021 году.

— Двузначное сокращение — это если считать годовую планку расходов бюджета 2020 года, закрепленную в поправках к Закону о бюджете, то есть 23,4 триллиона рублей. Однако по факту почти триллион из этих средств вряд ли успеем потратить, и он «переползет» на будущий год, так что относительно фактических расходов 2020 года снижение расходов будет меньшим. Но ни о каких дополнительных фискальных стимулах для экономики речи в проекте бюджета не идет. Дефицит федерального бюджета, согласно проекту Минфина, с 4,4 процента ВВП в нынешнем году сократится до 2,4 процента ВВП в следующем году и далее выйдет на траекторию около одного процента ВВП на период с 2022 года и далее. При этом размер государственного долга не выйдет за пределы 20 процентов ВВП.

Сейчас идет работа по корректировке национальных проектов. Часть целей, ориентиров сдвигается с 2024 на 2030 год. С одной стороны, национальные проекты становятся более реалистичными. С другой — масштаб, амбициозность целей понижены.

Чтобы действительно формировать масштабную повестку развития, нужны дополнительные усилия и новые решения как со стороны бизнеса, так и бюджетной и кредитно-денежной системы. Тогда можно достичь темпов роста и три процента с лишним, и даже почти четыре процента ВВП.

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС; Елена Афонина/ТАСС

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Не дайте яблоку упасть Не дайте яблоку упасть

Почему активные инвестиции в садоводство не помогут полностью заменить импорт

Эксперт
Что такое жесткий диск. Какие виды бывают, устройство, характеристики Что такое жесткий диск. Какие виды бывают, устройство, характеристики

Какие бывают жесткие диски, для чего нужны, как устроены и как правильно выбрать

Цифровой океан
Таргетирование и реальность Таргетирование и реальность

Чем на самом деле управляет Центральный банк

Эксперт
Последний биск моды Последний биск моды

Ресторатор Владимир Перельман о новых проектах в Португалии и дилеммах роскоши

RR Люкс.Личности.Бизнес.
Чарльз Капчан: «Вероятность большой войны между ядерными сверхдержавами остается пока очень низкой» Чарльз Капчан: «Вероятность большой войны между ядерными сверхдержавами остается пока очень низкой»

Американский политолог Чарльз Капчан — о политике Джозефа Байдена

Эксперт
Как почистить посудомоечную машину в домашних условиях Как почистить посудомоечную машину в домашних условиях

Рассказываем, как быстро и легко вымыть посудомоечную машину

CHIP
Преображение гуманизма. Эпизод 2. Вернуть гуманизм Преображение гуманизма. Эпизод 2. Вернуть гуманизм

Где и как обществу искать выход из кризиса?

Эксперт
Сила граната: природное соединение в его составе может помочь в лечении болезни Альцгеймера Сила граната: природное соединение в его составе может помочь в лечении болезни Альцгеймера

Гранат может улучшить память и сделать лечение болезни Альцгеймера эффективнее

ТехИнсайдер
Альянсы равных Альянсы равных

ЭЗМТ входит в кооперацию с европейскими фирмами

Эксперт
Гаджетомания: как проектируют внешний вид современных устройств Гаджетомания: как проектируют внешний вид современных устройств

Как выглядели первые телефоны, почему дизайн влияет на психологию потребителя?

Правила жизни
Максим Севриновский: «Я сомневаюсь до конца» Максим Севриновский: «Я сомневаюсь до конца»

Исполнитель главных ролей о том, из чего состоит актерская профессия

Монокль
Медленно, но верно Медленно, но верно

Стиль питания – всего лишь набор пищевых привычек, менять их нужно постепенно

Лиза
Канны-2024: красота открывает и закрывает двери Канны-2024: красота открывает и закрывает двери

Некоторые из числа самых успешных фильмов Каннского конкурса

РБК
Не меньше 30% в парламенте: почему участие женщин в политике должно стать рутиной Не меньше 30% в парламенте: почему участие женщин в политике должно стать рутиной

Почему женщины в политике должны перестать быть исключениями из правил

Forbes
Порочная прибыль Порочная прибыль

Как экономика Макао стала самой быстрорастущей в мире

Деньги
Приятель Гая Ричи, партнер Кортни Кокс и враг Дэдпула: все фильмы Дэвида Бекхэма Приятель Гая Ричи, партнер Кортни Кокс и враг Дэдпула: все фильмы Дэвида Бекхэма

Актерская карьера экс-футболиста Дэвида Бекхэма

Forbes
Вдова и самозванка: как две королевы соперничали за английский престол Вдова и самозванка: как две королевы соперничали за английский престол

Глава из книги «Без права на престол» — как расцвели и погибли пять династий

Forbes
5 вредных мифов о психиатрии, которые мешают вовремя получить помощь 5 вредных мифов о психиатрии, которые мешают вовремя получить помощь

Какие мифы о психиатрии встречаются чаще всего и что лежит в их основе?

Psychologies
Удивительная находка! Майя «благословляли» площадки для игры в мяч галлюциногенными растениями Удивительная находка! Майя «благословляли» площадки для игры в мяч галлюциногенными растениями

Археологи использовали ДНК, чтобы сделать «экстраординарное» открытие

ТехИнсайдер
Логик, упорный или душевный: определите свой тип личности и узнайте, как справляться со стрессом именно вам Логик, упорный или душевный: определите свой тип личности и узнайте, как справляться со стрессом именно вам

Как управлять стрессом, определив свой тип личности?

Psychologies
Не болей! Не болей!

5 признаков того, что твоя собака нездорова

Лиза
Картель против барреля: почему ОПЕК не смогла вернуть нефть по $100 Картель против барреля: почему ОПЕК не смогла вернуть нефть по $100

Почему ОПЕК и ОПЕК+ не удается диктовать условия на нефтяном рынке

Forbes
7 фильмов о великих художниках 7 фильмов о великих художниках

Выдающиеся фильмы о живописцах, от эпохи Возрождения до XX века

СНОБ
«Наша задача — не кости с места на место перенести, а достойно похоронить в братской могиле». Как в Московской области ищут останки пропавших без вести солдат «Наша задача — не кости с места на место перенести, а достойно похоронить в братской могиле». Как в Московской области ищут останки пропавших без вести солдат

Как поиск солдат из мальчишеского увлечения превратился в серьезную миссию

СНОБ
На ее книгах вырос Стивен Кинг: как Ширли Джексон превращала свои страхи в литературу На ее книгах вырос Стивен Кинг: как Ширли Джексон превращала свои страхи в литературу

История писательницы, на романах которой вырос Стивен Кинг

Forbes
Открыл тестостерон, но отказался от Нобелевки: кто такой Адольф Бутенандт, о котором кричали немецкие газеты в 1939 году Открыл тестостерон, но отказался от Нобелевки: кто такой Адольф Бутенандт, о котором кричали немецкие газеты в 1939 году

Этот ученый имел противоречивую славу, однако это не отменяет его вклада в науку

ТехИнсайдер
Восход и закат Великой Восход и закат Великой

«Золотой век» дворянства, крепостной гнет и реформы царствования Екатерины II

Знание – сила
Богатые, жадные и одинокие: почему богачей не любят и что об этом говорит наука Богатые, жадные и одинокие: почему богачей не любят и что об этом говорит наука

Какие существуют исследования взаимосвязи нравственности и богатства

Forbes
С чем делали бутерброды в СССР С чем делали бутерброды в СССР

Люди в СССР изобретали совершенно удивительные по нынешним меркам бутерброды

Maxim
Энергетики Энергетики

Стоит ли прибегать к помощи энергетиков, когда силы на исходе?

Здоровье
Открыть в приложении