Семь лет в Тибете

Путевые записки известного австрийского путешественника и писателя, пешком – через годы скитаний и плен – дошедшего до Тибета и сумевшего близко познакомиться с жизнью местной элиты, стать наставником и другом Далай-ламы. Этот автобиографичный роман был опубликован в 1952 году, но на русском полный текст книги впервые выходит только сейчас, в издательстве «Азбука»

Playboy

Проза

Генрих Харрер

Семь лет в Тибете

Путевые записки известного австрийского путешественника и писателя, пешком – через годы скитаний и плен – дошедшего до Тибета и сумевшего близко познакомиться с жизнью местной элиты, стать наставником и другом Далай-ламы. Этот автобиографичный роман был опубликован в 1952 году, но на русском полный текст книги впервые выходит только сейчас, в издательстве «Азбука»

Иллюстрация Карина Барабанова
Перевод Александра Горбовая

You made a daring escape. I am sorry, I have to give you twentyeight days!1 – cказал встретивший нас по возвращении полковник-англичанин. Двадцать восемь дней я наслаждался свободой и теперь, в качестве наказания за попытку бегства, должен был провести двадцать восемь дней в одиночной камере. Но так как англичане не отказывали этому «дерзкому побегу» в некотором героизме, условия моего наказания соблюдались не столь строго, как это бывало обычно.

Отбыв назначенный срок одиночного заключения, я узнал, что Маркезе пришлось отсидеть столько же одному в другом конце лагеря. Он пообещал помочь мне с новым побегом, но сам наотрез отказался в нем участвовать. Не теряя ни дня, я начал рисовать себе новые карты и обдумывать полученный в процессе неудачной попытки опыт. В успехе своего нового плана я был почти убежден. На этот раз я решил идти один.

Зима быстро прошла за разными приготовлениями, и я встретил новый «сезон побегов» во всеоружии. В этот раз я хотел начать пораньше, чтобы пройти деревню Нэлан, пока она еще необитаема. На возврат доверенных индийцу вещей я не стал полагаться, а заново раздобыл все необходимое. Трогательным свидетельством лагерного братства стали денежные вспомоществования, которыми меня оделяли товарищи по несчастью, хотя каждый из них мог потратить эти сбережения на собственные нужды.

Конечно, не только я думал бежать из лагеря. Два моих лучших друга, Рольф Магенер и Хайнс фон Хафе, тоже готовили побег. Оба они отлично говорили по-английски и хотели через Индию добраться до бирманского фронта. Хафе двумя годами ранее уже пытался бежать с одним товарищем и практически добрался до Бирмы, но неподалеку от границы их схватили. При второй попытке бегства его спутник погиб. Другие обитатели лагеря – три или четыре человека – тоже строили планы побега. В конце концов мы собрались всемером и решили бежать из лагеря вместе, ведь несколько одиночных побегов заставили бы руководство лагеря усилить меры безопасности, что усложнило бы задачу для тех, кто окажется не первым. В случае удачи нашего предприятия дальше каждый мог действовать сообразно собственным планам. Петер Ауфшнайтер, который на этот раз планировал побег совместно с уроженцем Зальцбурга Бруно Трайпелем, а также берлинцы Ганс Копп и Заттлер намеревались, как и я, направиться в Тибет.

Операция была назначена на вторую половину дня 29 апреля 1944 года. Наш план состоял в том, чтобы переодеться в костюмы рабочих, ремонтирующих ограду лагеря. Ремонтные бригады были для всех привычным зрелищем: столбы ограды лагеря постоянно подтачивали полчища белых муравьев, и забор приходилось непрестанно ремонтировать. Ремонтная бригада состояла из нескольких индийцев и одного англичанина, который над ними надзирал.

В назначенное время мы собрались в маленьком сарайчике поблизости от – мы точно это выяснили – практически не охраняемого коридора из колючей проволоки, и наши гримеры в мгновение ока превратили нас в смуглокожих индийцев. Хафе и Магенер получили форму английских офицеров, которую мы тайно сами сшили в лагере. А нам, «индийцам», остригли головы и надели тюрбаны. И хоть ситуация была очень серьезная, взглянув друг на друга, мы не смогли сдержать смеха. Потому что выглядели мы так, будто собрались на карнавал. Двое из нас взяли лестницы, которые мы принесли в этот неохраняемый коридор еще предыдущей ночью. Кроме того, мы раздобыли большой кусок колючей проволоки и накрутили его на один из столбов. Нехитрые пожитки спрятали частично под широкие одеяния, а частично увязали в узлы. Это не должно было привлечь внимание, потому что индийцы постоянно что-то таскают с собой.

Два наши «английских офицера» выглядели совсем как настоящие. Под мышками они держали свернутые в трубочки строительные планы и с надменным видом поигрывали своими офицерскими тросточками. В ограждении мы заранее проделали дыру, через которую теперь один за другим проскальзывали в неохраняемый проход, отделявший друг от друга разные флигели лагеря. Оттуда было еще метров триста до главных ворот. Мы совершенно не привлекали внимания. Только один раз мы остановились, и «офицеры» принялись внимательно осматривать состояние ограждения – когда недалеко от главных ворот проехал старший сержант на велосипеде. А потом мы глазом не моргнув прошли мимо караульных, которые молодцевато отдали честь офицерам, а нас, чернорабочих, не удостоили и взглядом. Наш последний, седьмой товарищ, Заттлер, который несколько задержался в бараке, бежал сзади, весь вымазанный черным, усердно размахивая ведром со смолой. Догнать нас ему удалось только за воротами лагеря.

Едва я распаковал вещи, как недалеко от меня показалась стая обезьян

Едва оказавшись вне поля зрения караульных, мы шмыгнули в кусты и скинули свои маскарадные костюмы. Под ними у нас была форма цвета хаки, обычная наша одежда во время прогулок. Без лишних сантиментов мы попрощались друг с другом. С Хафе и Магенером мы пробежали вместе несколько миль, а потом наши пути разошлись. Я намеревался двигаться той же дорогой, что и в прошлый раз. Я старался не терять ни минуты, чтобы к утру оказаться как можно дальше от лагеря. В этот раз я намеревался строго придерживаться правила идти только в темное время суток, а на рассвете искать укрытия. Нет, больше мне рисковать не хотелось! Четверо моих товарищей, которые тоже выбрали себе целью Тибет, не стали разделяться и решили дерзко двигаться по главной дороге, идущей через Массури в долину Ганга. Я на такое не отважился и двинулся своим прежним путем через долины Джамны и Аглара. В первую ночь мне пришлось идти по Аглару вброд не меньше сорока раз, но, несмотря на это, к утру я остановился точно в том месте, до которого мы в прошлый раз добрались только на четвертый день – так быстро у меня получалось продвигаться в одиночку. Я был счастлив, что наконец оказался на свободе, и очень доволен своими успехами – не важно, что я был весь в ссадинах и ранах и за одну ночь, из-за тяжелого груза за плечами, до дыр износил пару новых теннисных туфель.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Все что нам надо Все что нам надо

Наш обзор вполне достижимых свершений заставит вас вспомнить о радости жизни

Playboy
Признаю себя виновным Признаю себя виновным

Актер, музыкант, общественный деятель, икона стиля и совесть поколения… Джаред Лето доказывает, что лучший способ оставаться молодым — не оставаться равнодушным.

Glamour
Кредитка доверия Кредитка доверия

Рассказываем, как ты можешь заработать на кредитной карте

Cosmopolitan
Меньше не было смысла Меньше не было смысла

Чтобы почувствовать, как велик окружающий нас мир, лучше всего поселиться в маленьком доме. Тем более что современные архитекторы умудряются сделать даже крохотное жилье предельно функциональным. И очень симпатичным.

AD
30 вещей, которые я знаю в 30 30 вещей, которые я знаю в 30

14 октября Ирена Понарошку отмечает 34‑летие. Освоившись в бальзаковском возрасте, телеведущая составила список премудростей современной девушки «за 30». Получилось свежо и жизнеутверждающе.

Glamour
Toyota C-HR Toyota C-HR

Японцы выводят на рынок кроссовер C-HR, модель младше RAV4. На прицеле – европейский рынок: новинку проектировали под вкусы жителей Старого Света, ее продажи там стартуют до конца года. Что же это за автомобиль?

Quattroruote
Реванш по-итальянски Реванш по-итальянски

Возродив семейную фабрику Edesim в Неаполе, Эдуардо де Симоне отдался своей страсти и основал одноименное ателье.

The Rake
Дорогая наша Дорогая наша

Одна из самых успешных моделей в мире Ирина Шейк за последние пару лет добилась абсолютного признания в мире Высокой моды и окончательно избавилась от приставки «герлфренд». Хотя для нас, любящих соотечественников, она уже давно перешла в разряд национального достояния.

Glamour
Правовая грамотность Правовая грамотность

Как правильно «читать» водительское удостоверение и разобраться в новых специальных отметках об ограничениях?

АвтоМир
Гибкий подход Гибкий подход

Гибкий подход.

Популярная механика
Mercedes B-Сlass Mercedes B-Сlass

С одной стороны, этот автомобиль очень похож на хэтчбек, с другой – вроде бы и минивэн. Так с какими задачами ему под силу справиться, а с какими нет?

АвтоМир
Hyundai Ioniq Hyundai Ioniq

Этот гибрид – первенец новой эры в истории корейской марки. У него в активе бодрая и плавная езда, неплохая устойчивость.

Quattroruote
На службе знакомств На службе знакомств

Не получается найти свою половинку? Возможно, стоит доверить столь ответственное дело профессионалу. Знакомьтесь: сваха — личный помощник в поиске спутника жизни.

Добрые советы
Честный обмен Честный обмен

Рассказываем, что такое метаболизм, как он влияет на ваш вес и что нужно сделать, чтобы превратить его в союзника в борьбе за стройность.

Glamour
По осени меняют По осени меняют

Это уже стало традицией – с 1 сентября вступают в силу сразу несколько новых законов. Автомобилисты, будьте бдительны!

АвтоМир
Для семьи и работы Для семьи и работы

Автомобиль, который за пару минут можно превратить из вместительного среднеразмерного грузовика в комфортный минивэн для семейных путешествий... Звучит фантастично? Грузопассажирский Peugeot Expert может и не такое!

АвтоМир
Русские идут! Русские идут!

Короткая история о том, как небольшой семейный бизнес перерос в серьезное производство машин для активного отдыха

АвтоМир
Наделла и спасение Microsoft Наделла и спасение Microsoft

Windows действует на нервы. Microsoft спотыкается. Одним ловким маневром генеральный директор Сатья Наделла намерен спасти компьютерного гиганта. И при этом он делает ставку скорее на необычные пути спасения.

CHIP
Про­ще­ние сла­вян­ки Про­ще­ние сла­вян­ки

Ес­ли ан­ти­им­ми­грант­ская ри­то­ри­ка сде­ла­ет До­наль­да Трам­па пре­зи­ден­том, его же­на Ме­ла­ния станет пер­вой ле­ди, ко­то­рая ро­ди­лась не в США. Ло­рен Кол­линз объ­яс­ня­ет, по­че­му мо­дель из Сло­ве­нии — это боль­шая на­цио­наль­ная про­бле­ма.

Tatler
Цветущий вид Цветущий вид

Новый проект легендарного дизайнера Тони Баратты — интерьер поместья в Коннектикуте — так ярок и пестр, что напоминает букет садовых цветов.

AD
Грозит ли диабет лично тебе? Грозит ли диабет лично тебе?

«Ешь поменьше сладкого, а то диабетом заболеешь!» – пугают мамы склонных к полноте дочек. Насколько реален повод для этих переживаний?

Лиза
Водный мир Водный мир

В контексте затеянного городскими властями масштабного «благоустройства» в центре столицы все городские неурядицы принято считать последствиями «плиткомании» начальства. Даже аномальные дожди. Мы не знаем наверняка, кто виноват в последних катаклизмах – Собянин или всевышний. Ясно одно, к воде в столице больше нельзя относиться легкомысленно…

АвтоМир
Купе на каждый случай Купе на каждый случай

Непрактичность вошла в моду как особый шик, который не все могут себе позволить. Впрочем, есть какое-то кокетство в том, чтобы называть словом Coupe автомобиль, подходящий для всех случаев жизни – даже тех, где налицо нехватка асфальта. Кто там заказывал «как GLE, но поменьше»?

АвтоМир
Новое назначение Новое назначение

Внедорожник Mitsubishi Pajero Sport примерил статус флагманской модели. И что скрывается под его новой, более «глянцевитой» внешностью?

АвтоМир
Певец свободы Певец свободы

Москвичка Амалия Гогешвили переписывает правила оперной карьеры: она хочет всего и сразу и добивается этого на сцене и в жизни.

Vogue
Aston Martin DB11 Aston Martin DB11

Британцам понадобилось 103 года, чтобы сделать «самый важный автомобиль в истории Aston Martin». Когда так о новинке говорит глава компании, поневоле поверишь...

Playboy
Bentley Bentayga Bentley Bentayga

Вот и англичане не устояли: далеко ли сегодня уедешь без кроссовера? Традиции традициями, но времена берут свое. И тем не менее это самый необычный кроссовер из тех, что были на полигоне Quattroruote.

Quattroruote
Не на пустом месте Не на пустом месте

До сих пор лишь японцы создавали «с нуля» премиум-бренды, чтобы соперничать с немцами. Но Hyundai решил повторить этот опыт. Quattroruote разузнал подробности о модельной гамме марки Genesis.

Quattroruote
Mercedes A-Class Mercedes A-Class

Вот раньше как было: если ты в семье младший, то будь добр, донашивай за старшими штаны и куртки. Самый маленький Mercedes ничего донашивать не собирается

АвтоМир
Господарь Валахии Господарь Валахии

Предприниматель Антонио Бембо построил для своей семьи дом в Валахии, чтобы быть ближе к природе и заряжаться от нее энергией.

AD
Открыть в приложении