«Противопоставлять государственную и частную медицину нельзя»

Леонид Рошаль рассказал, почему частные клиники не заменят государственные

ForbesЗдоровье

«Противопоставлять государственную и частную медицину нельзя»

В интервью Forbes Леонид Рошаль рассказал, почему он называет Марка Курцера бриллиантом и почему частные клиники никогда не смогут заменить государственные.

Текст Екатерина Кравченко
Фото Юрий Чичков Для Forbes

Резерв роста частных клиник еще не исчерпан, считает президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии и руководитель Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль. В интервью Forbes он рассказал, почему сам не поехал лечиться за границу и кто зарабатывает на уголовных делах против врачей.

На развитие медицины нужны деньги. Высокопоставленные чиновники говорят, что у государства средств на финансирование здравоохранения недостаточно, и предлагают делать ставку на развитие и поддержку частной медицины.

Я могу вам повторить то, что я говорил Владимиру Владимировичу Путину. У нас на здравоохранение отпускалось около 3,6% валового внутреннего продукта (ВВП) в рублях. Минфин иногда жонглирует этими цифрами. В некоторых странах за рубежом — 10–15% ВВП в долларах или евро. Посчитайте, сколько приходится на одного больного в рублях и в других странах — в долларах.

Антону Силуанову [министру финансов России] говорю: вы хотите, чтобы мы за эти деньги лечили лучше, чем там. Но так же не бывает! И тем более что мы зависим от импорта и в части оборудования, лекарств и всего прочего. Мы технологически слабые. А иностранные производители фактически нас за глотку взяли.

Сейчас компьютерный томограф или аппарат МРТ стоит бешеные деньги. А если сломался какой-то винтик, производители за него могут взять миллионы.

Очень остро стоит вопрос обслуживания всего оборудования, которое было закуплено по программе модернизации здравоохранения. Прошло почти 10 лет.

В правительстве надеются на импортозамещение. Его не заметно?

Технологическая база у нас улучшается, но она все еще слабая. У нас импортозамещением стали заниматься только тогда, когда нас поставили в безвыходное положение.

Я понимаю, что перед руководством страны стоит множество проблем помимо здравоохранения и надо выбирать, какие решать в первую очередь. Но человеческий капитал — самый важный фактор, и в него надо вкладывать. Есть аналитические исследования, доказывающие, что один рубль, вложенный в здравоохранение, приносит 3–5 рублей прибыли. Но для этого надо поддерживать здравоохранение.

Я открыто выступал против позиции Министерства финансов и Силуанова: у нас в этом вопросе есть некоторое непонимание. Он считает, что чем меньше расходов, тем лучше. В структуре Минфина есть научно-исследовательский институт, который анализирует расходы, их позиция такова: надо и дальше сокращать расходы и направлять на здравоохранение не 3,6% ВВП, как сейчас, а 2,8%. Я сказал: если вы это сделаете, вас народ просто на вилах вынесет.

Но при этом Владимир Путин в майском указе поставил задачу увеличить госфинансирование на здравоохранение до 5% ВВП. В Евросоюзе они составляют 7,2% ВВП, в ОЭСР — 6,5% ВВП, от России по этому показателю отстают только Китай и Индия.

Путин умеет слушать. Он на совещании в Санкт-Петербурге в декабре сказал, что Рошаль ему уже плешь проел по финансированию здравоохранения.

Значит, он вас услышал. У нас же в экономике большую роль играет ручное управление.

Я еще раз говорю: я не завидую Путину. Я бы не смог работать на его месте, потому что надо решать очень много проблем. И по обороне в том числе.

Страна должна тратить больше денег на оборону или здравоохранение?

Сегодня, по статистике, на оборону в России тратится меньше, чем на здравоохранение.

Но часть расходов на оборону является закрытой статьей.

Нас бы согнули в рог очень быстро, если бы у нас не было армии. В мировой экономике идет жесткая борьба, без всяких улыбок и сантиментов.

У всех у нас на слуху пример вашего знакомого Марка Курцера, который создал медицинскую компанию, стоящую сейчас сотни миллионов долларов. В интервью Forbes он признавал, что медицина — очень тяжелый и очень сложный бизнес. В России медицина долго не будет бизнесом в отличие от США, говорил другой миллиардер Петр Авен. Тем не менее в 2017 году о желании заняться крупными медицинскими проектами заявили сразу несколько миллиардеров. С чем связан интерес крупного бизнеса к медицине и можно ли на этом зарабатывать?

Я плохой советчик, потому что я не коммерсант, а врач и государственный человек. Мне нравится советская система: медицина была доступной и качественной. До сих пор некоторые из построенных в советское время клиник являются одними из лучших. В их числе Институт кардиологии, Институт сердечно-сосудистых заболеваний, Онкологический институт, и все это было сделано на государственные деньги.

Вот вы Курцера назвали, но это редкий бриллиант. Я всегда им восхищаюсь: он построил успешный коммерческий центр. Есть другие успешные примеры частной медицины — АО «Медицина» и Центр эндохирургии и литотрипсии. Такие центры развиваются, а значит, есть потребность. Допустим, богатых у нас 5–10% населения, часть из них едет за рубеж, а часть лечится в России.

Резерв роста частных клиник еще не исчерпан. Но конкуренции между частной и государственной медициной быть не должно. У пациентов должен быть выбор: тот, кто имеет возможность платить, может лечиться за деньги. Это капитализм. А тот, кто не может платить такие деньги, должен лечиться в хороших государственных больницах. Вот, например, в университете Лос-Анджелеса на одной территории стоят два госпиталя — частный и государственный: в одном кровати шире и получше питание, в другом палаты поменьше и обстановка попроще, но уровень оказываемой медицинской помощи одинаковый, поскольку в обоих корпусах работают одни и те же врачи.

Врачам платят одинаковые деньги за прием пациентов в государственной и частной клинике?

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

200 богатейших бизнесменов: 1-49 200 богатейших бизнесменов: 1-49

Рейтинг богатейших бизнесменов

Forbes, май'19
Новости здоровья Новости здоровья

Симптомы инфаркта, устойчивость микробов к антибиотикам и запрет вейпов

Лиза, август'19
Гейм сет матч Гейм сет матч

Так выглядит матч-пойнт от латвийской красотки Ольги де Мар

Playboy, август'19
Анализируя лето Анализируя лето

Интервью с директором оргкомитета Чемпионата мира FIFA 2018 Алексеем Сорокиным

СНОБ, октябрь'18
Ретроградный Меркьюри Ретроградный Меркьюри

Двойник Фредди Меркьюри — актер Рами Малек

GQ, ноябрь'18
«Хочу быть суперпапой!» «Хочу быть суперпапой!»

Москву впервые посетил Том Харди

OK!, октябрь'18
Выявлены страны-лидеры по смертям из-за селфи Выявлены страны-лидеры по смертям из-за селфи

Селфи все чаще уносят жизни людей, и в основном – очень молодых

National Geographic, октябрь'18
Lexus UX Lexus UX

Lexus UX. Японцы придумали, как заставить тебя мечтать о покупке автомобиля

Quattroruote, ноябрь'18
10 известных футболистов, конфликтовавших с законом 10 известных футболистов, конфликтовавших с законом

Кокорин и Мамаев оказались в весьма звездной компании

Maxim, октябрь'18
Дом, в котором я живу Дом, в котором я живу

К телу, в котором обитает наша личность, мы иногда относимся очень странно

Psychologies, ноябрь'18
Кто попал на ОСАГО? Кто попал на ОСАГО?

Кто попал на ОСАГО?

АвтоМир, октябрь'18
Ретроспектива Эгона Шиле в Fondation Louis Vuitton Ретроспектива Эгона Шиле в Fondation Louis Vuitton

Рассказываем и показываем, как художник-провокатор повлиял на моду

Vogue, октябрь'18
Осень, что же будет завтра? Осень, что же будет завтра?

Поприветствуй осенний сплин, или сезонную депрессию, — и научись с ней прощаться

Men’s Health, ноябрь'18
Уходи красиво Уходи красиво

Как победитель «Замуж за Бузову» обманул Ольгу

StarHit, октябрь'18
Молчание и слово Молчание и слово

Три монолога о жизни на Русском Севере

Русский репортер, октябрь'18
Осенний марафон Осенний марафон

Красота окружающей природы—здесь главное действующее лицо и идейный вдохновитель

SALON-Interior, ноябрь'18
В Италии исчезло альпийское озеро: фото до и после В Италии исчезло альпийское озеро: фото до и после

Высокогорное озеро в Италии исчезло – но почему?

National Geographic, октябрь'18
Цифра зовет Цифра зовет

Россия переживает бум курсов программирования для детей

Огонёк, октябрь'18
На пике На пике

В тирольском городке Китцбюэль есть все, чтобы влюбиться в него раз и навсегда

Добрые советы, ноябрь'18
Полёт нормальный Полёт нормальный

Ильгиз Фазулзянов открыл персональную галерею в Москве

Robb Report, ноябрь'18
Ты следующий! Ты следующий!

BMW iNEXT: как будет выглядеть автомобиль будущего

АвтоМир, октябрь'18
«Фэнтези способно объединять поколения» «Фэнтези способно объединять поколения»

Интервью с писательницей Екатериной Соболь

Мир Фантастики, ноябрь'18
Таинственные стражи: археологи нашли в Перу идолов в масках Таинственные стражи: археологи нашли в Перу идолов в масках

Результаты археологической экспедиции, проходившей летом 2018 года в Чан-Чане

National Geographic, октябрь'18
Математика родов Математика родов

Сколько длятся нормальные роды?

9 месяцев, ноябрь'18
The Residence Zanzibar: очарование африканских островов The Residence Zanzibar: очарование африканских островов

Отель расположенный в тропических садах, окаймленных полосой нетронутого пляжа

National Geographic, октябрь'18
8 систем правильного питания 8 систем правильного питания

Эти коучи помогают худеть и оздоравливать организм, наблюдая за вами онлайн

Tatler, ноябрь'18
Вирусный прогресс Вирусный прогресс

Эволюция индустрии компьютерных вирусов

Огонёк, октябрь'18
Назначения из действующего резерва Назначения из действующего резерва

Липецкая и Курганская области получили новых руководителей

РБК, октябрь'18
Маршрут перестроен Маршрут перестроен

Надежда Михалкова сняла дебютный хоррор

Esquire, ноябрь'18
Откуда что берется Откуда что берется

Пора взять свои чувства в союзники и научиться распознавать их сигналы

Psychologies, ноябрь'18