Вся медицина должна стать профилактической

На вопросы редакции отвечает академик Юрий Беленков

Наука и жизньРепортаж

Вся медицина должна стать профилактической

На вопросы редакции отвечает академик Юрий Беленков, директор Клиники госпитальной терапии им. А. А. Остроумова, президент Общества специалистов по сердечной недостаточности.

Беседу ведёт Наталия Лескова

Академик Юрий Никитич Беленков.

— Юрий Никитич, прежде всего поясните пожалуйста, что такое сердечная недостаточность?

— Если говорить просто, сердечная недостаточность — это состояние, когда сердце плохо работает как насос. Мы довольно часто читаем: такой-то человек умер от сердечной недостаточности, хотя был совершенно здоров. Ерунда. Так не бывает. Сердечная недостаточность — это всегда процесс, протяжённый во времени. Люди умирают от остановки сердца или дыхания, а сердечная недостаточность ведёт человека к финалу долго и исподволь. Начинается всё с появления таких классических симптомов, как тяжесть при ходьбе, одышка, сердцебиение, слабость, отёки… Если эти состояния возникли — пять-семь лет жизни отведено человеку, даже при самых современных методах лечения. Не больше.

— Правда ли, что таких пациентов становится всё больше?

— Да, их количество год от года растёт. Дело в том, что раньше они просто не доживали до такого состояния. Раньше от инфаркта миокарда умирал каждый второй, а сейчас врачей ругают даже за восемь процентов летальности. Мы неплохо научились спасать жизнь кардиологических пациентов, а миокард — нет. Если человек перенёс первый, второй инфаркт — это уже тяжело больной пациент, предрасположенный к ряду тяжёлых кардиологических осложнений, в том числе к сердечной недостаточности. И процент таких пациентов растёт. Стенокардия, ишемическая болезнь сердца — это, как правило, последствия неадекватно леченной артериальной гипертонии, которая имеется у огромного количества наших граждан, и многие о болезни даже не догадываются. Коварство гипертонии в том, что нередко она протекает бессимптомно. Иной раз пациент говорит: у меня, мол, давление 170 на 100 — это нормально, я себя хорошо чувствую. Не бывает таких «нормальных» показателей давления! Если даже вы себя при этом неплохо чувствуете, это совсем не значит, что так же чувствуют себя ваши сосуды. Они страдают. И всё это создаёт грозный фон для последующих осложнений, вплоть до инфаркта и инсульта. По нашим данным, только 60 процентов пациентов знают о своей артериальной гипертонии, из них 40 процентов как-то лечатся и лишь 16 процентов получают адекватное лечение, достигающее целевого назначения.

— Какую работу в этом направлении проводит общество, которое вы возглавляете?

— Двадцать лет назад, когда проблема сердечной недостаточности начала обозначаться, мы собрались вместе — 12 молодых кардиологов — и стали её обсуждать. Нам тогда казалось, что это казуистика, редкие, единичные случаи, которые никогда не примут характера эпидемии. Как же мы ошибались! Проблема росла и крепла, а вместе с ней ширились ряды нашего общества. Если первые наши семинары проходили в кафе и ресторанах, то потом мы начали собирать большие залы. Сейчас на конгрессы по сердечной недостаточности с международным участием съезжаются более двух тысяч человек, с этой целью мы арендуем «Крокус Экспо», где задействованы все залы. Это само по себе говорит о масштабе проблемы.

За последние годы мы сделали многое. Первое — это подготовка врачей. У нас проходит по 85 школ в год, на каждой мы обучаем по 100—150 человек. Это 8000 врачей ежегодно. Мы проводим лекции, интернетсеминары. Обучаем не только кардиологов, но в первую очередь терапевтов. Ведь большинство кардиологических пациентов попадают именно к ним, поэтому очень важно, чтобы врач первичного звена хорошо ориентировался в этой проблеме.

Второе — мы проводим огромное количество онлайн-консультаций. С принятием закона о телемедицине это стало возможным. Вот вчера я шёл по коридору с лекции и через WhatsApp консультировал женщину из Первоуральска Свердловской области. Конечно, важно, чтобы рядом с ней находился лечащий врач, тогда наше общение пойдёт продуктивнее. Мы вместе находим оптимальный алгоритм лечения, а если необходимо — приглашаем пациентов в Москву на очную консультацию. Они приезжают, мы их «компенсируем». Хотелось бы сказать — вылечиваем, но, к сожалению, это не так просто.

И третье — появились специализированные койки для лечения сердечной недостаточности. Сейчас это общемировой тренд; у нас же такое движение лишь начинается, и нередко мы видим сопротивление даже со стороны пациентов, которые не понимают, зачем нужна госпитализация. Наша задача — объяснять, почему это необходимо. Такая помощь будет трёхуровневой. Первый уровень — поликлиника, амбулатория, второй — койки в больницах и госпиталях на базе кардиологических и терапевтических отделений, третий — специализированные федеральные центры, которые должны быть созданы по всей стране. По нашим оценкам, их должно быть не менее одного центра на 400 000 населения.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Interstellar Lab планирует построить «марсианскую деревню» в пустыне Мохаве Interstellar Lab планирует построить «марсианскую деревню» в пустыне Мохаве

Добраться до Марса – это одно, а жить там – совсем другое

Naked Science
Скандалы, подделки и Alka-Seltzer: на чем зарабатывал Сальвадор Дали Скандалы, подделки и Alka-Seltzer: на чем зарабатывал Сальвадор Дали

Как великий сюрреалист преуспел не только в живописи, но и в зарабатывании денег

РБК
Ближневосточный разлом Ближневосточный разлом

Ближний и Средний Восток обречен на трансформацию

Эксперт
Не сошлись в развитии Не сошлись в развитии

Из всех целей развития российским гражданам ближе всего достойная оплата труда

Эксперт
«Мой сын вылитый Пиноккио» «Мой сын вылитый Пиноккио»

Среди премьер Берлинского кинофестиваля — «Пиноккио» Маттео Гарроне

Огонёк
«Расскажите немного о себе»: что отвечать на этот вопрос? «Расскажите немного о себе»: что отвечать на этот вопрос?

«Расскажите немного о себе» — проверка коммуникативных навыков соискателя

Psychologies
Дрянная девчонка Дрянная девчонка

От сериала «Дрянь» до бондианы — история успеха Фиби Уоллер-Бридж

Vogue
5 мифов о детоксе 5 мифов о детоксе

С задачами популярных детокс-диет организм может справиться самостоятельно

Домашний Очаг
Sex Education – по-прежнему очень смешной и в то же время полезный сериал о сексе Sex Education – по-прежнему очень смешной и в то же время полезный сериал о сексе

Кажется, сценаристы Sex Education забыли, что любому шоу необходимо развитие

GQ
Российская мода: есть ли в ней эстетика или это просто экономика? Российская мода: есть ли в ней эстетика или это просто экономика?

Сегодня традиционные сарафаны, гжель, хохлома в дизайне одежды встречаются редко

Forbes
К 100-летию Федерико Феллини: режиссер в цитатах об искусстве и жизни К 100-летию Федерико Феллини: режиссер в цитатах об искусстве и жизни

Предлагаем познакомиться с мироощущением Федерико Феллини через цитаты режиссера

РБК
Зайцева гора: кровавая высота Великой Отечественной войны Зайцева гора: кровавая высота Великой Отечественной войны

Представь, что тебе вручают мину и ты тащишь ее 30 километров по бездорожью

Maxim
Бой с тенью: тренировки по боксу в домашних условиях Бой с тенью: тренировки по боксу в домашних условиях

Бокс развивает выносливость и силу, «подсушивает» тело

Cosmopolitan
Кому не нужен закон о домашнем насилии: рассказывает Екатерина Попова Кому не нужен закон о домашнем насилии: рассказывает Екатерина Попова

Кто протестует против закона о домашнем насилии и почему

Cosmopolitan
Вечно молодой Вечно молодой

Дмитрий Харатьян, как, впрочем, и его герои, совсем не стареет

Лиза
Джентльменский напор Джентльменский напор

Криминальная сага от режиссёра «Большого куша»

GQ
Почему могут перестать летать российские ракеты? Правда об инвестициях в Россию, которая не прозвучала в Давосе Почему могут перестать летать российские ракеты? Правда об инвестициях в Россию, которая не прозвучала в Давосе

Какая проблема российских властей мешает привлекать иностранные инвестиции

Forbes
Ум, секс и робот Ум, секс и робот

Чем удивила мир выставка Consumer Electronics Show — 2020

Огонёк
Бизнес уже платит за будущее планеты Бизнес уже платит за будущее планеты

Вся современная экономическая система находится под угрозой

Эксперт
Бри Ларсон. Возмутительница спокойствия Бри Ларсон. Возмутительница спокойствия

Бри Ларсон — женщина-боец, нравится это кому-то или нет

Караван историй
Пространство для маневра Пространство для маневра

Модница Ксения Чилингарова закончила ремонт в квартире

Tatler
Патриот с автоматом. Маленький шаг для человечества, но огромный скачок для УАЗа Патриот с автоматом. Маленький шаг для человечества, но огромный скачок для УАЗа

Вы за рулём УАЗа, который ждал автоматическую коробку долгие четырнадцать лет

4x4 Club
Зачем людям деньги Зачем людям деньги

Как обучить детей финансовой грамотности и обеспечить их будущее

Robb Report
Кортизол: сохраняй равновесие Кортизол: сохраняй равновесие

Кортизол – один из самых частых провокаторов гормонального дисбаланса

Лиза
Сергей Зинкевич: Что мешает «цифровизации» бизнеса? Сергей Зинкевич: Что мешает «цифровизации» бизнеса?

Почему не нужно бояться пробовать что-то новое в сфере ИТ

СНОБ
Спать хочется Спать хочется

Ночью ты спишь положенные 7–8 часов, но днем все равно сонная, в чем причина?

Лиза
Женские куртки на синтепоне: стильное утепление Женские куртки на синтепоне: стильное утепление

Пожалуй, куртка на синтепоне – лучшая альтернатива объёмным пуховикам.

Cosmopolitan
Мама может все, что угодно Мама может все, что угодно

Семейные проекты многодетных матерей

Огонёк
Выбирайте свой путь: как поменять работу и цель жизни Выбирайте свой путь: как поменять работу и цель жизни

Коуч Мария Макарушкина предлагает четкий план для самостоятельных действий

Psychologies
Разбрасываться деньгами — личное дело? Вопрос дня Разбрасываться деньгами — личное дело? Вопрос дня

Насколько публичной персоне уместно в прямом смысле разбрасываться деньгами?

СНОБ
Открыть в приложении