Инна Баженова – одна из ключевых фигур российского арт-сообщества

СНОБКультура

Инна Баженова: «Моя коллекция не укладывается в привычные рамки»

Текст Сергей Николаевич

Инна Баженова на фоне картины Владимира Вейсберга «Три куба и коралл»

О ней мало что известно. В том смысле, что Инна Баженова не слишком любит откровенничать о себе и своей коллекции искусства, которую собирает много лет. Но если она начинает рассказывать о любимых художниках, сразу виден увлеченный профессионал: глаза горят, голос звенит, разные подробности так и сыплются, удивляя тонкостью анализа и глубиной знания предмета. Собственно, только такой человек, как она, и должен был стать владельцем и издателем самого влиятельного медиаресурса по искусству The Art Newspaper.

Обычно Инна Баженова говорит тихо, осторожно выбирая слова. Почти без эмоций. Знаю, что сама она родом из города Заволжья, хотя юность провела в Нижнем Новгороде, что по профессии ученый-кибернетик, но работала в нефтегазовой отрасли. Однако все это какой-то смутный фон давней, малоизвестной жизни, в который, наверное, нет смысла особо вглядываться, поскольку настоящее гораздо ярче и во всех смыслах живописнее. Сегодня Баженова – одна из ключевых фигур российского арт-сообщества, известный коллекционер, владелица и издатель The Art Newspaper – самого солидного периодического издания по искусству в мире. Всегда интересно, как это у людей получается. Жила-была себе бизнес-леди, занималась авиационными и другими технологиями, строила свой бизнес. Мать пятерых сыновей! И вдруг в один прекрасный день под тем же самым именем возникает совсем другой человек – тонкий знаток Утрилло и Сурбарана, завсегдатай аукционных домов, непременный участник «арт-Базеля» и viennacontemporary, устроитель самой громкой церемонии года в области современного искусства – вручения премии The Art Newspaper russia. И все это одна и та же женщина с тихим голосом и струящимися по плечам, русалочьими волосами.

Впервые я увидел Инну на выставке рисунков «Я хотел работать в манере Калло» из ее коллекции. Выбор художника, признаюсь, несколько озадачил. С чего это вдруг Жак Калло, мастер французского офорта XVII века? Все эти его «Ужасы войны», за которые он заслужил титул первого пацифиста в европейском искусстве. Или его же «Персонажи итальянского театра», развешанные по стенам фонда In Artibus.

«Разводной мост», Джованни Баттиста Пиранези, 1750-е. Работа представлена на выставке «От Bozzetto до Capriccio» В фонде In Ar tibus до 16 декабря

Чем могут привлечь современного коллекционера пожелтевшие офорты? Совершенством многолюдных композиций и смелостью воображения, которая в свое время так пленила Всеволода Мейерхольда? Доподлинно известно, что великий режиссер даже рекомендовал своим актерам чаще смотреть на офорты Калло, чтобы развивать творческую фантазию. Среди многочисленных поклонников художника числятся и Гофман, и Джакометти. Так что стоит ли удивляться, что и Инна Баженова полюбила его офорты?

Любопытнее понять логику создания коллекции. Например, почему офорты Калло и тут же пейзажи Утрилло? Или вдруг знаменитый «Розовый забор» Рогинского, который Инна щедро подарила центру Помпиду в Париже, а потом сокрушалась, что расстаться ей с этим «забором» было трудно, как с любимым существом. Или картины московского художника Владимира Вейсберга, о котором она готова рассказывать как о романе всей жизни, хотя он умер задолго до того, как она, жительница Нижнего Новгорода, тогда города Горького, узнала его имя. «Невидимая живопись» Вейсберга – это ее тихая радость, молчаливые паузы, когда слышно, как бьется сердце. «Белое на белом» – это про нее. Глубина, которую никто не осязает, как она.

– Обязательно напишите про Вейсберга, – просит Инна, указывая мне на небольшой женский портрет у себя в кабинете. В смысле не про нее надо писать, а про художника, которого она так любит.

«Алтай», Надежда Удальцова

Или вдруг в разговоре возникает имя Шардена. Да, того самого, Жан-Батиста, что в Эрмитаже и в ГМИИ им. Пушкина. Он тоже есть в коллекции Баженовой – маленькая «Вышивальщица» вполне себе музейного качества, купленная на аукционе. Кажется, вот уж совсем другая история: французский XVIII век, застывший в нерешительности между пяльцами и гильотиной. Маленькие серые и кремовые холсты, сплошь состоящие из полутонов, намеков и тумана. Вейсберг и Шарден? Как это возможно? Но история искусства любит «странные сближения», а частные коллекции часто создаются по наитию.

Как и все, Инна начинала с женского желания украсить и навести уют: пустующие стены московской квартиры после евроремонта наводили скуку. Как и все, она настраивалась на разные яркие пятна и звучные аккорды, которых настоятельно требовали новые интерьеры. Но идти проторенным путем частных галерей и антикварных салонов не хотелось. Хотелось чего-то другого.

– Несколько лет назад в ГМИИ им. А. С. Пушкина прошла выставка «Портрет коллекционера», – рассказывает Инна. – Нас тоже пригласили. Можно считать, это был первый официальный выход в свет созданного мною фонда In Artibus. И тогда я поняла, что моя коллекция не укладывается в привычные рамки. У меня нет пристрастия к какому-то определенному периоду в мировой живописи, конкретному художнику или жанру. Нет цели и азарта собрать чьи-то работы, чтобы максимально раскрыть или закрыть тему. При этом я убеждена, что любая коллекция должна отражать внутреннее состояние собирателя, его индивидуальное восприятие живописи. В моей жизни все получилось довольно случайно, спонтанно. Вначале я стала собирать качественную живопись просто для украшения собственного дома. Начала с того, что было более или менее доступно по ценам и моим вкусам, – художники московской школы 1910– 1930-х годов. Как известно, на них очень повлияли французские модернисты. Одно тянет за собой другое. Обладание подталкивает к познанию. Постепенно переключилась на модернистов начала ХХ века. И вот уже все стены в доме завешаны картинами от потолка до пола, а я все продолжаю что-то выискивать в интернете, изучать каталоги, названивать галеристам. И наконец наступает момент, когда я осмеливаюсь назвать себя коллекционером. Когда это произошло? Наверное, когда приобрела первое полотно Утрилло. Это был отважный поступок. Помню, как однажды я оказалась в гостях у одного известного любителя искусств, владельца частного музея в Швейцарии. Прошлась по залам, посмотрела на картины, и как-то у меня отлегло от сердца. Значит, не одна я такая, значит, можно собирать искусство и без специальной концепции, а просто по зову сердца, по принципу, что нравится.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Прачечная на замке Прачечная на замке

Как российские деньги и прибалтийские банки потеряли друг друга

Forbes
Кастрюльный бунт. Как мужчины воспринимают более успешных женщин Кастрюльный бунт. Как мужчины воспринимают более успешных женщин

Мужчины осознали право женщин на равные доходы, но не берут на себя дела по дому

Forbes
Один день в Соломео Один день в Соломео

Брунелло Кучинелли отметил свой юбилей большим приемом в родном городке Соломео

СНОБ
Чистокровный скакун Чистокровный скакун

Первый кроссовер Ferrari, да еще и с громким именем, появится в 2022 году

Quattroruote
Ольга Зуева: «Теперь любой может быть звездой, а значит, никто» Ольга Зуева: «Теперь любой может быть звездой, а значит, никто»

Ольга Зуева о фильме «На районе» и Даниле Козловском

СНОБ
Схватки на дому: отменит ли Трамп гражданство США по праву рождения Схватки на дому: отменит ли Трамп гражданство США по праву рождения

Упразднение гражданства по месту рождения в США

Forbes
Теория и практика игр Теория и практика игр

Братья Игорь и Дмитрий Бухманы построили компанию Playrix

Forbes
С Думой о мире С Думой о мире

Мирослава Дума пересмотрела взгляды на моду и свой гардероб

Vogue
Неистощимый гений Леонардо Неистощимый гений Леонардо

И через пять столетий после смерти Леонардо не спешит раскрывать свои тайны

National Geographic
Президент прошелся по 282-й Президент прошелся по 282-й

Владимир Путин предложил смягчить наказание за поддержку экстремизма

РБК
Надоел прогресс? 12 гаджетов из прошлого, которыми можно удивить сегодня Надоел прогресс? 12 гаджетов из прошлого, которыми можно удивить сегодня

Еще одна порция ностальгии

Playboy
Бедный родственник брюссельской бюрократии Бедный родственник брюссельской бюрократии

Европейские либералы развернули вспять достижения социальных моделей

Эксперт
9 самых нелепых злых двойников супергероев — от Красного Халка до Кэтмена 9 самых нелепых злых двойников супергероев — от Красного Халка до Кэтмена

9 самых нелепых злых двойников супергероев — от Красного Халка до Кэтмена

Playboy
Сделано в Китае. Почему Поднебесная остается центром производства Сделано в Китае. Почему Поднебесная остается центром производства

Мифы о производстве в Китае давно остались в прошлом

Forbes
Тонкий расчет. Почему венчурному рынку нужны руководители-женщины Тонкий расчет. Почему венчурному рынку нужны руководители-женщины

Крупнейшие игроки венчурного рынка активно вводят в состав партнеров женщин

Forbes
Как заставить куклу умереть Как заставить куклу умереть

Создатель пепелаца Теодор Тэжик объявил самоимпичмент

Русский репортер
В Индии построили самую большую статую на свете В Индии построили самую большую статую на свете

В Индии завершилось строительство статуи, ставшей высочайшей в истории

National Geographic
Лучшие шутки дня и такси из прошлого! Лучшие шутки дня и такси из прошлого!

Придорожный дайджест авторского юмора с авторской орфографией

Maxim
Раскрываем тайны японского меню Раскрываем тайны японского меню

Краткий глоссарий японских блюд

National Geographic
Очевидно невероятная Очевидно невероятная

Актриса Ева Грин о новой работе, природной скромности и актерской судьбе

Grazia
Трое в MINI: как в Греции, только в Ярославле Трое в MINI: как в Греции, только в Ярославле

Путешествие в Ярославль

Cosmopolitan
Пять самых фотогеничных мест для ноябрьских выходных Пять самых фотогеничных мест для ноябрьских выходных

Самые живописные места, куда можно сбежать ненадолго

Cosmopolitan
Хмель санкций. Минпромторг выступил за продажу пива по ночам Хмель санкций. Минпромторг выступил за продажу пива по ночам

Минпромторг выступил за продажу пива по ночам

Forbes
Съешь гриб - победи стресс! Что такое адаптогены и для чего они нужны Съешь гриб - победи стресс! Что такое адаптогены и для чего они нужны

Что такое адаптогены и стоит ли их пробовать?

Cosmopolitan
Власть в тумане. Цены на бензин взлетят, и рынок наводнит фальсификат Власть в тумане. Цены на бензин взлетят, и рынок наводнит фальсификат

Власть в тумане. Цены на бензин взлетят, и рынок наводнит фальсификат

Forbes
Черный ящик, я не твой! Невероятные проекты по спасению падающих пассажирских самолетов Черный ящик, я не твой! Невероятные проекты по спасению падающих пассажирских самолетов

Неужели ничего нельзя придумать, чтобы пассажиры выживали в авиакатастрофах?

Maxim
Анализируй это Анализируй это

Может ли простой анализ заменить колоноскопию при диагностике рака?

Forbes
Ночной дозор: как делать эффектные фото ночью? Ночной дозор: как делать эффектные фото ночью?

Рассказываем, как правильно снимать ночью – коротко и по сути

CHIP
Умный рост Умный рост

Премия Банка Швеции памяти Альфреда Нобеля 2018 года

Эксперт
Купили собаку. А что дальше? Купили собаку. А что дальше?

Как наладить правильную коммуникацию с собакой всех членов семьи

Домашний Очаг
Открыть в приложении