Остров

Корреспондент «Вокруг света» отправился на Курильскую гряду в экспедицию

Вокруг светаПутешествия

Остров

Хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах. Корреспонденту «Вокруг света», который отправился на Курильскую гряду в экспедицию, организованную РГО и Министерством обороны, пришлось тягаться с особыми силами. Нет, не вооруженными…

Текст Кирилл Сидоров
Фото Константин Чалабов

0:00 /
1199.292

С территории военного аэродрома Буревестник группу журналистов, в числе которых я и фотограф Константин прибыли на остров Итуруп, вывозили по-солдатски сурово — под брезентовым пологом в кузове «Урала». Столь «радушный» прием объяснялся просто: на любом другом транспорте перемещаться по острову проблематично. Минут пятнадцать мы глотали пыль и, сидя на деревянных лавках, утрамбовывали внутренности на каждой кочке разбитой грунтовой дороги, пока грузовик не выехал на океанский берег с черным вулканическим песком, разглаженным отливом.

День был погожий, сухой и безветренный (как потом выяснилось, чуть ли не единственный солнечный за год). Поэтому виды Тихого океана, подсвеченные только что командированным из Японии солнцем, навевали курортное настроение.

Оно моментально улетучилось, стоило нам оказаться в душной казарме с промозглыми нужниками, отгороженными друг от друга стенками метровой высоты. Люминесцентная лампа мигала, как стробоскоп. Плакаты на стенах призывали к трезвому образу жизни…

Поскрипев пружинами койки, я в задумчивости открыл тумбочку. На внутренней стороне дверцы черным фломастером было оставлено послание, уже полустертое: «Будут обижать — не обижайся».

У солдата выходной

Поселок Горячие Ключи, где расположены военная часть и казарма, ненадолго ставшая нашим приютом, населен семьями военных. Невзрачные трехэтажные панельные дома сиротливо жмутся друг к другу на фоне величественных вулканов. Подъезды и проржавевшие детские площадки оккупировали бесхвостые коты. Курильские бобтейлы, стоящие в Москве десятки тысяч рублей, на Итурупе — обычное дело.

Магазины в Горячих Ключах, как правило, не имеют даже вывесок и находятся на первых этажах «панелек». На прилавках из экзотики — южнокорейские и китайские напитки, прессованные водоросли, лимоны по 350 рублей. «За штуку?» — морально готовый к состоянию аффекта, спросил я продавщицу. Та, равнодушно взглянув на меня, ответила: «Почему? За килограмм». «Все равно как-то очень дорого», — не унимался я. «Ну а что вы хотите? Продукты везти с материка приходится. Логистика сложная». В хозяйственном магазине, обустроенном по соседству с продовольственным, мы спросили про симкарты для интернета. С ним на Итурупе беда, равно как и с мобильной связью. «Вам на месяц?» — уточнила девушка за прилавком. «Нет, мы ненадолго сюда, всего на пять дней». «Все так говорят…» — буднично промолвила продавщица. По спине пробежал холодок. После активации карт ситуация с интернетом почти не изменилась.

В двух километрах от населенного пункта находится главная его достопримечательность, давшая название поселку, — термальный источник. На его поиски мы отправились вдвоем с Константином, отделившись от общей группы журналистов. Источник оказался внутри неприметного здания, окруженного столбами пара. «Вам чего тут надо?» — не очень приветливо спросил нас мужик на входе. «Ванны хотели посмотреть», — ответили мы. «Нет, нельзя. Закрыто на мероприятие!» — отрезал собеседник. Пришлось ходить с козырей: «Мы журналисты из Москвы». «Сейчас клиенты приедут, поймите», — начал оттаивать мужик, потом махнул рукой: «Ладно, смотрите, только быстро». Мы вошли в большой зал, который, судя по потемневшему кафелю, не ремонтировали с японских времен. Посередине находился бассейн в виде восьмиугольника, разделенного на сектора. На длинном столе рядом с ним были выставлены блюда с красной рыбой, мясом краба, плошки с красной икрой, бутылки с пивом и водкой. «А как можно попасть к вам… на мероприятие?» — глядя на угощения, поинтересовался я. «Не знаю, — рассеяно ответил «банщик». — Все вопросы к командиру части». В этот момент приехали клиенты на автомобилях с черными номерами. «Все, ребята, давайте на улицу».

Ночь в казарме прошла без сна: залихватский храп смешивался с пронзительным скрипом, который издавали двухъярусные койки от малейшего движения на них. Рождавшаяся какофония надолго застревала в тягучем воздухе. Утром, почесываясь от клоповых укусов, мы с Константином решили переехать в лагерь, разбитый на берегу Тихого океана, где обитали основные участники экспедиции — ученые.

Лагерная жизнь

В день нашего приезда в лагере царило оживление: группа ученых отправлялась исследовать вулкан Кудрявый. Десантировались вулканологи с помощью военного вертолета, который по плану должен был забрать их с объекта через два дня. Но… вечером начался тайфун.

В палатке на двадцать человек, куда нас с Костей определили на постой, не оказалось печки. Поэтому спать приходилось в полном обмундировании, включая берцы, куртку и шапку. И накрывшись с головой одеялом. «А как сушиться после дождя?» — спросил я первым делом главного по лагерю, поймав его возле умывальников. Он развел руками. Проходивший в этот момент мимо ученый, молодой чуть полноватый парень, сочувственно произнес: «Вообще-то мы сейчас на широте Крыма, но погода, да, далеко не крымская! Здесь проходит холодное течение, с чем Курилам сильно не повезло, в отличие, скажем, от Аляски…» Я отвлекся от бытовых неурядиц: «А вы климатолог?» Ученый, представившийся Дмитрием Мягковым, ответил, что он тектонофизик. «Ну и как, в ближайшую неделю тряхнет?» — я решил сразу выяснить, к чему еще готовиться. «Ну, — неопределенно протянул Дмитрий, — катастрофическое землетрясение, когда, например, в земной коре формируются зияющие разломы, здесь должно произойти в ближайшие 20–30 лет». Оценив произведенный эффект, ученый продолжил: «Вообще, Курильские острова — это шов, который получился в результате того, что именно здесь одна тектоническая плита заходит под другую. На границе плит накапливается напряжение и происходят катастрофы. Это объясняет все: и вулканизм, и тектонику, и землетрясения». «…И малочисленность населения», — закончил я его мысль. Дмитрий кивнул: «Да, но в Японии идут те же самые процессы. Просто Курилам действительно климат подмочил репутацию. Здесь высокая влажность, не утихают дожди. А когда выглядывает редкое солнце, начинается удушающая жара. Местные говорят, что жить на Курилах тяжело.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

У Христа за пазухой У Христа за пазухой

Как живет самая большая община амишей в Америке

Вокруг света, октябрь'19
10 классических фильмов, которые на самом деле ремейки 10 классических фильмов, которые на самом деле ремейки

Прежде чем кричать, что ремейки — это свинство, сделай паузу и задумайся

Maxim, февраль'20
Не в химии счастье Не в химии счастье

Можно ли стать счастливым, просто приняв дозу гормона

Вокруг света, январь'20
10 «Жигулей», среди которых нет ни одних «Жигулей» 10 «Жигулей», среди которых нет ни одних «Жигулей»

Не верь глазам своим — этот автомобиль с обводами не «Жигули»

Maxim, февраль'20
Шагающий город Шагающий город

Жители Кируны, переезжая, решили взять с собой город

Вокруг света, февраль'20
Марго Робби: «Тишина меня оглушает, моя стихия – шум» Марго Робби: «Тишина меня оглушает, моя стихия – шум»

Она признанный талант, актриса с широким диапазоном

Psychologies, март'20
Добро с кулаками Добро с кулаками

Яркий, сексуальный альфа-самец, готовый встать на защиту любимой

Вокруг света, март'20
6 типов неверности: какие из них мы можем простить? 6 типов неверности: какие из них мы можем простить?

Рано или поздно измена появляется в жизни 25% пар, которые считались крепкими

Psychologies, февраль'20
Знаменитые «еретики» Знаменитые «еретики»

Обвинение в ереси позволяло любого неугодного отправлять на костёр

Дилетант, декабрь'19
Женщины vs мужчины: кто основные клиенты популярных онлайн-сервисов Женщины vs мужчины: кто основные клиенты популярных онлайн-сервисов

Нужно ли учитывать гендерный состав пользователей в маркетинговом продвижении

Forbes, февраль'20
Диктатура счастья Диктатура счастья

Дания из года в год занимает верхние строчки рейтинга самых счастливых в мире

Вокруг света, январь'20
Горячий, бесплатный, чей? Горячий, бесплатный, чей?

Во что обойдутся бесплатные школьные обеды

Огонёк, февраль'20
Режим полета Режим полета

«Вокруг света» отправился в Оман

Вокруг света, февраль'20
Низы могут Низы могут

Впервые «Оскар» получил фильм, не имеющий к Америке никакого отношения

Огонёк, февраль'20
Дочери дракона Дочери дракона

«Длинношеие» женщины народа Падаунг из Мьянмы носят «ожерелье» из тяжелых колец

Вокруг света, март'20
Банкам умерят аппетит Банкам умерят аппетит

Кредитным организациям могут запретить наживаться на чрезмерных комиссиях

Эксперт, февраль'20
Грааль: Инструкция по эксплуатации Грааль: Инструкция по эксплуатации

Человечество нуждается в неразгадываемой тайне, такой как Святой Грааль

Вокруг света, январь'20
7 вещей, за которые мужчине не должно быть стыдно 7 вещей, за которые мужчине не должно быть стыдно

Чего мужчина не должен стыдиться?

Maxim, февраль'20
Она — мужчина Она — мужчина

Был в истории персонаж, который переодевался из мужского платья в женское

Вокруг света, март'20
Кристин Лёнинс: Птица в клетке Кристин Лёнинс: Птица в клетке

Йоханнес Бетцлер — главный герой книги Кристин Лёнинс «Птица в клетке»

СНОБ, февраль'20
P.S. Я себя люблю P.S. Я себя люблю

Носить то, что нравится, есть то, что любишь, быть собой — разве не это счастье

Вокруг света, март'20
Мерс Каннингем: жизнь в 3D Мерс Каннингем: жизнь в 3D

Главный редактор «Сноба»посмотрел фильм и пообщался с его автором

СНОБ, февраль'20
Тесла – бой Тесла – бой

Илон Маск словно сошел со страниц научно-фантастических романов

Esquire, октябрь'19
Поверь в мечту Поверь в мечту

На что в первую очередь обратить внимание, чтобы улучшить качество жизни

Grazia, февраль'20
Слезинка ребенка Слезинка ребенка

Большая ошибка диктатора — покушаться на самое дорогое: на детей

Вокруг света, сентябрь'19
«Запретные удовольствия»: делать то, что не разрешалось в детстве «Запретные удовольствия»: делать то, что не разрешалось в детстве

Что происходит с детскими ограничениями и правилами, когда мы вырастаем?

Psychologies, февраль'20
Под сенью сакуры в цвету Под сенью сакуры в цвету

«Вокруг света» поговорил с гейшей и многое понял о мудрости традиций

Вокруг света, март'19
Маленький, но гордый: история боевика и революционера Нестора Лакобы Маленький, но гордый: история боевика и революционера Нестора Лакобы

Нестор Лакоба — редчайший представитель партийных деятелей сталинской эпохи

Maxim, февраль'20
Взорвать мир Взорвать мир

Взрывным словом «тако» мексиканские шахтеры назвали любимое блюдо

Вокруг света, июль'19
Бабочка огня: откуда пришли женщины «янь» Бабочка огня: откуда пришли женщины «янь»

Есть женщины, из которых энергия бьет ключом

Psychologies, февраль'20
Открыть в приложении