Жена и соавтор Ильи Кабакова рассказывает о предстоящем проекте

VogueКультура

Бесценный груз

Жена и соавтор главного русского концептуалиста Ильи Кабакова Эмилия привезла в Третьяковскую галерею их совместную ретроспективу и поговорила с нами о роли женщины в искусстве.

Фото: Слава Филиппов. Стиль: Лилит Рашоян. Записала Анна Федина

Жизнь художника и человека, его мечты, страхи, попытки бегства от реальности и, конечно, размышления о том, а что останется после меня, возьмут ли меня в будущее? Наверное, это и есть основная тема выставки «В будущее возьмут не всех», которая проходит при поддержке Vogue. До Третьяковской галереи ее показывали в Тейт Модерн и Эрмитаже. И везде она проходила по-разному. В Лондоне кто-то плакал, выходя из «Лабиринта. Альбом моей матери», где рядом с фотографиями дяди Ильи, который снимал сентиментально-счастливую, провинциальную советскую жизнь, идет феноменально трагичный рассказ мамы Ильи о себе. Сколько женщин России могут ассоциировать себя с ее судьбой: революция, голод, война, одиночество… И что интересно: она никого не обвиняет, ни на что не жалуется, просто констатирует факты. Жизнь ее отдана одной цели: таланту сына. И она жертвует ею для того, чтобы у него была возможность стать тем, к чему у него есть призвание.

На выходе из Тейт молодежь чуть ли не до драки спорила, что лучше — коммунизм или капитализм. В Петербурге тоже было очень эмоционально, а главное — работы находились в родном для них контексте, поэтому воспринимались более персонально. И люди подолгу стояли, читали. В Москве выставка самая большая: мы показываем больше старых картин и еще одну инсталляцию «Пустой музей». В последней комнате — ангелы. Причем это необязательно невидимые, небесные существа. Люди, у которых есть эмпатия, внутреннее желание помочь, — это идеальный пример человеческого существования.

Голова в облаках

Нам с Ильей очень повезло в этой жизни. Мы вместе. Мы понимаем, любим и очень уважаем друг друга. Для меня человек достоин уважения не потому, что у него есть звание президента, титул королевы или много денег. Илья говорит, что я не уважаю никого, но на самом деле только пообщавшись с человеком лично можно понять, как к нему относиться.

Про Илью я уже лет в четырнадцать (Кабаков — дальний родственник Эмилии по маме. — Прим. ред.) поняла, что это не тот человек, с которым можно обсуждать цены на картошку и колбасу. Реальная жизнь для него мучительна и непереносима. И мне это было очень близко: с двенадцати лет мне пришлось самой за себя отвечать. Родителей арестовали в 1957‑м, мы с сестрой переехали к бабушке с дедушкой. И если до этого я была трудным ребенком, у которого обо всем было свое мнение, который делал все наперекор, то тут я поняла, что больше бегать за мной и просить съесть кашу некому. Потом ребенок, эмиграция. В общем, позволить себе витать в облаках я не могла, но научилась сочетать мечты и реальность.

Умение мечтать, видимо, дается с рождения. Я сейчас смотрю на свою трехлетнюю младшую внучку и вижу, что она непрерывно пребывает в мире фантазии: либо рисует, либо истории сама себе рассказывает. Это и есть попытка убежать, отодвинуть от себя реальность, которая по той или иной причине тебя пугает. Илья «уходил» в мир рисования, бежал в мир искусства, я пыталась спрятаться в мире музыки и книг и, по-моему, до сих пор продолжаю это делать.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Героиня — Саша Фролова Героиня — Саша Фролова

Почему искусство должно развлекать, и чем плохи тексты «что хотел сказать автор»

Numéro
Пора выселить родителей из головы Пора выселить родителей из головы

Родительское влияние на нас невозможно переоценить

Psychologies
Неженские игрушки: как парикмахер открыла сеть магазинов для охотников Неженские игрушки: как парикмахер открыла сеть магазинов для охотников

Угодить мужчине-стрелку не сложнее, чем посетительнице салона красоты

РБК
Что‑то особенное Что‑то особенное

Разгадывать актрису Руни Мару — все равно что гадать на рунах

Glamour
Amazon выходит из берегов Amazon выходит из берегов

Как Джефф Безос хотел сделать самый большой в мире книжный магазин

Forbes
Высокие отношения Высокие отношения

Могут ли друзья-мужчины быть нам надежной опорой

Лиза
Выборы через край Выборы через край

Четыре вопроса о последствиях отмены итогов голосования в Приморье

РБК
В порядке важности В порядке важности

Саша Филипенко — об эпохе безразличия

GQ
Шлем этой редкой птицы – вожделенный приз для браконьеров. Удастся ли ей выжить? Шлем этой редкой птицы – вожделенный приз для браконьеров. Удастся ли ей выжить?

За шлемоклювыми калао охотятся дельцы черного рынка

National Geographic
Народная тропа. Что делать с негласными правилами в коллективе Народная тропа. Что делать с негласными правилами в коллективе

Если в парке появляется тропинка от аллеи, ее бесполезно перекрывать оградой

Forbes
Представлен план колонизации Марса Представлен план колонизации Марса

Швейцарские ученые представили подробный план колонизации Марса

National Geographic
Занимательная география Занимательная география

Сравнительный тест Ravon Nexia и Datsun on-DO

АвтоМир
Точка на карте: Коста-Наварино, Греция Точка на карте: Коста-Наварино, Греция

Первозданная природа, лагуны и пляжи, оливковые рощи и редкие виды птиц

National Geographic
Революция откладывается Революция откладывается

Графену так и не удалось выйти за пределы лабораторий

Эксперт
Гетман раздора Гетман раздора

К анафеме Ивана Мазепы появились канонические вопросы

Огонёк
Одна страна — одно кино: 17 лучших фильмов со всего мира Одна страна — одно кино: 17 лучших фильмов со всего мира

Одна страна — одно кино: 17 лучших фильмов со всего мира

Playboy
Смерть, голод и холод: чем грозит современная ядерная война Смерть, голод и холод: чем грозит современная ядерная война

Расчёты последствий наиболее вероятных сценариев ядерной войны

Популярная механика
Как вернуть себе радость жизни Как вернуть себе радость жизни

Легкая форма депрессии может длиться и, главное, отравлять жизнь очень долго

Psychologies
Госкомпании выручают Госкомпании выручают

О чем свидетельствуют данные нового рейтинга РБК 500

РБК
Режис Тригель Режис Тригель

Как перестать соблюдать режим фуа-гра и круассанов

Esquire
Неизбежность сервиса: технологии, которые изменят все Неизбежность сервиса: технологии, которые изменят все

На место экономики продаж приходит экономика сервиса

Forbes
Верховный суд лайкнул несознательный экстремизм Верховный суд лайкнул несознательный экстремизм

За интернет-активность рекомендуют наказывать только в исключительных случаях

РБК
«Россия — как разборчивая невеста» «Россия — как разборчивая невеста»

Почему «дедолларизация» нашей экономике не грозит

Огонёк
Племя незнакомое: обнаружен новый тип личности Племя незнакомое: обнаружен новый тип личности

На какие категории на самом деле подразделяются люди

Forbes
7 вещей, которые нужно сделать в Москве 7 вещей, которые нужно сделать в Москве

Самые знаковые места столицы

Лиза
Хищник выходит на охоту: что мы знаем о легендарных пришельцах Хищник выходит на охоту: что мы знаем о легендарных пришельцах

Хищник выходит на охоту: что мы знаем о легендарных пришельцах

Популярная механика
Ваш дворец на Крите: Minoan Palace Ваш дворец на Крите: Minoan Palace

Ваш дворец на Крите: Minoan Palace

National Geographic
Девушки рассказывают о самых ужасных поступках по отношению к парням Девушки рассказывают о самых ужасных поступках по отношению к парням

Девушки рассказывают о самых ужасных поступках по отношению к парням

Maxim
История волков История волков

Первые главы книги Эмили Фридлунд, титулованного автора готических романов

Esquire
Что там у «Сидаба»? Что там у «Сидаба»?

Сериалы The CW по DC в 2018 году: от лучшего к худшему

Мир Фантастики
Открыть в приложении