Лайма. Надежды и потери

Интервью с Лаймой Вайкуле

СНОБЗнаменитости

Имя

Лайма

Надежды и потери

В Латвии у нее особый статус национального достояния. как у Домского собора в Риге или заповедника в Сигулде. Что-то вечное и прекрасное. И даже логотип латышского шоколада Laima, который то и дело попадается на глаза, рождает самую очевидную ассоциацию: ну конечно, это она! А кто же еще? Ни у кого другого нет такого имени, такого голоса, таких ледяных серых глаз, видевших, кажется, все, что можно было увидеть на этом свете, но не потускневших, не потерявших интереса к жизни и людям. Есть такой тип женщин, которые знают, как надо, и всегда правы, даже если совсем не правы. Это Лайма!

Текст ~ Сергей Николаевич
Фотографии ~ Иван Кайдаш

Мы договорились о фотосъемке и интервью в номере Lotte Hotel, где она обычно останавливается, когда приезжает в Москву. Пришла минута в минуту. наряд простой, без всяких затей: джинсовая куртка, брюки клеш в клетку. Никаких позументов. Присела на подоконник: «Тут свет лучше». Доверчиво и бесстрашно подставила лицо под объектив. Фирменная челка, фирменный прищур, отработанные позы, взгляды, жесты. Она беспрерывно позирует последние тридцать пять лет, поэтому для нее любая съемка – как для простых смертных почистить зубы. Но результат всегда ослепительный, как и ее улыбка. Хотя в голосе слышится тревога: «Вы мне потом покажете, что получилось? Все-таки уже не шестнадцать». Вздыхает, но без мелодрамы. Просто констатирует факт: не шестнадцать. Точка.

Интервью Лайма тоже дает часто. Профессия обязывает. Она любит то и дело вставлять словечки типа «клево», «круто», «супер». Но это скорее для оживляжа, чтобы не звучать как тетенька, отставшая от жизни. При этом речь литературная, русский почти идеальный. Без акцента. Только едва заметен жестковатый, металлический призвук, отличающий любой немосковский говор.

– Я теперь даю интервью, как когда-то Людмила Гурченко. Сплошные междометия, ох-ах, какие-то присвисты, прищелкивания, пристукивания. ничего не понятно, что хотела сказать. Наверное, это оттого, что у журналистов вопросы всегда одни и те же. И кажется, что ты давно уже всем все рассказала.

– Ну не все, – уверяю я, а сам заглядываю в блокнот, чтобы выудить какой-нибудь вопрос пооригинальнее, чтобы моя собеседница сразу не заскучала.

Последние три года ее жизнь закручена вокруг фестиваля «Лайма. Рандеву. Юрмала». «Сноб» писал уже о нем, когда проект только начинался и никто не понимал, что из него может получиться. Ясно было одно, что вместо схлынувшей в Черное море «новой волны» необходимо придумать что-то очевидно свое, европейское, прибалтийское, юрмальское. И конечно, лучшей кандидатуры на роль hostess не найти. Хотя для Лаймы это тоже абсолютно новый опыт. Никогда и нигде, кроме собственного шоу, она не была хозяйкой. Ей привычнее роль гостьи, заезжей дивы, иностранки. Вышла, спела, собрала букеты и… Исчезла. Никакой грязной посуды наутро, никаких разборок с полицией по поводу неправильной парковки или слишком громкой музыки ночью. В Юрмале с этим строго. Раньше за все это отвечал Игорь Крутой, а теперь – она. Конечно, на Лайму работает классная команда. Но на кону стоит ее репутация, и за всей фестивальной программой – ее личный выбор и долголетние связи, и на всех билбордах – ее лицо. Тут уж не спрячешься за былые заслуги, не отстранишься в излюбленной прохладной манере женщины, пришедшей ниоткуда и упорхнувшей в никуда. Юрмала – ее дом, жизнь, родина. И вот уже она записывается на прием к министру иностранных дел Латвии Эдгару Ринкевичу, чтобы решить вопросы с визами для участников Rendez Vous. Вот идет в юрмальскую думу, чтобы добиться от города дополнительного финансирования, а вот позирует с главой страны раймондсом Вейонисом и его женой в президентской резиденции. Рандеву с Лаймой Вайкуле – это теперь дело государственной важности. И, разумеется, дополнительная ответственность, которой она, всю жизнь занятая исключительно своей карьерой, старалась избежать. Не получилось. Пытаюсь понять, зачем ей это надо.

– Мне Rendez Vous дает возможность попробовать себя в разных музыкальных стилях, поработать с разными музыкантами. тут и рок, и поп, и соул, и классические аранжировки. Все репетиции проходят у меня дома, поэтому атмосфера очень расслабленная. К тому же, к своему позору, половину латышских исполнителей я раньше вообще не знала. Что-то слышала, кого-то видела, но человек раскрывается совсем иначе, когда знакомишься с ним в работе. Одно дело – наши обычные пробежки мимо гримерок перед концертом: привет – привет, пока – пока. И другое дело, когда надо выходить на сцену и петь вместе вживую.

Рассказала, как к ней в Юрмалу приезжала Елена Ваенга. Не лень было тащиться шестьсот километров из Питера. Странная женщина, не любит ни самолеты, ни поезда. Только автомобиль. Приехала поздно вечером, закинула вещи в номер. И сразу репетировать. Тут они с Лаймой совпадают. Та может репетировать и поздней ночью, и в пять утра – когда угодно. Лишь бы свободна была студия, лишь бы были музыканты и работали микрофоны. Две разные стихии, два мгновенно узнаваемых женских голоса, два абсолютно разных психологических и женских типа: русская безудержность и европейский расчет, простодушный напор и осторожная вкрадчивость сошлись в этом дуэте. И в итоге все получилось. Забылось даже, как Ваенга подвела Лайму, когда не приехала на первое Rendez Vous, хотя ее имя стояло в фестивальной программе и все ее ждали. А потом пришлось что-то придумывать, почему она не будет петь с Интарсом Бусулисом свою «Неву».

– Для меня наш фестиваль с точки зрения профессии чрезвычайно, как бы это лучше сказать… Выгоден. Прежде всего я от него получаю удовольствие сама. Но надеюсь, что зрители тоже.

Есть у Rendez Vous еще одна особенность, на которую сразу обращаешь внимание, когда видишь фестивальную афишу: обязательное присутствие легендарных звезд прошлого. Каждый раз Лайма приглашает кого-то из народных артистов СССР. Вначале была Нани Брегвадзе, потом – Эдита Пьеха с семейством, в этом году будет Вахтанг Кикабидзе. Самое потрясающее – это реакция зрительного зала. стоячие овации, слезы, крики «Браво!» и «Спасибо!». Люди радуются своему детству и молодости, аплодируют своему прошлому, ликуют при виде тех, кто был кумиром еще их родителей.

– Вечная загадка – почему человек становится популярным? Я думаю, что есть певцы надолго, а есть разовые исполнители. Когда мне предлагают разовых, я их не беру. Но для себя решила: пока существует Rendez Vous, обязательно буду приглашать кого-то из легендарной плеяды наших вечных звезд. Их иногда называют «сбитые летчики». Ненавижу, когда так говорят. Эти артисты видели такую славу и любовь, какая нынешним звездам или тем, кто себя так называет, не снилась. Когда тебя любит вся страна, весь Советский Союз! это даже невозможно сейчас себе представить.

В одном интервью вы признались, что, когда началась ваша всесоюзная слава, жизнь свела с разными артистами, которые вам, может быть, были и неинтересны, но, познакомившись с ними поближе во время сборных концертов, гастролей, вы поняли, что за каждым из них стоит своя трагедия. Меня тогда удивило слово «трагедия».

Но это именно так. Другого я не подберу, когда думаю об их судьбах, взлетах, падении, забвении… Тогда я начала их любить и понимать. И мне кажется, тут есть определенная вина журналистов, которые находятся в плену ими же созданных стереотипов и мифов. Иной раз вам лень докапываться до сути. Никого не интересует личность, которая скрывается за общеизвестной маской. Но я убеждена: не личность не может добиться такого успеха и так долго оставаться на виду.

Когда «Новая волна» ушла из Юрмалы, многими это было воспринято как драма. Обрывалась многолетняя традиция, прекращались отношения, у кого-то рушился бизнес. Чем этот переезд в Сочи стал лично для вас?

Незаменимых нет. Публика быстро влюбляется, но и забывает вас быстро. Но я считаю, что место «Новой волны» в Юрмале. Ту атмосферу, которая здесь была, невозможно нигде больше восстановить. И зал в «Дзинтари»… Кажется, что в нем особенного? Но, поверьте, есть в этом месте какое-то волшебство. И конечно, потрясающая тусовка, которую уже не собрать. И все близко, никуда ехать не надо. Мне кажется, фестиваль должен вернуться. Во всяком случае, я была бы очень рада. Причем это не значит, что Rendez Vous закончится. Ну будет два фестиваля. Кому от этого плохо? Они совсем разные по формату, по атмосфере. На Rendez Vous я и чувствую себя совсем иначе, чем на «Новой волне».

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Рассказ без финала, или Бесконечное лето Рассказ без финала, или Бесконечное лето

Чемпионат мира по футболу – лучшее, что произошло с нами в этом году

СНОБ, октябрь'18
На яркой стороне луны На яркой стороне луны

О самых главных моментах MTV VMA 2019

OK!, сентябрь'19
«Сталин» гудлак «Сталин» гудлак

Александр Горбунов о том, почему спасение утопающих – дело рук самих утопающих

Esquire, сентябрь'19
Трудно быть бледным Трудно быть бледным

В Африке к югу от Сахары светлые волосы и кожа цвета слоновой кости сулят беду

National Geographic, июль'17
Соседи, будем дружить! Соседи, будем дружить!

Как ужиться с соседями на даче

Лиза, июль'17
Моя любовь на пятом этаже Моя любовь на пятом этаже

Круглый стол, участники которого обсудили некоторые конспирологические теории

СНОБ, июнь'17
Самый развратный сапожок Самый развратный сапожок

Калигула стал первым императором, чью славу составили безумства и преступления

Дилетант, август'17
Разбудить воображение: 11 книг на лето-2017 Разбудить воображение: 11 книг на лето-2017

Psychologies выбрал книги, которые помогут отвлечься, расслабиться и пережить новые эмоции. В списке сюжеты на любой вкус: голодная юность, сложная дружба, изощренный садизм или нежная любовь. Если выбрать роман в дорогу, художественный мир может совпасть с реальным. А прочтете эти книги дома – совершите путешествия в воображении.

Psychologies, июль'17
«Наши отношения я бы назвал семейными» «Наши отношения я бы назвал семейными»

Интервью с Ильей Авербухом

Добрые советы, август'17
Люди в Донбассе невероятно выносливы Люди в Донбассе невероятно выносливы

Александр Хуг о миссии ОБСЕ, отчаянии и надежде

Русский репортер, июль'17
Монстры против супергероев Монстры против супергероев

Кто сможет переплюнуть киновселенную Marvel?

Мир Фантастики, август'17
Славный парень Славный парень

Двадцатитрехлетнего Энсела Элгорта уже знает весь мир

Vogue, август'17
Страсть «сникерхедов» Страсть «сникерхедов»

Как убедить людей платить огромные деньги за пару кроссовок

РБК, июль'17
Срываюсь на ребенке Срываюсь на ребенке

Что делать, если не можешь сдержать агрессию по отношению к ребенку?

Лиза, июль'17
Полный бак Полный бак

Сервис Benzuber планирует составить конкуренцию «Газпромнефти» и «Лукойлу»

Forbes, август'17
Боевая поэзия Боевая поэзия

Как устроен и на чем зарабатывает российский баттл-рэп

РБК, июль'17
«Психоанализ может быть полезен любому» «Психоанализ может быть полезен любому»

«Некоторые люди настолько привыкают к своим проблемам и нездоровому поведению, что не готовы с ними расстаться», – считает психиатр и психоаналитик Чарльз Турк, который практикует психоанализ уже больше 20 лет.

Psychologies, июль'17
Большая актриса Большая актриса

Николь Кидман: «Как хорошо, что молодость позади!»

Добрые советы, август'17
Из «ударника» в космос Из «ударника» в космос

Шалва Бреус откровенно рассказал «Снобу» о жизни, искусстве и политике

СНОБ, июнь'17
Не хочу читать! Не хочу читать!

Твой ребенок не очень дружит с книгами? Как изменить эту ситуацию

Лиза, июль'17
Девочка созрела Девочка созрела

Девятнадцатилетняя Эль Фэннинг стремительно хорошеет

Vogue, август'17
Renault Koleos Renault Koleos

Новый флагманский кроссовер французского бренда

Quattroruote, июль'17
Бои глобального значения Бои глобального значения

Командные схватки DJI RoboMasters – эпицентр новой революции роботов

Популярная механика, август'17
Тело говорит: надо меньше на себя брать Тело говорит: надо меньше на себя брать

Шея и голова могут болеть оттого, что вы взвалили на себя много ответственности

Psychologies, июль'17
Как помочь отчиму стать папой? Как помочь отчиму стать папой?

Психолог Динара Таирова о том, как наладить отношения

Домашний Очаг, август'17
Между нами любовь Между нами любовь

Тутта Ларсен – о роли мужчины в современной семье и отношениях с детьми

Домашний Очаг, август'17
Можно ли запланировать, каким будет мое здоровье в будущем? Можно ли запланировать, каким будет мое здоровье в будущем?

«Планировать здоровье» – непривычно звучит, да? Время идет, тело стареет, что тут спланируешь? На самом деле «буду стареть» – это и есть план. И если вы с ним не согласны, можно заменить его на более оптимистичную модель. Как? Давайте разбираться вместе со специалистом по китайской медицине Анной Владимировой.

Psychologies, июль'17
Собиратель арен Собиратель арен

Как рэпер из Ростова стал одним из самых популярных артистов страны

Forbes, август'17
Дядя Федор Сергеевич Дядя Федор Сергеевич

Интервью с главным лицом российского кино - режиссером Федором Бондарчуком

Cosmopolitan, август'17
Большая энциклопедия джентльмена. Том XV Большая энциклопедия джентльмена. Том XV

22 правила поведения на собственной свадьбе

GQ, август'17