Они сражались за родину: Хасавюрт-99

Дагестанское ополчение двадцать лет спустя

Русский репортерРепортаж

Они сражались за родину: Хасавюрт-99

Дагестанское ополчение двадцать лет спустя

Текст и фотографии: Дмитрий Беляков

Ополчение — нерегулярные отряды вооруженных граждан. Особый тип армии, которая формируется только на время войны. Дагестанские ополченцы ведут бой в Буйнакском районе, сентябрь 1999, окрестности Чабан-Махи

20 лет назад, 7 августа 1999 года, боевики Басаева и Хаттаба вторглись в Дагестан. Но еще до того, как российская армия смогла аккумулировать редкие тогда боеспособные силы, боевики столкнулись с массовым дагестанским народным ополчением, вставшим на защиту родины. Дмитрий Беляков был на месте событий 20 лет назад, а сейчас вернулся в Хасавюрт, чтобы снова встретиться с ополченцами и понять, что стало с ними, с нами и с родиной.

Передо мной был пожилой, высокого роста мужчина, одетый аккуратно и просто: рубаха с голубым отливом, обычные темные брюки. Сухопарый, широкий в плечах, и одновременно с этим — сутулый, с непомерно длинными руками. Он не тратил силы зря и не совершал лишних движений без надобности. Во время разговора руки его все время лежали на столе; даже в самые эмоциональные моменты он и пальцем не пошевелил.

«Фамилия моя Гаджиев. Юсуп Гаджиев. Вообще-то меня Муса зовут, но все знают, как Юсупа. Я болел когда-то, и мне имя меняли. Так делали раньше в Дагестане. Это для того, чтобы шайтана запутать. Суеверие такое, что ли...

Абубакар — старший мой брат. Он и был командиром всего ополчения здесь. Я брата своего мало видел тогда — он постоянно перемещался по секторам обороны района. Ездил много. Я кем был? Никем. Просто стрелок. Рядовой, значит. А кем же я должен был быть… генералом, что ли?

Что я делал? Да все… Что прикажут, то и делал. Все, что от меня зависело. Задача была одна: противника не подпускать, оборону держать, дежурство не снимать, на дежурстве не спать! Сказали дежурить на трассе всю ночь — значит, дежурил. В 17 часов заступали — и до самого утра. Сказали на прочесывание — значит, на прочесывание. Так делали…

Оружие было! Свое. А как же? Война ведь… Председатель Госсовета Дагестана Магомедали Магомедов нам так велел. Вооружайтесь, сказал! Где оружие брали? Как бы сказать вам…»

Светло-серые, проницательные глаза не выражали никаких эмоций, даже когда Муса-Юсуп смеялся. Словно отдельно друг от друга жили располагающая, немного детская, белозубая улыбка и холодный, всегда настороже, прицел глаз.

«Мы трактором окопы тогда копали. Все три месяца жили в окопах. Спали, ели, ходили везде с автоматом. Сами покупали и автоматы, и патроны. Цинками покупали. Цены сразу взлетели — ах! Пять тысяч рублей автомат стоил в понедельник, а в субботу уже за тридцать отдавали! Потом сказали, я слышал такое, можно сдать обратно за пять тысяч в милицию. Наверное, кто-то сдавал…

Кто поздно ложится, да рано встает — из таких людей мой старший брат Абубакар был. Очень предан работе своей. Всю жизнь военный человек. Всю жизнь с оружием. Чувство долга перед страной, родиной то есть, — на первом месте. Когда ваххабиты сюда пришли, он сразу и приехал. Бросил все дела в Ростове, сел в машину и прямо в Хасавюрт ко мне приехал. Мы как братья с ним поговорили. Он сказал тогда: “Сейчас Дагестану трудно, и я здесь нужен. Мой опыт нужен”.

Мы очень даже боялись, что не получится у нас. Особенно первые две недели. Басаев тогда хвастался, что утренний намаз его батальон сделает в Хасавюрте, обеденный — в Кизилюрте, а вечерний — в Махачкале. Запугивали…

Что я думаю про них? Они повели себя не как мусульмане. Все эти их обещания-разговоры про строительство единого исламского халифата-имарата — полная утопия. Так не строят мусульманский мир. Грабить-убивать — это разве строительство мира? Надо же не с оружием приходить, а они напали! С оружием в руках напали!»

Бой за контроль над центром села, 20-й ОСН МВД, командир группы капитан А. Янклович, (позднее награжденный звездой Героя России), сентябрь 1999, Чабан-Махи

Сказка и быль о войне

Как же все начиналось? С чего? Как шло? Есть принятая в широком круге трактовка, гласящая, что на благословенную дагестанскую землю в августе 1999 года без объявления войны пришли полчища ваххабитов, но русская армия с милицией тут как тут: надавали наглецам по шапке, а гостеприимный народ Дагестана им аплодировал и гордился своими воинами-освободителями. А потом Главковерх предложил добить врага в его логове — так началась Вторая чеченская. Хороша сказка?

Вот только не было бравой русской армии с милицией «тут как тут» в августе 99-го. А было деморализованное войско, пребывавшее в ужасном состоянии и совершенно не готовое к новому Кавказскому походу.

Армия оставалась советской по своему характеру и отсталой по профилю. На вооружении повсеместно стояли еще афганских времен боевые машины с колоссальным износом, и практически везде техника находилась на грани жизнеспособности.

Когда грянуло в Дагестане, на развертывание группировки потребовалось несколько недель, потому что катастрофически недоукомплектованные воинские соединения были способны воевать лишь после срочного пополнения резервистами, оттого что в вооруженных силах ощущался недостаток командиров младшего звена, а на сержантские должности назначались лейтенанты: после Первой Чечни из армии увольнялись и дезертировали целыми взводами! Как позже, обращаясь к Федеральному собранию, с горечью сказал сам Владимир Путин, «в России армия — миллион четыреста тысяч, а воевать некому…»

И правда состоит в том, что самый первый удар на себя приняли обычные мирные жители Цумадинского и Ботлихского районов Дагестана. Гражданское население Хасавюртовского района также от вызова не уклонилось. Аварцы и лезгины, рутулы и кумыки, чеченцы-аккинцы и многие прочие этнические группы, населяющие сложносочиненный Дагестан, не стали сидеть сложа руки, дожидаясь, пока соберется на помощь московское войско. Люди эти вскладчину собрали сколько смогли, самостоятельно вооружились и сформировали народные дружины. И поднялась та самая неказистая, бог знает из чего вытесанная, но беспощадная и увесистая дубина народной войны.

Саудовец Амир-ибн-аль-Хаттаб, один из тех, кто привел Чечню к катастрофе и был инициатором вторжения в Дагестан в 1999-м, декабрь 1999, Жани-Ведено

Мессия имарата

Я помню, как в 1997 пил кофе на квартире у своей хорошей знакомой, чешской журналистки Петры Прохазковой, много работавшей в Чечне в Первую кампанию и близко знавшей многих чеченских полевых командиров, а также лично Басаева. Я заехал узнать, не поможет ли она организовать поездку в Грозный для меня и моего коллеги, а Петра делилась своими впечатлениями о последней поездке туда. Самым невероятным был ее рассказ о том, как Басаев заявил в интервью об одной на двоих «с братом Амиром Хаттабом» идее создания «Великого Исламского Имарата (Великий Исламский Имарат — независимое исламское государство (эмират). Утопическая идея северокавказских исламистов, стремившихся к ее реализации в том числе вооруженным путем в конце 1990-х годов – РР) от Черного до Каспийского моря».

«Мы должны стремиться к объединению живущих в мире мусульман в один исламский халифат, где будут жить по закону Шариата и где будет один Амир аль-муминин — Повелитель правоверных», — это Басаев давно повторял на заседаниях кабинета министров республики, на заседаниях госкомитета обороны, а также в интервью заезжим иностранным репортерам.

Летом 1997 в интервью телеканалу BBC News Шамиль Басаев сделал громкое заявление: он уже «не хочет признания Россией независимости Чечни», ибо в этом случае «Чечне пришлось бы взаимно признать колониальную империю Россию в существующих границах», а это шло вразрез с идеей «основания халифата, куда безоговорочно должен войти Дагестан с Кабардино-Балкарией, Карачаево-Черкесией, Ингушетией, Адыгеей и Татарстаном», а в отдаленной перспективе — Средняя, Юго-Восточная и Западная Азия, Северная Африка и весь Аравийский полуостров!

Честолюбивый Басаев претендовал на невероятный титул «освободителя Кавказа от власти имперской Русни» и почетный сан новоявленного Имама Чечни и Дагестана. Он не уставал пропагандировать идею, она полностью завладела его сознанием. Помешавшиеся на халифате Шамиль с Хаттабом всерьез дискутировали на тему, где размещать будущую столицу. Сам Басаев настаивал на Джохаре (Грозный был переименован), Хаттаб упорствовал и требовал согласиться на Кабул. И вот, уверовав в себя как в мессию, Басаев всерьез стал готовиться к первому этапу — войне за освобождение всех угнетенных мусульман от власти имперской России.

Ширвани Басаев, старший брат Шамиля Басаева, представлявший моджахедов на переговорах о беспрепятственном проходе через Хасавюрт, декабрь 1999, Жани-Ведено

Конец Ичкерии

1998 год был самым катастрофическим для Ичкерии: в республике наступил политический и военный кризис, выход из которого не просматривался. Год начался с того, что президенту Чечни Аслану Масхадову выразили недоверие, высказав недовольство «безрезультативной и недостаточно жесткой по отношению к России политикой», а также потребовав «твердости и последовательности в вопросах закрепления независимости». Измотанный и напуганный, Масхадов весь год метался между радикалами-ваххабитами и уголовниками с националистами, считавшимися умеренными, стремясь найти волшебный способ договориться со всеми и избегая опасности гражданской войны между своими.

Республикой правили всевозможные «шариатские гвардейцы», головорезы из «исламской бригады особого назначения» и «департамента шариатской госбезопасности». Бригады эти, гвардии, полки и департаменты подчинялись разнокалиберным полевым командирам, ссориться с которыми Масхадову было совершенно не с руки. Поголовно безработная и обозленная катастрофическими последствиями войны молодежь записывалась в отряды вооруженных исламистов и с энтузиазмом изучала основы военно-диверсионного дела в тренировочных лагерях, где преподавали опытные саудовские инструкторы и три раза в день бесплатно кормили…

В республике расцвел рынок работорговли. Заложников перепродавали как товар. За деньги, в обмен на стройматериалы, на стадо скота, на оружие и боеприпасы, еще чаще — в обмен на своих родственников, оказавшихся в российских тюрьмах.

Страшной приметой того времени стали обращения рыдающих родственников заложников, транслируемые грозненским телеканалом. Пропавших было много, и обращения к похитителям всегда показывали в прайм-тайм, чуть не ежедневно, одно за другим.

В «басаевском» правительстве не унывали. Дагестанские салафиты, активизировавшиеся при поддержке саудовцев, поставили Масхадова перед невозможным выбором: продолжать политику невмешательства в дела российского Дагестана или же «оказать поддержку братьям по вере за пределами и внутри Чечни». Саудовцы и полевые командиры из числа ваххабитов провели в Грозном конгресс народов Ичкерии и Дагестана, где единогласно избрали председателем Басаева.

В феврале 1999 года Масхадов начал прямо заигрывать с салафитами и даже перехватывать и заимствовать наиболее популярные из лозунгов. Он объявил о введении «полного шариатского правления» и дал поручение разработать проект «шариатской конституции». Он перестал противиться идеям Басаева и Хаттаба о ведении войны «за освобождение всех угнетенных мусульман». Угроза вооруженного гражданского противостояния внутри Чечни была для него самой значительной из всех, и он решил не препятствовать «джихаду снаружи».

Руины села Шодрода. Эта же судьба ожидала Хасавюрт, если бы боевики не получили отпор отрядов народного ополчения, август 1999, Ботлихский район

Мусульмане против имарата

В ночь на 7 августа 1999 года отряды так называемой Исламской миротворческой бригады под командой братьев Басаевых и их саудовского спонсора — амира ибн-аль-Хаттаба начали операцию «Имам Гази-Мухаммад»: первые пять сотен отменно вооруженных и экипированных моджахедов вторглись на территорию Ботлихского района Дагестана со стороны Чеберлоевского района Чечни (для наступавших моджахедов это казалось вдвойне логичным: после депортации 1944 года Сталин «подарил» Дагестану всю территорию Чеберлоевского района и заселил ее жителями из Ботлиха).

В течении пяти недель отряды тяжеловооруженных чеченцев наступали на Дагестан. Их были сотни и сотни. В сентябре число моджахедов, прибывших на войну из Чечни, приближалось к шести тысячам… К огромному разочарованию чеченских «миротворцев», мусульмане Дагестана погибать за идею всевеликого исламского имарата отказались.

За провалившимся блицкригом в Ботлихе последовала новая бойня в Буйнакском районе, в анклаве Карамахи — Чабанмахи (которой я и сам был свидетелем), завершившаяся разгромом дагестанских ваххабитов и… последней отчаянной атакой Басаева на Новолакский район, откуда, вновь не солоно хлебавши, он окончательно убрался к себе в Ведено…

Русло реки Ярыксу, городская окраина. Здесь проходила линия фронта в августе 1999-го, Хасавюрт, 2019

Ответ Ширвани Басаеву

Но это было много позже, а в первые дни августа 1999 года в Хасавюрт бесцеремонно прибыл Ширвани Басаев, старший брат Шамиля, для встречи с представителями администрации Хасавюртовского района и обсуждения условий коридора на Махачкалу. Поздним вечером 10 августа 1999 года на Новолакский перекресток, что на самой окраине Хасавюрта, со стороны Чечни приехали несколько японских джипов с тонированными зелеными стеклами и пара видавших виды «жигулей» с дагестанскими номерами. Перекресток был хорошо известен и тем и другим как дежурная точка проведения переговоров по обмену заложниками или телами убитых в междоусобицах.

Около тридцати минут убогую клумбу, расположенную в центре небольшой площади, топтали вооруженные бородачи, над головами которых колыхался частокол пулеметных стволов и гранатометов РПГ-7. Дагестанскую сторону представлял замглавы городской администрации Арсенали Муртазалиев. Переговоры «за коридор» прошли уныло, и чеченская делегация вернулась к Шамилю Басаеву ни с чем, объявив, что «даги уперлись». Это был первый за всю историю чеченско-дагестанских отношений случай, когда чеченским воинам их же соседи отказали в категорической форме, сказав буквально следующее: «И тебя, Ширвани, и твоего брата Шамиля здесь, в Дагестане, приговорили к смерти. Уходи. Никакого коридора ты не получишь». Сам Муртазалиев был не робкого десятка мужчина: бывший старший оперуполномоченный УГРО Хасавюрта. Но он ехал на встречу к бандитам с напутствием в кармане: через Хасавюрт не пройдет ни один человек, мы будем защищаться.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

7 вопросов 7 вопросов

7 вопросов Михаилу Гельфанду, ученому, о липовых диссертациях

Русский репортер, июль'19
Дай мне нежность Дай мне нежность

Мила Бойко стала Playmate не случайно. Нас привлекла ее харизма и ясность ума

Playboy, август'19
Ради чего идти на Фестиваль гастрономических развлечений Ради чего идти на Фестиваль гастрономических развлечений

Тако со звездой «Мишлена», титулованный рамен из Нью-Йорка, тайский стритфуд

Vogue, июль'19
Когда мне будет 55 Когда мне будет 55

Почему не принято говорить о зрелой женской сексуальности и почему это вредно

Glamour, август'19
Сама не своя Сама не своя

Вот нюанс: на того, кто тащит, можно и взвалить побольше

Добрые советы, август'19
Жизненно важный выбор Жизненно важный выбор

Как Росстат объясняет демографические пики

РБК, июль'19
Кто такая Алекса Деми и почему вам нужно увидеть ее в сериале «Эйфория» Кто такая Алекса Деми и почему вам нужно увидеть ее в сериале «Эйфория»

Актриса рассказала Vogue о работе над ролью и внутренних переживаниях

Vogue, июль'19
Лето в большом городе Лето в большом городе

Как провести отпуск в городе не хуже, чем на знаменитом курорте

Лиза, июль'19
«Наш ТЭК — нежизнеспособный гибрид» «Наш ТЭК — нежизнеспособный гибрид»

Что происходит на топливном рынке и чего ожидать потребителям

Огонёк, июль'19
Жители Орла, Казани и других городов — о любимых местах Жители Орла, Казани и других городов — о любимых местах

Местные жители рассказывают о местах, куда они первым делом ведут гостей города

РБК, июль'19
Научные революционеры Научные революционеры

Семь современных ученых, бросивших вызов общепринятым теориям

Русский репортер, июль'19
Лорд Фостер с берега Темзы Лорд Фостер с берега Темзы

Лондон, похоже, превращается в абсурдный стол для пикника

Караван историй, август'19
«Бедность — угроза качеству экономического роста» «Бедность — угроза качеству экономического роста»

Лилия Овчарова о том, что будет с нашей экономикой, если с бедностью не бороться

Эксперт, июль'19
Ты узнаешь ее из тысячи Ты узнаешь ее из тысячи

Какие признаки верно укажут на то, что мы во власти Амура

Psychologies, август'19
Правооблагатели Правооблагатели

Как некоммерческая организация Никиты Михалкова добывает немалые деньги

Огонёк, июль'19
Как это работает? Как это работает?

Стартапы, которые процветают в Америке и Европе, но до России пока не дошли

Cosmopolitan, август'19
Даты выхода всех фильмов и сериалов Marvel на ближайшие два года Даты выхода всех фильмов и сериалов Marvel на ближайшие два года

А также полный список супергероев нашего времени!

Maxim, июль'19
Женщины рассказали, чего они ждут от мужчин на свиданиях и в постели после Женщины рассказали, чего они ждут от мужчин на свиданиях и в постели после

Женщины рассказали о том, какие вещи будоражат их на свиданиях и в постели

Men’s Health, июль'19
Как перестать угождать другим и стать счастливой Как перестать угождать другим и стать счастливой

Придется менять образ мыслей — непросто, но того стоит

Vogue, июль'19
Haval F7. Чудеса бутафории Haval F7. Чудеса бутафории

Тест-драйв нового Haval F7

4x4 Club, июль'19
Силовики и технократы сели в одну лодку Силовики и технократы сели в одну лодку

Стартовало обучение нового потока кремлевской «школы губернаторов»

РБК, июль'19
Книжка с картинками: как учить английский по комиксам Книжка с картинками: как учить английский по комиксам

Почему комиксы могут быть лучше учебников и как учить по ним английский язык

Psychologies, июль'19
Зуб даем! Зуб даем!

Можно ли отложить некоторые косметологические процедуры, исправив прикус?

Cosmopolitan, август'19
Женщины займут кабины и палубы Женщины займут кабины и палубы

Минтруд значительно сократил список запрещенных для россиянок профессий

РБК, июль'19
Что смотреть в театрe в июле Что смотреть в театрe в июле

Главные спектакли, перформансы и чтения июля

Vogue, июль'19
Кто одет лучше: Том Холланд или Джейк Джилленхол? Кто одет лучше: Том Холланд или Джейк Джилленхол?

Пришло время Питеру Паркеру столкнуться с Мистерио и на стильном поле боя

GQ, июль'19
Виктория Тарасова: «Женская зависть страшнее атомной войны» Виктория Тарасова: «Женская зависть страшнее атомной войны»

Звезда «Глухаря» о предательстве, помощи детям и отношениях с невесткой

StarHit, июль'19
Клеточная терапия в домашних условиях Клеточная терапия в домашних условиях

Как откатить биологическое время и омолодить организм?

Story, август'19
Как правильно гладить кошку с точки зрения науки Как правильно гладить кошку с точки зрения науки

Современная наука на страже счастья человеческого! (и кошачьего)

Maxim, июль'19
Алена Апина: «Не умею быть артисткой вне сцены» Алена Апина: «Не умею быть артисткой вне сцены»

Певица призналась, какой мужчина ей понравится

StarHit, июль'19