Новый мир Джулиана Ассанжа

Что узнал и понял о Джулиане Ассанже «РР» за годы партнерства

Русский репортерОбщество

Новый мир Джулиана Ассанжа

Что узнал и понял о нем «РР» за годы партнерства

Текст: Виталий Лейбин

11 апреля британская полиция силой выволокла основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа из здания посольства Эквадора, где он скрывался с 2012 года. Уже в мае начинаются слушания о его экстрадиции в США. Западная публика уверена, что он русский агент, а у нас в свое время думали, что он агент Запада. Публике трудно поверить в то, что один человек может изменить глобальные тренды в медиа и политике. И главное, в то, что у людей могут быть настоящие убеждения.

— Я сомневаюсь, что вскоре наступит «оруэллианская» эра в ее классическом понимании. Можно ожидать более мягкого, модернизированного варианта «1984», — сказал Джулиан Ассанж в интервью «РР» в сентябре 2011-го; он тогда был еще под домашним арестом и не знал своей будущей судьбы (см. «У нас здесь своего рода линия фронта…», «РР» № 35 (213) от 8 сентября 2011 года). — Люди будут носить с собой телефоны с GPS-передатчиками и вполне добровольно размещать всевозможную информацию о себе на популярных сетевых ресурсах. Философы и редкие либертарианцы могут сколько угодно рассуждать о степенях свободы, праве на тайну частной жизни или о личном пространстве «старого» и «нового» времени, но эти отвлеченные категории мало кого интересуют.

Джулиан Ассанж вызывает необъяснимую злобу и ненависть множества людей.

— Я думаю, что Ассанжа на самом деле надо убить, — заявлял девять лет назад бывший советник премьер-министра Канады Том Флэнаган. Призыв к расправе тогда повторила и республиканка Сара Пэйлин. Хиллари Клинтон, демократка, ей вторила: Ассанж «наносит удар не только по интересам американской внешней политики, но и по всему международному сообществу». И сейчас даже либеральные общественные деятели и журналисты, которые вроде бы должны выступать за свободу информации и против политических преследований, дружно одобряют арест Ассанжа.

После ареста все увидели, что Джулиан Ассанж заметно постарел. В последнее время жизнь в эквадорском посольстве была пыткой

В 2010 году «РР» стал первым в России партнером WikiLeaks — другие медиа поначалу отказались, чего-то опасаясь. «Либеральные» и «прокремлевские» упреки в наш адрес сводились к тому, что либо сам WikiLeaks, либо «РР» якобы фальсифицирует документы в угоду той или иной позиции. Обеим сторонам видится заговор — расходятся они только в оценке его направления. Так, Юлия Латынина на «Эхе Москвы», ссылаясь на мнение Андрея Илларионова, предполагала, что «статья в “Русском репортере” является частью новой кампании по дезинформации». Государственные СМИ подозревали, что Ассанжа готовят к настоящему «сливу», который будет направлен против России.

Те и другие элиты боятся всего несистемного, когда непонятен источник угрозы. Никто не мог поверить, что небольшая группа романтиков могла настолько изменить историю. Сейчас уже глупо говорить, что Ассанж готовил компромат на Россию; скоро будет очевидным, что так же глупо говорить, будто он работал на Россию.

Знакомство

С Джулианом Ассанжем «РР» познакомил шведский журналист-расследователь Иоханнес Вальстрём. Он отлично говорит по-русски и сам пришел в нашу редакцию в 2010 году, наткнувшись на наши репортажи, чтобы обсудить совместные темы и проекты. Потом он пригласил нас на журналистскую конференцию в Швецию, а мы хотели заодно сделать какой-то интересный материал. Самым интересным в Швеции тогда оказался, на наш взгляд, Джулиан Ассанж; к тому же он — неожиданно для нас — оказался другом Вальстрёма.

В конце интервью Ассанж даже легко взломал сеть, припомнив свое хакерское прошлое.

Дмитрий Великовский (который тогда поехал от «РР» в Швецию и впоследствии вместе с автором этой статьи занимался материалами WikiLeaks) не успел спрятать диктофон после интервью, а Джулиан уже сидел перед ноутбуком.

— Ужасно медленная у тебя сеть, — заметил он хозяину квартиры.

— Уж какая есть, — парировал тот, — от других я паролей не знаю.

— Ну-ка, сейчас поглядим. — Джулиан изучил список беспроводных сетей, бормоча под нос: — Тут сложный ключ, минут двадцать займет, да и софта у меня с собой нет… Тут то же самое… О! А вот тут за пару минут можно подобрать!

Дмитрий Великовский тогда увидел Ассанжа «в бою»: «Внезапно Джулиан стал похож на пианиста: сгорбленная фигура на табуретке, напряженное лицо, пальцы скачут по клавишам».

— Так-то гораздо лучше, — секунд через сорок он подобрал пароль и улыбнулся.

— Думал, такое только в кино бывает, — сказал Великовский.

— Бывает и в кино, — не поворачивая головы, отозвался Ассанж.

Это было еще до самых громких сливов, только-только прогремело видео из Ирака. Ассанж еще не знал, что про него и вправду снимут настоящее голливудское кино, правда, по книге предавшего его друга Даниэля Домшайта-Берга, обвинившего Ассанжа в сектантстве и вождизме.

В 2010 году нас тоже интересовали его мотивы и ценности — и, если говорить достаточно долго, то хороший интервьюер чувствует, когда врут и недоговаривают.

По тогдашнему интервью (см. «Удар из пустоты», «РР» № 43 (171) от 4 ноября 2010 года) уже можно было понять, что он очень искренен. Настолько, что не скрывает того, что мог бы и скрыть: подробностей хакерского прошлого, огромных личных амбиций и веры в свою звезду. Он радовался тому, как может влиять на целые страны:

— В Кении в 2007 году мы с помощью всего одного документа о коррупции повлияли на президентские выборы — рейтинг президента Кибаки упал на 10%!

Тогда Ассанж и не думал, что будет бороться против американского истеблишмента в первую очередь; он прямо говорил, что в несвободных странах шанс что-то изменить больше — как в Кении. И Россию он в общем относил к этой категории. Мечтал о сливах из России и был несколько разочарован тем, что они не появляются:

— У нас в проекте даже русскоговорящие люди есть. Но нам практически ничего не присылают… Я люблю говорить: «Храбрость заразна». Но она заразна локально. Часто для того, чтобы начались утечки, должен найтись смельчак именно из этой страны.

Для многих левых Ассанж — святой лидер протеста против системы

В то время он думал, что WikiLeaks полезнее в несвободных странах, но врагом, конечно, уже тогда считал мировую элиту — то есть американскую. Тогда было еще неприлично говорить о «руке США» в мировой политике — подобные высказывания считались теорией заговора (это сейчас нормально верить даже в мифическую вездесущую руку Кремля). Но Ассанж не стеснялся и этого и о своих убеждениях говорил прямо. Он объяснил, как из хакера превратился в общественного борца:

— При помощи чего обычный человек может сказать «нет» власти, сверхдержаве? — говорил он. — При помощи математики. Конкретнее — криптографии. Ты можешь зашифровать свой разговор с другом так, что, сколько бы ресурсов ни было у сверхдержавы, она никогда не сможет узнать его содержание… У меня есть миссия, которую я пытаюсь выполнить… Сделать цивилизацию более справедливой и умной. Для этого нужно, чтобы знания стало больше.

Депеши

Уже в конце 2010 года WikiLeaks начал публиковать фрагменты громадного слива — собрания из 251 288 конфиденциальных и секретных документов дипломатических служб США по всему миру. «РР» стал разбираться с русской частью досье, а потом и с другими частями.

Напряжение было нешуточным; в некоторых странах случились крупные отставки и даже революции (как в Тунисе), во многом в результате опубликования депеш.

Первые сообщения о России в WikiLeaks были, мягко говоря, нелицеприятными. Книга, которую авторы «РР» написали по горячим следам, называлась «WikiLeaks: компромат на Россию» (правда, редакторы «Эксмо» забыли поставить копирайт авторов, сославшись на «РР» только в тексте анонса). Чего только не было в русском досье! И дипломатические объектовки на Сечина, Суркова, Чубайса, Ковальчука — почти на всю элиту, и конкретные обвинения. Так, тогдашний генеральный консул США Мери Крюгер написала депешу со ссылкой на американского профессора, связанного с Высшей школой менеджмента (ВШМ) Санкт-Петербургского государственного университета: вице-губернатор Юрий Молчанов «является коррупционером, использующим свое положение в правительстве города в интересах своей строительной компании».

Еще интереснее зарисовки в колониальном стиле, например литературный шедевр посольства США о нравах северокавказской элиты: «Среди них были политики и олигархи всех видов — от худышек до представителей Юрского периода <…> там же был Ваха (пьяный борец), ингушские парламентарии, член Совета Федерации, он же нанофизик, читающий лекции в Кремниевой долине, и двоюродный брат Гаджи по имени Исмаил Алибеков, подводника, капитана первого ранга, который теперь служит в Генеральном штабе в Москве».

Впоследствии мы даже со ссылкой на WikiLeaks написали, что генеральный прокурор Юрий Чайка, возможно, является информатором частной американской разведки. И каждый раз с мрачным восторгом просчитывали, что нам будет за очередную публикацию в этом духе. Ничего плохого, кстати, не последовало. И у нас не было цели кого-то специально разоблачить или свергнуть — мы хотели правды (желательно в трогательных репортажных деталях) о том, как устроен мир.

Правда оказалась в том, что слив депеш, конечно, рассказывает о нравах авторитарных режимов и о коррупции по всему миру, но главное в нем — это жесткие ребра американской внешней политики и доминирования.

— Во многих странах специфические инструменты американской дипломатии используются очень и очень жестко. Это особенно заметно на примере небольших стран, там дипломатические депеши описывают все прямо, без обиняков, — сказал нам тогда Ассанж. Действительно, тогдашний госсекретарь Хиллари Клинтон в 2011 году отправилась в центральноазиатское турне, которое должно было минимизировать ущерб сливов. В Киргизии Клинтон выразила удовольствие «развитием демократии в республике», только что пережившей очередную «революцию» и резню в Оше. В ответ тогдашний президент Киргизии Роза Отунбаева заявила, что «та демократия, которой сейчас славится Киргизия, говорит об определенной заслуге США». Мы еще тогда не приступили к публикации интереснейшего «киргизского досье», в котором подробно описаны заслуги США перед киргизской демократией. «Отунбаева чрезвычайно подавлена, смотрит на происходящее во многом со стороны. Мы очень мало доверяем ее информации и еще меньше — ее анализу», — писала в своих отчетах о встрече с киргизской оппозицией тогдашний посол США в Киргизии Татьяна Гфеллер. США до конца поддерживали режим Бакиева и связи с его ненасытным сыном Максимом, хотя знали о коррупции и прочих преступлениях.

16 апреля, Эквадор, Кито. Демонстрации протеста против выдачи Джулиана Ассанжа

А в секретной директиве от 28 января 2010 года Хиллари Клинтон потребовала от дипломатов составить подробный компромат на Берлускони в связи с отношениями с Россией: «1. Пожалуйста, предоставьте любую информацию относительно личных взаимоотношений российского премьера Владимира Путина и итальянского премьера Сильвио Берлускони. <…> Клинтон».

В депешах можно найти упоминания и о том, как Курт Волкер, нынешний спецпредставитель США по Украине, после грузино-осетинского конфликта давил (и продавил) европейцев на полную поддержку Грузии в НАТО; как Джон Теффт наблюдал «Грады» на пути в Осетию; как в посольство США на Украине приходили за одобрением все — от Януковича до Ющенко.

И каждый раз мы получали и публиковали документы, во-первых, подлинные, во-вторых, несортированные, в-третьих, без цензуры.

Подделки

В 2011 году «РР» уже с удивлением обнаружил, что как раз западные коллеги цензуруют, весьма пристрастно отбирают и идеологически направляют депеши, полученные по соглашению с WikiLeaks. А впоследствии они еще и приняли участие в травле Ассанжа, на котором заработали кучу трафика.

Доходило до смешного. Оригинальный текст депеши о коррупции в Казахстане выглядел так: «...Рыночная экономика означает капитализм, это значит большие деньги, это значит большие откаты для тех, кто имеет хорошие связи». А «Гардиан» сокращает: «…Рыночная экономика означает капитализм, это значит большие деньги…» Сокращена вся депеша, которая вдруг становится антироссийской и антигазпромовской, хотя речь в ней идет о коррупции, в которой замешаны западные компании в Казахстане. «До начала ужина Иденов “рычал в свой мобильник” на Марка Роулинга, директора компании British Gas (BG) по Казахстану, [который] до сих пор заигрывает с Джеймсом Гиффином из банка “Меркатор”, пресловутым пробивным посредником с американским гражданством, которому предъявлены обвинения в крупномасштабном взяточничестве в процессе нефтяных сделок 1990-х и чье дело до сих пор тянется в суде южного округа Нью-Йорка. Иденов сказал ему: “Марк, перестань валять дурака! Перестань испытывать судьбу! Перестань связываться с преступником, которому предъявлены обвинения!”» Впрочем, впоследствии американский гражданин Джеймс Гиффин был практически оправдан в США, поскольку взятки, данные им казахстанским чиновникам, как выяснилось на суде, были санкционированы ЦРУ.

За редактуру депеш в «Гардиан» отвечал Люк Хардинг; он давал броские заголовки (например, «Россия — мафиозное государство»), а, скажем, разговор американского дипломата с Алексеем Навальным отредактировал так, что Навальный и его весьма общие соображения исчезли — остались только «Гунвор» и «кремлевская коррупция» как факт.

Редактор газеты The New York Times Билл Келлер опубликовал статью под названием «Как мы работали с Ассанжем и с секретами WikiLeaks», где прямо признался, что согласовывал цензуру депеш с властями США. «Все понимали, что дипломатическая переписка — вещь куда более взрывоопасная, чем данные о войне в Афганистане или Ираке. Поэтому глава вашингтонского отделения The New York Times Дин Бакет заранее предупредил Белый дом о готовящихся материалах. Через несколько дней его с двумя коллегами пригласили “в комнату без окон в госдепе США, где их встретила неулыбчивая группа людей”».

В сравнении с этим российская свобода слова, нападки на которую мы справедливо и часто критикуем, оказалась свободнее. Может быть, потому, что наши публикации представляют меньшую угрозу для элит.

В 2013 году Иоханнес Вальстрём выпустил документальный фильм «Медиастан», в съемках которого участвовал и корреспондент «РР» Дмитрий Великовский. Команда фильма проехала Казахстан, Киргизию, Туркмению, Таджикистан и после многих приключений заехала в Афганистан, везде пытаясь найти журналистов, которые осмелились бы публиковать в своих изданиях депеши WikiLeaks. В итоге никто не решился, а главред туркменской официальной газеты, которая обязана каждый день публиковать портрет Туркменбаши на первой полосе, трогательно признался, что в молодости был прытким, интересовался политикой, а сейчас его интересуют только прекрасные фотографии природы. После этого путешествия Вальстрём сделал интервью с редакторами The Guardian и The New York Times о том, почему их редакционная политика в случае WikiLeaks так похожа на цензуру, — и выглядели они не сильно лучше туркменского коллеги. Получился фильм про то, что мировая система лжи Медиастан охватывает и Восток, и Запад.

Конечно, западным журналистам можно больше; в том, что касается профессионализма и смелости, они часто работают на высочайшем уровне — но, увы, не по темам, затрагивающим реальные интересы элит. Великих и свободных журналистов много, но редакторам, как стало понятно, нельзя выйти за пределы идеологического «консенсуса».

Многие были взволнованы судьбой кота Ассанжа. Wikileaks опубликовал видео, из которого следует, что котик спасен из посольства и в безопасности

Угроза

В 2012 году мы вместе с WikiLeaks разбирались с русской частью сливов из американской разведывательной компании Stratfor. Именно тогда пресс-служба Генпрокуратуры назвала «бредом сивой кобылы» информацию «РР» о связях Юрия Чайки с Лорен Гудрич, представителем Stratfor в СНГ (см. «Чайка по имени Лорен Гудрич», «РР» № 18 (247) от 10 мая 2012 года). Мы несколько месяцев кропотливо разбирались в этой теме (шутка ли — генпрокурор). Были готовы к любому исходу. Сначала мы думали, что разоблачим генпрокурора, а оказалось, что разоблачили Stratfor.

Это признак того, какой чистый случай WikiLeaks; мы заранее не знали, что получим, поэтому рисковали. Все другие сливы последних лет не обладают, кажется, такой чистотой и честностью правил игры.

«РР» выяснил, что Лорен Гудрич годами врала своей конторе, а Stratfor — своим подписчикам, среди которых государственные органы США и крупные частные компании. Там было столько вранья и постмодернистской игры, что роман Грэма Грина «Наш человек в Гаване» кажется почти документальным.

Когда Гудрич поймали на вранье внутри Stratfor (такие письма тоже нашлись в сливе в конце концов), ее даже не уволили из компании, потому что она была очень полезна. Надо полагать, в России. Глава этой конторы Джордж Фридам писал Гудрич: «Я пытался объяснить Питеру, насколько ты ценна, несмотря ни на что. <…> И да, ты чокнутая, но ты очень ценна». Та ответила шефу: «Не беспокойся. Согласна, что я сертифицировано-чокнутая. Но это Россия сделала меня такой».

Мы перевели свое расследование Stratfor на английский, переслали западным коллегам. Никто не то что не процитировал — даже не стал перепроверять наши данные, не просил исходников. И до сих пор Stratfor даже в России любят цитировать. Зачем нужна правда, если умеешь правильно говорить то, что хотят услышать?

Но Джулиан Ассанж отмечал в интервью «РР», что мировая система лжи не обязательно победит, и уж сам он — точно пример того, что даже один человек может выступить против всей системы.

— Не стоит забывать, что любые попытки контроля над обществом вызывают ответное противодействие граждан, — утверждал он. — Так что существует вероятность того, что вовсе не государство усилит свое влияние на жизнь людей, а наоборот. Для элиты нет более дисциплинирующего фактора, чем латентное предреволюционное состояние общества.

Wikileaks: удар по мировой системе лжи

Йоханнес Вальтстрём, журналист-расследователь и документалист

История началась ровно девять лет назад. В апреле 2010 года был опубликован первый интернациональный слив Wikileaks — видео, на котором американские военные в Ираке с вертолета «Апачи» расстреляли двух журналистов «Рейтерс» и других мирных жителей, весело комментируя это действо, как будто они играют в компьютерную стрелялку, а не убивают людей. За день видео посмотрело 6 миллионов человек, об этом сообщили ведущие мировые медиа — тогда еще не было такой жесткой цензуры, как сейчас.

Wikileaks не первым получил слив этого видео. Оно датируется июлем 2007 года и спустя некоторое время попало в газету «Вашингтон Пост», которая отказалась его публиковать. Только когда этот слив опубликовал Wikileaks, он стал известен общественности.

Wikileaks возник ниоткуда и сразу же изменил мир. Уже в 2010 году были обнародованы афганское и иракское досье (крупнейший слив военных секретов за всю историю), в которых документирована массовая гибель мирных граждан от действий американских военных и частных военных компаний. В конце 2010 года Wikileaks опубликовал сотни тысяч дипломатических депеш, дающих картину нравов и методов американской дипломатии.

Пока на сайте Wikileaks появлялись документы из Сомали, Швейцарии и других стран, мировой истеблишмент не рассматривал его как важнейшую угрозу; именно американские сливы спровоцировали войну.

Война против Wikileaks поначалу велась за моральное превосходство. Кто на стороне добра — Wikileaks или его противники? Официальные представители США и лояльная пресса говорили о том, что сливы могли поставить под угрозу жизни упомянутых в них людей, но, несмотря на явную заинтересованность, ни одного подобного примера за девять лет приведено не было. Джулиана Ассанжа и его сторонников обвиняли и в личных грехах — в расизме, антисемитизме, работе на Россию. Главным моральным ударом должно было послужить уголовное дело, заведенное на него в Швеции в связи с якобы совершенными сексуальными преступлениями. Все эти годы критики Ассанжа говорили о том, что нет и в помине никакого покушения на свободу слова, свободу информации, речь не идет о политических преследованиях, — все дело в том, что Джулиан неподобающе обращается с девушками.

И что в итоге? На момент ареста Ассанжа в посольстве Эквадора в Лондоне 11 апреля уголовное дело уже было закрыто, зато начался процесс о его экстрадиции в США, где его обвиняют именно в публикациях Wikileaks. То есть никто уже не пытается прикрыть этот позор. В вину Ассанжу ставят именно публикации, неудобные элитам, и это даже не маскируется этическими аргументами. При этом множество людей, включая журналистов — тех, кто еще недавно стоял на позициях правды и защиты прав человека, — открыто одобряют арест.

Похоже, это самый серьезный слом мировой системы медиа за 75 лет. Во всяком случае, это конец той журналистики, которую ныне действующие профессионалы знали на протяжении своей жизни.

Современная журналистика родилась после Второй мировой войны в результате осмысления свершившейся катастрофы. Идеи свободы слова и ценности человеческой жизни стали всеобщими — даже самым жестким режимам приходилось маскировать цензуру и презрение к жизни и достоинству людей, а некоторые страны достигли высокой степени свободы слова. Никто не оспаривал тот факт, что свобода информации — важнейшее благо.

И вот сейчас общество приветствует репрессии против человека, который открыл миру правду. Мы вернулись в практику старой Realpolitik: никакого снисхождения к врагам, «кто не с нами, тот против нас». Для того чтобы одобрить репрессии, достаточно сказать, что Ассанж — агент Кремля. И все, никаких моральных угрызений.

Маленькая страна Эквадор, которая ведет активную торговлю с США, все же пыталась проявить свободу воли и достоинство и при предыдущем президенте дала убежище Джулиану Ассанжу в своем посольстве в Лондоне. Но в конце концов Эквадор сломали. Это произошло открыто и без стеснений.

Мы наблюдаем радикальную смену правил игры в мировой системе. Теперь котируются не правда и открытость, а только то, поддерживаешь ли ты сильных, насколько ты на «правильной» стороне истории.

Так, например, уже и в Королевстве Швеция начал строиться режим цензуры с черными списками в СМИ. Известные свободные репортеры-расследователи вытесняются из редакций и заменяются функционерами, которые поддерживают мейнстрим по всем острым вопросам. Главные газеты и телеканалы теперь отличаются завидным единодушием.

Сразу после ареста Джулиана Ассанжа ко мне обратились за комментариями из трех редакций шведских телеканалов. Но вскоре перезвонили и сказали, что мои интервью не выйдут, поскольку запрещены «сверху». Такого проявления цензуры я прежде не наблюдал — по крайней мере, в Швеции.

А ведь когда Джулиан Ассанж искал, где строить базу Wikileaks, именно я был одним из тех, кто советовал ему Швецию как страну с сильными традициями свободы слова, судов, защиты прав граждан. Он и вправду много времени проводил в Швеции, но, увы, именно здесь на него завели сомнительное уголовное дело.

Последний раз я видел Джулиана в конце 2017 года, когда помогал готовить интервью Владимира Познера с ним. Ассанж, конечно, постарел. Он не видел солнца на протяжении семи лет. Но был, как всегда, вполне в форме и готов к бою.

Что касается обвинений в работе на Россию, это, конечно, просто конъюнктура. Раньше, чтобы уничтожить человека, вывести его за рамки приличного общества, нужно было объявить, что он антисемит, потом — гомофоб. Это уже не в тренде, теперь универсальное обвинение — русский агент.

Конечно, никто на самом деле не верит ни в русскую угрозу, ни во всемогущество русских хакеров. Если говорить о взломе почты Демократической партии в 2016 году (в чем принято обвинять русских), анализ технической информации дает возможность предположить: скорее всего, имела место не удаленная кража, а скачивание на носитель прямо из офиса партии. И тогда возникает гораздо более правдоподобная гипотеза. В Демократической партии всегда были искренние люди, активисты, которые бесплатно, на волонтерских началах работали на партию, веря в свои идеалы и в своего кандидата Берни Сандерса. Когда они поняли, что руководство партии нечестно играет против Сандерса, то могли попробовать раздобыть доказательства махинаций.

Это вполне в традиции американской политики — сливы и пресса часто играли в ней большую роль. И я почти уверен, что слив сначала передали в крупнейшие газеты, «Нью Йорк Таймс» или «Вашингтон Пост», как было со знаменитым видео Wikileaks из Ирака. Но те отказались публиковать материал.

В случае с письмами Демократической партии, как и во многих других случаях, Wikileaks выступил «публикатором последней надежды». То есть источником, сообщающим правду в условиях, когда никто другой сделать этого не может или не хочет.

Экстрадиция Джулиана Ассанжа в США, конечно, не оставляет надежд на справедливое и открытое разбирательство. Вероятный источник сливов, Челси Мэннинг, снова под стражей; дела рассматривались даже не судьями, а сначала военными, потом прокурорами, в секретном режиме под присмотром ЦРУ.

Но, что бы ни было дальше, ясно, что Джулиан Ассанж — боец, который вместе с небольшой командой единомышленников показал слабость и уязвимость мировой системы лжи.

Иоханнес Вальстрём

Фотографии: Kirsty Wigglesworth/AP/TASS; PA Wire/PA Images/TASS; Herder3/CC BY-SA 3.0; JOSE JACOME/EPA/TASS; Yui Mok/FA Bobo/ PIXSELL/PA Images/TASS; из личного архива Иоханнеса Вальстрём

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Неподкупный и безжалостный Неподкупный и безжалостный

Основоположником идейного террора можно считать Робеспьера

Дилетант, август'19
Может ли MSI GS75 Stealth заменить десктоп? Обзор игрового ноутбука Может ли MSI GS75 Stealth заменить десктоп? Обзор игрового ноутбука

Оцениваем игровой ноутбук GS75 Stealth

Популярная механика, апрель'19
Гуттаперчевый мальчик Гуттаперчевый мальчик

Главный комик страны Александр Гудков высмеивает легендарные обложки Esquire

Esquire, апрель'19
Хорошо добытое старое Хорошо добытое старое

Четыре владелицы винтажных магазинов — о моде прошлых десятилетий

Vogue, май'19
Свидетели Зеленского Свидетели Зеленского

Почему Майдан — это происки Голливуда

Русский репортер, апрель'19
5 лучших брендов в России 5 лучших брендов в России

Впервые для России составлен список лучших торговых марок

Forbes, апрель'19
Когда друг бросает вызов смерти Когда друг бросает вызов смерти

Алекс Хоннолд поднялся на скалу Эль-Капитан в Йосемитском парке без страховки

National Geographic, ноябрь'18
Большая розница. Почему выдача потребительских кредитов затормозится? Большая розница. Почему выдача потребительских кредитов затормозится?

Прирост объемов потребительских кредитов идет впереди роста доходов населения

Forbes, апрель'19
Кремниевая долина взрослеет? Кремниевая долина взрослеет?

У Кремниевой долины в моде новые слова: ответственность и сопереживание

National Geographic, февраль'19
Собиратель великих мгновений Собиратель великих мгновений

Он был чудаком, виртуозным автором литографий в духе русского лубка

Story, май'19
Текстильная революция по госзаказу Текстильная революция по госзаказу

Развитие производства высокотехнологичного текстиля — основной тренд

Эксперт, апрель'19
Как научиться принимать лучшие решения Как научиться принимать лучшие решения

Узнай, как твой мозг делает выбор за тебя, и научись с ним договариваться

Cosmopolitan, апрель'19
Выбираем самый лучший лаунчер для Android: подборка CHIP Выбираем самый лучший лаунчер для Android: подборка CHIP

В этой статье поговорим о лаунчерах - настраиваемых графических оболочках

CHIP, апрель'19
Как “Мстители” изменили кинематограф? 10 конкретных примеров Как “Мстители” изменили кинематограф? 10 конкретных примеров

Как “Мстители” изменили — ни много ни мало — весь современный кинематограф

Esquire, апрель'19
Революция ADAS Революция ADAS

Отныне Quattroruote будет оценивать функциональность ассистентов водителя

Quattroruote, май'19
Смогут ли российские сенаторы вылечить бизнес? Смогут ли российские сенаторы вылечить бизнес?

В Совете Федерации зародилась идея создать Центр санации бизнеса (ЦСБ)

Forbes, апрель'19
«Грустно видеть, как горит часть нас». Что известно о пожаре в Соборе Парижской Богоматери «Грустно видеть, как горит часть нас». Что известно о пожаре в Соборе Парижской Богоматери

Власти Франции пока не делают однозначных выводов о причинах пожара в Нотр-Даме

Forbes, апрель'19
Игры кончились Игры кончились

Кит Харингтон рассказал GQ, за что ненавидит сериал, сделавший его знаменитым

GQ, май'19
3 крупнейших скандала, связанных с несоблюдением кибергигиены 3 крупнейших скандала, связанных с несоблюдением кибергигиены

Интересные скандалы, связанных с нарушением правил пользования Интернетом

Популярная механика, апрель'19
Наталья Догадина о своем бутике Rehabshop, работе байером и модных правилах Наталья Догадина о своем бутике Rehabshop, работе байером и модных правилах

Наталья Догадина о внутренней кухне своего бренда и с чего все начиналось

Vogue, апрель'19
Мы что-то упускаем Мы что-то упускаем

Что такое «синдром упущенной выгоды»

Добрые советы, май'19
Олимпийский резерв Олимпийский резерв

В Афины стоит ехать за современным искусством и дизайнерскими магазинчиками

AD, май'19
Особый взгляд Особый взгляд

В этом году на Биеннале в Венеции как никогда мощное представительство женщин

Vogue, май'19
Легенды Британии Легенды Британии

Автомобили Land Rover Discovery обросли огромным количеством мифов и слухов

4x4 Club, май'19
Путин поручил правительству и ФСБ разобраться с теневым оборотом наличных на рынках Путин поручил правительству и ФСБ разобраться с теневым оборотом наличных на рынках

Путин поручил правительству проработать меры борьбы с теневым оборотом наличных

Forbes, апрель'19
К кому на Каму К кому на Каму

Хореограф Алексей Мирошниченко превращает Пермь в новую Мекку для балетоманов

Vogue, май'19
Финал близко: где смотреть «Игру престолов» 8 сезон онлайн? Финал близко: где смотреть «Игру престолов» 8 сезон онлайн?

Фанаты легендарного сериала ликуют: стартовал восьмой сезон «Игры престолов»!

CHIP, апрель'19
Кругосветное путешествие Алексея Камерзанова. Эфиопия Кругосветное путешествие Алексея Камерзанова. Эфиопия

В моём сознании эта страна была скрыта где-то в африканских глубинах

4x4 Club, январь'19
Гаджеты – это новая форма близости Гаджеты – это новая форма близости

Гаджеты не могут быть причиной конфликтов в семье

Psychologies, май'19
«Пусть лучше буду битый, нежели мятый внутри» «Пусть лучше буду битый, нежели мятый внутри»

Интервью с актером Александром Горбатовым

OK!, апрель'19