Реформа партийно-политической системы должна быть созвучна задачам развития

ЭкспертОбщество

Пять вопросов к партийной системе России

Реформа партийно-политической системы должна быть созвучна задачам развития страны, а не заключаться в банальном обновлении «фасада» во избежание рисков

Петр Скоробогатый

Коллаж Кирилла Рубцова; использовано фото ТАСС

К партийно-политической системе (ППС) России можно задать массу вопросов, но мы зададим всего пять. Пять вопросов, ответы на которые позволят определить вектор ее дальнейшего развития. Мы не предлагаем готовых решений, а включаемся в общественную дискуссию и призываем наших читателей присоединяться — эта тема будет фигурировать на страницах «Эксперта» в ближайшие месяцы. В своем анализе мы также будем прибегать к материалам масштабного кабинетного и экспертного исследования фонда ИНСОМАР, которое помимо прочего содержит представления о модернизации партийно-политического института нескольких десятков известных политиков, политологов, экспертов.

1Зачем России нужна перезагрузка партийно-политической системы?

К задаче перезагрузки ППС России мы подошли на фоне давнего кризиса партийного института во всем мире. Сегодня можно воочию наблюдать, к чему привели негативные тренды, зародившиеся в 1980–1990-е в Старом Свете. Именно тогда традиционные большие партии начали уверенный дрейф от четкого электорального и идеологического позиционирования в сторону размытых повесток и программ. Процесс глобализации, социального расслоения привел к элитаризму в большой политике, партийные элиты перестали ориентироваться на запросы низовых общественных звеньев и избирателя как такового и тесно вплелись в бюрократическую машину. Электорат ответил радикализацией повестки и антиэлитным бунтом, что привело к популярности крайне левых и крайне правых движений, а также движений «популистских», причем в трактовках западного мейнстрима «популистских» — значит «врунов», что совсем не соответствует действительности. Идеологии новых партий основываются на принципах социальной экологии, антиисламизма, антииммиграции и евроскептицизма. Наблюдается рост популярности национализма и консерватизма. И этот тренд уже большая политика: брекзит, Трамп, новая электоральная карта Европы.

Владимир Жириновский, председатель партии ЛДПР. Фото ТАСС

В России пока ничего нового не родилось, есть лишь отмирание прежней системы. ППС сегодня стабильная, но малоэффективная. Очевиден кризис представительства: электоральное ядро политических движений стремительно сужается, люди не видят различий между ними. Парламентские партии воспринимаются как несамостоятельные и зависимые от исполнительной власти, а непарламентские не имеют ни ресурсов, ни сторонников, ни мотивации. В итоге мы наблюдаем дефицит политической конкурентности, кадровую нищету, нарушенный принцип разделения власти. Единый день голосования в 2018 году показал: люди в ряде регионов готовы голосовать за неизвестных кандидатов от оппозиции, лишь бы насолить партии власти за непопулярные реформы. Если этот тренд будет масштабирован, вся система серьезно деформируется накануне важнейшего транзитного президентского цикла.

Собственно, угроза нестабильности и есть тот главный фактор, который сегодня буквально вынуждает власть и общество поднимать вопросы о редизайне партийной системы. Сегодня мы отмечаем несколько кризисных сценариев деградации ППС. Первая группа рисков может реализоваться снизу, поскольку партийная система перестает решать задачу обратной связи с населением и канализации протестных настроений. Эти ее функции деградируют с самого начала «крымского консенсуса», поскольку в результате консолидации уровней власти вокруг национальных интересов страны произошла разбалансировка системы, заметно снизилась политическая альтернатива и свобода выбора для людей. Уже во время пенсионной реформы население, показавшее высокий протестный потенциал, затруднялось с определением выразителя своих интересов. То есть народ не желал идти митинговать под знамена КПРФ или Навального, предпочитая копить злость на кухнях. В момент, когда неэффективные реформы и низкий уровень жизни прорвут плотину народного гнева, власть просто не найдет посредников для мирного диалога.

Другая группа рисков сосредоточена в экономико-хозяйственной и бюрократической элите, часть которой в критический период транзита власти может соблазниться посулами внешних игроков или разыграть собственную партию борьбы за власть. Майданный сценарий способен пошатнуть архаичную конструкцию ППС, не уничтожить, но вынести в лидеры новое движение, вероятнее всего популистского, прозападного, либерального и глобалистского толка. Так это случилось, например, во Франции с внезапным и малоизвестным Эммануэлем Макроном. Или в Бразилии, где очень «вовремя» закончился левый марш и победил правый кандидат Жаир Болсонару. Правда, наши силовики такой разворот к дорогим «западным» партнерам могут и не поддержать — и здравствуй, военная диктатура.

Риски ясны. Но не будет ли правильно задуматься о позитивной мотивации, которая должна лечь в основу задачи по редизайну партийной системы? Возможно, что подходить к вопросу о реформе мы должны исходя из тех целей, которые страна ставит перед собой в ближайшие годы. Многие эксперты убеждены, что становление в России суперпрезидентской модели и вертикали власти сделали партийный институт органом декоративной демократии, поскольку при его активной работе политическая борьба лишь тормозила бы работу исполнительной власти или даже полностью ее блокировала в случае системной турбулентности. Однако пристальный взгляд на историю партийного института в России показывает, что партии всегда выполняли важнейшие функции в деле развития страны.

Так, расстрел Белого дома в 1993 году, как считают, положил конец самостоятельности партийной системы, а выборы в 1996-м убили ее мотивацию. В то же время все 1990-е годы парламент был главным местом межэлитных баталий в стране, при этом партии стремились опираться на реальные социальные группы электората, так или иначе используя этот ресурс для политического влияния. Мы вряд ли найдем добрые слова для этих процессов, тем не менее партийная система 1990-х сыграла свою историческую роль. Это была платформа для публичного поиска элитой и обществом оптимального пути выхода из кризиса постсоветской модели.

В 2000-е мы наблюдали постепенное снижение уровня партийной конкуренции на фоне усиления государства (бюрократии). Из парламента выдавили несистемных заказчиков политики, отказались от выборов губернаторов. Партии консолидировались вокруг задач развития, которые определил Владимир Путин. Функция ППС в эти годы заключалась в экспертной проработке законов для корпоративной системы госуправления.

Можно предположить, что наметившийся застой в партийно-политической системе 2000-х отчасти привел к событиям 2012 года, когда на фоне кризиса и легкой либерализации общественно-политического поля власть (и парламентские партии) внезапно обнаружили слой населения, который требовал честных выборов, а также конкурентности и открытости системы. Ответом стала большая политическая реформа. Но события на Украине и в Сирии спустя два года привели к существенной консолидации политикума на фоне внешних угроз. Оппозиция окончательно становится «системной», продолжается деформация институтов представительства, снижается политическая конкуренция. Но это понятная жертва. В этот период партии придают системе устойчивость на фоне внутренних и внешних угроз, реализуют охранительные функции.

Что дальше? В 2018 году Владимир Путин поставил акцентированную задачу: совершить модернизационный рывок с опорой на гигантскую программу развития инфраструктуры и социально-экономической сферы. Исполнителями выступят госкапиталисты и технократическая номенклатура, получившая обязательство повысить эффективность своей работы. В то же время перед политической системой стоит задача беспроблемного прохождения транзитного периода президентской власти в 2024 году. Эти два пункта не антагонистичны, а накрепко спаяны: именно эффективность госуправления в предстоящие годы позволит доказать состоятельность нынешней властной конструкции.

Поэтому, на наш взгляд, задачи, стоящие перед партийно-политической системой, должны быть амбициозными и модернистскими, а не заключаться всего лишь в обновлении «фасада» во избежание рисков. И включать в себя весь набор функций, выполнявшихся парламентским институтом за четверть века. Партии должны сформировать платформу для дискуссий о путях развития страны, присоединиться к пресловутому поиску образа будущего вместе с элитами и народом. Партии должны вернуть предметное содержание в свою деятельность и свои программы, и на основе этого каркаса вновь акцентировать функции института представительства, дабы придать устойчивость системе на ближайшие непростые годы. Партии должны стать кадровым инкубатором не только для политического института, но и для чиновничьей вертикали. Наконец, партии должны завершить отход от статуса «бешеного принтера» и сосредоточиться на экспертной функции оценщика и разработчика законов, связанных с работой экономики и социальной сферы.

Это те задачи, которые нельзя оставлять на 2024 год. Исходя из них и стоит выстраивать архитектуру партийного поля страны.

2Есть ли у населения запрос на обновление партийно-политической системы?

Надо сказать откровенно: последовательное снижение конкурентности политического процесса практически уничтожило доверие населения к партийной системе, которая в большей степени воспринимается не как самостоятельный институт, а как часть вертикали власти, что приводит к соответствующей пассивной реакции на избирательные кампании и вопросы, связанные с реформированием этого института. Люди все так же ориентируются на лицо, на лидера, на личность — это приводит к всплеску явки на президентских и губернаторских выборах. Однако в целом существующая политическая система не предполагает конкурентности, интриги, реальной борьбы, итог выборов предсказуем и предопределен и поэтому неинтересен. Лояльная часть общества продолжает поддерживать «Единую Россию» как партию президента и как единственную структуру, способную, прежде всего в силу своих административных ресурсов, как-то влиять на принимаемые решения. Остальные партии, как считают люди, лишены возможности проводить в жизнь свои обещания, и именно этот фактор (фактор реальной власти и полной зависимости от Кремля) определяет отношение к партийному институту. Именно здесь кроется ресурс повышения доверия избирателей к партиям.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Бьем по России, чтобы Китай боялся Бьем по России, чтобы Китай боялся

Дональд Трамп угрожает вернуть мир в эпоху ядерных разборок

Эксперт, октябрь'18
Люди хотят диалога с властью Люди хотят диалога с властью

Российскому обществу не нужна любовь государства

Эксперт, ноябрь'18
Смольный на проводе Смольный на проводе

О том, что такое сушка тела и в чем ее плюсы и минусы

Cosmopolitan, ноябрь'18
Вдохновляющее видео или опасная провокация: как не нужно снимать дикую природу Вдохновляющее видео или опасная провокация: как не нужно снимать дикую природу

В Магаданской области в объектив беспилотника попали медведица и ее медвежонок

National Geographic, ноябрь'18
CR 929 получит двигатель после полета CR 929 получит двигатель после полета

В «Ростехе» определились с объемами производства российско-китайского авиамотора

РБК, ноябрь'18
Праздник к нам приходит Праздник к нам приходит

Как создать праздничное настроение в интерьере

AD, ноябрь'18
Ваши персональные данные: как их могут использовать мошенники? Ваши персональные данные: как их могут использовать мошенники?

Ваши персональные данные: как их могут использовать мошенники?

CHIP, ноябрь'18
Миллиардер-обольститель. История успеха Сильвио Берлускони Миллиардер-обольститель. История успеха Сильвио Берлускони

Как самый влиятельный человек в Италии заработал свое состояние

Forbes, ноябрь'18
Минус 3 кг за неделю без голодовки и вреда для здоровья: советы диетолога Минус 3 кг за неделю без голодовки и вреда для здоровья: советы диетолога

Диета, которая поможет быстро избавиться от лишних кг

Cosmopolitan, ноябрь'18
Автозавтра: какими станут машины через пять лет? А через десять? Автозавтра: какими станут машины через пять лет? А через десять?

Гид по будущему автопрома

Популярная механика, ноябрь'18
Домашняя вечеринка своими руками: 5 секретов крутого праздника Домашняя вечеринка своими руками: 5 секретов крутого праздника

Советы о том, как организовать веселье своими силами и на своей территории

Cosmopolitan, ноябрь'18
IKEA и другие: 5 рекламных факапов от известных брендов IKEA и другие: 5 рекламных факапов от известных брендов

IKEA и другие: 5 рекламных факапов от известных брендов

Playboy, ноябрь'18
Гороскоп с 5 по 11 ноября Гороскоп с 5 по 11 ноября

Астропрогноз на неделю для всех знаков Зодиака

Лиза, ноябрь'18
Беспокойное собрание. Что будет с частными музеями бывших миллиардеров Беспокойное собрание. Что будет с частными музеями бывших миллиардеров

Как живут частные музеи в России

Forbes, ноябрь'18
Feduk: Feduk:

Feduk: "Жаль, что галочка в Инстаграме сильно влияет на людей"

Cosmopolitan, ноябрь'18
Главреда «Медузы» отстранили за домогательства, а потом простили: мнения журналистов Главреда «Медузы» отстранили за домогательства, а потом простили: мнения журналистов

Иван Колпаков сохранил пост главного редактора "Медузы"

Esquire, ноябрь'18
Эмоциональный ритейл: в чем особенности модного бизнеса в России Эмоциональный ритейл: в чем особенности модного бизнеса в России

О том, как изменилась модная индустрия в России за 25 лет

Forbes, ноябрь'18
«Сложно любить, когда ничего не угрожает» «Сложно любить, когда ничего не угрожает»

В российский прокат выходит фильм «Холодная война» Павла Павликовского

Огонёк, ноябрь'18
Диарея: история болезни Диарея: история болезни

Рассказываем о самых удивительных противодиарейных снадобьях в истории

National Geographic, ноябрь'18
Прощается, но не уходит Прощается, но не уходит

Канцлер ФРГ Ангела Меркель объявила, что уйдет из политики

Огонёк, ноябрь'18
Забытые подвиги Первой мировой войны, в которые сложно поверить Забытые подвиги Первой мировой войны, в которые сложно поверить

Забытые подвиги Первой мировой войны

Maxim, ноябрь'18
Упражнения, которые калечат: очередное предупреждение от МН Упражнения, которые калечат: очередное предупреждение от МН

О простых движениях, которые запросто могут привести к осложнениям

Men’s Health, ноябрь'18
В Москве прошел бал-перформанс AfterHalloween 2018 В Москве прошел бал-перформанс AfterHalloween 2018

В Москве прошел бал-перформанс AfterHalloween 2018

Maxim, ноябрь'18
Парный взлет Парный взлет

Выручка «Ростеха» после присоединения ОАК может составить 1 трлн руб.

РБК, ноябрь'18
Доминикана: страна созерцателей Доминикана: страна созерцателей

12-часовой перелет на другой край Земли – настоящий туристический подвиг

National Geographic, ноябрь'18
Панические атаки: откуда они берутся и как их остановить? Панические атаки: откуда они берутся и как их остановить?

Как бороться с паническими приступами

Лиза, ноябрь'18
Шутки в сторону: 7 видов контрацепции, о которых ты обязан знать Шутки в сторону: 7 видов контрацепции, о которых ты обязан знать

Ты уже готов стать папой?

Playboy, ноябрь'18
Полный набор продуктов для набора мышечной массы Полный набор продуктов для набора мышечной массы

Что необходимо сделать, чтобы начать набирать мышечную массу

Лиза, ноябрь'18
Согреться в холода: два даосских упражнения Согреться в холода: два даосских упражнения

Чтобы не мерзнуть, освойте простые упражнения, улучшающие терморегуляцию

Psychologies, ноябрь'18
Несносные боссы: 4 типажа невыносимых начальников и способы найти к ним подход Несносные боссы: 4 типажа невыносимых начальников и способы найти к ним подход

К сожалению, не все руководители ведут себя адекватно с подчиненными

Лиза, ноябрь'18