Актер Вадим Андреев: о карьере в кино и жизненных ценностях

Караван историйРепортаж

Вадим Андреев: «Я крепкий ремесленник»

Беседовала Виктория Катаева

Худсовет в полном составе выступил против моей кандидатуры. Только Роговой что-то во мне рассмотрел и утвердил в «Баламута» под свою ответственность. На съемках бесконечно орал, не выбирая выражений: «Идиот! Кретин! Бездарность!» Переживал я страшно, неоднократно порывался уйти, думал: пусть берут более талантливого. Но как уйдешь, если полкартины уже отснято?

— В сериале «Катран», это очередное продолжение «Мосгаза», недавно прошедшем на федеральном канале, как и в предыдущих частях, я сыграл Саблина — генерал-майора милиции и начальника ГУВД Москвы, друга главного героя. С Андреем Смоляковым шутим по поводу затянувшегося проекта: что и лет через двадцать будем на инвалидных колясках въезжать в кадр и шепелявить. Но картина зрителям нравится, рейтинги хорошие, поэтому затевается новое продолжение, сценарий уже написан и скоро, надеюсь, приступим.

— Исполнилось сорок лет со дня выхода на экраны фильма «У матросов нет вопросов» режиссера Владимира Рогового. Это была третья ваша роль в кино.

— По поводу Рогового недавно позвонили с федерального телеканала. Наконец снимают о нем документальный фильм — о режиссере, совершенно несправедливо забытом. Один из лучших его фильмов «Офицеры» стал классикой, на праздничных военных концертах чествуют сыгравших в картине артистов и съемочную группу — тех, кто живой, добрым словом вспоминают ушедших. Но обратил внимание: фамилия режиссера звучит как бы вскользь, а то и вовсе забывают упомянуть. Будто его и не было. А ведь Владимир Абрамович Роговой сам фронтовик. В конце шестидесятых работал директором картин. Как бы не совсем творческая профессия, но вдруг начинает заниматься режиссурой.

К фильмам, которые он снимал, изначально отнеслись предвзято, как к «попсе». Слова такого не использовали, но смысл очевиден — низкопробная халтура на потребу публики, до настоящего искусства далеко. Это обсуждалось не открыто, а, разумеется, кулуарно, но Роговой об этом отношении знал, думаю, переживал, хотя вида не показывал. А фильмы его били рекорды по кассовым сборам, вполне вероятно, еще и поэтому злопыхали коллеги — завидовали. При жизни относились свысока, и когда умер, не вспоминают, а жаль...

Рогового считаю своим крестным папой в кино. Ведь это он утвердил меня на главную роль в свой фильм «Баламут». Я учился во ВГИКе у Льва Кулиджанова и Татьяны Лиозновой на актерско-режиссерском. Набрали шестнадцать будущих режиссеров, к ним пять девочек, желавших стать актрисами, и пятерых парней, среди которых был и я.

— Отец инженер, мама бухгалтер, ничего близкого к кино — почему и в какой момент вы решили пойти в профессию творческую?

— Как раз именно родители и привели меня в ТЮМ — Театр юных москвичей при Дворце пионеров на Ленинских горах. Это виделось им единственным спасением от шпанистого района Ленино-Дачное, в котором мы жили. Сейчас Орехово-Борисово, а в пору моих детства и отрочества была спальная окраина с полукриминальным контингентом. Драться я научился рано. Первым не нападал, а вот обороняться приходилось частенько. Лет в девять-десять, бывало, победишь в честной дворовой драке, противник убегает с воем домой — через пять минут возвращается с мамой, показывает ей пальцем на меня как на обидчика, и та принимается истошно орать: «Езжай в свой Израиль!» А я даже не знал, что это такое, какой Израиль и почему мне нужно туда «езжать»?

Тем более что евреем был только дед по отцу, Абрам Самойлович Фейгельман. Все остальные в нашей семье русские, православные. Одна бабушка — Антонина Николаевна Дубровина, дочь купца третьей гильдии, церковного старосты на Сретенке. Вторую звали Прасковьей Ивановной Макаровой. Ее дочь, моя мама Надежда Ивановна, русоволосая, голубоглазая, нос чуть картошкой, внешность — «русопятее» не придумаешь.

Дед Абрам был гравером, считался одним из лучших в Москве. Потрясающие делал монограммы на перстнях, работал всегда вручную. На верстачке лежала газетка, чтобы не просыпалась даже граммулька золота, когда гравировал, к примеру, золотой перстень или часы. Все эти граммулечки дед ссыпал с газетки в коробочку и отдавал заказчикам. Мог бы крохотульки собирать, глядишь, набралось бы на слиток. Но он не оставлял себе даже крошки, честнейшим был человеком. Воевал в Первую мировую, во Вторую участвовал в обороне Москвы. Когда немцев отогнали, его демобилизовали из-за болезни ног — застудил, ноги болели и беспокоили его до самой смерти.

Когда я оканчивал школу, родители развелись, обзавелись новыми семьями. Я поселился с дедом в его хрущевке на первом этаже в Царицыно. Но по тем временам отдельная квартира, да еще трехкомнатная — настоящие хоромы!

Курс у нас подобрался дружный, тусовались то в общаге, то у меня дома. Абрам Самойлович — ему было уже за восемьдесят — по такому случаю надевал костюм с белой рубашкой, повязывал галстук и при полном параде принимал гостей. Через много лет как-то вспоминали юность с однокурсницей Леной Цыплаковой. Она входила в нашу студенческую компанию и не раз бывала у меня дома. Вдруг говорит: «Я красивее мужчины, чем твой дед, не встречала. И если б он в ту пору вдруг сделал мне предложение, я бы, знаешь, согласилась».

Но вернусь к ТЮМу. Я был абсолютно зажат. Стеснительный донельзя! Ни стихотворение, ни басню не мог прочитать. Спасла «половая принадлежность» — в студии занималось много девочек, а вот мальчишек, наоборот, не хватало. Только поэтому замечательные педагоги Евгения Васильевна Галкина и Валентин Николаевич Петухов меня и взяли. Попав в эту обстановку и вдохнув запахи кулис, заразился «театральной бациллой» — к моменту окончания школы никакой иной судьбы себе не представлял, кроме как стать артистом.

Родители такого поворота, конечно, не ожидали. Одно дело — просто творческая студия, и совсем другое будущая профессия. Предлагали иняз, у кого-то из родни имелся там блат в приемной комиссии. Я отказался. Мама попыталась воздействовать страшным, как ей, видимо, казалось, аргументом:

— А если не поступишь в театральный? В армию попадешь!

— Ничего, отслужу и снова буду поступать.

Упертым был. С театральным действительно пролетел — не прошел по конкурсу. Но попал дополнительным набором во ВГИК.

— Повезло учиться у таких мастеров, как Кулиджанов и Лиознова?

— Мы очень любили Льва Александровича. Как раз в тот период, когда учились, он снимал фильм «Карл Маркс. Молодые годы» и в институте появлялся где-то раз в месяц. Как солнышко ясное. Мудрый, доброты необыкновенной. Татьяна Михайловна, наоборот, ничего тогда не снимала и целиком посвятила себя нам. Лиознова была человеком настроения. Если приходила в радужном — излучала обаяние и доброту. И вдруг абсолютно без повода могла превратиться в фурию, ругалась, очень страшна была в гневе. Мы этих ее вспышек жутко боялись.

Во ВГИКе я играл очень много отрывков у Андрея Эшпая, Саши Хвана и других однокурсников-режиссеров. Учились у нас и иностранцы — колумбиец Карлос Сантана, сомалиец, поляк... СССР всячески поощрял и приветствовал дружбу братских народов. Был монгол — постоянно спал на занятиях. В итоге его отчислили, хотя иностранцев обычно не выгоняли — но этот никак не мог выучить русский язык.

Позже кто-то из педагогов рассказал, что наш соня, представляете, у себя на родине — известнейший поэт, примерно как у нас в семидесятые Андрей Вознесенский. Зачем его вдруг потянуло в СССР и во ВГИК — непонятно. Ливанец и его друг-сириец во втором семестре второго курса ставили отрывки современных авторов, меня назначили играть бедного араба на оккупированной израильской территории.

В свободное время, как уже сказал, мы тусовались. Общага находилась в городке Моссовета и представляла собой жуткий барак послевоенной постройки, по этажам и комнатам бегали огромные крысы. На общей кухне ребята из Вьетнама жарили селедку, запах добавлял колорита живописнейшей картине студенческих будней.

Выпивали. Причем не водку, а жуткие портвейны. Еще был вермут: тягучий, им можно было забор красить! Но стоил очень дешево — всего рубль шестьдесят семь, как раз для бедных студентов. Удивительно, как алкоголь такого качества и в таком количестве выдерживала печень. Впрочем, молодости и не такие подвиги по плечу.

Колумбиец Карлос происходил из обеспеченной семьи, иностранцы все были не из бедных. По нему сразу видно — не наш соотечественник: смуглый, в дорогом пальто. Время от времени ему присылали переводы — щедрый Сантана тут же устраивал банкет для друзей и деньги пропивались. К третьему курсу его пальто износилось, ботинки порвались, и Карлос сменил их на солдатские сапоги. Смотрелось комично — смуглый высокий будущий режиссер в потрепанном пальто и кирзачах. Однажды в очередной раз в той же старой жуткой общаге сидели с ним и пили вышеупомянутый вермут. Подняли по граненому стакану, чокнулись... И Карлос вдруг зарыдал: «Если бы все это видела моя мама!»

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Евгения Крюкова: Евгения Крюкова:

Интервью со звездой сериала «Подражатель» Евгенией Крюковой

Караван историй
Ключ поверни и полетели: пять аэромобилей, которые можно будет купить Ключ поверни и полетели: пять аэромобилей, которые можно будет купить

Летающие автомобили — отличное средство от пробок!

Playboy
Дарья Повереннова: «Нам удалось уйти от тоскливой свадебной классики» Дарья Повереннова: «Нам удалось уйти от тоскливой свадебной классики»

Актриса Дарья Повереннова всегда мечтала встретить настоящего мужчину

Караван историй
Кажется, вы не умеете расслабляться: рассказываем, как научиться делать это правильно Кажется, вы не умеете расслабляться: рассказываем, как научиться делать это правильно

Тут все не так просто. Настоящий отдых – это навык, которым еще надо овладеть

GQ
Анастасия Меньшикова. Своя дорога Анастасия Меньшикова. Своя дорога

История жизни жены Олега Меньшикова

Караван историй
Китайский термоядерный реактор проработал 17 минут. Насколько это приближает людей к энергии «рукотворных звёзд» Китайский термоядерный реактор проработал 17 минут. Насколько это приближает людей к энергии «рукотворных звёзд»

Учёные уже 60 лет пытаются освоить термоядерный синтез

TJ
Мила Сивацкая. Метод проб и ошибок Мила Сивацкая. Метод проб и ошибок

Мила Сивацкая: если бы меня взяли на большую роль "с улицы" — я бы не сыграла

Коллекция. Караван историй
«Сбер» обошел Ferrari в рейтинге самых сильных брендов Европы «Сбер» обошел Ferrari в рейтинге самых сильных брендов Европы

«Сбер» занял первое место в рейтинге самых сильных брендов Европы

Inc.
Роберт Фальк. Случайная встреча Роберт Фальк. Случайная встреча

Таких черных туч над Фальком не сгущалось даже после возвращения из Парижа

Караван историй
Как вывести экран телефона на телевизор Как вывести экран телефона на телевизор

Мы собрали способы, которые помогут вывести видео с телефона на телевизор

CHIP
«Любого можно сделать умным» «Любого можно сделать умным»

Вадим Мошкович о том, зачем он открывает начальную школу и детский сад

Robb Report
Сердцу не прикажешь: самые известные любовницы президентов Сердцу не прикажешь: самые известные любовницы президентов

И у президентов есть слабости, например красивые женщины

Cosmopolitan
Красота не всегда спасает мир Красота не всегда спасает мир

Известный физик-теоретик рассказывает о кризисе в физике

Эксперт
Хочу учиться до 100 лет Хочу учиться до 100 лет

Герои статьи вновь оказались в статусе студентов, когда им было больше 60 лет

Лиза
Татьяна Конюхова. Уроки судьбы Татьяна Конюхова. Уроки судьбы

Татьяна Конюхова — о своей юности и карьере актрисы

Караван историй
Откуда взялся «налог на вклады больше миллиона» и кому придется его платить Откуда взялся «налог на вклады больше миллиона» и кому придется его платить

Объясняем на пальцах, сколько денег и за что отдадут рачительные вкладчики

Maxim
Российские археологи раскопали под Калининградом средневековое прусское поселение Российские археологи раскопали под Калининградом средневековое прусское поселение

Ученые подтвердили, что местные жители контактировали с населением Древней Руси

N+1
Как работает матрица большого телескопа: подробно о сложном Как работает матрица большого телескопа: подробно о сложном

Астрономы обсерватории Китт-Пик пробуют внедрить альтернативу адаптивной оптике

Популярная механика
Солнечная электростанция в космосе: путь для решения земных проблем или наоборот? Солнечная электростанция в космосе: путь для решения земных проблем или наоборот?

В мире есть два пути решения энергетических проблем: эффективный и приятный

Naked Science
Маска, я тебя знаю Маска, я тебя знаю

История новогодних маскарадных костюмов

Культура.РФ
Вокруг света Вокруг света

Интерьер квартиры, в котором все завязано на игре света и тени

AD
Слишком сильные для депрессии Слишком сильные для депрессии

По статистике, мужчины в 2 раза реже страдают от депрессии, чем женщины

Домашний Очаг
Археологи раскопали в южной галерее Денисовой пещеры 3154 каменных артефакта Археологи раскопали в южной галерее Денисовой пещеры 3154 каменных артефакта

Найденные каменные артефакты относятся к среднему и верхнему палеолиту

N+1
Самые неоднозначные акции и перформансы, оставившие след в истории России Самые неоднозначные акции и перформансы, оставившие след в истории России

Грань между искусством и хулиганством тонкая

GQ
Топ-10 фактов о мадагаскарской руконожке Топ-10 фактов о мадагаскарской руконожке

Ай-ай — это не возглас, который издает человек при виде этого необычного зверька

Популярная механика
Физики создали оптическую квантовую батарею на сверхпоглощении Физики создали оптическую квантовую батарею на сверхпоглощении

Физики впервые продемонстрировали эффект сверхпоглощения света

N+1
Прогулка с котом по Эрмитажу... Прогулка с котом по Эрмитажу...

Путешествие по музею во времени и пространстве с котом-экскурсоводом

Караван историй
Как младенцы распознают своих матерей? И распознают ли вообще? Как младенцы распознают своих матерей? И распознают ли вообще?

Могут ли младенцы узнавать своих мам?

Популярная механика
Воля Салаха Воля Салаха

Мохамед Салах — величайший футбольный игрок. Не сегодня — так завтра

GQ
Материальное состояние Материальное состояние

Квартира, в которой поразительно эстетически сочетаются все отделочные материалы

AD
Открыть в приложении